авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правовое регулирование внешнеэкономических сделок в странах евразэс

-- [ Страница 2 ] --

8. Новеллой Закона Республики Беларусь «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности» и Федерального закона РФ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» является разграничение положений, касающихся государственного регулирования внешнеторговой деятельности в области международной торговли товарами, услугами и интеллектуальной собственностью. Закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности в Кыргызской Республике» и Закон «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности в Республике Таджикистан» в понятие «внешнеторговая деятельность» также включает все эти понятия. Однако исходя из содержания норм этих законов, они регулируют только правоотношения, связанные с торговлей товарами. А в Законе Республики Казахстан от 12 апреля 2004 г. N 544 «О регулировании торговой деятельности» торговля услугами в системе внешнеторговой деятельности вообще не упоминается.

Таким образом, внешнеторговое законодательство стран ЕврАзЭС не одинаково регулирует данный вопрос. В целях гармонизации законодательств стран Сообщества представляется целесообразным рекомендовать Межпарламентской Ассамблее ЕврАзЭС разработать и принять типовой проект нормативно – правового акта, регламентирующего правоотношения в сфере торговли услугами. Правила торговли услугами могут быть определены в отдельной главе типового проекта «О государственном регулировании внешнеторговой деятельности», по аналогии с внешнеторговым законодательством Российской Федерации и Республики Беларусь.

Теоретическая и практическая значимость работы. Теоретические выводы и практические предложения могут быть использованы при дальнейшей научной разработке проблем, связанных с регулированием внешнеэкономических сделок, а также при совершенствовании действующего законодательства ЕврАзЭС в сфере внешнеэкономической деятельности, в правоприменительной деятельности, при осуществлении внешнеэкономических сделок хозяйствующими субъектами стран ЕврАзЭС.

Анализ законодательства стран ЕврАзЭС позволяет выявить тенденции законодательного развития этих стран, а также преимущества регионального правового регулирования внешнеэкономических сделок по сравнению с универсальным международно-правовым регулированием.

Материалы настоящего исследования могут использоваться в качестве научно-практической и методологической основы для сравнительного анализа права постсоветских государств, для подготовки комментариев рассматриваемых в работе нормативных актов, а также в учебном процессе.

Апробация результатов исследования. Диссертация подготовлена, обсуждена и одобрена на кафедре частного права Государственного Университета Управления.

Отдельные положения диссертации были изложены в выступлениях автора на научно-практических конференциях, проходивших в 2005-2008 гг. в Государственном Университете Управления. Результаты проведенного исследования также отражены в научных публикациях автора.

Структура работы обусловлена целями и задачами работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения и списка использованной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, его нормативно-правовая и методологическая база, формулируются основные положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна работы, отмечается ее теоретическая и практическая значимость.

Первая глава - «Внешнеэкономические сделки в законодательстве стран ЕврАзЭС» - состоящая из трех параграфов, посвящена общим положениям, касающимся понятия и признаков внешнеэкономической сделки, источникам правового регулирования внешнеэкономической сделки, а также форме и порядку заключения внешнеэкономических сделок.

В первом параграфе «Понятие внешнеэкономической сделки» рассматривается понятие, признаки внешнеэкономической сделки.

В начале параграфа автором предпринимается попытка определить понятие и признаки внешнеэкономической сделки. С этой целью диссертант исследует определения внешнеэкономической сделки, содержащиеся в юридической литературе.

Для более глубокого исследования понятия внешнеэкономической сделки в диссертации произведен сравнительный анализ между рядом понятий, схожих по своему содержанию с понятием «внешнеэкономическая сделка». Был проведен анализ законодательных актов стран ЕврАзЭС в сфере внешнеэкономической деятельности, что позволило вычленить основные признаки внешнеэкономической сделки. В работе определя­ются такие понятия, как «внешнеторговая деятельность», «внешнеэкономическая деятельность», «внешнеэкономическая сделка», «внешнеторговая сделка», «международный коммерческий контракт». Особенно важное значение автор придает сопоставлению понятий «внешнеторговая сделка» и «внешнеэкономическая сделка». Исходя из анализа различных точек зрения и определений, диссертант приходит к выводу, что понятия «внешнеэкономическая сделка» и «внешнеторговая сделка» по своей сути являются идентичными.

Выделяются главные и факультативные признаки.

Законодательство ни одной страны ЕврАзЭС не содержит определение ни внешнеторговой, ни внешнеэкономической сделки, хотя законодатель и практика оперируют этими понятиями. Законодатель вообще не дает никакого разграничения между внешнеэкономической и внешнеторговой сделкой.

Вместе с тем раскрытие понятия «внешнеэкономическая сделка» имеет серьезное практическое значение, так как непосредственно связано с применимым правом. Если сделка «внутренняя», то она лежит в национально-правовом поле и регулируется правом соответствующего государства. Если сделка международная (внешнеэкономическая), то она находится в сфере действия сразу нескольких национальных правовых систем, и необходимо определить, каких именно. Наконец, здесь широко применяются обычаи международной торговли или обычаи международного делового оборота, которые объединяются общим названием «lex mercatoria».

Предлагается определение: Внешнеторговая сделка – это сделка, между сторонами, коммерческие предприятия которых находятся в раз­ных государствах, содержанием которой являются операции по ввозу-вывозу из-за границы товаров, услуг, информации и интеллектуальной деятельности с целью извлечения прибыли.

Внешнеторговая сделка зачастую отождествляется с внешнеторговым договором. Кроме того, в мировой торговой практике используется термин «контракт»2

.

Различия между сделкой и договором в понимании евразийских законодателей сводятся к следующему: сделкой признается, прежде всего, действие, а под договором понимается соглашение двух и более лиц. В соответствии с Гражданскими кодексами стран ЕврАзЭС «сделки могут быть двух- или многосторонними (договоры) и односторонними». А так как внешнеторговая сделка является двухсторонней, во внешней торговле можно провести равенство между сделкой и договором.

Таким образом, «внешнеэкономическая сделка», «внешнеторговая сделка», «внешнеторговый договор», «международный коммерческий контракт» являются синонимами.

В то же время в международных отношениях употребляется термин внешнеэкономический договор. В этой связи в диссертации предлагается разграничить эти понятия. Учитывая, что термин внешнеэкономический договор чаще встречается в отношениях между государствами (Соглашение о едином порядке экспортного контроля государств-членов ЕврАзЭС от 28.10.2003г., Межправительственное соглашение о транзите товаров, перемещаемых между таможнями Российской Федерации и Республики Беларусь от 29.06.2007г., Соглашение между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о транзите нефти от 7.06.2002г. и т.д.) можно дать следующее определение внешнеэкономического договора как соглашения между государствами в области экономического сотрудничества не преследующего цели извлечения прибыли.

Во втором параграфе «Источники правового регулирования внешнеэкономических сделок» исследована нормативная база внешнеэкономических сделок в рамках ЕврАзЭС, которая включает универсальные международные договоры, международные договоры стран ЕврАзЭС, международные двусторонние договоры стран ЕврАзЭС, национальное законодательство, международные обычаи и обыкновения. Отличительной чертой правового регулирования внешнеэкономических сделок является тесное взаимодействие норм различной системно-правовой принадлежности: норм международного и национального уровня.

Специфика внешнеэкономических отношений заключается во взаимодействии двух или нескольких правовых систем. В таких условиях международные правовые нормы являются, безусловно, предпочтительнее национальных в силу своей унифицированности. Особое место в системе источников правового регулирования внешнеэкономических сделок государств-участников ЕврАзЭС занимают нормы международно-правового характера: общепризнанные нормы и принципы международного права, международные договоры и соглашения, а также обычаи.

На сегодняшний день основным по значимости нормативным актом, регулирующим поставку товаров за границу, является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года. Из стран ЕврАзЭС помимо России данную Конвенцию ратифицировали Белоруссия (9 октября 1989 года), Узбекистан (27 ноября 1996 года), Кыргызстан (11 мая 1999г.).

Из числа соглашений стран ЕврАзЭС по вопросам, относящимся к теме исследования, следует выделить, прежде всего, Соглашение об общих условиях поставок товаров между организациями государств – участников Содружества Независимых Государств (Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина) от 20 марта 1992 года, имеющее целью создание благоприятных условий для сохранения и развития хозяйственных связей между субъектами хозяйствования в рамках Содружества Независимых Государств с учетов заключенных между ними соглашений об экономическом сотрудничестве.

К универсальным конвенциям, в которых участвуют все страны ЕврАзЭС, кроме Таджикистана, относятся: Конвенция о международном финансовом лизинге (г. Оттава 28.05.1988г.); Генеральное соглашение по торговле услугами (г. Марракеш 15 апреля 1994 года).

Основными законодательными актами в странах ЕврАзЭС являются Законы о внешнеэкономической деятельности и Гражданские кодексы в части, содержащей коллизионные нормы. Все принятые в государствах-участниках ЕврАзЭС Гражданские Кодексы в основном идентичны по структуре, примерно одинаково регулируют целый ряд гражданско-правовых отношений, но в то же время имеют особенности, свойственные праву каждого суверенного государства, и свои коллизионные нормы.

Особое место среди регуляторов внешнеэкономических отношений занимают Международные правила толкования торговых терминов – ИНКОТЕРМС. Для участников внешнеэкономической деятельности из России, Казахстана, Кыргызстана ИНКОТЕРМС носят рекомендательный характер, за исключением случаев заключения договоров с партнерами из ряда стран (Украина, Ирак, Испания ИНКОТЕРМС придают силу закона).

Наиболее эффективным на ближайшую перспективу представляется принятие в рамках ЕврАзЭС Основ законодательства о государственном регулировании внешнеторговой деятельности или модельного закона о внешнеторговой деятельности, на основе которых страны ЕврАзЭС разработают акты национального законодательства.

В третьем параграфе – «Форма и порядок заключения внешнеэкономических сделок» рассматривается общее правило о форме внешнеэкономических сделок для российских субъектов, которое установлено в 6-м разделе Гражданского кодекса Российской Федерации (статья 1209 ГК РФ). Такие же требования установлены и в гражданских кодексах государств-участников ЕврАзЭС. Нормативные положения гражданских кодексов стран ЕврАзЭС3 о совершении внешнеторговых сделок в простой письменной форме дополняются требованиями международных договоров, в которые входят страны ЕврАзЭС.

В соответствии с Соглашением об общих условиях поставок товаров между организациями государств-участников СНГ 1992 года4 договор (контракт) на поставку товаров предусматривает в качестве обязательного реквизита подпись руководителя субъекта хозяйствования или уполномоченного им лица и печать. Отсутствие печати должно рассматриваться как нарушение формы договора, влекущее его недействительность. Согласно пункту 18 ОУП СНГ допускается заключение договора путем обмена письмами, телеграммами, телетайпограммами или с помощью средств телекоммуникации. В пункте 19 специально оговорено, что измене­ние, расторжение или продление срока действия договора оформляются дополнительным соглашением сторон. Из этого следует, что изменение, расторжение или продление срока действия договора также охватыва­ются правилом о необходимости соблюдения письменной формы.

Требование, а точнее отсутствие какого-либо требования, к форме договора, его изменения или прекращения соглашением сторон установлены в статьях 11-13 части I и в статье 96 части IV Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи. В связи с тем, что не все страны ЕврАзЭС ратифицировали Венскую Конвенцию, важно определить, будут ли подлежать применению к отношениям по заключаемому контракту положения Венской конвенции. Если государство, в котором находится коммерческое предприятие зарубежного партнера, также участник этой Конвенции, то Венская конвенция, безусловно, применима. А если нет? В диссертационной работе дается ответ на этот вопрос.

Во второй главе «Способы установления права, подлежащего применению к внешнеэкономическим сделкам» анализируется принцип автономии воли и выбор применимого права судом при отсутствии соглашения сторон

В первом параграфе «Принцип автономии воли и практика его применения» прослеживается становление и этапы развития этого понятия. Подчеркивается, что юридическая природа автономии воли характеризуется сочетанием материальных и коллизионных начал. Наличие первых выражается в необходимости достижения согласия сторон по вопросу о применимом праве, в правилах о действии императивных норм страны, с которой договор реально связан. Наличие вторых - в одинаковой с объективными привязками функциональной нагрузке соглашения сторон о выборе права, возможности применения императивных норм правопорядка, на который не распространяется выбор сторон, только в исключительных случаях5.

Нормы ГК стран ЕврАзЭС не ограничиваются признанием автономии воли в качестве генерального способа определения применимого права, а устанавливают также правила её (воли) реализации. В ходе анализа гражданского законодательства стран ЕврАзЭС были выявлены следующие правила:

- оговаривается, что выбор применимого права не является обязанностью участников договора, осуществляется исключительно по их соглашению, которое может быть достигнуто как при заключении договора, так и в последующем.

- установлена форма выражения воли сторон. Она может быть изъявлена не только прямо, но и молчаливо.

- легализован либеральный подход к проблеме «делимости» договора, в соответствии с которым его стороны могут избрать применимое право как для договора в целом, так и для отдельных его частей, в том числе оговорить применение к различным частям контракта права разных государств.

- закреплено применение императивных норм страны, с которой договор реально связан, даже если стороны выбрали для регулирования своих отношений право другой страны.

В законодательстве стран ЕврАзЭС установлены границы применения автономии воли: если при выборе права сторонами из всей совокупности обстоятельств следует, что договор реально связан лишь с одной страной, а стороны выбрали право другой страны, то их выбор не ограничивает действие императивных норм того права, с которой договор реально связан.

Важно подчеркнуть, что законодательство всех стран ЕврАзЭС предусматривает возможность для сторон оговорить применение не всех объективно действующих в конкретном государстве источников права путём указания на применение «права» соответствующего государства, а лишь ее внутреннего законодательства. Дело в том, что в ряде случаев использование данного приема при осуществлении автономии воли может оказаться более эффективным, чем выбор международных договоров, изначально учитывающих особенности внешнеторговых сделок, вместе с иными источниками. Речь идёт, прежде всего, о тех ситуациях, когда коммерческие предприятия обеих сторон сделки находятся и осуществляют свою деятельность, на территории «близких» государств, представляющих одну правовую семью. Вполне очевидно, что нормы законодательства таких государств будут концептуально совпадать, поэтому заменять их применение пусть и специальными, но, как правило, отражающими подходы одновременно нескольких, в т.ч. «чужих» правовых систем, международными нормами не всегда будет отвечать интересам сторон.

Что же касается участия стран ЕврАзЭС в унификации норм об автономии воли относительно выбора применимого права, то здесь можно отметить лишь новую Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 г. Однако анализ её коллизионной нормы говорит о том, что ничего нового в принципе она не устанавливает.

Второй параграф «Выбор применимого права судом при отсутствии соглашения сторон».

При разрешении спора по внешнеторговому договору, в котором стороны не определили применимое право, но который содержит ссылку на место рассмотрения спора, орган, рассматривающий спор - арбитражный суд - при выборе применимого права самостоятельно руководствуется коллизионными нормами, которые содержаться в национальной правовой системе.

Привязка к праву, наиболее тесно связанному с договором, явля­ется новой для коллизионного права стран ЕврАзЭС. Она получила свое закрепление в разделе VI ГК РФ, разделе VI ГК Республики Узбекистан, части второй ГК Республики Кыргызстан, особенной части ГК Республики Казахстан как отражение общемировой тенденции в регулировании договорных отношений. Критерием для определения данного принципа служит место жительства и основное место деятельности стороны, которая осуществляет исполнение, имеющее решающее значение для содержания договора.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.