авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

Уголовно-правовое обеспечение конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству российской федерации и германии

-- [ Страница 4 ] --

В диссертации отмечается, что понятие метода как способа упорядочения имеющегося материала, его логического расположения для последующего более глубокого и разностороннего изучения, представляет особый интерес для понимания характера рассматриваемого блока уголовного законодательства России и Германии. Применительно к изучению феномена уголовной ответственности за преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина, методологию можно определить как систему особых приемов, принципов, способов изучения общих закономерностей возникновения, становления и развития рассматриваемого уголовно-правового явления. При этом диссертант, изучая проблемы уголовно-правового обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству России и Германии, использует как общие, так и частные методы исследования уголовно-правовых явлений, применяемых как в изучении науки теории и практики прав и свобод человека, так и непосредственно в уголовном праве как науке. Так как общественные отношения, складывающиеся при посягательстве на конституционные права и свободы человека, составляют предмет различных отраслей права, то с методологической точки зрения было правильным использовать комплексный подход при изучении данной проблемы. Поэтому в диссертации уделяется особое внимание вопросу разграничения уголовной и административной ответственности за посягательства на данные права и свободы, а также приводятся соответствующие судебные решения, в том числе и конституционных судов.

В диссертации отмечается, что если с методологической точки зрения как способа расположения, изложения соответствующего материала, сравнить нормы уголовного законодательства России и Германии, содержащие составы преступных деяний, посягающие на конституционные (основные) права человека и гражданина, то можно сделать вывод о существенных различиях в системе данных норм в законодательстве рассматриваемых стран.

Во-первых, нормы о преступных посягательствах на основные (конституционные) права человека и гражданина в российском уголовном законодательстве содержатся только в УК РФ, в то время как в Германии – не только в УК ФРГ, но и в иных законах, являющихся источниками так называемого дополнительного уголовного права (strafrechtliche Nebengesetze) (к примеру, Законе о регулировании публичного права на объединение от 5.08.1964 г., Законе о собраниях и шествиях от 24.07.1953 г., Законе об авторских и смежных правах от 9.09.1965 г. и др.).

Во-вторых, все преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина расположены в Особенной части УК РФ в самостоятельном разделе 19, носящем одноименное название, а в УК ФРГ – соответствующие нормы расположены в различных разделах Особенной части УК ФРГ: в разделе 15 «Преступные деяния, нарушающие неприкосновенность и тайну частной жизни», в разделе 7 «Преступные деяния против общественного порядка». Пересекаются с преступными деяниями против основных прав и свобод человека и гражданина и некоторые преступные деяния, расположенные с учетом специфики правоохраняемого блага (Rechtsgut) в других разделах Особенной части УК ФРГ: в разделе 4 «Преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием» и в разделе 11 Особенной части УК ФРГ «Преступные деяния, затрагивающие религию и мировоззрение»). Для российского правоведа такая позиция германского законодателя может показаться спорной, поскольку это привела бы к расширительному толкованию понятия «преступных деяний против конституционных прав и свобод человека и гражданина», не согласующемуся с позицией российского законодателя.

О невозможности существования в Особенной части УК Германии самостоятельного раздела, устанавливающего уголовную ответственность за посягательства на конституционные права и свободы человека и гражданина, указывалось и в проведенном нами опросе германских юристов – теоретиков и практиков.23 Они обращали внимание на необходимость уточнения термина, что именно в главе 19 УК РФ российский законодатель подразумевает под конституционными правами, поскольку преступные посягательства на конституционные права и свободы предусмотрены и в иных главах Особенной части УК РФ. По этой же причине позиция германского законодателя по вопросу Особенной части УК, которая не содержит раздела подобного главе 19 УК РФ, остается неизменной и вполне диссертанту понятной. В диссертации отмечается, что позиция российского законодателя относительно системы Особенной части УК РФ представляется нам более последовательной, однако об уточнении названия главы 19 УК РФ российскому правоведу следует задуматься. Представляется возможным назвать ее «Преступления против личных, политических и социально-экономических прав и свобод человека и гражданина».

Далее диссертант определяет основания, принципы и критерии криминализации преступлений рассматриваемой группы, предусмотренной в главе 19 УК РФ и в уголовном праве Германии, с выделением конкретных примеров. Так, примером избыточной криминализации, по мнению диссертанта, может служить § 23 германского Закона о собраниях. Он пересекается с составами преступных деяний против общественного порядка, предусмотренными в разделе 7 Особенной части УК ФРГ. Принцип неизбыточности уголовно-правового запрета нарушается, по мнению диссертанта, введением в УК Германии 36-м Законом об изменении уголовного права от 30.07.2004 г. (BGBl. I S. 2012) § 201а, устанавливающего уголовную ответственность за нарушение особо личной сферы жизни посредством фотографирования.

Проведенное диссертантом исследование проблем, связанных с криминализацией общественно опасных (вредоносных) деяний, посягающих на конституционные права и свободы человека и гражданина, предусмотренных в главе 19 УК РФ и уголовном законодательстве Германии, позволяет сделать следующий вывод:

Криминализация деяний рассматриваемой группы в РФ и Германии характеризуется общими подходами российского и германского законодателя соответственно. Это проявляется, прежде всего, во-первых, в наличии общего основания криминализации общественно опасных деяний данной группы, которым является существование общественно опасного поведения, требующего уголовно-правового запрета. Во-вторых, в наличии общих принципов криминализации. Относительно принципов криминализации в диссертации отмечается, что применительно к Германии принцип достаточной общественной опасности криминализируемых деяний терминологически более верным следует называть принципом достаточной вредоносности криминализируемых деяний. В-третьих, в наличии общих критерий криминализации, т.е. условиями, при которых нарушения этих прав и свобод являются преступными.

Глава третья называется «Понятие и общая характеристика преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина по законодательству Российской Федерации и Германии, их классификация».

В данной главе автор отвечает на вопрос, какие права человека и гражданина следует считать конституционными по законодательству России и Германии, рассматривает конституционно-правовые основы преступлений данной группы, определяет понятие преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, характеризует объект преступлений данной группы, объективную сторону, субъективнуе сторону и субъекта, а также рассматривает вопросы, связанных с классификацией преступлений этой группы.

В диссертации отмечается, что российский и германский законодатели под правами человека понимают те конкретные правомочия, которые возникают у человека как у индивидуально определенного субъекта права, под свободами – по существу, те же права, имеющие, однако, некоторую специфику. Она заключается, прежде всего, в том, что в некоторых сферах общественной жизни, обладая той или иной свободой, человек более свободно и самостоятельно может ее реализовать.24 В диссертации подчеркивается, что в международно-правовой и внутригосударственной практике является общепринятым различать права человека и права гражданина. Далее приводится их традиционное понятие: права гражданина принадлежат только гражданам соответствующего государства (т.е. применительно к нашей работе – гражданам Германии либо гражданам РФ)25, а права человека принадлежат любому человеку от его рождения, независимо от его государственной принадлежности. По своему происхождению это «естественные» права, т.е. присущие по своей природе каждому человеку, независимо от государства, а по характеру - личные.

В диссертации подробно исследуются конституционно-правовые основы рассматриваемого понятия по законодательству обеих стран. И, в частности, указывается, что в Германии уголовно-правовой защите подлежат, прежде всего, те основные права человека и гражданина (Grundrechte), которые предусмотрены в разделе 1 Основного закона ФРГ. По мнению большинства германских правоведов, ст. 1-19 данного раздела представляют собой специфический каталог основных прав. Федеральный конституционный суд ФРГ, охарактеризовал данный раздел Основного закона как «неотъемлемую структурную часть Основного закона, выражающую сущность самой Конституции».26 При этом отмечается, что, по мнению германских правоведов, перечень основных прав и свобод, закрепленный в разделе 1 Основного закона, не является исчерпывающим, поскольку и в других разделах Основного закона ФРГ предусмотрены иные права гражданина. Поэтому доктрина германского государственного права также относит их к основным правам27, но особого вида. Нормы, закрепляющие эти права, не расположены в разделе 1 Основного закона, поэтому обозначают их термином «права, равнозначные основным правам» (grundrechtsgleiche Rechte).

По мнению диссертанта, эти права равноценны по своей значимости с основными правами, предусмотренными в разделе 1 Основного закона, например, право на сопротивление (абз. 2 ст. 20), равные гражданские права и обязанности для всех граждан ФРГ, равный доступ ко всякой государственной должности в соответствии со своими склонностями, способностями и профессиональной квалификацией, право на пользование гражданскими и политическими правами, допуск к государственным должностям, а также получение на государственной службе всех прав независимо от исповедуемой религии (абз. 1 и 3, ст. 33), равное активное и пассивное избирательное право (ст. 38, абз. 1, предложение 1 и 2). В связи с этим в диссертации делается вывод, что в силу правовой природы этих прав нарушение ряда из них можно отнести к предмету нашего исследования.

Применительно к Российской Федерации уголовно-правовой защите подлежат, в первую очередь, права и свободы человека и гражданина, предусмотренные Главой 2 Конституции РФ («Права и свободы человека и гражданина», ст. 17 – 64). Исследователи Конституции РФ 1993 г. справедливо отмечают, что «под «правами человека» следует понимать основные права, сфера действия которых не ограничена определенным кругом лиц, а распространяется на любого человека. Соблюдение этих прав вменяется в обязанность государству во многих случаях нормами международного права. Под «правами гражданина» следует понимать права, в основу которых положен принцип российского гражданства».28 Несмотря на это, российский законодатель в названии данной главы не использует термин «основные права». Применительно к обозначению данных прав в российской уголовно-правовой доктрине, используется термин «конституционные», означающий права и свободы, закрепленные в Конституции РФ.

В доктрине российского конституционного права дается следующее понятие конституционных прав и свобод: конституционные (основные) права и свободы человека и гражданина – это его неотъемлемые права и свободы, принадлежащие ему от рождения (в надлежащих случаях в силу его гражданства), защищаемые государством и составляющие ядро правового статуса личности».29 В связи с этим под преступлениями против конституционных прав и свобод человека и гражданина следует понимать предусмотренные УК РФ 1996 г. общественно-опасные деяния, посягающие на важнейшие права и свободы человека и гражданина, закрепленные Конституцией РФ 1993 г. В диссертации рассматриваются и уточняются иные определения преступлений против конституционных прав и свобод. В частности, высказывается точка зрения, что необоснованно в ряде определений в понятие преступлений данного вида включается такой признак, как причинение существенного вреда закрепленным в Конституции РФ правам и свободам, т.к. это не является признаком всех преступлений, предусмотренных главой 19 УК РФ. В диссертации отмечается, что в германской уголовно-правовой доктрине вообще отсутствует определение понятия преступных деяний против конституционных (основных) прав человека и гражданина, а также не рассматриваются объекты применительно ко всей группе преступных деяний. Это объясняется тем, что соответствующие нормы расположены в УК Германии в различных разделах, причем содержатся не только в УК, но и в иных федеральных законах, относящихся к так называемому дополнительному уголовному (strafrechtliche Nebengesetze).

Далее в диссертации определяется видовой объект преступлений, предусмотренных гл. 19 УК РФ - права и свободы человека и гражданина, предусмотренные в Конституции РФ 1993 г. и непосредственный объект, которым является конкретное конституционное право или свобода человека и гражданина, на которое посягает соответствующее преступление. Затем в работе в последовательности рассматриваются предмет, объективная сторона, субъект и субъективная сторона.

В частности, применительно к понятиям «гражданин», «лицо», «человек», используемых законодателем в главе 19 УК РФ, делается вывод о необходимости уточнения терминологии. В германском законодательстве терминология унифицирована: если правами обладает гражданин, используется термин «Buerger», если человек, каждый – термин «jeder». В качестве примера приводится Статья 1 Закона о собраниях и шествиях,30 которая устанавливает, что каждый человек имеет право организовывать публичные собрания и шествия и участвовать в таких мероприятиях. Поэтому в отличие от ст. 8 Основного закона ФРГ, провозглашающей право собираться только для граждан ФРГ, рассматриваемый закон распространяет это право и на иных лиц, не являющихся гражданами ФРГ. Таким образом, нормы данного закона действуют в отношении всех участников собраний и шествий независимо от их принадлежности к какому-либо государству. Автор полагает, что российскому законодателю при конструировании статей главы 19 УК следовало бы учитывать различия в терминологии «человек», «лицо», «каждый». По мнению автора, исключением здесь могут быть лишь статьи об избирательных правах и прав на участие в референдуме, где должен остаться термин «гражданин», так как иностранные граждане и лица без гражданства такими правами по российскому законодательству не обладают, и ст. 149, предусматривающая ответственность за воспрепятствование проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия, пикетирования или участию в них. В статье 144 УК РФ, где используется термин «журналист», потерпевшим может быть кроме гражданина, иностранный гражданин, лицо без гражданства, если они являются журналистами. Поэтому следует внести соответствующие изменения, прежде всего в ст. 138 (нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений лиц…) и 140 УК РФ (отказ в предоставлении лицу информации).

Вопросы методологии построения главы 19 УК РФ тесно пересекаются с вопросом классификации преступлений рассматриваемой группы. Только правильно классифицировав преступления, предусмотренные главой 19 УК РФ, можно методологически обоснованно расположить их в УК. Базой для такой классификации должна служить глава 2 Конституции РФ «Права и свободы человека и гражданина», нормы которой представляют собой определенную систему, имеющую логические основания, отражающую специфику самих этих прав и свобод, тех сфер жизнедеятельности человека и гражданина, которых они касаются. В соответствии с этими основаниями конституционные права и свободы принято классифицировать на три группы: личные, политические, социально-экономические, что основывается на современной концепции прав человека, базой которой является Всеобщая декларация прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г.

В диссертации делается вывод, что сейчас какой-либо продуманной и обоснованной с методологической точки зрения последовательности расположения норм о преступлениях в главе 19 УК РФ не наблюдается. В диссертации анализируются имеющиеся в российской уголовно-правовой доктрине точки зрения по вопросу классификации преступлений, предусмотренных главой 19 УК РФ и предлагается преступные посягательства, содержащиеся в главе 19 УК РФ, классифицировать на три основные группы: преступления, посягающие на личные права и свободы человека и гражданина (ст. 137, 138, 139, 140, 148), преступления, посягающие на политические права и свободы человека и гражданина (ст. 136, 141, 141.1, 142, 142.1., 149), преступления, посягающие на социально-экономические права и свободы человека и гражданина (ст. 143, 144, 145, 145.1, 146, 147) и именно в такой последовательно, соответственно изменив, нумерацию статей расположить их в главе 19 Особенной части УК РФ. Такая последовательность основывается на международно-правовых документах, Конституции РФ и отражает приоритет защиты интересов личности, одном из основных принципов правового демократического государства. Проводя такое деление, мы исходим из значимости и социального назначения прав и свобод, ответственность за посягательства на которые предусмотрена УК РФ.

В диссертации отмечается, что в уголовно-правовой литературе Германии классификация преступлений рассматриваемой группы вообще не проводится. Это можно объяснить, прежде всего, тем, что преступные деяния данной группы не образуют самостоятельной подсистемы Особенной части УК ФРГ, и содержатся не только в нескольких разделах Особенной части, но и в иных федеральных законах.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.