авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Публично-правовые аспекты международного регулирования отношений в интернете

-- [ Страница 2 ] --

Практическая значимость диссертационного исследования определяется тем, что ее основные положения могут быть использованы при выработке государственной политики Российской Федерации в области управления Интернетом, а также на международных конференциях и в ходе работы над проектами международно-правовых документов, касающихся глобального или регионального регулирования отношений, возникающих в связи с Интернетом.

Результаты диссертационного исследования могут быть использованы в учебном процессе, при подготовке общих и специальных курсов, учебных пособий по данной теме.

Апробация результатов диссертационного исследования. Основные положения диссертационного исследования докладывались автором в ходе конференции молодых ученых Дипломатической академии МИД России в 2004 году6, опубликованы в учебнике для ВУЗов «Технологический прогресс и современные международные отношения», а также в таких изданиях, как «Московский журнал международного права» и «США и Канада: экономика, политика, культура».

В качестве сотрудника Министерства иностранных дел Российской Федерации материалы диссертационного исследования использовались автором при подготовке к различным международным конференциям, посвященным вопросам использования Интернета.

Содержание работы

Во введении автор обосновывает актуальность темы исследования, обусловившую выбор темы. Ставятся цели и задачи исследования, определяются объект и предмет диссертационной работы, ее методологическая база. Также указывается нормативная и теоретическая основы работы. Делается вывод о степени разработанности темы в российской и зарубежной науке. Приводятся положения, выносимые на защиту.

Глава 1. «Регулирование отношений в сфере Интернета».

В первом параграфе по результатам анализа правовой природы Интернета делается вывод о том, что объектом регулирования в данной сфере могут являться отношения операторов и пользователей Интернета, как между собой, так и во взаимоотношениях с иными лицами и государственными органами в связи с передачей информации и оказанием услуг.

Интернет вносит изменения в технику принятия норм права. Вместо метода их государственной разработки нормы права, имеющие отношение к Интернету, часто разрабатываются непосредственно сообществами пользователей (саморегулирование) или возникают в результате единообразной практики.

Эффективное саморегулирование предполагает наличие определенных правил, принимаемых на основе общего согласия участниками сообщества, а также механизмов контроля за соблюдением таких правил. Причем, свобода саморегулирования всегда ограничивается требованиями поддержания общественного порядка.

Все чаще практикуется схема, при которой государство формулирует основные принципы, цели регулирования, а затем предоставляет самим участникам право устанавливать нормы и правила по их детализации и актуализации.

В западной литературе часто рассматривается понятие киберпространства (Э.Шапиро, Д.Менте), под которым понимается уникальный носитель, не находящийся на определенной территории, но доступный каждому в любой точке мира через Интернет.

Несмотря на то, что Интернет-информация хранится в компьютерных системах, которые практически всегда находятся в границах той или иной национальной юрисдикции, киберпространство как бы «расположено» вне территории отдельных национальных государств. Это приводит к выводу о необходимости, в том числе определения правил юрисдикции, которые должны применяться к соответствующим общественным отношениям, что не может не обуславливать их международно-правового регулирования.

Поскольку Интернет является технической системой, то технические стандарты в определенной степени определяют и ограничивают киберпространство, а принимаемые решения в технической и технологической сферах зачастую влекут за собой значительные правовые последствия. Поэтому было бы целесообразно установить определенный международный контроль за введением и соблюдением технических стандартов со стороны государств.

Во втором параграфе проводится анализ норм внутригосударственного права Австралии, Канады, Китая, России, США, Франции и других государств по регулированию Интернет-отношений.

Как показывает практика, зачастую национальные законодательные и судебные власти исходят из того, что киберпространство полностью находится в рамках их юрисдикции, что зачастую приводит к коллизии правовых норм и судебных решений.

Ряд государств, и, прежде всего США, пытаются осваивать международное информационное пространство, используя национальные правовые концепции. Такое экстратерриториальное применение национального законодательства ущемляет суверенитет других государств. Во-первых, такое государственное регулирование зачастую выходит за рамки юрисдикции одного государства. Во-вторых, так как доступ к информации в киберпространстве одновременно существует с территорий многих государств, одностороннее регулирование правоотношений в Интернете может ущемлять аналогичные права и законные интересы других государств.

В третьем параграфе доказывается, что основным путем решения поставленных Интернетом перед международным сообществом вопросов является принятие международно-правовых документов, регулирующих использование Интернета. В пользу данного подхода говорит такая основная черта Интернета, как его внетерриториальность.

С помощью международных договоров государства пытаются обеспечить совместный контроль над Интернетом. Сфера международно-правового сотрудничества простирается от борьбы с киберпреступностью до защиты интеллектуальной собственности, от предотвращения неконтролируемого доступа к информации до урегулирования вопросов электронной торговли.

Причем любое международное соглашение должно быть технологически нейтральным, т.е. должно не просто реагировать на существующий уровень развития техники и технологии, но и отвечать требованиям будущего технического прогресса.

Важно также, чтобы каждое международное соглашение в сфере Интернета, объединяло как можно большее число участников.

Применительно к Интернету правовые нормы могут вводиться не только методом принятия каких-либо специальных международных договоров, но и путем разработки типовых (модельных) законов.

По результатам работы ряда международных организаций (ОЭСР, ЮНЕСКО, ВОИС, ЮНСИТРАЛ и т.д.) можно сделать вывод, что в настоящее время начало складываться международное Интернет-право, представляющее собой совокупность юридических принципов и норм, регулирующих отношения между государствами, а также международными организациями, возникающие в связи с их деятельностью по развитию, управлению и контролю за использованием Интернета.

Поскольку международное Интернет-право неотделимо от общего международного права7, при разработке международно-правовых норм в сфере Интернета следует учитывать и основываться на общепризнанных принципах и нормах международного права. Так, в отношении Интернета применяются и нормативные акты, принятые до появления Интернета, в том числе Устав Организации Объединенных наций, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 года, Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966 года, Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года, Международная конвенция о пресечении обращения порнографических изданий и торговли ими 1923 года, Конвенция о международном праве опровержения 1953 года.

Интернет также функционирует на основе сложившихся обычаев, например, государства признают, что компьютерные сети должны функционировать в мирных и законных целях. Интернет не может и не должен использоваться как средство разжигания ненависти и совершения правонарушений.

Подходящим органом для разработки международно-правовых норм для киберпространства мог бы стать специально организованный в этих целях комитет ООН (подобный Комитету ООН по космосу), в котором при принятии решений по вопросам управления Интернетом учитывались бы, как юридические, так и технические составляющие этой проблематики.

Глава 2. «Межгосударственные многосторонние конференции, посвященные вопросам Интернета».

В первом параграфе рассматриваются результаты, достигнутые на Всемирной встрече на высшем уровне по информационному сообществу (ВВВУИО), два этапа которой состоялись в декабре 2003 года и ноябре 2005 года.

Инициатором ее проведения выступил Международный союз электросвязи (МСЭ). Основными вопросами, рассматриваемыми на саммите, были управление Интернетом, «информационно-цифровой разрыв», а также пути и средства, которыми информационные и телекоммуникационные технологии могут способствовать решению проблем развития человечества.

В Декларации принципов ВВВУИО подчеркивается необходимость создания соответствующей юридической и политической базы, основанной на должном уважении прав человека в таких сферах, как неприкосновенность частной жизни, безопасность и защита прав потребителей при одновременном сохранении экономической инициативы. В ней также отмечается, что правовые нормы, сопровождаемые технологически нейтральной и предсказуемой политикой и регулятивной структурой, отражающей национальные реалии, необходимы для создания информационного общества, сосредоточенного на человеке.

В Декларации уделяется внимание и международному управлению Интернетом, которое должен быть многонациональным, прозрачным и демократичным, охватывающим правительства, частный сектор, гражданское общество и международные организации. В Декларации было признано суверенное право государств на проведение публичной политики в отношении Интернета.

По результатам ВВВУИО было принято решение о создании нового форума для организации диалога различных заинтересованных сторон по вопросам политики Интернета, который получил название «Форум по вопросам управления Интернетом».

Во втором параграфе подробно анализируются проблемы, возникающие в последнее время во взаимоотношениях государств вокруг управления Интернетом. При этом используется широкое определение термина «управлением Интернетом» - разработка и применение правительствами, частным сектором и гражданским обществом, при выполнении ими своих соответствующих ролей, общих принципов, норм, правил, процедур принятия решений и программ, регулирующих эволюцию и применение Интернета.

В 1998 г. Министерство торговли США учредило Ассоциацию по присвоению имён и номеров [портов] Интернета (ICANN), наделив ее полномочиями по распределение доменных имен и связанную с этим деятельность, с намерением сделать из нее в перспективе международную неправительственную организацию.

Правительство США через ICANN фактически осуществляет контроль над Интернетом. Многие государства предпочли бы, чтобы контроль за техническими аспектами Интернета был передан международной организации, не преследующей политических целей и созданной на основе международного договора. Международный союз электросвязи (МСЭ), опираясь на свои преимущества как субъекта международного права, претендует на роль регулятора вопросов Интернета наравне с ICANN, а в перспективе – вместо нее.

К сильным сторонам МСЭ относится его нейтральность и международная правосубъектность. Однако в адрес МСЭ зачастую звучат обвинения в его забюрократизированности. К тому же, к его работе редко привлекаются представители неправительственных учреждений. Именно эти аргументы используют сторонники ICANN, утверждающие, что под эгидой ООН невозможно обеспечить тот же объем инноваций и эффективности, который достигается в ICANN.

Деятельность МСЭ всегда регулировалась положениями международного публичного права. Однако возрастающее влияние частного сектора на международные отношения заставило МСЭ отнестись к интересам этого сектора более внимательно.

В тоже время ICANN (под влиянием претензий на часть ее компетенции со стороны МСЭ, ООН в целом, и, следовательно, большего вовлечения государств в деятельность этой корпорации) начала процесс движения в сторону более официальных форм регулирования. Для упрочения своего положения ICANN было бы полезно получить хотя бы консультативный статус при каком-либо специализированном учреждении ООН. Наиболее вероятно такое развитие событий по отношению к МСЭ.

В третьем параграфе рассматривается влияние электронно-цифрового разрыва, представляющего собой разрыв в цифровых технологиях, доступных в государствах с различным уровнем экономического развития, на международно-правовое регулирование Интернета.

В целях недопущения дальнейшей маргинализации наименее развитых стран необходимо принять международно-правовые документы, гарантирующие для всех стран одинаковые возможности использования Интернета.

Еще в 1975 г. Генеральной Ассамблеей ООН была принята Декларация об использовании научно-технического прогресса в интересах мира и на благо человечества (резолюция 3384 (ХХХ)), в которой главным в использовании результатов научно-технического развития международное сообщество признало их соответствие интересам мира и блага человечества.

В итоговом документе саммита руководителей стран “Группы 8”, Окинавской хартии 2000 г., говорится об угрозах, создаваемых новыми реалиями информационного общества. Однако Окинавская хартия является политическим документом и налагает на государства исключительно политические обязательства.

Универсальное право на доступ к телекоммуникационным средствам связи следует из фундаментальных прав человека, закрепленных во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, предусматривающей, “что каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ”. В 1982 году на 70-й сессии Кабинета Министров Совета Европы была принята Декларация «О свободе выражения и информации», в которой отмечается наличие прямой связи между свободой выражения и доступом к средствам связи8.

Потребностями преодоления электронно-цифрового разрыва продиктована также необходимость обеспечения универсальности международных договоров, затрагивающих вопросы функционирования Интернета. Эта цель может быть достигнута только через привлечение к переговорам самого широкого круга государств, вне зависимости от уровня их технологического и экономического развития.

Глава 3. «Проблемы, возникающие в связи с Интернетом и требующие разрешения международно-правовыми средствами».

В первом параграфе рассматривается проблема распространения преступности в сфере Интернета, в том числе анализируется Конвенция по киберпреступности.

Киберпреступления включают широкий круг правонарушений. При этом помимо новых видов преступлений, которые возможно совершать только в киберпространстве (например, изготовление и распространение вредоносных компьютерных программ, несанкционированный доступ к информации и т.д.), Интернет используется также и для совершения традиционных преступлений.

Решение данной проблемы затруднено и из-за разницы в подходах различных государств к вопросам защиты персональных данных. В Европейской директиве по охране неприкосновенности частной жизни (European Privacy Directive) N 95/46/ЕС предписывается проведение гармонизации законодательств государств Европейского союза по использованию информации о частной жизни на качественно новом уровне.9 Статья 25 Директивы разрешает передачу информации лицам в третьих странах, на которые не распространяется действие данных Директив, только в том случае, когда эти страны обеспечивают надлежащий уровень охраны такой информации. Аналогичные нормы стали вводить в свое законодательство также Аргентина, Бразилия, Канада и Новая Зеландия.

На международном уровне потребность совместно и эффективно бороться с киберпреступлениями была широко признана, и различные международные организации и конференции координируют и пытаются согласовывать свои действия в этом направлении. Среди них можно выделить инициативы ООН, Организации экономического содействия и развития (ОЭСР), Интерпола и «большой восьмерки».

Совет Европы занимается преступлениями в сфере высоких технологий, начиная с конца 80-х годов. В результате этой работы в 2001 г. была принята Конвенция по киберпреступности. В 2003 г. был одобрен дополнительный Протокол к Конвенции относительно введения уголовной ответственности за правонарушения, связанные с проявлением расизма и ксенофобии, совершенные посредством компьютерных сетей.

Конвенция преследует три основных цели. Первая – гармонизация материальных норм уголовного права, касающихся установления ответственности за совершение киберпреступлений. Вторая – унификация процессуального законодательства, необходимого для расследования и преследования вышеназванных преступлений. Третья – установление быстрого и эффективного режима международного сотрудничества в этой области.

Участники конвенции применяют ее нормы и положения на основе принципа суверенного равенства государств.

Все преступления, подпадающие под действие данной Конвенции, условно можно разделить на три вида:

  1. Преступления против компьютерных систем, коммуникационных линий и компьютеризованных данных, то есть те преступления, которые действительно могут называться киберпреступлениями (статьи 2-5 данной Конвенции);
  2. Преступления, совершаемые с использованием компьютерных систем, которые являются традиционными преступлениями, подпадающими под действие национального уголовного законодательства (то есть, подделка, мошенничество, распространение, производство или владение детской порнографией) (статьи 7-9);
  3. Преступления, представляющие собой нарушение авторских прав с использованием компьютерных систем (статья 10).

Конвенция о киберпреступности является практически единственным на сегодняшний день международным договором, предназначенным исключительно для киберпространства. Российская Федерация пока не подписала и не ратифицировала Конвенцию, хотя и принимала участие в ее разработке. Некоторые министерства Российской Федерации выражают несогласие с положениями статьи 32 Конвенции, позволяющими проникновение в информационные сети другого государства без его уведомления.

Во втором параграфе данной главы диссертации рассматриваются международно-правовые аспекты обеспечения международной информационной безопасности.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.