авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Иностранных дел российской федерации на правах рукописи ина гиони международно-правовая ответственность государств за нарушение обязательств в сфере защиты прав

-- [ Страница 3 ] --

Характеристика Европейской конвенции как автономного правового режима не означает ее абстрагирования от общего международного права. Когда с помощью конвенционных процедур невозможно обеспечить уважение прав человека, то государства в порядке ultima ratio (последнее предупреждение) могут прибегать к принудительным мерам, предусмотренным нормами международного права с целью заставить государство-правонарушителя выполнить свои обязательства, вытекающие из Конвенции.

Говоря о возможности применения контрмер в отношении государства-нарушителя, нельзя не обратить внимания на проблему «гуманитарной интервенции». Автор поддерживает мнение экспертов, которые под гуманитарной интервенцией понимают вмешательство какого-либо государства или группы государств, направленное против другого государства с целью защиты прав человека в этом государстве. Однако неоспоримым является тот факт, что односторонняя вооруженная интервенция допустима только с согласия самого государства, объекта интервенции, но при том условии, что такое согласие действительно дано в соответствии с нормами общего международного права, в том числе, если указанное согласие было дано со стороны правительства государства, осуществляющего эффективный контроль на всей или большей части территории государства, подвергающегося интервенции.

Ответственность по обычному международному праву включает в себя реституцию, компенсацию, реабилитацию, сатисфакцию и гарантии неповторения, которые государство-нарушитель обязано предоставить непосредственным жертвам нарушений. В силу существующих политико-правовых и социальных реалий обеспечение в каждом таком случае компенсационной ответственности не является императивным требованием, ввиду чего она может быть заменена адекватными формами сатисфакции.

В параграфе втором («Правовые проблемы функционирования двух систем обеспечения основных прав в государствах-членах Европейского Союза») исследуются аспекты сосуществования двух систем обеспечения основных прав человека в государствах-членах Европейского Союза.

В настоящее время в государствах-членах Европейского Союза ситуация в области обеспечения прав и свобод характеризуется сосуществованием сразу четырех систем защиты прав человека, выраженных в деятельности Совета по правам человека, Совета Европы, Европейского союза и деятельности самих государств.

Анализируя расхождения европейских систем защиты прав человека, можно выделить несколько критериев, иллюстрирующих причины данного факта. В частности, на европейском пространстве в системах защиты прав человека существуют различия в технике правовой защиты. Естественно, что в первую очередь разница проводится между государствами, где существует конституционный контроль и где он отсутствует.

Расширение Европейского Союза способствовало ощутимому увеличению изначальных различий национальных систем государств-участников, так как правовые традиции новых членов сильно отличаются от традиций первых государств-членов. В результате последних расширений разнородность только увеличивается, что подчеркивает необходимость гармонизации, достичь которой становится все труднее.

Автор полагает, что различия между данными системами защиты прав и свобод человека можно свести к следующим. Как представляется, это технические аспекты, касающиеся организации процедуры подачи исков, которая связана с целями деятельности двух организаций и двух судов. Деятельность Европейского Суда по правам человека связана исключительно с контролем за соблюдением прав и свобод, закрепленных в Европейской конвенции. Что касается Суда ЕС, то он осуществляет защиту прав человека только в рамках своей основной задачи: обеспечивать соблюдение законности при толковании и применении Учредительных договоров. Полагаем, что такое несовпадение целей может привести к разнице в толковании сущности прав и свобод человека.

Немаловажным является также то, что в анализируемых системах зачастую разнится само понимание основных прав и свобод человека. Схожий характер перечня прав и свобод, признаваемых в обеих системах, тем не менее, не исключает возможности существования прав, защищаемых в рамках одной системы и неизвестных другой.

Природа обязательств, связанных с обеспечением прав и свобод, также может быть различна. Европейский Суд и Совет по правам человека ООН наряду с негативными обязательствами разработали концепцию позитивных обязательств, направленную на обеспечение правовых и материальных средств, позволяющих эффективно реализовать провозглашенные права.

Существуют также отличия в иерархии гарантированных прав человека. Так, даже перечень основных и неотъемлемых прав человека в разных правовых системах и в разных источниках не является одинаковым.

В связи с этим может быть различна и возможность ограничения прав человека. Для некоторых прав (право на жизнь, достоинство, запрет рабства и принудительного труда, запрет обратной силы уголовного закона) - принципиально исключаются любые ограничения. Другие права (такие как право на частную и семейную жизнь, право на свободу собраний и объединений, право собственности и др.) не рассматриваются как абсолютные, и, следовательно, может быть поставлен вопрос об их ограничении.

Тем не менее, несмотря на существование в Европе двух систем, призванных осуществить защиту прав человека, у многих государств, являющихся одновременно членами ЕС и Совета Европы, существует и второй “каталог” прав и свобод.

Конфликт “каталогов” прав и свобод человека возникает из-за обязанности государств-членов соблюдать два разных стандарта и из-за возможности частных лиц использовать права, закрепленные в двух международно-правовых инструментах. Таким образом, национальный судья, который применяет и Европейскую конвенцию и право Евросоюза, может принять два разных решения.

Таким образом, опыт взаимоотношений Совета Европы и Евросоюза свидетельствует о том, что различия, которые существуют сегодня между правозащитными системами двух данных организаций, а также недостаток координации деятельности их институтов, влекут риск правовой нестабильности в государствах-членах Евросоюза, поскольку они одновременно являются членами обеих организаций, и даже при наличии противоречий между системами защиты прав человека ЕС и Совета Европы, обязаны подчиняться двум контрольным механизмам.

В параграфе третьем («Влияние международно-правовых средств обеспечения реализации государствами обязательств в сфере защиты прав человека на нормотворческую и правоприменительную практику в Европейском союзе») исследуется действие международно-правовых средств обеспечения реализации государствами обязательств в сфере защиты прав человека, оказываемое на нормотворческую практику стран-участниц ЕС.

Эффективность международно-правовых средств обеспечения реализации Конвенции – это степень их реального влияния на выполнение государствами-участниками обязательств по обеспечению каждому человеку, который находится под их юрисдикцией, прав и свобод, определенных Конвенцией.

Однако сразу же следует заметить, что степень их влияния во многом зависит от выбранного каждым государством-участником варианта соотношения международного и национального права в целом, а также от “статуса” Конвенции как международно-правового договора внутри государства. На способы имплементации норм Конвенции в национальный правопорядок каждого государства-участника оказали значительное влияние официально признанные концепции дуализма или монизма в вопросе соотношения международного и национального права.

Важным элементом трансформации норм международного права в национальное законодательство является концепция a le carte, известная под названием “предпочти и выбери”, которая подчеркивает абсолютную свободу государств в выборе сфер интеграции. Согласно концепции a lе carte, государство-член Европейского Союза может самостоятельно выбирать те направления интеграции, в которых оно желало бы и могло участвовать.

Избранная государством дуалистическая или монистическая модель имплементации Конвенции существенно предопределяет степень влияния изучаемых международно-правовых средств на выполнение государствами своих конвенционных обязательств. Вместе с тем, степень реализации норм международного права определенным государством в реальной жизни зависит от выбранного для этого правового механизма.

Для того чтобы установить показатели эффективности исследуемых международно-правовых средств необходимым является выяснение содержания формулировки Европейской Конвенции о выполнении государством-участником конвенционных обязательств. При этом следует отметить, что такое обязательство относится к международным обязательствам результата, для выполнения которых государство само определяет средства.

Прежде всего, государство не должно нарушать конвенционные права и свободы человека. Вместе с тем, оно должно, на взгляд автора, создать внутригосударственный правовой механизм обеспечения прав человека. В виду этого, во-первых, национальное законодательство должно быть приведено в соответствие с положениями Европейской Конвенции и Протоколов к ней.

Во-вторых, для реализации прав человека, которые предусмотрены, в частности ст.ст.6, 7, 10, 11, 12 и др. должны быть установлены соответствующие юридические процедуры, отсутствие которых вообще исключает возможность реализации указанных прав.

В-третьих, установить юридические средства охраны относительно всех конвенционных прав человека, которые бы делали невозможным их нарушение.

В-четвертых, создать систему юридических средств защиты всех конвенционных прав в случае их нарушения в соответствии с требованиями ст. 13 Конвенции (прежде всего эффективную систему судебной защиты).

В целом, Конвенция и решения Европейского Суда по правам человека, оказывают воздействие на национальные системы отдельных государств ЕС.

Однако в связи с реализацией решений Европейского Суда по правам человека в правовых системах национального государства существует два вопроса, которые, так или иначе, должны получить разрешение: а) как реализуются обязательства государственных органов по исполнению решений Европейского Суда по правам человека, б) как осуществляются обязательства органов судебной власти по исполнению решений Европейского Суда по правам человека.

Что касается анализа взаимодействия Суда ЕС и Европейского Суда по правам человека, то очевидно взаимное влияние практики двух судов. С одной стороны, Суд ЕС стал постепенно и все более активно использовать Европейскую конвенцию о правах человека. Особенно примечательно, что он стал применять нормы Конвенции с учетом толкований Европейского Суда по правам человека.

Отметим также, что Европейский Суд по правам человека учитывает практику Суда ЕС, что выражается, в частности, в том, что Страсбургский Суд ясно признал особый характер правопорядка ЕС.

Это сближение двух судебных органов, которое не исключает, однако, возможности конфликтов, проявляется не только в их конкретных решениях. Примечательным является тот факт, что Суд ЕС и Европейский Суд по правам человека разработали похожие методы толкования норм права.

Как отмечалось автором, в настоящее время существует тенденция углубления взаимодействия и сближения практики двух органов, призванных следить за соблюдением прав человека в государствах-членах Европейского Союза и Совета Европы. Но последние изменения вызывают некоторое беспокойство относительно хода дальнейшего развития ситуации. В частности, вызывает опасения все увеличивающаяся автономия системы защиты прав человека в ЕС.

Процесс “автономии” системы защиты основных прав в ЕС выразился в создании собственного “каталога” прав и свобод. Данная цель после временного отказа от присоединения к Европейской конвенции вышла на первый план и реализовалась посредством принятия Хартии основных прав Евросоюза. Конечно, этот текст учитывает существование Европейской конвенции о правах человека, которая рассматривается как базовый стандарт в сфере гарантий прав человека. Как пишет М.М. Бирюков, во - первых на положения Хартии Европейского союза об основных правах после вступления в силу Лиссабонского договора должна распространиться юрисдикция Суда Европейского союза, во – во вторых статьей 1-9 Конституционного договора Хартия была инкорпорирована (включена) в текст Конституционного договора в качестве его Части II. В связи с провалом Евроконституции Хартия должна приобрести юридически обязательный характер с вступлением в силу Лиссабонского договора. Согласно статье 6 ДЕС (ЛД), Союз признает права, свободы и принципы, изложенные в Хартии, которая имеет такую же юридическую силу, как и договоры7.

После наделения ее юридической силой, Хартия будет способствовать отделению системы прав человека Евросоюза от конвенционной системы, даже, несмотря на взаимодействие между судебными инстанциями. А это, в свою очередь только увеличит количество спорных ситуаций, с которыми придется столкнуться национальному судье.

Полагаем, что отсутствие внешнего контроля в праве ЕС представляет собой опасность для эффективного обеспечения прав человека: существует риск того, что Европейский Суд по правам человека будет давать менее прогрессивные толкования, чтобы избежать разницы толкования с Судом ЕС.

Такая ситуация может повлечь снижение стандартов в области обеспечения прав и свобод человека. Оптимальным решением проблемы является присоединение Европейского союза к Европейской конвенции о правах человека. Если же ЕС, как международная организация не будет нести ответственности за свои акты, то возможно ее должны коллективно нести государства-члены ЕС.

К сожалению, государства-участники, ненадлежащим образом выполняют свои обязательства. Поэтому, собственно, и возникла проблема установления эффективности исследуемых международно-правовых средств, т.е. степени их реального влияния на выполнение государствами конвенционных обязательств.

На основании проведенного исследования, автор также проводит различие двух европейских региональных правозащитных систем по многим критериям: по технике правовой защиты, по природе и содержанию прав и свобод, по объектам защиты прав человека. Европейская конвенция о правах человека является правовым актом, формально признанным в ЕС, однако не получившим официального признания в качестве источника права ЕС. И хотя ссылка на Конвенцию закреплена в Учредительных договорах, однако, она предусматривает обязательство Союза соблюдать не Европейскую конвенцию о правах человека как таковую, а основные права, вытекающие из нее, в качестве основных принципов права Сообществ. В связи с чем, с целью исключения двойственности, необходимым является присоединение ЕС, как субъекта международного права, к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод.

В Заключении диссертационного исследования автор представляет следующие выводы:

  1. При установлении международной ответственности государства за нарушение того или иного международно-признанного права человека необходимо исходить из природы и содержания международных обязательств, которые корреспондируют данном праву. Принципиальное значение для правильной квалификации договорного нарушения имеют общие обязательства, содержащиеся в соответствующем международном документе, а также выявление основных и производных обязательств, вытекающих из конкретного права индивида.
  2. Международные договорные нормы в области прав человека, принятые в рамках ЕС имеют особую природу, что проявляется в следующем: а) они предусматривают права не для самих договаривающихся государств, а для третьей стороны - индивида in abstracto; б) в отличие от многих международно-правовых обязательств, эти нормы не основаны на принципах взаимности; в) имеют характер erga omnes partes; д) характеризуются определенными отличительными чертами в отношении действующих режимов толкования и оговорок в отношении международных договоров.
  3. Государство признается ответственным за любое международно-противоправное деяние в области прав человека. Международный судебный или квазисудебный орган при установлении факта нарушения не указывает, какой национальный орган власти отвечает за данное нарушение, а лишь констатирует международную ответственность государства в целом. В свою очередь, государство обязано принимать все необходимые меры, направленные против нарушений прав индивидов. Обеспечение соблюдения основных прав и свобод человека должно быть гарантировано всем лицам, находящимся под юрисдикцией государства, в сфере осуществления эффективного государственного контроля.
  4. Государство не несет ответственности за нарушения прав человека, которые происходили до вступления в юридическую силу соответствующего подписанного государством международного договора, предусматривающего такую ответственность; исключение составляют так называемые “длящиеся нарушения”.
  5. Наличие чрезвычайной ситуации в стране, угрожающей жизни нации, является основанием для освобождения государства от международной ответственности за допущенные им в этой ситуации отступления от своих обязательств в области прав человека.
  6. Ответственность государства за нарушение основных прав и свобод человека базируется на общих принципах международно-правовой ответственности, таких как наличие действия или бездействия государства, нарушающего свои международные обязательства, наличие норм международного права которые нарушаются посредством деяния государства и др. В то же время, специфика международных обязательств в области прав человека накладывает свой отпечаток на правовые последствия нарушений этих обязательств. В частности, это, проявляется в том, что некоторые договоры о правах человека содержат специальные положения (lex specialis); вопрос об ответственности государства-участника перед индивидом - жертвой, прежде всего и главным образом решается на основе этих положений.
  7. Государство однозначно нарушает общее международное право, если допускает грубые и массовые нарушения прав человека. Ответственность государства за подобные противоправные деяния возникает перед международным сообществом в целом. На этом основании все государства, независимо от того, был или не был причинен вред конкретному государству, могут требовать прекращения этих нарушений и предоставления соответствующей компенсации их жертвам, выдвигая соответствующие претензии к государству-нарушителю.

Наиболее оптимальным механизмом установления международной ответственности государства за грубые и массовые нарушения прав человека является механизм, используемый Международным судом ООН, к которому в таких случаях может обратиться любое государство мира в порядке actio popularis.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.