авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Евразийская идеократия и государственно-правовое учение в.с. соловьёва

-- [ Страница 3 ] --

Положение начинает меняться после принятия христианства. Житие святых Бориса и Глеба, иные предания о великомучениках, Поучение Владимира Мономаха – все эти письменные памятники отражают изменения, происходившие в народном сознании. Подвиги силы уступают место подвигам страдания за веру и отечество. Мученическая смерть, следование примеру Христа рассматривались в качестве наилучшего служения Правде и Богу. Монгольское завоевание способствовало ещё большему усилению религиозного чувства и национальному сплочению.

Первоначально русское самодержавие, согласно рассуждениям М.В. Шахматова, не имело ничего общего с европейским абсолютизмом и означало только единство власти на всей территории Руси. Царю вменялось в обязанность учитывать мнение Земских соборов, Думы и иных совещательных органов, но обязанность эта не была закреплена в каком-либо официальном документе, являясь исключительно нравственной. Государство понималось, прежде всего, как союз людей, что выдвигало на первый план социальное общение. Власть, в соответствии со взглядами древнерусских летописцев и религиозных деятелей, призвана способствовать нравственному совершенствованию и спасению людей для загробной жизни. Население Московской Руси второй половины XV века (времени её расцвета) жило представлением о происхождении монархической власти от Бога: народ подчиняется Государю, а он – Воле Божией. Дальнейшее более тесное соприкосновение с европейской цивилизацией исказило отношения между властью и народом, постепенно заменив нравственные переживания долга юридическими связями в их ограниченном понимании.

«Государство правды» всегда оказывалось чуждым любым проявлениям национализма, что объясняется особенностями его исторического формирования и христианскими идеалами всеобщей любви, которыми проникнуто всё его существование и функционирование. Самая важная особенность этого идеала состоит в господстве Православия на всей территории страны. М.В. Шахматов отмечал в качестве одной из главных творческих задач, требующих возможно быстрого разрешения, – преодоление церковного раскола и восстановление духовного единства всей русской нации.

Н.Н. Алексеев иначе выразил сущность евразийского государственного идеала. По его мнению, в гарантийном государстве должны быть последовательно проведены в жизнь ряд базовых принципов, которые наряду с постоянством государственной идеи определяют статику государственных отношений. Исходными началами новой общественной организации являются:

1) принцип материальной интенсификации жизни (основная задача – ликвидация бедности, которая может быть решена через усовершенствование материально-технической базы социальной жизни и системы распределения, осуществление мероприятий, направленных на количественное увеличение среднего класса);

2) принцип подчинённой экономики (организация государством «прибавочного труда», доходы от которого будут направлены на культурное строительство);

3) принцип положительной свободы (свобода выбора индивидом культурных благ, близких и необходимых ему из множества гарантированных государством);

4) принцип организации культуры как сверхнационального целого на многонациональной основе;

5) принцип демотизма (направленность государственных мероприятий на вовлечение большинства людей в процесс активного преобразования действительности).

Кроме постоянства положительных принципов государственной политики и питающей её идеи стабильность общественного целого поддерживается единством ведущего слоя (особой касты людей, способной к решению вопросов государственного управления), формирующего правящую группу. Единство достигается благодаря внедрению в сознание каждого нового поколения членов правящей элиты основополагающих начал государственного строительства (преемственность сакральной традиции), выраженных непосредственно в идее-правительнице, закреплённой в конституции данной страны. Сама руководящая идея отражает богатство общенациональной культуры и исторический опыт общественного развития.

Динамический элемент формы государства также необходим. Его выражением являются органы, формирующиеся на основе народного представительства (демократическая процедура образования) – советы. Такие учреждения обеспечивают учёт существующих в обществе предпочтений и требований, всё многообразие действительной социальной жизни. Однако предполагалось, что население непосредственно будет избирать только низшее звено всей системы – точной копии существовавшей в то время в СССР. От принципа разделения властей также следовало отказаться. В целом, задача нахождения оптимального сочетания в государстве динамических и статических элементов сложна и вариант её решения, предложенный сторонниками демократии, не рассматривался евразийцами как удовлетворительный.

В третьем параграфе «Правовая доктрина евразийства» рассматривается существо правовых взглядов Н.Н. Алексеева: именно он, специально занимаясь вопросами юридической теории в евразийстве, оставил наиболее полное её изложение в своих работах.

В работе «Основы философии права» Н.Н. Алексеев использовал феноменологический метод для того, чтобы отыскать первичные элементы, которые позволили бы безошибочно определять какое-либо явление как исключительно правовое, отделив в то же самое время от права всё остальное и чуждое ему. Особенно правовед стремился разграничить правовую и нравственную сферы. Итогом этого исследования оказалась схема, в которой философ выделил три составляющих правовой структуры:

1) деятель, усматривающий ценности посредством актов признания;

2) правовые ценности;

3) предикаты, характеризующие то, как соотносятся ценности между собой и деятелем.

Для решения поставленных исследовательских задач и в соответствии со структурой права Н.Н. Алексеев намеревался разработать юридическую аксиологию. Согласно его представлениям, ценности, существующие достаточно обособлено от человека, некоторым образом упорядочены: они располагаются иерархически и места определяются исходя из их достоинства. Идеальное соотношение положительных ценностей философ называл «божественной иерархией» и отмечал, что оно соответствует идее справедливости. Последнюю необходимо отличать от справедливости в качестве личной добродетели.

Н.Н. Алексеев рассчитывал создать теорию права, полностью свободную от влияния религии и нравственности, но соотношение ценностей устанавливается либо Богом, либо человеком. Утверждая связь между правом и некоторой системой ценностей как необходимую, Н.Н. Алексеев отмечал при этом, что правильное соотношение ценностей в этой системе соответствует идее справедливости, поэтому право связано, в конечном итоге, с идеей справедливости. Но сама справедливость в данном случае означает лишь правильное расположение элементов внутри системы, т.е. является качественным признаком такой системы.

Между тем, ценности, о которых рассуждал правовед, суть ценности нравственные, то же можно сказать и об идее справедливости, связанной с распределением благ или упорядочением какого-либо содержания. Именно справедливость как сверхличную ценность Н.Н. Алексеев признавал главным положением своей философии права.

В целях объяснения существа демотии Н.Н. Алексеев предложил новую классификацию правоотношений, разделив их на односторонние и многосторонние. В многосторонних правоотношениях возможны либо чисто внешние связи, либо органическое сочетание правомочий и обязанностей.

Органическое соединение правомочий и обязанностей Н.Н. Алексеев обозначил как «правообязанность». Одним из примеров подобного идеального сочетания является понятие компетенции должностного лица либо государственного органа. Тот тип правоотношений, когда правообязанности одной стороны корреспондирует правообязанность другой, мыслился учёным как идеальный. Именно его он считал основой наилучшей государственности: правящий слой, осознающий принадлежащие ему права как долг перед обществом, как ответственное служение, и граждане, не противостоящие государству, повинующиеся «не за страх, но за совесть».

В «правообязанности» правомочие и обязанность сливаются до почти полной неразличимости, тем самым мыслитель сам оспаривал двойственную атрибутивно-императивную природу права, в которой он видел главное его отличие от нравственных предписаний.

Следует отметить, что правопонимание Н.Н. Алексеева целиком основывалось на западноевропейской философии, подтверждает это и использование феноменологического метода, и обращение к аксиологии, при изучении которой он пользовался работами Ф. Брентано, М. Шелера, О. Крауса и других учёных.

В действительности, правопонимание Н.Н. Алексеева оказалось чуждым и Православию, и воззрениям протопопа Аввакума, Ф.М. Достоевского, а также философии славянофилов. Единственная подлинно русская идея правды-справедливости, которую использовал учёный в своей концепции, трактовалась им в традиции немецкой философской школы как идея порядка и исключительно внешнее соотношение ценностей. Стремление Н.Н. Алексеева разделить право и нравственность привело его к тому, что ценности, с которыми он всё же вынужден был связать право, утверждались произвольно и их иерархический порядок объяснялся только субъективными ощущениями автора этой системы. По этой причине Н.Н. Алексеева нельзя рассматривать в качестве разработчика проекта правового государства, соответствовавшего национальным традициям и лишённого всех недостатков, свойственных западноевропейской теории, так как одним из ключевых положений концепции правового государства является принцип верховенства права, который предполагает оценку действующего в стране законодательства, а критерий оценки оказался потерянным в упомянутой философской системе.

Третья глава работы «Идеал свободной общинности В.С. Соловьёва» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Основы философии всеединства» раскрывается содержание философии всеединства как смыслового ядра государственно-правовых концепций В.С. Соловьёва и евразийцев.

Период пребывания Л.П. Карсавина в евразийской группе представляет особый интерес в силу того, что в это время философ, являясь главным теоретиком движения, сформулировал его социально-политическую программу, в которой ключевыми оказались понятия: «культура», «государство» и «церковь».

Согласно представлениям Л.П. Карсавина мир обладает истинным бытием только в той мере, в какой он стремится к преобразованию в Церковь или Тело Христово, являясь пока только материалом для этого процесса. Церковь, обладая всей полнотой истины, раскрывает её отдельному человеку и человечеству постепенно, соответственно степени их готовности к Откровению, при этом ни при каких обстоятельствах не может быть ограничена свобода людей: невозможно насильственное приобщение к истине, которая не будет полной, пока не раскроется во всех своих индивидуальных проявлениях. В связи с этим жизнь каждого человека приобретает огромную значимость, так как именно в ней осуществляется подобное раскрытие.

Л.П. Карсавин был уверен в том, что евразийству не доставало глубокого философского обоснования, поэтому и использовал собственную концепцию симфонической личности в качестве такового. Выделяя между отдельными людьми и Церковью как «всеединой личностью» существование более или менее многочисленных союзов индивидуумов, философ называл их «соборными» или «симфоническими личностями» и выстраивал определённую иерархическую систему. Сама соборная личность не подавляет индивидуумов, входящих в неё, в противоположность принудительным коллективистским общностям, жертвующим отдельными людьми для блага целого. Органичность объединения предполагает полное раскрытие индивидуальности составляющих его элементов при их одновременной свободной согласованности. Каждая часть отражает целое и в то же время отлична от иных составляющих это целое частей только во вневременном порядке, при условии полной самоотдачи. В эмпирическом же порядке единство и согласованность относительны и утверждаются через взаимную борьбу и насилие индивидуаций по отношению к друг другу. Идеал всеединства оказывается недостижимым в окружающей действительности в силу существования эгоистического начала, противоположного самопожертвованию и любви.

Обеспечение стабильного существования государства, при котором только и возможно самобытное развитие национальной (или многонациональной) культуры, достигается посредством установления равновесия между индивидуальным и соборным началами. Однако одного этого не достаточно, поэтому Л.П. Карсавин, вслед за Н.Н. Алексеевым, обосновывал необходимость демотии, т.е. особого качественного состояния властной организации, выражающегося в налаженном взаимодействии народа, правящего слоя и государственного аппарата, способствующего своевременному учёту изменений, происходящих в обществе, и необходимому обновлению управляющей элиты.

Л.П. Карсавин полагал, что новая форма государства может быть построена лишь посредством временного правления одной партии, которая деспотически проведёт все необходимые преобразования. Значение мощной государственной власти, по мысли главного теоретика «парижской группы», особенно велико для России-Евразии – многонационального культурного целого.

Л.П. Карсавин выступил и с глубоко оригинальными (в евразийстве) взглядами на сущность и социальное значение права. Оно рассматривалось учёным в качестве условия религиозно-нравственной деятельности эмпирической соборной личности. Философ настаивал на связи права с правдой и справедливостью, считая последнюю низшей сферой нравственности. Нравственность в отличие от права выступает в качестве полностью обоснованной в своём отношении к Абсолюту, с помощью же права определяются лишь условия религиозно-нравственной деятельности, но не её содержание, поэтому право формально, направлено на сохранение достигнутого уровня религиозно-нравственного развития общества и не способно его повысить. В противоположность Н.Н. Алексееву Л.П. Карсавин полагал, что свойства нормативности и принудительности принадлежат исключительно праву, но не нравственности. Право появляется, когда становится возможным некоторое обобщение единичных эмпирических фактов и разработка на основе этого правил поведения, которые в определённой мере игнорируют конкретное и рассчитаны на неоднократное применение. В этом проявляется и слабость правового регулирования, его несовершенство: всё сформулированное быстро перестаёт соответствовать требованиям постоянно изменяющейся жизни.

Теория правоотношений, разрабатывавшаяся Н.Н. Алексеевым, несмотря на феноменологический подход к проблеме правопонимания, не содержала объяснения сущности органической связи правомочий и обязанностей. Между тем все затруднения могли быть успешно разрешены с помощью философии всеединства. Л.П. Карсавину удалось более последовательно изложить концепцию «правообязанности»: индивидуум, являясь частью соборной личности, одновременно стремится сохранить её и по-новому раскрыть содержание, выразив то единство, к которому принадлежит. Поскольку человек утверждает свою исключительность в мире, обнаруживая тем самым всё новые аспекты существования соборной личности, постольку он обладает субъективными правами, но принадлежность его к органической общности ставит его в положение лица обязанного. В силу того, что и развитие, и сохранение целостности симфонической личности – два момента, которые одинаково присущи её бытию, нерасторжимое (органическое) единство правомочий и обязанностей всегда сопровождает и индивидуальное бытие.

Во втором параграфе «Государственно-правовые взгляды В.С. Соловьёва» раскрывается содержание государственно-правовых идей В.С. Соловьёва.

В.С. Соловьёв ранее евразийцев усомнился в священном союзе Православия и монархии, который так почитался славянофилами. Сомнение послужило философу (позднее и евразийцам) исходным пунктом построения теории государственной власти, соответствующей библейским канонам (в первую очередь, новозаветным), то есть прояснение религиозных положений потребовало построения новой христианской социальной философии. Евразийцы пришли к этим же выводам, пытаясь обнаружить причины всестороннего культурного кризиса, в котором оказалась Россия в первой четверти XX века. Однако, несмотря на, казалось бы, одинаковую с В.С. Соловьёвым оценку значения религии для жизни отдельного человека и общества, евразийцы неявно, но признавали приоритет культуры перед религией. Основной ценностью для них оставалась самобытность, утверждаемая в ущерб всему остальному; даже православная вера русского народа рассматривалась ими как положительный исторический факт только потому, что это позволяло ещё раз подчеркнуть неприятие западной культуры и цивилизации. Философия всеединства привела евразийцев к идее автаркии, государственной и культурной изоляции, в то время как В.С. Соловьёв всё своё философское дарование направил на примирение межнациональных противоречий, разобщённости Востока и Запада посредством практического осуществления христианской заповеди всеобщей любви.

Если В.С. Соловьёв утверждал, что именно религия (христианство) формирует соответствующий культурный тип, поэтому у русских много черт, роднящих их с европейцами, а не с азиатами, то евразийцы, в противоположность этому, с помощью религии обосновывали культурную исключительность России и связанных с ней народов. Здесь необходимо отметить, что изучение ветхозаветного предания о Вавилонской башне и смешении языков, а также почти любого текста Нового завета свидетельствует о том, что христианство направлено на преодоление национализма как греховного состояния, а не на сохранение и умножение различий между народами.

Философия всеединства и принцип Троичности, пронизывая всю систему В.С. Соловьёва, обеспечивают её целостность и стройность. Мыслитель не стал более детально разрабатывать соответствующие взгляды, посвятив им лишь третью главу своего сочинения «Духовные основы жизни», но, по сути, ему удалось уже в 1882-1884 годах сформулировать то, что позднее евразийцы обозначат понятиями «демотия» и «ведущий слой» и положат в основу собственной концепции идеократии.

Если размышления Н.Н. Алексеева о «теократической демократии» евреев не привели его к каким-либо определённым выводам, то В.С. Соловьёв, напротив, предполагал, что Божественной Троице с необходимостью соответствует Троица социальная, поэтому в совершенном христианском обществе должны присутствовать начало священства (Глава Вселенской церкви и клир), власти (монарх) и пророчества, способствующее их объединению и согласованному действию.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.