авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |

Объект и предмет преступлений против собственности в условиях рыночных отношений и информационного общества

-- [ Страница 6 ] --

Подразделение имущества на материальное и идеальное находит свое отражение в праве большинства стран в виде признания двух видов объектов права собственности: материальных (телесных) и нематериальных (бестелесных). Такая позиция доктрины и практики свидетельствует о принципиальном отходе от первоначального, традиционного понимания объектов права собственности, поскольку различного рода права имущественного содержания, их эксплуатация и коммерческая передача становятся все более важным фактором хозяйствования, отнесения на второй план операции с реальными вещами. Признание нематериальных благ предметом преступлений против собственности в рамках уголовного права потребует расширения содержания общественных отношений собственности как объекта уголовно-правовой охраны.

Расширительное толкование права собственности как объекта преступления в рамках уголовного права в настоящее время является вполне уместным. Когда право находится в поиске новых решений, когда оно вынуждено адаптироваться к новым технологиям, любая позиция, в том числе и такая, которая ставит под сомнения постулаты юридической догматики, имеет право на существование.

Поскольку главным, определяющим признаком вещи является не ее материальная составляющая, а обладание свойствами товара, способностью удовлетворять те или иные потребности людей, постольку в век информационной цивилизации в условиях рыночных отношений возникает вопрос о том, что наряду с главой 21 УК РФ о преступлениях против собственности следует также охранять нематериальные блага, имеющие легальные товарные свойства, на которые произошло посягательство.

В условиях рыночных отношений, общественные отношения собственности как объект уголовно-правовой охраны могут включать различные блага, как материальные, так и нематериальные. Общественная опасность преступного посягательства на нематериальные блага очень велика и должна быть отражена в УК РФ в рамках охраны собственности. Эти нематериальные предметы объединяет их экономическая природа как товара, объективно требующего для себя надлежащей уголовно-правовой защиты. Нематериальные блага, за исключением личных неимущественных, приобретающие экономическую форму товаров, становятся объектами имущественных отношений, а соответственно и отношений собственности в рамках уголовного права.

Особым предметом уголовно-правовой охраны является информация. В данном случае речь идет об информации, имеющей главным образом коммерческое значение (секретах производства – “ноу-хау”, информации о деятельности хозяйственного общества или товарищества, публичной отчетности о деятельности иных юридических лиц, сведениях, содержащихся в различных реестрах и т.п.). В имущественном обороте такая информация приобретает известную, иногда довольно значительную ценность и в ряде случаев может быть товаром, вместе с тем оставаясь предметом нематериального (невещественного) характера. Посягательство на информацию также способно причинить материальный ущерб ее обладателю (собственнику), что также должно быть отражено в УК РФ в числе преступлений против собственности особого рода - интеллектуальной.

Чем активнее экономическое использование предметов интеллектуальной собственности, чем большую прибыль она приносит, тем чаще такая экономика используется в преступных целях для получения незаконных доходов. Поэтому современный уголовный закон должен учитывать общественную опасность противоправного использования интеллектуальной собственности и усиливать ее охрану.

Поэтому, с учетом особых свойств предмета посягательства, возникает вопрос о том, что общественные отношения собственности, как объект уголовно-правовой охраны, необходимо пересмотреть с точки зрения расширения и включения в него общественных отношений по поводу интеллектуальной собственности, благ нематериального характера.

Второй параграф «Взаимосвязь общественных отношений материальной собственности как объекта преступления и интеллектуальной собственности» посвящен взаимосвязи общественных отношений материальной собственности как объекта преступления и интеллектуальной собственности.

В отношениях собственности могут участвовать имущественные права; нематериальные блага товарного характера (результаты творческой деятельности и способы индивидуализации товаров и их производителей); коммерческая информация. И это не может игнорироваться уголовным законом. Несмотря на то, что появляется все большее число сторонников данной концепции, пока в юридической литературе такой подход традиционно отвергается. Однако все представления о содержании и защите права собственности должны отвечать одним и тем же задачам – требованиям рыночной экономики, которая во всем мире развивается по одним законам.

В рыночных условиях сама социальная практика вызывает насущную потребность расширения уголовно-правовой охраны общественных отношений собственности за счет включения в их состав охраны нематериальных благ. Ныне многие положения, относящиеся и к материальным и нематериальным предметам, переплетаются и являются общими, что позволяет утверждать, что нематериальные блага, выступающие в легальном экономическом обороте, нуждаются в неменьшей охране по сравнению с материальными благами и также могут выступать объектом охраны в УК РФ наряду с материальными проявлениями собственности.

Собственность имеет исторический характер. По мере общественного развития она качественно меняется. В настоящее время сфера и масштабы функционирования собственности гораздо шире, чем мы привыкли представлять и гораздо шире должны быть пределы защиты собственности в рамках объекта уголовно-правовой охраны. Собственность интеллектуального типа неизбежно существует и требует надлежащей уголовно-правовой защиты по следующим причинам: а) в интеллектуальной сфере существует присвоение и отчуждение соответствующих благ (знаний, информации, произведений литературы и искусства, исторических и культурных памятников и т.п.). Такое присвоение и отчуждение может быть как законным, так и противоправным, преступным; б) по поводу такого присвоения и отчуждения складываются взаимодействия между людьми, в том числе взаимодействия по недопустимости вторжения в интеллектуальную сферу, что и представляет собой отношения собственности, охраняемые уголовным правом.

В настоящее время предметы интеллектуальной собственности становятся в полном смысле товаром, который можно украсть, присвоить, уничтожить и т.п. Интеллектуальные блага продаются и покупаются, в том числе незаконно. Необходимо отметить, что стоимость интеллектуальных благ также может быть определена количеством вложенного человеческого труда в их производство.

Общественные отношения интеллектуальной собственности имеют общие черты с традиционными (материальными) отношениями собственности: в обеих конструкциях есть владелец (обладатель); содержание конструкций фактически включает три правомочия: владение (обладание), пользование (использование), распоряжение; исключительные права являются имущественными правами, оборотоспособными на рынке; обе конструкции носят характер абсолютных прав - они направлены против всех третьих лиц; в определенной мере может использоваться один и тот же общий инструментарий при динамике имущества (прав): договор купли-продажи, мены, о залоге и другие договоры, объектом которых могут выступать наряду с имуществом имущественные права; близкие отношения сособственников (соавторов, совладельцев); объекты обеих конструкций переходят по наследству; к обеим конструкциям применимо бремя собственности; материальные и нематериальные блага могут быть противоправно изъяты, уничтожены и др.

Таким образом, к интеллектуальной собственности можно применить существующие общие законы собственности, в том числе методы их уголовно-правовой охраны. К такому выводу все чаще приходят не только ученые, но и практики. Мы также склонны утверждать, что, нет существенных препятствий охранять информацию и другие предметы интеллектуальной собственности наряду со статьями УК РФ о преступлениях против собственности. Нет также значительных препятствий для включения в общественные отношения собственности (как объекта преступлений) нематериальных благ – информации, интеллектуальной собственности и др.

Общественная опасность преступных посягательств на собственность заключается в том, что она имеет ведущую роль во всех сферах общественной жизни, и в первую очередь в экономике. Влияние интеллектуальной собственности на экономику также очень большое: скажем, владение со стороны государства научными знаниями, информацией будет чаще всего укреплять материальное достояние страны. И наоборот, противоправное воздействие на интеллектуальную собственность крайне общественно опасно, так как негативно сказывается на благосостоянии страны в целом. Именно поэтому назрела необходимость усиления уголовно-правовой охраны интеллектуальных благ в рамках экономических отношений, отношений собственности.

Можно заключить, что основное отличие интеллектуальной собственности от ее традиционного материалистического понимания заключается в предмете. Предметом интеллектуальной собственности являются нематериальные блага, а предметом традиционной собственности – материальные. На наш взгляд, в нынешних условиях общества данный стереотип необходимо сломать и считать предметом преступлений против собственности как материальные, так и нематериальные блага. Этот стереотип не должен разделять порядок уголовно-правовой охраны материальных и нематериальных экономических благ.

Необходимо законодательно обеспечить усиление уголовно-правовой защиты прав интеллектуальной собственности, которая превращается в товар, имеющий рыночную стоимость и который может быть противоправно изъят, похищен, уничтожен, присвоен и т.п., причинив, таким образом, материальный ущерб собственнику. Посягательства на интеллектуальную собственность (на имущественные права обладателей результатов интеллектуальной деятельности) причиняют, прежде всего, материальный ущерб ее обладателю, поэтому охрана интеллектуальной собственности должна осуществляться наряду с преступлениями против собственности в рамках экономических общественных отношений.

Такие размышления о содержании и соотношении права собственности и интеллектуальной собственности как объекта преступления, о значимости нематериальных (интеллектуальных) благ на современном этапе развития нашего общества должны быть, по нашему мнению, положены в основу нового подхода их охраны средствами уголовного закона.

Четвертая глава «Интеллектуальная собственность как объект уголовно-правовой охраны в условиях рыночных отношений и информационного общества» включает три параграфа. Первый параграф «Результаты интеллектуальной деятельности как предмет преступления» посвящен анализу результатов интеллектуальной деятельности как предмета преступления. В Российской Федерации термин “интеллектуальная собственность” был узаконен Конституцией РФ от 12 декабря 1993 г., где в ст. 44 сказано, что “интеллектуальная собственность охраняется законом”. В соответствии со ст. 1225 ГК РФ под интеллектуальной собственностью как предметом преступления в российском уголовном законодательстве следует понимать не что иное, как результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана.

Возникает вопрос: почему термин “интеллектуальная собственность” не используется в Уголовном кодексе и как он будет соотноситься с термином “собственность”?

Происхождение самого термина «интеллектуальная собственность» обычно связывается с французским законодательством конца XVIII века. Изначально существовал проприетарный подход к авторскому и патентному праву. В соответствии с данной теорией возникающее у творца право на достигнутый результат сродни праву собственности, которое проявляется у лица, трудом которого создана материальная вещь. Как и право собственно­сти, право на результат творческой деятельности обеспечивает его обладателю исключительную возможность распоряжаться этим ре­зультатом по своему усмотрению, с устранением всех третьих лиц от вмешательства в исключительную сферу правообладателя.

Еще раньше идея об авторском праве как «самом священном виде собственности» была воплощена в законах некоторых штатов США. Так, в законе штата Массачусетс от 17 марта 1789 г. указывалось, что «нет собствен­ности, принадлежащей человеку более, чем та, которая является ре­зультатом его умственного труда». Аналогичные конструкции были закреплены также в законодательстве Саксонии, Пруссии, Дании, Норвегии и ряда других стран. В своей глубинной основе приравнивание авторских и патентных прав к праву собственности было продиктовано потребностями развития капиталистических отношений (что переживает сейчас и Россия).

Подход к авторскому и патентному праву как к собственности по­лучил наибольшее распространение в XIX веке. Авторские и патент­ные законы большинства европейских стран в той или в иной степени приравнивали права создателей творческих достижений к праву соб­ственности, а иногда и прямо относили их к движимому имуществу. Традиция проприетарного подхода к авторскому и патентному праву достаточно сильна и в настоящее время. Термин «интеллектуальная собственность» широко используется в законодательстве, в научной литературе и в прак­тике многих стран. В 1967 г в Стокгольме была подписана Конвенция, учреждающая Всемирную организацию интеллектуальной собственно­сти (ВОИС), в соответствии с которой объектами охраны являются права, относящиеся к конкретным результатам творческой деятельно­сти в производственной, научной и художественной областях.

В настоящее время большинство российских ученых исходят из двойственной природы авторских и изобретательских прав. С одной стороны, создателю творческого результата принадлежит право на его использование, которое носит исключительный характер и в принципе может свободно передаваться другим лицам (предоставляться разрешение на использование результата). Данное право относится к числу имущественных прав и по целому ряду признаков действительно сходно с правом собственности. С другой стороны, автор обладает совокупностью личных неимущественных (моральных) прав, таких, как право авторства, право на авторское имя и т.д., которые не могут отчуждаться от их обладателя в силу самой их природы. Поэтому возникает вопрос о том, что имущественные права обладателей интеллектуальной собственности должны охраняться Уголовным кодексом РФ параллельно с посягательствами на материальные блага в рамках экономических преступлений, поскольку преступное воздействие на имущественные права автора причиняет ему в первую очередь имущественный вред.

С самого начала и союзное, и российское законодательство исходили из того, что интеллектуальная собственность на результаты творческой деятельности и иные прирав­ненные к ним объекты, с одной стороны, и собственность на имущество, с другой стороны, являются хотя и близкими, но разными правовыми институтами. От этого правила отталкивается и ныне действующий уголовный закон, считая, что преступления против интеллектуальной собственности и преступления против собственности посягают на различные объекты, то есть на разные общественные отношения.

УК РФ 1996 г., к сожалению, не содержит понятия “интеллектуальная собственность”, ограничиваясь лишь охраной авторских и смежных прав (ст. 146 УК РФ) и изобретательских и патентных прав (ст. 147 УК РФ), которые традиционно считаются преступлениями против интеллектуальной собственности. Данные нормы расположены в главе предусматривающей в качестве объекта посягательства конституционные права и свободы человека и гражданина. Мы полагаем, что интеллектуальная собственность может эффективно охраняться не только в ракурсе конституционных прав и свобод человека и гражданина, но и в сфере экономических отношений. Имущественные права авторов должны рассматриваться как предмет преступлений в сфере экономики.

Перечень объектов интеллектуальной собственности, представлен статьей 1225 Части IV ГК РФ. Поэтому и в Уголовном кодексе нормы посвященные охране интеллектуальной собственности не должны ограничиваться только статьями 146 и 147. К данной группе преступлений необходимо относить и другие составы. В Уголовном кодексе необходим самостоятельный раздел, посвященный охране всех институтов интеллектуальной собственности.

С развитием товарно-денежных отношений в России все более важным элементом рыночной экономики становятся такие предметы промышленной собственности, как фирменные наименования, товар­ные знаки, знаки обслуживания и наименования мест происхождения товаров. Ныне общественная опасность преступных посягательств на данные нематериальные блага повышается. В рамках Уголовного кодекса считается, что посягательства на эти блага нарушают не конституционные права их обладателя, а его экономические интересы. Статья 180 УК РФ – незаконное использование товарного знака – в качестве видового объекта посягательства предусматривает отношения в сфере экономической деятельности. Этот факт еще раз подтверждает, что все преступления против интеллектуальной собственности посягают на один и тот же родовой объект – общественные отношения в сфере экономики. Уголовный кодекс не учитывает данную закономерность и “разбросал” все преступления, посягающие на результаты интеллектуальной деятельности, включенные в экономический оборот, по разным разделам и главам. Такую коллизию необходимо устранить.

Информация также является результатом интеллектуальной деятельности и должна признаваться предметом преступлений против интеллектуальной собственности, но только та информация, которая включена в хозяйственный оборот и посягательства на которую причиняют ее собственникам материальный ущерб (коммерческая тайна).

Коммерческая тайна, с вступлением в силу части IV ГК РФ с 1 января 2008 г., включена в число предметов интеллектуальной собственности как секрет производства (ноу-хау) (ст. 1225 ГК РФ). В соответствии со ст. 1465 ГК РФ секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.