авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правовое регулирование трансграничного обращения ценных бумаг

-- [ Страница 2 ] --

Первый параграф «Понятие ценной бумаги: проблема правовой квалификации» посвящен проблеме юридической квалификации понятия «ценная бумага».

Понятие ценной бумаги играет существенную роль в процессе определения применимого права. В теории разработаны две основные концепции определения понятия «ценная бумага». Взгляды сторонников первого подхода, рассматривающих ценную бумагу как документ, специфичный по форме и содержанию, легли в основу классической документарной теории ценных бумаг. Второй подход состоит в отождествлении ценных бумаг с теми правами, что нашли в ней своё закрепление (бездокументарная теория ценных бумаг). Каждый из указанных подходов нашёл своё отображение в праве иностранных государств. «Документарная» теория получила своё развитие в странах континентальной Европы (в том числе, в праве РФ), а бездокументарная теория была положена в основу концепции ценных бумаг, принятой в странах общего права.

Невозможность выведения единообразного понятия «ценная бумага» обуславливает необходимость обращения учёных к институту квалификации юридических понятий в международном частном праве.

В доктрине международного частного права разработаны три основных метода разрешения проблемы квалификации: квалификация по закону страны суда (de lege fori), квалификация по закону страны, регулирующей существо отношения (de lege cause), автономная квалификация. Однако следует отметить, что в силу особенностей института ценных бумаг ни один из вышеуказанных методов не позволяет верно разрешить поставленную проблему.

В силу этого в отечественное законодательство необходимо ввести специальные правила квалификации юридических понятий в области ценных бумаг. В качестве общего коллизионного принципа необходимо рассматривать закон страны места выдачи ценной бумаги, который, в свою очередь, должен определяться для эмиссионных ценных бумаг – по праву страны юридического лица – эмитента (lex societatis), а для неэмиссионных – по праву страны, указанному в бумаге как место составления этого документа. Закон страны выдачи международной ценной бумаги должен определяться в соответствии с учредительными и иными документами международной организации (международными договорами, внутренними правилами организации, правом страны места пребывания организации).

Во втором параграфе «Трансграничное обращение ценных бумаг: понятие и основы правовой регламентации» даётся определение понятия трансграничного обращения ценных бумаг, и раскрываются особенности правового регулирования отношений, возникающих в процессе трансграничного обращения ценных бумаг.

Понятие «трансграничное обращение ценных бумаг» не нашло своего закрепления ни в одном из международных или национальных нормативных актов. Тем не менее, использование данного термина в специальной литературе предполагает необходимость исследования содержания этого понятия. Для этого необходимо проанализировать содержание таких понятий как «обращение» ценных бумаг и «иностранный элемент».

Под «обращением ценных бумаг» понимается совокупность отношений, вытекающих из гражданско-правовых сделок, влекущих переход прав на ценные бумаги.

Все сделки с ценными бумагами можно поделить на две группы. К первой относятся сделки, направленные непосредственно на переход права собственности на ценные бумаги. К ним можно отнести, прежде всего, договоры международной купли-продажи, мены, дарения. Вторую группу составляют сделки, обеспечивающие (обслуживающие) трансграничный оборот ценных бумаг, способствующие ему: договор поручения, комиссии, доверительного управления и т.д.

Понятие «иностранный элемент» является центральным в теории международного частного права. Именно оно служит критерием для выделения из ряда гражданско-правовых отношений тех, которые входят в предмет международного частного права.

Применительно к отношениям по трансграничному обращению ценных бумаг можно выделить три вида иностранных элементов: субъект – владелец или приобретатель ценных бумаг, имеющий иностранное гражданство, или иностранный посредник, осуществляющий свою профессиональную деятельность за рубежом; объект – ценные бумаги, находящиеся за границей или имеющие иностранное происхождение; юридический факт, имевший место за границей – сделка с ценными бумагами заключается в иностранном государстве.

На основе анализа доктрины и практики различных стран представляется возможным предложить для использования в отечественной науке международного частного права следующее доктринальное определение: трансграничное обращение ценных бумаг – это совокупность отношений, возникающих из гражданско-правовых сделок, осложнённых иностранным элементом, влекущих за собой переход прав на ценные бумаги.

Регулирование трансграничных отношений с ценными бумагами происходит посредством двух основных методов: материально-правового и коллизионного.

Первый заключается в непосредственном применении к отношениям, связанным с обращением ценных бумаг норм права, предназначенных для их регулирования, без необходимости разрешения коллизионного вопроса. Это достигается путём унификации материальных норм частного права различных государств в области ценных бумаг.

Второй метод – коллизионный – заключается в выборе применимого к отношению с ценными бумагами права при помощи коллизионных норм. Такие нормы содержатся как во внутреннем праве различных государств, так и в соответствующих международных договорах.

В отечественном законодательстве практически не имеется коллизионных норм, посвящённых обращению ценных бумаг. За исключением чеков, коллизионное регулирование которых предусмотрено в Положении о чеках 1929 г., которое действует и в настоящее время, и положения о договорах, заключаемых на биржах (пп.3 п.4 ст.1211 ГК РФ), регулирование отношений с ценными бумагами происходит по аналогии на основе общих норм международного частного права.

Неудовлетворительное состояние отечественного законодательства в сфере трансграничного регулирования обращения ценных бумаг, а по сути, отсутствие такового, указывает на необходимость разработки и закрепления специальных правил, которые бы регулировали такие отношения.

Глава вторая «Правовое регулирование трансграничного обращения эмиссионных ценных бумаг» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Правовое регулирование трансграничного обращения эмиссионных ценных бумаг находящихся в непосредственном владении» посвящён особенностям правового регулирования обращения эмиссионных ценных бумаг, находящихся в непосредственном (прямом) владении.

Учитывая двойственную природу ценных бумаг, следует различать передачу самой ценной бумаги (происходящую в процессе заключения трансграничных сделок) и прав, которые в ней закрепляются (имущественные, обязательственные, корпоративные и иные права, составляющие существо ценной бумаги). Правила регулирования отношений, вытекающих из трансграничных сделок с ценными бумагами, подчинены общим нормам права об обязательствах и, как правило, являются одинаковыми для всех эмиссионных ценных бумаг. Отношения, вытекающие из ценных бумаг, их суть и порядок передачи прав зависят от вида ценной бумаги и, соответственно, имеют свою специфику.

Передача ценных бумаг, как правило, осуществляется путём заключения трансграничных сделок. В данной ситуации решающее значение имеет воля сторон по такой сделке. Регулирование обязательств, вытекающих из сделки, регулируется правом страны, избранном сторонами сделки в качестве применимого. Следовательно, стороны сделки о передаче ценной бумаги могут подчинить свои отношения по сделке праву любого государства, включая право третьей страны. Такой выбор, как правило, ничем не ограничивается. Если же стороны сделки не выбрали применимое к ней право, то сделка должна регулироваться правом той страны, где находится обычное место жительства стороны, которая должна осуществить исполнение, имеющее решающее значение для ее содержания.

В настоящее время значительное число сделок, объектами которых являются ценные бумаги, заключается на фондовых биржах. Право, применимое к биржевым сделкам, устанавливается в соответствии с общим принципом автономии воли сторон такой сделки.

Если стороны биржевой сделки не выбрали применимое к ней право, то суд устанавливает правопорядок, с которым отношение, возникшее между сторонами биржевой сделки, наиболее тесно связано.

Отдельно рассматриваются вопросы передачи прав из ценных бумаг (на примере акций и облигаций).

В рамках международного частного права акции традиционно относились к движимому имуществу. Признавая наиболее тесную связь между ценной бумагой как вещью и страной её местонахождения, государства, тем самым, подчиняют эти отношения закону места нахождения вещи (lex situs), применимому к передаче прав на движимое имущество. Местонахождение ценной бумаги определяется по месту ведения реестра (lex registrae sitae) юридического лица–эмитента (для ценных бумаг бездокументарной формы выпуска) или по месту нахождения сертификата ценной бумаги или иного правоустанавливающего документа (lex cartae sitae) (для ценных бумаг документарной формы выпуска).

Тем не менее, исследование современного законодательства свидетельствует о снижении роли lex situs в регулировании отношений с акциями. Появление бездокументарных ценных бумаг и закрепление новых способов их обращения привели к необходимости поиска новых коллизионных принципов.

Таким образом, права и обязанности, вытекающие из корпоративных отношений, в том числе составляющие существо акций, должны регулироваться личным законом юридического лица – эмитента (lex societatis).

Основания применения закона страны эмитента ценных бумаг в качестве компетентного правопорядка по-разному трактуются зарубежными юристами. Некоторые авторы считают, что акция является совокупностью прав и обязанностей договорного характера. Соответственно, закона страны эмитента (lex societatis) применяется как закон, регулирующий существо сделки (lex cause). Другие авторы, уделяя особое внимание содержанию акций, признают государство страны эмитента местом наиболее эффективной реализации прав и обязанностей, составляющих существо ценной бумаги. Третий подход основан на теории «корпоративных прав»: корпоративные отношения (в том числе, права и обязанности участников) внутри организации, выдавшей ценную бумагу, должны подчиняться личному закону этой организации.

В отличие от акций облигации, как правило, содержат оговорку о применимом к ним праве. В соответствии с такой оговоркой существо облигационного обязательства будет регулироваться правом конкретного государства, указанного в облигации.

Для установления закона, регулирующего права и обязанности сторон по облигации, используется принцип lex contractus, т.е. применение право страны, которому подчинено существо обязательства. Как правило, принцип lex contractus определяется судом исходя из принципа тесной связи. Так, наиболее тесно связанным с облигацией признаётся закон юридического лица, выпустившего ценную бумагу.

В отличие от акций облигации могут быть как именными, так и на предъявителя. Закон места нахождения облигации будет, соответственно, определяться либо на основании закона страны местонахождения регистра облигационеров (lex registrae siate), либо на основании закона страны местонахождения документа ценной бумаги (сертификата, ордера) (lex cartae sitae).

Отношения займа, возникшие из облигации и предполагающие наличие множества займодавцев у одного заемщика (эмитента облигаций), имеют наиболее тесную связь лишь с правом страны эмитента облигаций. Таким образом, вопрос о применимом праве к облигационным отношениям следует решать по аналогии с решением вопроса о применимом праве к корпоративным отношениям, которые подчиняются личному закону юридического лица - эмитента акций.

Вещные права (право собственности на ценные бумаги, его содержание, осуществление и защита) должны регулироваться законом места нахождения вещи, который в свою очередь должен определяться в соответствии законом страны места нахождения регистра (lex register sitae).

Во втором параграфе «Правовое регулирование трансграничного обращения ценных бумаг, находящихся в опосредованном (косвенном) владении» анализируются основы регулирования трансграничного обращения ценных бумаг, находящихся в опосредованном владении.

В противоположность непосредственному владению при косвенном (опосредованном) держании между эмитентом ценных бумаг и инвестором появляются один или несколько посредников, которые наряду с учётом ценных бумаг могут осуществлять с ними различные операции. Такими посредниками чаще всего выступают депозитарии.

В большинстве развитых стран существует организованная система депозитарного обслуживания. Она состоит из большого числа глобальных кастодианов: национальных центральных депозитариев (далее – НЦД) и международных центральных депозитариев (далее – МЦД). Также в отношениях участвует огромное количество клиентских депозитариев (кастодианов): банков, брокеров и иных финансовых посредников, которые вместе с НЦД и МЦД образуют единую систему многоуровневого держания ценных бумаг (multi-tired holding system).

Первый уровень предоставляется МЦД и НЦД, находящихся ближе всего к эмитентам и на счетах которых сосредотачивается огромное число обездвиженных и иммобилизированных ценных бумаг. Нижний уровень занимают профессиональные инвесторы, брокеры и иные финансовые посредники, находящиеся в прямых договорных отношениях с центральными депозитариями – участники ЦД (participants). Права на ценные бумаги участников ЦД регистрируются на счетах депо, ведущихся в центральном депозитарии. В свою очередь, участники центрального депозитария ведут счета ценных бумаг своих клиентов – институциональных инвесторов, частных лиц, других посредников и т.д., пока индивидуальный инвестор не будет зарегистрирован в качестве владельца (собственника) ценных бумаг.

В теории и практике зарубежных государств были выработаны различные подходы для разрешения коллизионного вопроса в этой сфере. Большинство теорий проистекают или представляют собой модификацию принципа закона местонахождения вещи (lex rei sitae). Однако имеют также место случаи применения закона места совершения сделки (lex loci actus), закона, которому подчинено существо договора (lex contractus), личного закона страны юридического лица-эмитента (lex societatis), закона страны локализации права (situs of interest) и др. К сожалению, ни один из предложенных подходов не может во всех случаях урегулировать отношения, складывающиеся в процессе опосредованного владения ценными бумагами. Применение каждой из указанных коллизионных привязок имеет свои достоинства и недостатки.

Для депозитарной системы было также разработано специальная коллизионная привязка: применимое право должно определяться по местонахождению прямого (непосредственного) посредника, на счетах которого зафиксированы права на ценную бумагу (Place of relative intermediary approach – PRIMA). Принцип получил своё закрепление как на национальном уровне, так и на международном и был положен в основу Гаагской конвенции о праве, применимом к определённым правам на ценные бумаги, находящиеся у посредника, 2002 г. Указанная Конвенция предусматривает достаточно сложный и не всегда эффективный механизм регулирования депозитарных отношений и на сегодняшний день не нашла поддержки среди иностранных государств. Вступление Конвенции в силу пока остаётся под вопросом.

В России депозитарная система не является централизованной, хотя определенные попытки для этого предпринимаются. Регулирование деятельности по опосредованному владению ценными бумагами основывается на нормах ФЗ «О рынке ценных бумаг» и многочисленных подзаконных актов, однако ни один из них не предусматривает регулирование отношений по трансграничному обращению ценных бумаг.

В связи с этим для регулирования трансграничных отношений, объектом которых являются ценные бумаги в опосредованном владении, предлагается использовать следующие коллизионные принципы: закон, регулирующий существо обязательств, возникающих на основе договора о депозитарной деятельности (lex contractus). В случае невозможности установления lex contractus должен применяться закон страны местонахождения депозитария, на хранении которого находятся спорные ценные бумаги.

Третья глава «Правовое регулирование трансграничного обращения неэмиссионных ценных бумаг» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Виды неэмиссионных ценных бумаг и особенности их трансграничного обращения» даётся краткая характеристика основных видов неэмиссионных ценных бумаг и особенности их трансграничного обращения (на примере коносаментов).

Большинство неэмиссионных ценных бумаг представляют собой классические документарные ценные бумаги, для которых существенное значение имеет материальный носитель, его форма и реквизиты.

Широкое применение в международной торговле получил такой вид неэмиссионных ценных бумаг как коносамент, возникновение и развитие которого связано с международной морской перевозкой грузов.

В соответствии с отечественным правом коносамент представляет собой классическую документарную ценную бумагу, к содержанию которой предъявляются специальные требования, содержащиеся в ст. 144 КТМ.

Помимо норм национального законодательства (ГК, КТМ, Таможенного кодекса) правовое регулирование коносамента построено на основании международных соглашений Российской Федерации. Так, Российская Федерация в 1999 году присоединилась к Брюссельской конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте (в ред. Протокола 1979 г.).

Для регулирования отношений с коносаментами особое значение имеют различного рода обычаи, разъяснения, используемые в международной практике, документы международных правительственных и неправительственных организаций (Унифицированные правила для документарных аккредитивов (UCP 600)).

К сожалению, ни национальное законодательство, ни нормы международных соглашений не содержат специальных правил, регулирующих трансграничное обращение коносаментов.

Ввиду того, что коносаменты по своей правовой природе приближены к вещам, к обороту указанных ценных бумаг должны применяться общие коллизионные нормы вещного права. Таким образом, переход прав на коносаменты регулируется законом места нахождения вещи (lex rei sitae), который в свою очередь будет определяться по праву местонахождения самой ценной бумаги.

Аналогичный подход следует применять и при определении применимого права к сделкам с иными неэмиссионными ценными бумагами (например, складскими свидетельствами, закладным и т.д.)



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.