авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

998 аюпов арсен зуфарович международно-правовое и внутригосударственное регулирование иностранных инвестиций

-- [ Страница 2 ] --
      • при разработке международных документов, регулирующих инвестиционные отношения, а также для совершенствования российского инвестиционного законодательства;
      • для дальнейших исследований проблем международно-правового регулирования инвестиционных отношений;
      • при разработке учебно-методологической литературы по следующим дисциплинам: «Международное экономическое право», «Международное инвестиционное право».

Апробация. Автор принимал участие в работе научно-практических конференций Всероссийской Академии Внешней Торговли по вопросам современного регулирования внешнеэкономической деятельности в РФ, в семинаре инвестиционного комитета Американской Торговой Палаты в России, посвященном иностранным инвестициям в России, а также в работе Международного общественного движения «Восточное Измерение».

Основные положения и выводы диссертационного исследования опубликованы в научных статьях.

Структура работы построена в соответствии с целями и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав, заключения и списка используемой литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении автором обосновывается актуальность темы, раскрывается степень ее разработанности, определяются цели и задачи исследования, излагается ее новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, характеризуется практическая и теоретическая значимость диссертационного исследования.

Первая глава «Место международного инвестиционного права в системе международного права» состоит из трех параграфов. Она посвящена зарождению, дальнейшей эволюции и современному состоянию международного инвестиционного права.

В первом параграфе «Эволюция развития международного инвестиционного права» описывается история формирования и развития международно-правового регулирования иностранных инвестиций. Автор анализирует классификацию истории международно-правового регулирования инвестиционных отношений, приводимую различными отечественными и зарубежными авторами. Затем, опираясь на их исследования, автор предлагает свое видение истории развития международного инвестиционного права.

За основу периодизации автором были взяты особенности развития экономического процесса инвестирования и установления системы защиты иностранной собственности.

Таким образом, автор приходит к выводу о наличии следующих периодов развития инвестиционных отношений:

  • Период первоначального капиталистического накопления;
  • Эпоха Великих географических открытий (XVI-XVII вв.);
  • Колониальный период (XVIII-XIX вв.);
  • Постколониальный (послевоенный) период (50-ые гг. XX в);
  • Период прагматического поведения развивающихся государств (70-ые гг. XX в);
  • Современный период (с конца 70-х гг. XX века до настоящего времени).

Во втором параграфе «Источники международного инвестиционного права» приводится классификация источников международного инвестиционного права.

На основе анализа автор выделяет основные и вспомогательные источники международного инвестиционного права.

Основными источниками международного инвестиционного права, по мнению автора, являются: международные обычаи, многосторонние международные договоры (которые, в свою очередь, делятся на глобальные и региональные), двусторонние договоры о взаимном поощрении и защите инвестиций, международные договоры об устранении двойного налогообложения, двусторонние международные торговые договоры, договоры о поселении, договоры об экономическом и промышленном сотрудничестве, а также ряд региональных договоров.

В качестве вспомогательных источников, способствующих конкретизации тех или иных норм, автор выделяет: правовые доктрины, рекомендации международных организаций и решения международных арбитражных судов.

Отличие основных источников от вспомогательных состоит, на взгляд автора, в том, что последние не имеют обязательной юридической силы, однако, несмотря на это, оказывают существенное влияние на развитие международного инвестиционного права.

В третьем параграфе «Международное инвестиционное право как отрасль международного экономического права» автор попытался выделить международное инвестиционное право в системе международного права, определить, что оно представляет собой сегодня. Основной вопрос, который автор ставил перед собой, заключался в следующем: является ли международное инвестиционное право самостоятельной отраслью международного права или это только подотрасль/институт в рамках уже существующей (признанной) отрасли международного права?

С этой целью автор изучил работы как зарубежных (Шварценбергер Дж., Сорнараджа М.), так и отечественных ученых (Альтшулер А.Б., Богатырев А.Г., Богуславский М.М., Бувайлик Г. Е., Вельяминов Г М, Дмитриева Г.К., Лукашук И.И., Фархутдинов И.З., Шумилов В.М.). В результате исследования автор пришел к выводу, что вопросы выделения международного инвестиционного права, а также определения его места в системе международного права дискутируются среди ученых на протяжении длительного времени. При этом ведущей и наиболее обоснованной точкой зрения является рассмотрение международного инвестиционного права в качестве отрасли/подотрасли международного экономического права (МЭП).

Тем не менее, даже в рамках данного направления до сих пор отсутствует единое мнение о том, является ли международное инвестиционное право сложившейся международно-правовой отраслью, или же это только подотрасль международного экономического права.

Продолжив исследование, автор представил свою точку зрения на этот счет. По мнению автора, международное инвестиционное право является не чем иным, как отраслью международного экономического права. Чтобы это доказать, автор обратился к теории права.

Согласно общей теории права, отрасль права представляет собой совокупность правовых норм, регулирующих определенный вид общественных отношений. Приоритетное положение отрасли в системе права определяется тем, что она отражает и регулирует наиболее важные, относительно обособленные группы общественных отношений, играющих существенную роль в организации общественной жизни.

Основой деления права на отрасли выступают два критерия: предмет правового регулирования и метод правового регулирования.

Автор пришел к выводу, что предметом международного инвестиционного права являются международные инвестиционные отношения, связанные с формированием и развитием инвестиционного процесса и инвестиционной деятельности как объективной экономической закономерности в обществе. В силу своего особого положения в системе международного экономического сотрудничества, международные инвестиционные отношения являются самостоятельным предметом правового регулирования.

Самостоятельность предмета международного инвестиционного права подтверждается крупной общественной значимостью инвестиционных отношений. Причем данная значимость для общества инвестиционного процесса возрастает с развитием рыночной экономики.

В системе международных инвестиционных отношений автор выделил три уровня взаимоотношений:

  • публично-правовой уровень, на котором взаимодействуют между собой публичные лица - государства, межгосударственные организации;
  • так называемые диагональные, или смешанные, взаимоотношения, в которых взаимодействуют между собой частное лицо, с одной стороны, и публичное - с другой;
  • частноправовой уровень, на котором взаимодействуют в инвестиционных правоотношениях частные лица разных стран.

Таким образом, международное инвестиционное право охватывает отношения между государствами, международными организациями, юридическими и физическими лицами.

Отсюда вытекает метод правового регулирования международных инвестиционных отношений, который выражается в сочетании публично-правового и частно-правового регулирования иностранных инвестиций.

В целях выделения отрасли права, помимо предмета и метода, автор выделил еще один критерий - наличие определенного объема нормативно-правового материала, регулирующего те или иные отношения. По мнению автора, отрасль международного инвестиционного права легко отвечает такому критерию. К настоящему времени скопился обширный объем нормативно-правового материала в сфере регулирования иностранных инвестиций.

На основании проведенного анализа автор сделал вывод о том, что в настоящее время международное инвестиционное право представляет собой совокупность правовых норм, отвечающую всем критериям, необходимым для её выделения в качестве отрасли международного экономического права.

Отсюда автор вывел понятие международного инвестиционного права – это система международно-правовых норм, регулирующих отношения в сфере международных инвестиционных отношений.

Вторая глава «Проблемы многостороннего регулирования международных инвестиционных отношений» состоит из семи параграфов.

Первый параграф «Появление и развитие многосторонних международных договоров» посвящен истории развития многосторонних международных договоров, регулирующих иностранные инвестиции. Автором охвачен период с 20-х гг. прошлого столетия вплоть до настоящего времени.

В данном параграфе автор описал наиболее важные на сегодняшний день - глобальные международные договоры, регулирующие иностранные инвестиции и носящие обязательный характер.

Среди них автор выделил следующие:

  • Вашингтонская конвенция 1965 г. о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств;
  • Сеульская конвенция 1985 г. об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (МАГИ);
  • Генеральное соглашение по тарифам и торговле 1947 г. (ГАТТ);
  • Соглашение по торговым аспектам инвестиционных мер 1994 г. (ТРИМС);
  • Договор к энергетической хартии 1994 г. (ДЭХ).

Кроме того, автор особо отметил региональные договоры по инвестиционным вопросам, в которых участвует Российская Федерация. В настоящее время существует два таких договора. Один из них носит комплексный характер и лишь частично касается инвестиционных вопросов. Это Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанное в июне 1994 г. и учредившее партнерство между Российской Федерацией, с одной стороны, и Европейскими сообществами и их государствами-членами, с другой стороны. СПС является широкомасштабным соглашением, базирующимся на общепризнанных международных нормах. Большое место занимают в нем положения о предпринимательской деятельности и инвестициях, и, прежде всего, условия учреждения и деятельности компаний обеих сторон на территории друг друга.

Россия участвует также в одном региональном договоре, заключенном в рамках СНГ - в Конвенции о защите прав инвестора 1997 года.

Помимо указанных выше договоров, диссертант также отметил попытки создания единого глобального соглашения - Многостороннего Соглашения по инвестициям (МСИ), направленного на унификацию инвестиционных отношений.

Второй параграф «Инвестиции в многосторонних договорах» посвящен подробному анализу понятия «инвестиции», применяемого в различных многосторонних международных договорах. На основе проведенного анализа автор пришел к выводу, что многосторонние международные договоры традиционно понимают под иностранными инвестициями ценности, принадлежащие физическим и юридическим лицам одной страны, но находящиеся в другой стране. При этом, современные международные многосторонние договоры не содержат единого понятия «инвестиция». Определения варьируются, что требует в каждом конкретном случае четкого анализа применимых норм права.

В третьем параграфе «Определение инвестора в многосторонних договорах» диссертант постарался раскрыть юридическую природу понятия «инвестор», заложенную в многосторонних договорах.

Изучив определение «инвестора», автор пришел к выводу, что данное понятие также регулируется по-разному в отдельно взятых международно-правовых документах. Обычно, в качестве инвестора выступает либо физическое лицо, либо юридическое лицо, осуществляющие капиталовложения на территории другого государства.

Применительно к физическим лицам, как правило, используется критерий гражданства.

К юридическому лицу применяется критерий национальности (по месту учреждения, то есть - государственной регистрации), либо критерий места оседлости (местонахождения основных учреждений).

Кроме того, в ряде случаев международное инвестиционное право определяет инвестора, базируясь на «теории контроля». В данном случае принадлежность юридического лица определяется в зависимости от того, кому фактически принадлежит большая часть вкладов в капитале юридического лица, т.е. кто его фактически контролирует.

Если иностранная компания приобретает контрольный пакет акций юридического лица-резидента государства-реципиента инвестиций, то это юридическое лицо получает статус иностранного инвестора. При этом, исходя из арбитражной практики, только те инвестиции могут рассматриваться как иностранные, которые осуществлены после приобретения контроля компанией-нерезидентом над национальным юридическим лицом.

В четвертом параграфе «Режим инвестиций» проведен анализ международно-правовых стандартов осуществления иностранных инвестиций, предусмотренных многосторонними договорами.

Теория и практика международного инвестиционного права делит режимы иностранных инвестиций на абсолютные и относительные. Первые базируются на принципах полной защиты и безопасности, недискриминации, справедливого и равноправного обращения, обязанности соблюдать правила, касающиеся инвестиций. Ко вторым относятся режим наибольшего благоприятствования (РНБ) и национальный режим (НР).

Абсолютный режим направлен на обеспечение полной защиты иностранных инвестиций. Он включают в себя справедливый и равноправный режимы, являющиеся общепринятым обычаем в международном праве.

Автор также выявил отсутствие конкретной интерпретации «справедливого и равноправного режима» в многосторонних международных договорах, при этом некоторые его элементы считаются более или менее общепринятыми.

Изучив арбитражную практику, диссертант установил, что критерием равного и справедливого обращения является:

Во-первых, четкость и ясность инвестиционного и иного законодательства, затрагивающего права иностранных инвесторов;

Во-вторых, недискриминация иностранных инвесторов по признаку страны происхождения.

Под РНБ в многосторонних договорах понимается предоставление иностранным капиталовложениям (а иногда и действиям иностранного инвестора) в определенной области режима не менее благоприятного, чем режим, который уже предоставлен или будет предоставлен капиталовложениям или инвестору любого третьего государства.

НР, в свою очередь, предполагает уравнивание в правах национальных и иностранных инвесторов. При предоставлении национального режима иностранным капиталовложениям, национальные и иностранные инвесторы выступают на рынке, за некоторыми исключениями, равноправными субъектами.

При предоставлении того или иного режима, многие договоры проводят четкое различие в отношении того, на какой стадии он предоставляется. Различается инвестиционный режим на стадии допуска иностранных инвестиций в страну (прединвестиционная стадия) и на стадии осуществления инвестиционной деятельности после допуска (постинвестиционная стадия). Если на прединвестиционной стадии решается вопрос о допуске иностранных инвестиций в тот или иной сектор экономики, то на постинвестиционной стадии осуществляется управление, содержание, пользование, владение или распоряжение инвестициями, а также их ликвидация.

Пятый параграф «Экспроприация (национализация) в международных договорах» посвящен изучению юридической природы таких форм изъятия иностранной собственности, как «экспроприация» и «национализация», а также разграничению данных понятий. Особое внимание уделяется вопросам компенсации.

Автор выделил три основных подхода к экспроприации и национализации в современном международном праве:

  • теория «минимального международного стандарта» («доктрина Халла») - позиция развитых государств;
  • теория «национального стандарта» («доктрина Кальво») - позиция развивающихся государств в т.ч. деколонизованных стран Азии и Африки;
  • социалистическая позиция.

В соответствии с теорией «минимального международного стандарта» право принимающего государства на изъятие иностранной собственности признавалось, только если такое изъятие осуществлялось: а) без дискриминации; б) в публичных интересах; в) сопровождалось быстрой, адекватной и эффективной компенсацией.

Данной теории придерживаются развитые страны Запада, где формула быстрой, адекватной и эффективной компенсации получила название формула Халла.

В соответствии с «доктриной Кальво» международные стандарты проведения экспроприации не отрицаются, однако подчеркивается, что основанием их реализации является исключительно внутреннее законодательство принимающего государства.

Иностранный инвестор полностью подчиняется как законодательству, так и юрисдикции принимающего государства. Национализация и экспроприация допускаются, а компенсация выплачивается только в том случае, если она предусмотрена национальным законодательством.

Социалистическая позиция является самой жесткой в отношении режима иностранных инвестиций и трактовки принципа ответственности государств за причиненный иностранным инвесторам ущерб. Закрепляется право государства в любое время национализировать имущество. Суть концепции сводится к тому, что международное право не регулирует и не может регулировать отношения собственности, возникающие между государством и иностранными инвесторами.

Исследовав вопросы регулирования экспроприации и национализации в

многосторонних международных договорах, автор пришел к выводу о том, что указанные документы дают разное определение этих понятий.

При этом, международная практика, а также доктринальные исследования позволяют, по мнению автора, разграничить понятия экспроприации и национализации.

Итак, национализация представляет собой изъятие принимающим инвестиции государством собственности инвестора, вытекающее из законодательного акта и направленное на совокупную собственность (вся частная собственность, вся частная собственность конкретной отрасли и т. д.), которая обычно не индивидуализирована. Национализация направлена на удовлетворение потребности общенационального значения.

Экспроприация, в отличие от национализации, обычно является результатом административной меры, и направлена она на собственность отдельных (а не всех) лиц.

Несмотря на существенную разницу, приводимую в теории, в международно-правовых документах при регулировании вопросов изъятия иностранной собственности, в качестве обобщающего чаще применяется термин «экспроприация».



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.