авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Институт владения в римском праве: исторический и теоретико-правовой аспекты

-- [ Страница 2 ] --

В первом параграфе «Институт владения в системе частного права философская (логическая) характеристика» утверждаются логико-философские предпосылки исследования. Основываясь на классическом тезисе «римское частное право теория частного права», понимании института «владения» как органической части системы римского частного права автор полагает оправданным осуществление общетеоретического (философского) подхода к исследованию означенного предмета в параграфе первом главы первой. Неуловимость, неоднозначность и богатейшая литература о владении показывают действительность абстрактного начала в исследовании владения как основополагающего, изначального момента а этом процессе.

При осуществлении общефилософского подхода автор придерживается традиционного триединого комплекса аспектов аксиологического, гносеологического и онтологического.

Аксиологический (ценностный) аспект исследования понятия «владения» в своей реализации отражает атрибутивное свойство института владения опосредовать своими универсальными и конкретно-историческими институциональными возможностями социальные блага в сфере гражданского оборота Древнего Рима. Стихия функционирования (жизнедеятельности) гражданского оборота не всегда согласуется с консервативным моментом позитивного права (законодательства), однако, потребности гражданского оборота требуют придания аномальным, с точки зрения права, имущественным отношениям статуса социально-регулируемых (правовых) отношений, ибо и в таких общественных отношениях предметом является некое благо, имеющее ту или иную меру социальной ценности (мера и степень ценности частного интереса субъекта, согласование меры справедливости и целесообразности в имущественных отношениях субъектов, обеспечение посредством института владения тотальности порядка жизнедеятельности гражданского оборота как неотъемлемого фактора его эффективного функционирования).

Гносеологический (познавательный) аспект исследования избранной проблематики воплощает синтез, гармонию параллельных процессов философского познания развивающихся потребностей гражданского оборота и потенциальных институциональных возможностей владения, как специфического социально-правового инструмента, своим предназначением имеющим цель обобщенно, интеллектуально опосредовать познанные вариации имущественных отношений в сфере гражданского оборота, придать им некую социально-правовую оформленность (определенность) как конкретного понятия, наделив его ему свойственным механизмом правового регулирования (воздействия). Следовательно, стимулом институционального совершенствования владения было выявление факта актуальности выявленных и познанных (в меру интеллектуальных профессиональных способностей римской юриспруденции) потребностей гражданского оборота.

Онтологический (социально-правовой) аспект исследования института владения означает научную констатацию его общесоциального признания. В онтологическом бытии частноправовой институт «владение» получает свое воплощение как утилитарно-прикладной социально-правовой институт. На этой стадии существования понятия «владение» выявляется действительная оценка всех интеллектуальных усилий всего человеческого (официального и неофициального статуса) субстрата, участвовавшего в дуалистическом правотворческом процессе. Здесь (в онтологическом бытии) проявляется действительность института владения, здесь проявляется мера эффективности функционирования института владения (и далее, системы права в целом, правовой системы всего государства).

Во втором параграфе «Функция владения в римском праве понятие и виды» обосновывается характеристика функции владения как его важнейшее атрибутивное свойство. В общесоциальном контексте предназначения системы права (института владения) как системы социально-правовых средств воздействия (регулирования) на общественные отношения в сфере гражданского оборота вполне обоснованно выделить один из определяющих аспектов этого процесса функцию. Функция владения как интеллектуальный процесс деятельности римской юриспруденции целью своего осуществления имела достижение реального социально-полезного результата, некоего состояния имущественных отношений. В сфере правотворчества верховных органов государства (народного собрания, сената, императора,) римской магистратуры (претуры, эдилитета) и римских юристов функция владения получала исключительно абстрактное существование, и только в сфере реализации права, совмещения абстрактного акта волеизъявления компетентного органа государства (сенатусконсульт, конституция, эдикт, интердикт) с актуальным случаем имущественных отношений (спора, признания, истребования и т.д.) функция владения получала свое оправдание действительности.

Классический характер системы римского права (института владения) дает основание утверждать, что правовое функционирование имело всеобъемлющий, тотальный характер, т.е. отражало наличие (в виде достижения полезных результатов) всех ныне признаваемых теорией права функций права социализаторской, регулятивно-охранительной, консолидирующей, функции социальных преобразований (инжиниринга). Другое дело, что конкретно-историческое развитие общесоциальной культуры, культуры права жестко определяло степень развитости той или иной функции владения, меру практического использования той или иной функции.

Антагонистическим инобытием функционирования владения является дисфункция владения, когда стихийная по характеру жизнедеятельность гражданского оборота выходит за рамки функциональных возможностей данного института; подобное происходит при нарушении гармонии (несоответствие институциональных возможностей того или иного института права, системы права в целом, природе изменившихся потребностей гражданского оборота), дисгармонии между позитивным состоянием человеческого права (старых форм владения) и принципиально изменившихся свойств и потребностей гражданского оборота. Невмешательство законодателя (юриспруденции и юридической корпорации) приводит к стабильности дисфункционального состояния системы права (правовой системы), а впоследствии и к разрушению системы конструктивного воздействия на гражданский оборот, разрушению гражданского оборота, гибели общества и государственно-правовой системы страны.

В третьем параграфе «Дуалистическая природа действительности научного статуса владения в системе римского права» автором констатируется принципиальный момент функционирования владения в системе римского права дуализм действительности данного понятия (институциональное бытие и внеинституциональное бытие). Дуализм как атрибут природы римского права и его действительности имел свое органическое проявление и в существе института владения (законное и незаконное владение, добросовестное и недобросовестное владение). Более высокий уровень дуализма научного статуса института владения в системе римского права, дуализм его действительности может быть обозначен как интраинституциональный аспект (функционирование владения в собственной сфере влияния, институциональной сфере существования) и как экстраинституциональный аспект (функционирование владения, проявление владельческого эффекта в сфере влияния смежных институтов права вещного права, обязательственного права, брачно-семейного права, наследственного права). В каждом из указанных секторов частного права кроме типичных, институциональных ситуаций правовых отношений, необходимо и неизбежно возникают атипичные имущественные отношений, которые в виду несоответствия их внешней формы определенным требования формального существования того или иного института, понятия права (ввод в преторское владение, владение в интересах плода женщины, незаконное владение нанимателя чужого имущества и т.п., и т.д.) не могут получить необходимого в рамках возможностей своего «родного» института правового оформления, но они не могут и не иметь никакого правового оформления.

В целях устранения возникшей конфликтной формально-правовой проблемы (пресечения потенциальной возможности таковой проблемы) применяются универсальные возможности института владения. Они внедряются в актуально-проблемную имущественную ситуацию, определяют ее как переходную и дают ей временное, промежуточное формально-правовое определение как специфического правового понятия служебного, вторичного характера, впоследствии уступающего место основному, стабильному формально-правовому определению, присущего тому или иному соответствующему классическому институту частного права.

Вторая глава диссертации " Атрибутивный аспект действительности владения в системе римского права"

В первом параграфе «Организационные аспекты действительности владения возникновение, изменение и прекращение» рассматриваются организационные аспекты функционирования владения на всех этапах его существования.

Действительность всякого правового явления, понятия владения также, логически может быть представлена в трех ипостасях понятийного состояния: 1) возникновения (становление, утверждение понятия владения как самостоятельного, самодостаточного социально-правового института, обладающего наличием всего комплекса ему присущих атрибутивных и акцидентальных признаков, необходимого и достаточного для полноценного и эффективного функционирования в рамках данной системы права), 2) изменения (институциональная пластичность понятия, способность института владения к изменениям внутренней и внешней формы существования в виду перманентно и стихийно изменяющихся свойств и потребностей гражданского оборота), 3) прекращения (неизбежный результат существования института владения как прекращение временной формально-правовой определенности явления вещных или иных специфических имущественных отношений). Названные ипостаси отражают условно-статические состояния института владения, а все вместе, в целом логический цикл существования, жизнедеятельности и функционирования данного института. Каждому типическому состоянию института владения соответствует свой специфический комплекс структурных элементов, с конкретным типическим содержанием которого связывается возникновение, изменение, прекращение существования (и функционирования) института владения.

Во втором параграфе «Историческая типология владения в системе римского права» рассматривается конкретно-историческое многообразие видов и форм владения, существование (функционирование) которых обуславливалось конкретно-историческим потребностями гражданского оборота. Как «старейший» институт римского права владение за многовековую историю своего существования (и успешного функционирования) получило богатейшую историографию, воплощающую в себе накопленный опыт практического применения и использования института владения.

Историческое развитие, как известно, развивается по спирали, т.е. известные явления социальной действительности приобретают типический характер (они повторяются в разные исторические времена, сохраняя какие-то атрибутивные признаки и приобретая другие, акцидентальные, признаки, характерные для конкретного исторического времени; последние могут из случайных превратиться со временем в новые сущностные аспекты понятия и дополнить понятие новые важными чертами его сущности, обогатить его институциональные возможности, а могут, действительно, остаться в истории как исключительно исторические особенности института владения тогдашнего времени без последствий в развитии владения). Каждый тип и вид института владения, наработанный римскими юристами из их практики урегулирования потребностей гражданского оборота Древнего Рима, представляет, в известном смысле, малую систему элементов (субъектов, их статусов, прав и обязанностей данных субъектов, фактических составов, алгоритма правового регулирования данного типа имущественного отношения и т.п.).

В третьем параграфе «Защита владения и ее типы: интраинституциональный (внутриинституциональный) и экстраинституциональный (внеинституциональный)» рассматривается защита владения как аспект действительности института владения в общетеоретическом контексте значения защиты права. Действительность права, в конце концов, определяется не декларацией означенного качества права, но признанием и подтверждением такового качества. Защита права и является критерием в последней инстанции действительности права и его институтов. Защита владения и в системе римского права, и в системе права вообще, не является исключением.

Возможно, исходя из положения об основополагающем значении защиты права, особенно владения как института временного, неустойчивого, нестабильного, не вполне определенного, римское право большое внимание уделяло полноте и универсальности средств защиты владения, в том числе, прибегало, как исключение, к использованию возможностей радикальных средств публичного права. Учитывая, что «институциональная ответственность» владения по воздействию (регулированию) общественных отношений гражданского оборота не ограничивалась рамками сферы компетенции собственно института владения (своим сектором в пределах вещных имущественных отношений), а получало распространение, в силу необходимости обеспечения общеправового эффекта в рамках всей системы римского права, и на сферы компетенции смежных институтов римского права.

В третьей главе «Акцидентальный аспект действительности владения в системе римского права»

В первом параграфе «Эффект владения в сфере смежных вещных прав» рассматривается владельческий эффект как аспект действительности иных институтов вещного права.

В силу своей природы вещные права отражают имеющуюся у их субъектов ту или иную меру власти (господства) над вещью (право на эту вещь). Следовательно, владельческий эффект проявляется уже изначально, при установлении того или иного права на вещь (это первый момент присутствия элементов владения в смежных институтах). Исходя из факта признания права собственности важнейшим из вещных прав все прочие смежные вещные права в своем существовании и функционировании являются той или иной мерой отклонения, аномалии права собственности, то перманентно приходится решать вопрос о признании наличия или признании отсутствия этой аномалии в господстве над вещью. Приходится юридически решать дилемму: доказывать факт деления объема власти над одной вещью между несколькими субъектами (факт утверждения смежного вещного права, права на чужую вещь сервитут, залог, суперфиций, эмфитевзис), или доказывать факт монопольного обладания властью над вещью одним субъектом (собственно владение, право собственности).

При неочевидности характера власти над вещью, что наиболее естественно и часто случается, возникает конфликт, спор по данному вопросу, каковой, согласно принципам римского права можно было разрешить только в официальном порядке (поссессорном производстве и петиторном производстве). В обеих формах использование и применение владельческих средств доказательства власти субъекта над вещью было весьма значительным и важным (в поссессорной защите это был исключительный способ; в петиторной защите с использованием правовых средств подчас владельческие средства были наиболее экономичными и эффективными, хотя и не решающими).

Во втором параграфе «Владение как факультативное состояние вещи в сфере обязательственных отношений» владельческий эффект оценивается как момент инобытия обязательственных имущественных отношений (с отрицательным качеством). В силу дискретности общественных отношений ( и правоотношений также) динамическая форма имущественных отношений необходимо переходит в статическую, и, ввиду того, что во время обращения имущественного комплекса в сфере гражданского оборота в оценке его произошли качественные и количественные изменения (положительного или отрицательного свойства), то возникает актуальная проблема корректировки меры господства (властвования) субъекта (субъектов) над изменившейся вещью (имущественным комплексом и правами на него). Если в позитивных обязательственных отношениях присутствие владельческого эффекта может иметь почти спорадический характер, то с переходом тех же обязательственных отношений в форму негативных (охранительных) правоотношений владельческий момент приобретает в своем присутствии принципиальный, атрибутивный характер. В этой связи выяснение справедливой и рациональной природы владельческого момента в обязательственных отношениях имеет не только концептуальный (теоретический) характер, но сугубо практический, выражающийся в определении меры участия в делении и доходов (прибыли) на плоды вещи (имущества) от эффективного управления вещью, и расходов (убытков), вытекающих из неэффективного управления вещью.

В третьем параграфе «Владение как специфический инструмент регулирования брачно-семейных отношений» проявление владения рассматривается как аномальная статика имущественных отношений. Условия полноценной жизни семьи не могут быть действительными и разумными без соответствующей материальной базы, поэтому всегда был существенен вопрос об имуществе семьи и правах на это имущество (право собственности и владение). Имущественный момент сопутствует действительности римского брака и семьи на всем протяжении их существования, от организационно-правовых аспектов заключения брака (и создания тем самым семьи) до прекращения брака (и прекращения существования семьи). Кроме того, чрезвычайно многообразны формы имущественных отношений между членами римской семьи (по поводу приданого; по поводу имущества подопечного; по поводу пекулия подвластного или раба; по поводу выделения имущества одного из супругов при разводе; по поводу компенсации утраченного имущества одного из супругов по вине другого супруга; по поводу предоставления прав на имущество семьи другому лицу, угроза интересам которого исходит от имущества данной семьи и т.д.). Безусловно, и в этой сфере имущественных аспектов жизнедеятельности семьи, приоритетное значение имеет, как форма господства над вещью, право собственности на то или иное имущество, но вместе с тем, всякий раз, когда статус лица (имущества, отношения) переходит в иное, внеинституциональное, состояние, то и имущественные отношения переходят в качество имущественных отношений с владельческим эффектом (истребование управомоченным лицом своей вещи из незаконного владения обязанного).



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.