авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Иностранных дел российской федерации на правах рукописи ина гиони международно-правовая ответственность государств за нарушение обязательств в сфере защиты прав

-- [ Страница 2 ] --

Что касается первых международных механизмов защиты прав человека, то таковые появились лишь после Второй мировой войны. 10 декабря 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН в торжественной обстановке приняла Всеобщую Декларацию прав человека (далее – Всеобщая Декларация). Всеобщая Декларация содержит принципы и нормы в области прав и свобод человека. Она имеет рекомендательный характер и предлагает всем государствам мира “каталог” прав и свобод человека в качестве образца, стандарта для развития внутригосударственного законодательства в этой области. 16 декабря 1966 г. Генеральная Ассамблея приняла еще два договора – Пакт о гражданских и политических правах и Пакт об экономических, социальных и культурных правах. Международный Пакт о гражданских и политических правах предусматривал создание Комитета по правам человека ООН, который, однако, является квазисудебным органом. Таким образом, в рамках ООН существует проблема в реализации функций постоянного органа, имеющего полномочия принуждать государства или иных субъектов международного права претерпевать определенные неблагоприятные последствия, вытекающие из совершения деяний, признаваемых мировым сообществом преступлениями.

Наряду с ООН, на различных континентах действуют свои, региональные, организации по правам человека. Так, Европейская система защиты прав человека была создана на основе Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая является региональным договором, действующим в рамках Совета Европы. Решения Европейского Суда по правам человека являются обязательными для государств-участников.

Далее автор приходит к выводу, что деятельность государства во внешнеполитической сфере проявляется лишь посредством деятельности его органов и должностных лиц, официально выступающих от имени государства. Таким образом, любое поведение государства внешне выражается в действиях или бездействии определенных государственных органов и официальных лиц. Эти органы и официальные лица государства не являются субъектами международного права и не способны самостоятельно, от своего имени нести ответственность по международному праву. В этой конструкции международной ответственности, основанной на неразрывном единстве государства, его органов должностных и уполномоченных лиц (агентов) проявляется несовпадение субъекта правонарушения и субъекта ответственности, что, в свою очередь, составляет специфику международной ответственности.

На основании проведенного анализа автор делает заключение, согласно которому ответственность государства за нарушение основных прав и свобод человека, предусмотренных Европейской конвенцией о правах человека, базируется на общих принципах международно-правовой ответственности. Во второй главе («Нарушения международно-правовых обязательств, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод как основание для международной ответственности государств») анализируются основания ответственности государств за допущенные ими нарушения международно-правовых обязательств, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод.

В первом параграфе («Механизм защиты международно-правовых обязательств государств в сфере прав человека, предусмотренных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод») раскрываются способы защиты обязательств государств, предусмотренные Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее – Европейская Конвенция).

Ратификация конкретным государством Европейской Конвенции и признание им юрисдикции Европейского суда означает то, что деятельность всех органов государственной власти, предполагает исполнение положений Конвенции.

Ответственность государств за нарушения основных прав и свобод человека базируется на общих принципах международно-правовой ответственности, имеющих обычно-правовую основу. Вместе с тем, в настоящее время действует ряд универсальных и региональных договоров, в которых сформулированы как материальные, так и lex specialis, т.е. специальные законы.

Ответственность государств за нарушения прав человека, закрепленных в Европейской Конвенции, устанавливается Европейским Судом по правам человека на основании ст. 50 Конвенции. Однако, по мнению автора, эта статья сконструирована несколько по-иному, чем соответствующие нормы общего международного права, регламентирующие ответственность государств. А именно, указанная статья, ввиду своего содержания, вряд ли может служить адекватным нормативным основанием для решения всех вопросов международной ответственности государства-правонарушителя. Правовой механизм, функционирующий в рамках Европейской Конвенции, носит sui generis (универсальный) характер, поэтому основная задача контрольного органа, учрежденного на основе Конвенции, заключается в защите прав и свобод индивидов. Автор согласен с мнением, о том что “ответственность по Конвенции должна толковаться и применяться на основе целей Конвенции и в свете общих принципов международного права”3. Именно такой подход должен быть положен в основу исследования оснований, содержания и пределов ответственности государств за нарушение положений Европейской Конвенции.

Комиссия международного права ООН установила две разновидности международно-правовых обязательств: обязательства поведения и обязательства результата4. Эти категории служат полезным инструментом для надлежащего толкования норм, регулирующих права человека, анализа их цели, содержания и установления того момента, когда нарушение фактически имело место. Обязательства результата оставляют за государством право выбирать способы или варианты поведения, необходимые для достижения определенной цели. Обязательства поведения требуют от государств осуществления конкретно определенных действий или конкретного поведения.

В теории и практике международного права общепризнано, что международная ответственность государства возникает в тот момент, когда ему предписывается определенное деяние. Вместе с тем, государство не несет ответственность за действия или бездействия частных лиц, не выступающих от его имени. Что касается поведения государственного органа, то согласно современному международному праву, оно предписывается государству, если даже этот орган действовал ultra vires
(вне компетенции) или вопреки внутреннему праву.

Что касается обязательства государства-делинквента не допускать нарушений в будущем, то оно, в частности может выражаться в отмене или изменении, либо неприменении им законодательного акта, признанного Судом несоответствующим Конвенции.

Автор полагает, что в рамках исследуемой проблемы обстоятельного анализа требует вопрос о том, могут ли государства-участники Европейской Конвенции прибегать к иным средствам (в частности, к контрмерам), не предусмотренным Конвенцией. Речь идет о так называемой концепции автономного режима, которая в международно-правовой доктрине трактуется весьма неоднозначно. Нам представляется, что вопрос о том, является ли та или иная договорная система автономным режимом или нет, зависит от конкретных положений данного договора. Если договаривающиеся государства в порядке lex specialis решили предусмотреть особый порядок имплементации договорных норм и особый режим ответственности за нарушение их положений, разумеется, если это не противоречит нормам jus cogens, то здесь должен действовать принцип lex specialis derogat legi generali (специальный закон отменяет общий закон). Именно это вытекает из вышеприведенной ст. 37 Проекта статей об ответственности государств.

Европейская Конвенция устанавливает автономный режим обеспечения ответственности государств, допустивших нарушения положений Конвенции. Это указывает на действенность имплементационного механизма, предусмотренного Конвенцией. В связи с этим голландский юрист Б. Симма подчеркивает, что в случае с таким договором, как Европейская Конвенция, которая предусматривает эффективную систему подачи жалоб индивидами и государствами, вряд ли когда-нибудь возникнет необходимость в применении средств обеспечения выполнения обязательств в соответствии с общим международным правом5. Автор, в свою очередь, придерживается мнения, что такая необходимость все же может возникнуть в двух случаях: а) когда государство допускает массовые и грубые нарушения прав человека б) когда одно государство имеет особый интерес относительно защиты прав человека на территории другого государства (например, нарушаются права его граждан) и не добилось каких-либо положительных результатов, исчерпав все конвенционные процедуры.

Важным аспектом механизма защиты международно-правовых обязательств государств в сфере прав человека является вопрос о целесообразности присоединения государств-членов ЕС к Конвенции. Сложности при решении данной проблемы состоят в следующем: соответствует ли процесс присоединения положениям учредительных документов ЕС, а также из-за того, что отсутствуют четкие и точные указания на способы подчинения Сообщества механизму контроля, разработанному Конвенцией. Автор, проведя анализ учредительных договоров ЕС, приходит к выводу, что если присоединение к Европейской конвенции о правах человека произойдет, то оно будет касаться Союза в целом.

При этом, интеграция Хартии Европейского Союза (далее - Хартия) в Учредительные договоры и присоединение Евросоюза к Европейской конвенции должны рассматриваться не как альтернативные, а как дополнительные меры, более полно гарантирующие соблюдение Союзом основных прав.

Автор придерживается мнения, что правовая основа для присоединения ЕС к Европейской конвенции о правах человека Совета Европы должна существовать не только в праве ЕС, но и в положениях самой Европейской конвенции о правах человека (в Протоколах к Конвенции).

Автор приходит к выводу, что существование и применение двух “каталогов” прав человека в одном правовом пространстве, которым в частности является Евросоюз, требует принятия ряда мер в целях избежание коллизий правовых норм и конфликта юрисдикции. Присоединение ЕС к Европейской Конвенции – это оптимальный способ преодоления разногласий и укрепления институционального сотрудничества, который в дополнение к разработке собственного “каталога” прав человека в Европейском Союзе является достаточным и не требует использования других механизмов.

В параграфе втором («Характеристика вины, как основания для ответственности государств за нарушение прав человека, предусмотренных международными конвенциями») исследуются условия наступления ответственности государств.

Деяние государства может быть квалифицировано как международно-противоправное лишь на основании международного права. В теории международного права определенную сложность представляет вопрос о том, является ли вина элементом состава международного правонарушения вообще, и в области прав человека, в частности. К решению этого вопроса применяются два различных подхода: a) концепция субъективной ответственности и б) концепция объективной ответственности. Согласно первой, доказывание виновного намерения или простой небрежности в действиях представителей государства является необходимой предпосылкой международной ответственности данного государства. При этом в соответствии с концепцией объективной ответственности, добросовестность, отсутствие небрежности или bona fide (добросовестный) заблуждения и т.п. не оправдывают международно-противоправных действий государства, и, следовательно, признаются неуместными; ответственность наступает независимо от mens геа официальных лиц государства.

По мнению автора, Европейская Конвенция сама не предоставляет возможность применения доктрины субъективной ответственности. Ст. 1 Конвенции устанавливает, что “Высокие Договаривающиеся Государства обеспечивают каждому лицу в пределах своей юрисдикции права и свободы, определенные в Разделе 1 настоящей Конвенции”. Представляется, что формулировка данной нормы иллюстрирует точку зрения о том, что нарушение закрепленного в ней обязательства носит объективный характер: нарушение должно быть установленным, и должно быть доказано, что соответствующее государство фактически нарушило какие-либо права индивида, при обстоятельствах, которые не могут служить оправдывающими.

Принципиальное практическое значение в рамках рассматриваемой проблемы имеет правило об исчерпании местных средств правовой защиты. Данное правило закрепленное в ст. 26 Европейской Конвенции.

В параграфе третьем («Обстоятельства, исключающие противоправность деяний государства») раскрывается сущность условий, при наличии которых государство освобождается от ответственности за совершенные им противоправные деяния.

Обстоятельства, исключающие противоправность деяний государства могут быть двух видов - исключающие возникновение ответственности и исключающие реализацию ответственности. Первые представляют собой ситуации, при которых поведение государства, квалифицируемое в нормальных условиях как правонарушение, признается правомерным и не порождает ответственности. Вторые - это фактические ситуации, при которых порожденная правонарушением ответственность фактически не осуществляется6. Отличие между поведением государства при обстоятельствах, освобождающих от ответственности, и поведением, смежным с правонарушениями, состоит в том, что первое формально содержит все признаки состава правонарушения, тогда как второе лишь внешне похоже на правонарушение, но не содержит всех его признаков.

Международное право не допускает ссылок на обстоятельства, освобождающие от ответственности, при нарушении норм jus cogens (и прежде всего при совершении международных преступлений).

Автор придерживается мнения о том, что согласие, ответные меры, самооборона осуществляются самим государством и представляют волевое действие, осуществление права. В отличие от них форс-мажор, случай, бедствие, состояние необходимости - это объективные, внешние по отношению к поведению государства обстоятельства, не зависящие от его воли.

Противоправность деяния исключается и в случае, если оно является законной мерой самообороны в соответствии с Уставом ООН, если деяние было вызвано непреодолимой силой, которая обусловила невозможность действий в соответствии с обязательствами. В случаях непреодолимой силы государство абсолютно лишено возможности предотвратить ущерб, грозящий другому государству, проявить свою волю, чтобы изменить ситуацию. При непредвиденном случае государство действует в состоянии добросовестного заблуждения, не осознавая, что нарушает международное обязательство. Государство не может ссылаться на непреодолимую силу и случай, если само содействовало возникновению данных ситуаций.

Ответственность государства также исключается в ситуации бездействия, возникающего в том случае, когда представители государства под воздействием сил природы или аварий вынуждены пренебречь исполнением международных обязательств, не имея другой возможности спасти свою жизнь или жизнь вверенных лиц.

Третья глава диссертации «Эффективность международно-правовых средств обеспечения реализации государствами обязательств в сфере защиты прав человека в Европейском союзе» посвящена исследованию качества международно-правовых способов исполнения обязательств государств в сфере защиты прав человека.

В параграфе первом («Характеристика правовых последствий нарушения государствами международных обязательств в сфере прав человека») дается анализ возможных правовых последствий нарушения государствами обязательств в сфере прав человека.

Например, под “сатисфакцией” в рамках Европейской конвенции понимается публичное принесение извинения и взимание с государства-нарушителя определенного денежного возмещения за совершенное им правонарушение, но при определении размера присуждаемой денежной компенсации Европейский суд по правам человека не связан общепризнанным принципом международного права о полном возмещения вреда, и в ряде дел суд предоставлял только частичную компенсацию за нарушение положений Европейской конвенции. В отличие от национальных судов, Европейский суд имеет ограниченные (субсидиарные) полномочия и выполняет конкретную задачу, и поэтому он не сталкивается с необходимостью обращаться к общим принципам международного права при решении конкретных дел.

Помимо прочего, Европейский суд по правам человека не имеет права выносить решения, которые непосредственно направлены на осуществление restitutio in integrum. Суд также не уполномочен выносить определения об обеспечении иска (injunctive relief) или о конкретном (реальном) выполнении его решений (specific perfomance). На государстве-правонарушителе, выполняющем конкретное решение Суда, лежит обязанность принять различные общие меры, находящиеся за пределами данного судебного решения и направленные на предотвращение совершения подобных правонарушений в последующем. У государств, нарушивших свои обязательства по Европейской конвенции, возникают такие “повторные” обязательства: а) прекратить противоправное деяние, б) обеспечить полное возмещение ущерба и убытков, нанесенных правонарушением потерпевшей стороне; в) осуществить сатисфакцию, включая соответствующие гарантии неповторения аналогичных актов в будущем.

Любое государство, совершающее грубые и массовые нарушения прав человека, считается нарушителем международного права и обязано понести ответственность перед международным сообществом за свои деяния. Эта ответственность реализуется в форме реституции, компенсации, реабилитации, сатисфакции и гарантии неповторения подобных действий в будущем, которые государство-правонарушитель обязано предоставить потерпевшим от его нарушений.

Автор придерживается мнения, что международное право призвано защищать не только пострадавшую от совершенного правонарушения сторону, но также в некоторых случаях и само государство-нарушителя. К примеру, запрещаются контрмеры, которые: а) обусловлены угрозой силы или применения военной силы; б) нарушают права, вытекающие из императивных норм международного права; в) ставят под угрозу территориальную целостность или политическую независимость государства; г) противоречат нормам гуманитарного права; д) нарушают неприкосновенность дипломатических и консульских агентов.

Важным аспектом обеспечения реализации обязательств в сфере защиты прав человека, является решение вопроса о том, будет та или иная договорная система “автономным режимом” (self-contained regime), т.е. может ли государство-участник любого договора о правах человека применять контрмеры в отношении другого государства-участника данного договора, допускающего на своей территории нарушения прав человека, зависит от конкретных положений заключенного между ними договора.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.