авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

GOrshkova@v-service.ru правовые проблемы регулирования частноправовых отношений международного характера в сети интернет

-- [ Страница 2 ] --

Уникальность и феномен сети Интернет составляет ее глобальный характер, который выражен в универсальном доступе к сети, позволяющем неограниченному количеству пользователей осуществлять взаимодействие, пересекающее государственные границы. Помимо глобального характера, специфика сети Интернет состоит в том, что отношения, складывающиеся в ней, не только пересекают государственные границы, но и во многих случаях не могут быть локализованы в рамках определенной территории. Располагая коммуникационными особенностями, присущими традиционным видам связи, технические возможности сети Интернет позволяют осуществлять отношения без привязки к конкретному государству.

Выявленные признаки Интернета позволили сформулировать понятие сети как глобальной среды реализации общественных отношений между различными субъектами права, осуществляющими свою деятельность без связи с определенной территорией государства.

Большинство авторов (А.А. Тедеев, И.Л. Бачило, С.В. Малахов), отмечая информационный аспект сети Интернет, делают вывод о включении отношений реализующихся в сети в объект информационного права. О формировании информационного права пишут Ю.А. Тихомиров, А.Б. Венгеров, В.А. Копылов, М.М. Рассолов. Однако, если допустить рассмотрение Интернета как части информационной среды, то, соответственно, отношения, складывающиеся в сети, следует рассматривать в рамках гражданского права, в котором информация относится к объектам гражданских прав. Между тем, благодаря стремительному развитию сети Интернет и его технических сервисов, общественные отношения в сети выходят за сферу регулирования гражданского права. Благодаря всеобщему доступу к сети Интернет возможен выход к иностранным сегментам сети, что может придавать правоотношениям международный характер. Это, в свою очередь, обусловливает регулирование данных отношений нормами международного частного права. Таким образом, учитывая широкий круг общественных отношений, реализуемых в сети Интернет, можно утверждать, что они не могут быть урегулированы в рамках какой-либо одной из существующих отраслей права.

В ходе исследования выявлена необоснованность обособления норм, регулирующих отношения в сети Интернет, в самостоятельную правовую отрасль «Интернет-права», предложенную, в частности, М.М. Рассоловым, А.С. Солдатовым. Данный вывод обусловлен тем, что сеть Интернет затрагивает практически в равной степени как частные, так и публичные интересы, основанные как на равенстве, автономии воли, имущественной самостоятельности сторон, так и на власти-подчинении.

В силу отсутствия предметной специфики, «Интернет-право» не может рассматриваться ни в качестве отраслевого, ни в качестве комплексного правового образования. Анализ природы и особенностей деления системы российского права на отрасли права позволяет заключить, что отношения в сети Интернет являются объектом правового регулирования норм многочисленных отраслей национального права, включая международное частное право, которое регулирует частноправовые отношения международного характера в сети Интернет.

Во втором параграфе «Конструкция «иностранного элемента» и структура правоотношения в сети Интернет» исследована особенность правоотношений в сети Интернет, обладающих внетерриториальной спецификой. Многие общественные отношения, в которые вступают субъекты в сети Интернет, регулируются нормами права и, следовательно, становятся правоотношениями. При этом правоотношения могут складываться как исключительно в сети Интернет, так и в смешанных ситуациях, например, когда одна из сторон использует технические возможности сети Интернет, а другая сторона пользуется иными средствами связи (факсом, телефоном и т.п.). Кроме того, в одних случаях объектом правоотношения является материальный объект, а в других - объект, существующий исключительно в сети Интернет. Таким образом, не все структурные элементы правоотношения могут находить свое существование исключительно в сети Интернет.

Понятие правоотношений реализующихся в сети Интернет трактуется в литературе неоднозначно. В.А. Копыловым и Ю.Е. Булатецким было предложено определение отношений в сети Интернет как «информационных отношений». М.В. Якушев и И.М. Рассолов вводят понятие «Интеренет-отношение», определяя его как часть отношений в виртуальном пространстве (включая моральные, этические и иные отношения), участники которых выступают носителями субъективных прав и обязанностей в Интернете.

В работе выявлена некоторая неточность данных определений. Дефиниция «информационные отношения в Интернете», предлагаемая Ю.Е. Булатецким и В.А. Копыловым, ограничивает отношения в сети Интернет лишь информационными отношениями, игнорируя их неоднородный характер. Конструкция «Интернет-отношение», используемая М.В. Якушевым и И.М. Рассоловым, создает ошибочное представление о том, что отношения складываются по поводу сети Интернет как объекта правоотношения.

Правоотношения в сети Интернет имеют структуру традиционного правоотношения, которую составляют субъекты, содержание и объект. Возможность осуществления правоотношений, пересекающих государственные границы в Интернете, обусловливает их трансграничный характер. Трансграничные отношения, выходящие за пределы одного государства, в доктрине отождествляются с международными частноправовыми отношениями7. Данное обстоятельство создает ошибочное представление о том, что правоотношения в сети Интернет априори должны находиться в плоскости регулирования международного частного права, предметом которого являются «частноправовые отношения, осложненные иностранным элементом». Концепция «иностранного элемента» в структуре правоотношения поддерживается большинством исследователей, среди которых Л.А. Лунц, Г.К. Дмитриева, В.П. Звеков, М.М. Богуславский, Н.И. Марышева и др. Из концепции иностранного элемента в понимании предмета международного частного права исходит и раздел VI 3-ей части Гражданского кодекса РФ – «Определение права, подлежащего применению к гражданско-правовым отношениям с участием иностранных лиц или… осложненным иным иностранным элементом, в том числе в случаях, когда объект гражданских прав находится за границей». Однако анализ технических возможностей сети Интернет не позволяет отождествлять трансграничное частноправовое отношение с частноправовым отношением международного характера, поскольку не любые частноправовые отношения, обладающие трансграничным характером, будут подпадать под регулирование международного частного права.

В работе обосновывается, что определение предмета международного частного права через присутствие в структуре частноправового отношения иностранного элемента не во всех случаях является удовлетворительным для квалификации правоотношений в сети Интернет как объекта международного частного права. Это объясняется тем, что иностранный элемент может быть выявлен фактически в любых структурных компонентах частноправового отношения: субъекте – если учитывать гражданство сервисного провайдера; объекте – если существующий исключительно в сети Интернет цифровой товар размещен на Интернет-сайте, работа которого обеспечивается иностранным веб-сервером; юридическом факте – в случае, например, когда ущерб в результате использования Интернет-сайта причинен на территории иностранного государства.

Такие признаки объекта и субъекта правоотношения, как иностранный адрес доменного имени Интернет-сайта, иностранное государство местонахождения сервера, поддерживающего работу соответствующего Интернет-сайта, принадлежность сервисного провайдера иностранному государству не во всех случаях будут иметь значение для квалификации правоотношения как международного в силу того, что они могут быть легко выявлены или искусственно созданы сторонами правоотношения. Формальное наличие иностранного элемента в структуре частноправового отношения в сети Интернет не всегда будет обнаруживать связь правоотношения с правопорядками разных государств.

В третьем параграфе «Особенности определения права, подлежащего применению при регулировании частноправовых отношений в сети Интернет» обосновывается необходимость обращения к иным критериям, идентифицирующим предмет международного частного права. Предложенная Л.П. Ануфриевой концепция тесной связи правоотношения с правопорядками двух или более государств, как представляется, в наибольшей степени удовлетворяет выявлению международного характера частноправового отношения. Следует отметить, что иностранный элемент не всегда опосредует связь между отношением и воздействующим на него иностранным правом, а лишь опосредует ее. Для того, чтобы нормы иностранного права «претендовали» на регулирование соответствующего правоотношения, присутствия в его структуре иностранного элемента еще недостаточно.

В ходе исследования выявлено, что в основании данной связи должен лежать не столько элемент структуры частноправового отношения, обладающий иностранными характеристиками, сколько конкретное обстоятельство, с которым юридическая норма двух или более государств связывает возникновение, изменение и прекращение правоотношения международного характера.

Во второй главе «Правовое регулирование международных коммерческих сделок в сети Интернет» рассматриваются особенности правовой регламентации международных коммерческих сделок в сети Интернет. В параграфе первом «Международно-правовое регулирование «электронной коммерции» исследованы различные подходы к определению электронной коммерции, осуществлен анализ понятия «Интернет-коммерция», изучены проблемы международного регулирования электронной коммерции.

На сегодняшний день не существует общепризнанного определения термина "электронная коммерция". Международные организации используют собственные трактовки. Так, в ВТО под "электронной коммерцией" понимается производство, реклама, продажа и распространение товаров, осуществляемые посредством телекоммуникационных сетей. В рамках Организации экономического сотрудничества и развития под электронной коммерцией понимаются все виды и формы коммерческих сделок, включая коммерческую деятельность физических и юридических лиц, которые базируются на обработке и передаче данных в цифровой форме. Европейская комиссия определяет электронную коммерцию как дистанционные услуги, предоставляемые обычно за вознаграждение электронным способом и по индивидуальному требованию получателя услуг.

Нормотворческий процесс регулирования электронной коммерции максимально реализован в ряде типовых международных актах. В Типовом законе «Об электронной коммерции» («Model Law on Electronic Commerce») 1996 года, разработанным Комиссией ООН по праву международной торговли (ЮНСИТРАЛ) отмечается, что данный термин следует толковать широко, с тем, чтобы он охватывал вопросы, вытекающие из всех отношений торгового характера, как договорных, так и недоговорных. Электронная коммерция, согласно Типовому закону, не должна ограничиваться рамками купли-продажи, поскольку охватывает целый ряд коммерческих гражданско-правовых сделок, заключаемых с помощью электронных средств.

В доктрине также нет ясности в определении электронной коммерции. Понятия «электронная коммерция», «электронная торговля» и «Интернет-коммерция» зачастую используются как тождественные (Д.Козье, С.В. Симонович, Е.Степаненко). Между тем электронная коммерция, изначально ограничивающаяся операциями купли-продажи и перечислением денежных средств по компьютерным сетям, теперь охватывает широкий круг коммерческих отношений, что не позволяет отождествлять понятия «электронной коммерции» и «электронной торговли». В проекте ФЗ РФ «Об электронной торговле» дается определение термина «электронная торговля», под которым понимается заключение сделок путем обмена электронными документами. Таким образом, объем определяемого словосочетания «электронная торговля» оказывается уже самого определения, содержание которого охватывается понятием «электронная коммерция».

Исходя из преимущественно коммерческих отношений, можно заключить, что электронная коммерция — это, прежде всего, одна из форм предпринимательской деятельности, опосредуемая электронным способом. В то же время использование терминов «электронная коммерция» и «электронная торговля» должно осуществляться с определенной степенью условности. Это объясняется тем, что указывать вид связи (электронный способ) в качестве доминирующего признака в определении понятия нельзя, поскольку электронная коммерция и электронная торговля подразумевают возможность заключения коммерческих сделок посредством телефонной, телеграфной и телексной связи. Способы передачи данных не должны быть представлены в определении с целью учета будущих технологических усовершенствований в этой сфере. Достаточно указать лишь примерный перечень таких способов. Именно такой подход позволит выработать определение, не требующее последующих изменений, связанных с развитием рассматриваемых технологий.

В отношении Интернет-коммерции данный подход не применим, так как именно способ ее осуществления приобретает определенную специфику, которая не может быть обнаружена при передаче информации по традиционным видам связи. Сужение предметной области электронной коммерции до рамок Интернет-коммерции не является оправданным в силу того, что электронная коммерция может осуществляться и посредством сети связанных между собой компьютеров, не подключенных к Интернету.

Возникновение такого нового экономического явления как «Интернет-коммерция», в силу специфики Интернета, требует адекватного правового регулирования. Интернет не только включает функциональные характеристики существующих средств, но и представляет собой новую среду реализации коммерческих операций, которые осуществляются путем передачи данных. Практическое использование передачи данных в сети Интернет не ограничивается заключением договоров и может охватывать замкнутый цикл коммерческих операций, в том числе, проведение платежей, оказание услуг, доставку цифрового товара, представляющего собой цифровые данные.

В этой связи глобальный характер и отсутствие географических границ сети Интернет предоставляют возможность выхода на международные рынки, что, в свою очередь, диктует необходимость решения вопроса, в каких случаях сделки в сети будут носить внешнеэкономический характер.

Формулирование терминов «Интернет-коммерция», «электронная коммерция» и «электронная торговля», являющихся опорными конструкциями осуществления коммерческих операций, имеет важное значение как для формирования унифицированного понятийного аппарата, так и для систематизации законодательства. Понятие «Интернет-коммерция» должно охватывать коммерческие операции, осуществляемые в сети Интернет. Электронная коммерция включает в себя Интернет-коммерцию как вид и, в отличие от последней, предусматривает более широкий метод передачи данных. Сделки, предметом которых является реализация товаров с использованием электронных средств, должны охватываться термином «электронная торговля». Соотношение терминов «электронная коммерция» и «электронная торговля» должно быть представлено как род и вид.

В российском законодательстве отсутствуют юридические нормы, специально предназначенные для регулирования электронной коммерции. Вместе с тем, в законодательстве РФ не содержится норм, запрещающих или препятствующих развитию электронной коммерции. Так, возможность заключения сделок путем электронного обмена данными предусмотрена ГК РФ, что следует из анализа ст. 160 ГК. Пункт 1 ст. 160 указывает, что сделка должна быть совершена путем составления документа. О бумажной форме этого документа закон не упоминает. Кроме того, п. 2 этой же статьи допускает использование электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи. Положение о равнозначности электронно-цифровой и собственноручной подписей закреплено в ст. 1 ФЗ РФ "Об электронной цифровой подписи" 2002 г.

Основные правовые препятствия для электронного документооборота возникают тогда, когда правоотношение в сети Интернет приобретает международный характер, поскольку в конвенциях не предусматривается использование электронных эквивалентов письменной формы. Кроме того, во многих международных документах нет унифицированных понятий «документ», «письменная форма», «подпись», вследствие чего они понимаются и толкуются неоднозначно. Так, в Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. "письменное соглашение" включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное сторонами, а также соглашение, содержащееся в обмене письмами или телеграммами. В ст. 13 Венской Конвенции о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. под «письменной формой» понимаются также сообщения по телеграфу и телетайпу.

В рамках диссертационной работы поставлен вопрос о том, требуется ли для правового регулирования электронной коммерции создавать новые правовые нормы, или же достаточно провести адаптацию существующих норм международных договоров и конвенций. Для того, чтобы термины «письменная форма», «подпись» и «документ» в конвенциях и соглашениях толковались как термины, допускающие применение их эквивалентов в электронной форме, существует два варианта. Первый вариант предполагает внесение поправок в международные договоры, предписывающие использовать документы в письменной форме и устанавливающие необходимость совершения подписи на документе. Второй вариант означает принятие новой международной конвенции, закрепляющий единые положения относительно электронной коммерции. Вариант внесения поправок или пересмотра конвенций, уже вступивших в силу, представляется наиболее трудоемким ввиду масштабности данной проблемы: существует около тридцати конвенций, многосторонних соглашений, единообразных типовых законов, которые касаются международных торговых отношений или международных перевозок. Кроме того, процедура внесения поправок или пересмотра данных конвенций и многосторонних соглашений неодинакова. Более целесообразным представляется принять новую международную конвенцию, учитывающую особенности электронной коммерции и адаптирующую существующие международные документы к реалиям электронной коммерции.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.