авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Корпоративные правоотношения как составная часть системы гражданско-правовых отношений: на примере хозяйственных обществ

-- [ Страница 4 ] --

Помимо истории развития термина «корпорация» исследуется вопрос о его понимании в правовых доктринах и законодательствах развитых зарубежных государств, таких как США, Великобритания, Германия, Франция. Анализируются директивы ЕС, регламентирующие деятельность корпораций. Особое внимание уделяется тому, в каких значениях используется указанный термин в отечественной юридической литературе. Отмечается противоречивость позиций ряда авторов, использующих термин «корпорация» для обозначения всех видов юридических лиц, как имеющих членство, так и лишенных такового. Определяющим критерием обособления корпораций должен стать признак участия (членства). Иные критерии, например извлечение прибыли в качестве основной цели деятельности корпорации, самостоятельность участников (членов) корпорации по отношению к ней, не могут служить средством для выявления природы корпорации, а являются лишь основаниями для подразделения корпораций на типы и виды. Поэтому любое юридическое лицо, основанное на началах участия (членства), является корпорацией. Критерий участия (членства) является достаточно определенным и не дает никаких оснований для выявления неких промежуточных – между корпорациями и учреждениями – форм юридических лиц, таких, например, как «учреждения с корпоративным устройством» и «корпорации, созданные в форме учреждений». Пристальное внимание уделяется генезису принципа самостоятельности участников корпорации по отношению к самой организации. Указанный принцип существует не как естественное свойство корпоративного устройства, а как его характеристика, предусмотренная законодателем. Следовательно, нет достаточных оснований полагать, что одним организациям, основанным на началах участия (членства), – хозяйственным обществам этот принцип присущ в большей мере, и они являются корпорациями, а другим – хозяйственным товариществам - в меньшей, и они не могут считаться корпорациями. Данный вывод находит свое подтверждение в имеющейся тенденции персонализации капиталов и капитализации лиц. Более того, последние изменения гражданского законодательства ряда стран СНГ, например Украины и Казахстана, в значительной мере способствовали стиранию в этих государствах традиционных различий между хозяйственными обществами и товариществами.

В итоге корпорация определяется как основанная на началах участия (членства) организация, признанная законодателем юридическим лицом, созданная в добровольном порядке ее участниками (членами) в целях реализации частных корпоративных интересов посредством участия в деятельности организации. Особое значение корпораций позволяет сделать вывод о целесообразности дополнения используемой в настоящее время в гражданском праве классификации юридических лиц разделением организаций на корпорации и институты (учреждения).

Внутривидовая классификация корпораций может быть проведена по различным основаниям. В зависимости от основной цели деятельности следует выделять предпринимательские (коммерческие) и непредпринимательские (некоммерческие) корпорации. Значение личности участника (члена) корпорации для деятельности последней позволяет разграничивать хозяйственные товарищества и общества, а необходимость личного трудового участия в работе корпорации является характерной чертой кооперативной организации. При проведении данной классификации учитывается ее условный характер, поскольку в некоторых хозяйственных обществах, например в компаниях одного лица, значение личности участника (члена) гораздо выше, чем в тех хозяйственных товариществах, участники (члены) которых устранились от дел, выдав соответствующую доверенность одному из участников (членов).

Применительно к хозяйственным обществам проводится их дальнейшая классификация на типы и виды. Обосновывается отсутствие необходимости выделения отдельных типов (закрытые акционерные общества) и видов (хозяйственные общества в сфере агропромышленного комплекса) хозяйственных обществ. Доказывается необоснованность расширения разновидностей корпораций за счет неких дополнительных корпоративных форм, таких, например, как народные предприятия. Критикуется подход отечественного законодателя, признавшего общество с дополнительной ответственностью в качестве самостоятельной организационно-правовой формы юридического лица.

Параграф 2 - «Общая характеристика органов управления корпорации». В настоящем параграфе рассматриваются вопросы, связанные с понятием, признаками и классификацией органов управления корпорации. Критикуются взгляды ученых, наделяющих органы управления корпорации статусом участников корпоративных правоотношений. Согласно указанному подходу органы управления не являются участниками так называемых внешних правоотношений, поскольку субъектом последних закон признает корпорацию как юридическое лицо, но наделяются правосубъектностью для участия во внутренних корпоративных правоотношениях. С таким подходом согласиться нельзя. Во-первых, гражданское законодательство не закрепляет за органами юридического лица статуса субъектов гражданского права. Это означает, что органы юридического лица не обладают правосубъектностью, необходимой предпосылкой для участия в любых гражданских правоотношениях. Во-вторых, утверждение о том, что органы юридического лица могут являться субъектами внутренних корпоративных правоотношений и не обладают правосубъектностью для участия во внешних правоотношениях равносильно суждению, согласно которому правосубъектность является не одной из предпосылок возникновения правоотношения, а следствием участия в нем. Получается, что, участвуя во внешних правоотношениях, органы юридического лица действуют в качестве его структурно обособленной части, не являясь самостоятельными субъектами права. Напротив, участие во внутренних корпоративных правоотношениях порождает у них правосубъектность, позволяющую рассматривать органы корпорации в качестве самостоятельных субъектов права.

Показывается, что в основе стремления наделить органы корпорации правосубъектностью лежит ошибочное смешение таких категорий как «орган» или структурно обособленная часть юридического лица и «людской субстрат» органа управления. Органы управления корпорации обладают людским субстратом, но не тождественны ему. Если в процессе деятельности корпорации конкретное физическое лицо, образующее людской субстрат органа корпорации, совершает действия, выходящие за рамки компетенции соответствующего органа управления, и такими действиями корпорации причиняется вред, то лицом, ответственным за причинение указанного вреда, будет не орган управления корпорации, а это самое физическое лицо. Что касается правоотношений, возникающих между лицами, осуществляющими функции органов управления корпорации и самой корпорации, то природа этих правоотношений во многом определяется видом органа управления. Так, между лицом, осуществляющим функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества, и самим обществом возникают трудовые правоотношения, а между членами совета директоров хозяйственного общества и обществом, напротив, существуют гражданско-правовые отношения. Если же функции единоличного исполнительного органа хозяйственного общества осуществляет управляющий или управляющая организация, то отношения между указанными лицами регулируются гражданско-правовым договором особого вида.

Еще одной ложной посылкой, обосновывающей наличие правосубъектности у органов корпорации, является смешение субъектов корпоративных правоотношений и отношений, возникающих в сфере корпоративного управления. Число субъектов корпоративного управления весьма значительно. К ним, в частности, относятся наемные работники корпорации, ее кредиторы и даже государственные органы, осуществляющие по отношению к корпорации надзорные функции. Очевидно, что при таком подходе все многообразие отношений, возникающих в процессе осуществления корпоративного управления, не может быть урегулировано нормами гражданского права. Соответственно, не все правоотношения в сфере корпоративного управления являются корпоративными.

Обосновывается вывод о том, что поскольку органы управления корпорации не обладают правосубъектностью, постольку они не могут выступать в качестве представителей корпорации. Органы управления не приобретают субъективных гражданских прав, они обладают полномочиями, которыми наделяются в рамках компетенции, определенной законом, иными правовыми актами, а также учредительными и внутренними документами корпорации. Вместе с тем компетенцию органа корпорации нельзя свести только к его полномочиям. Более того, они имеют вспомогательное значение по отношению к иным элементам компетенции. Такими элементами являются задачи и функции, которые должны выполнять органы корпорации. Термины "задачи" и "функции" органов в научной литературе нередко объединяются понятием "предмет деятельности". Объем полномочий органов корпорации определяется, исходя из установленного предмета деятельности таких органов. Полномочия органа корпорации существуют не в виде абстрактной возможности, что характерно для категории правоспособности, а носят наличный характер. Компетенция органов корпорации воплощается в конкретных полномочиях, приобретаемых непосредственно в силу закона, иных нормативных правовых актов, а также учредительных документов корпорации. При этом объем полномочий органа корпорации не может быть изменен по воле самого этого органа, поскольку он не обладает собственной волей, а призван либо формировать, либо изъявлять волю самой корпорации вовне.

Компетенция выступает тем правовым средством, с помощью которого права и обязанности корпорации - юридического лица преобразуются в полномочия ее органов. Согласно авторскому определению компетенции, она представляет собой установленный законом, иными нормативными правовыми актами и учредительными документами корпорации предмет деятельности ее органа, а также конкретные полномочия, необходимые для осуществления органом корпорации своих функций и решения стоящих перед ним задач.

В параграфе проводится развернутая классификация органов корпорации. Особое внимание уделяется подразделению органов корпорации на органы управления и контроля. В этих целях проводится подробный анализ понятий управления и контроля в общем праве и в континентальном праве. Разграничение данных понятий в континентальном праве позволяет обособлять органы корпорации, осуществляющие функции управления, от органов, наделенных контрольными функциями. Критикуется двойственная позиция отечественного законодателя в вопросе о разграничении функций управления и контроля. Рассматриваются такие органы корпорации как: коллегиальные и единоличные, волеобразующие и волеизъявляющие, выборные и формируемые иным образом, руководящие и исполнительные. Подробно освещаются вопросы, связанные с деятельностью так называемых вспомогательных образований, обеспечивающих нормальную работу органов корпорации, к которым, в частности, можно отнести счетную комиссию в акционерном обществе. Сами по себе такие структуры не являются органами корпорации. Доказывается невозможность признания в качестве органа управления корпорации ликвидационной комиссии и арбитражного управляющего.

Проведенное исследование позволяет сформулировать определение органов корпорации. Органами корпорации являются, поименованные в ее учредительных документах, не обладающие правосубъектностью, структурно обособленные части корпорации, являющиеся средством образования воли или изъявления воли вовне в соответствии с имеющимися у них полномочиями, определенными рамками компетенции, предусмотренной законом, иными нормативными правовыми актами, а также учредительными и внутренними документами корпорации.

Глава III «Корпоративные юридические факты и юридические составы» включает в себя три параграфа.

Параграф 1 «Понятие и общая характеристика предпосылок и оснований возникновения и движения корпоративных правоотношений». В первом параграфе третьей главы дается общая характеристика предпосылок и оснований возникновения и движения корпоративных правоотношений. Проводится четкое различие между ними. Предпосылки создают необходимые и достаточные условия для возникновения и развития корпоративного правоотношения, иными словами, потенциальную возможность его появления. Чтобы эта возможность трансформировалась в действительность, необходимы соответствующие основания возникновения корпоративного правоотношения, без которых возникновение правовой связи между субъектами невозможно. Данные основания являются не чем иным как юридическими фактами. Дается развернутая классификация предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений. Особо выделяются нормативные предпосылки. Отмечается преобладание среди норм корпоративного права императивных правил поведения. Данное обстоятельство обосновывается необходимостью защиты интересов «слабых» субъектов корпоративных правоотношений, в частности, миноритарных акционеров, а также борьбой со злоупотреблениями учредителей.

Критикуется существующий ныне подход, согласно которому значительную роль в регламентации корпоративных правоотношений должны играть внутренние акты корпораций, в частности, кодексы корпоративного поведения. Анализируется природа учредительных и внутренних документов корпорации. Рассматривается подход к уставу как к локальному нормативному акту. Делается вывод об отсутствии у учредительных документов корпорации свойств нормативности и как следствие - о невозможности их рассмотрения в качестве нормативных предпосылок возникновения и движения корпоративных правоотношений.

В качестве следующей предпосылки возникновения и движения корпоративных правоотношений рассматривается интерес. Дается понятие интереса и выявляется его соотношение с субъективным гражданским правом. Проводится классификация интересов на интересы корпорации и интересы ее участников (членов). В свою очередь интересы участников (членов) корпорации могут быть разделены на общие и частные. Для реализации общих интересов как раз и происходит объединение частных лиц в рамках корпорации. Вместе с тем участники (члены) корпорации могут иметь и частные интересы, реализуемые самостоятельно или в группе лиц, каковой может быть группа миноритарных или мажоритарных участников (членов). Дается авторское определение корпоративных интересов участников (членов) корпорации и самой корпорации. Корпоративными интересами участника (члена) корпорации являются его осознанные имущественные и неимущественные потребности, удовлетворение которых происходит посредством имущественного и неимущественного участия в деятельности корпорации. Интересы корпорации не сводятся к интересам ее участников. Поскольку корпорация признается самостоятельным субъектом права, постольку она имеет собственные интересы. Корпоративные интересы корпорации как юридического лица – это ее имущественные и неимущественные потребности, обусловленные целями деятельности корпорации, закрепленными в ее учредительных документах, удовлетворение которых происходит посредством осуществления такой деятельности. Рассматриваются предпосылки и природа конфликта корпоративных интересов, который может трансформироваться в корпоративный спор.

Правосубъектные предпосылки возникновения и движения корпоративных правоотношений образуют отдельную группу. Правосубъектные предпосылки складываются из право и дееспособности субъектов – участников корпоративных правоотношений. Для участия в корпоративных правоотношениях достаточно общегражданской правоспособности. В связи с этим приводятся аргументы против признания особой корпоративной правоспособности. Становясь участником (членом) корпорации, лицо наделяется по отношению к ней субъективными правами, а не возможностью их обладания. Если же предположить, что у участника (члена) корпорации есть лишь корпоративная правоспособность, то есть возможность иметь права участия (членства), а не сами эти права, то тогда не совсем понятна разница в его правовом статусе и правовом статусе лица, которое не является участником (членом) данной корпорации, но также обладает способностью иметь указанные права и нести обязанности.

Рассматриваются требования законодателя к правосубъектности потенциальных участников (членов) корпорации.

Затем проводится классификация оснований возникновения и движения корпоративных правоотношений. Обосновывается значимость подразделения способов приобретения корпоративных прав на первоначальные и производные, не характерного для обязательственных прав. Особо выделяются юридические факты и юридические составы, которые можно охарактеризовать в качестве корпоративных, в том смысле, что они порождают, изменяют и прекращают именно корпоративные правоотношения. В этой связи в рамках классификации юридических фактов можно говорить об их особой разновидности – корпоративных юридических фактах (корпоративных юридических составах), выделение которых обусловлено особенностями порождаемых, изменяемых и прекращаемых ими корпоративных правоотношений. Наиболее ярким примером корпоративного состава может служить юридический состав, влекущий возникновение корпоративных правоотношений в процессе размещения акций.

Особое место среди корпоративных юридических фактов занимают договоры, направленные на возникновение, изменение или прекращение корпоративных правоотношений, которые можно именовать корпоративными договорами. Предлагается система корпоративных договоров, которая включает в себя договоры, направленные на учреждение корпораций и реорганизационные договоры. Эти договоры характеризуются общей целью, преследуемой их участниками, и в этом смысле являются общецелевыми. Заключая договор об учреждении корпорации (учредительный договор, договор о создании акционерного общества), его стороны преследуют цель создания нового субъекта права. Цель реорганизационного договора - проведение реорганизации корпораций, опосредующей процедуру универсального правопреемства. Критикуется взгляд на реорганизационный договор как на сделку с имущественными комплексами. В отличие от классических гражданско-правовых договоров корпоративные договоры могут не только предоставлять субъективные права третьим лицам, но и возлагать на них юридические обязанности. Доказывается, что корпоративные договоры не могут быть признаны договорами о совместной деятельности. Подробно рассматриваются отдельные разновидности указанных договоров. Исследуется правовое положение сторон таких договоров, в качестве которых могут выступать, в частности, учредители корпорации.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.