авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Проблемы правового регулирования выбытия участника из общества с ограниченной ответственностью

-- [ Страница 3 ] --

Далее анализируются способы сохранения состава участников общества с ограниченной ответственностью, допускаемые Законом и уставом (преимущественное право покупки доли участника, продаваемой третьему лицу, запрет продажи или отчуждения иным образом участником общества своей доли третьим лицам, получение согласия общества и иных участников на совершение сделки по отчуждению доли) и правовые последствия несоблюдения норм, предусмотренных Законом. Отмечается отсутствие единого мнения в судебной практике.

Делаются выводы о том, что:

  1. Нормы федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (абз. 7 п. 3 ст. 64, ст. 63, 81, 103) упускают из внимания регулирование момента осуществления обществом преимущественного права покупки части доли, продаваемой третьему лицу, поскольку в случае отчуждения части доли, выбытия участника из состава не происходит. Такие недочеты законодательства позволяют свободно отчуждать имущество должника по цене, отличной от действительной стоимости доли. Необходимо внести коррективы в закон.
  2. Сделки, совершенные без согласия остальных участников или общества на продажу доли другим участникам, на отчуждение доли третьим лицам иным образом, чем продажа, следует квалифицировать в качестве ничтожных.

В третьем параграфе «Об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью» исследуется вопрос появления норм об исключении участника применительно к регулированию обществ с ограниченной ответственностью. Отмечается, что исторически основная задача новой формы товарищеского соединения – общества (товарищества) с ограниченной ответственностью сводилась к созданию организации, структура которой могла быть основана как на принципе полного товарищества, так и на принципе акционерного общества, все зависело от усмотрения участников. Возможность исключения товарищей была предусмотрена для товариществ (полных и на вере), то есть объединений лиц. Для выяснения сущности права исключения участника в данном параграфе широко используется сравнительный метод толкования.

Действия (бездействие) участника, делающие невозможным деятельность общества или существенно ее затрудняющие должны признаваться в качестве основания требования о прекращении участия лица в обществе. При этом очевидным является факт принудительного отчуждения имущества (права участия), принадлежащего лицу. Признавая право отчуждения имущества даже в акционерном обществе, Конституционный Суд РФ указал: «в силу особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества основанием для отчуждения у части акционеров принадлежащего им имущества могут быть интересы акционерного общества в целом, в той мере, в какой оно действует для достижения общего для акционерного общества блага»6.

Автор обосновывает вывод о том, что нарушение участником, одновременно выступающим в качестве единоличного исполнительного органа, обязанностей в сфере корпоративных отношений (созыв и проведение общего собрания, совершение крупных сделок и сделок с заинтересованностью) не может являться основанием исключения участника из общества. Во-первых, Закон различает права и обязанности участника (ст. 8, 9) и единоличного исполнительного органа (ст. 40, п. 2 ст. 35, п. 1 ст. 44); во-вторых, за причинение обществу убытков с иском о возмещении общество или его участник вправе обратиться в суд именно к единоличному исполнительному органу (п. 5 ст. 44), участники общества не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости внесенных ими вкладов (п. 1 ст. 2).

Таким образом, в данном случае отсутствует конкуренция исков об исключении участника (ст. 10 Закона) и о признании решения единоличного исполнительного органа общества недействительным (п. 3 ст. 43 Закона).

Автор отмечает, что установленное Законом требование к участникам, имеющим право требовать в судебном порядке исключения из общества участника, о наличии у них в совокупности доли не менее чем десять процентов уставного капитала общества, означает закрепленное Законом за данными участниками право выражать мнение всех остающихся участников общества. Однако при такой формулировке не учитывается мнение остальных участников (причем, большинства, владельцев 90% долей, поддерживающих, либо отрицающих исключение участника). Таким образом, при установлении в Законе требования о любом количестве долей в уставном капитале, необходимых для подачи иска об исключении участника, отсутствует механизм по реализации остальными участниками права участвовать в управлении делами общества, не учитывается их мнение по вопросу исключения участника.

В целях упрощения и ускорения судопроизводства, уменьшения судебных расходов диссертант делает вывод о целесообразности предоставления права самому обществу предъявить иск об исключении участника. Нормативно выраженное право общества требовать в судебном порядке исключения участника из общества полностью соответствует правовой природе иска об исключении участника из общества, его предмету и основаниям.

В четвертом параграфе «Наследование долей в уставном капитале. Ликвидация и реорганизация участников юридических лиц. Ликвидация общества с ограниченной ответственностью» приводится детальный анализ прекращения отношений участия вследствие «устранения субъекта, уничтожения объекта…»7.

В основу исследования положен критерий отличия универсального правопреемства от преемства сингулярного, а именно: презумпция единовременного перехода всей совокупности прав и обязанностей одного субъекта гражданского права к другому (другим). Права и обязанности переходят, если иное не предусмотрено законом, когда некоторые права и обязанности от праводателя к преемникам не переходят, а прекращают существовать.

Автор констатирует, что в основе прекращения (перехода) дополнительных прав, как разновидности гражданских прав, лежат юридические факты. Закон (ст. 8) называет лишь действия (отчуждение, точнее сделки по отчуждению), упуская из виду возможность наступления юридически значимых событий. ГК РФ ст. 1110, 1112, Закон ст. 8 не содержит исключения из правила о прекращении дополнительных прав участника общества с ограниченной ответственностью в случае смерти участника. В отсутствие специальных норм представляется возможным использовать общие нормы ст. 383 ГК РФ, согласно которым переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, не допускается.

Основываясь на следующих аргументах: во-первых, Закон (ред. от 30.12.2008), выступая в качестве единственного специального закона, регулирующего функционирование обществ с ограниченной ответственностью, уже расширил и конкретизировал основания прекращения прав участия (п. 1, п. 17 ст. 21 Закона); во-вторых, участники хозяйственных обществ имеют в отношении указанных юридических лиц не только обязательственные, но и, прежде всего, корпоративные права8, диссертант делает вывод о необходимости внесения дополнений в Закон.

В работе подчеркивается, что в случае, если наследник умершего участника (образовавшийся в результате реорганизации преемник участника - юридического лица) в общество войти не может, право участника - праводателя по сути расщепляется между его наследниками (преемниками) и обществом. Таким образом, имеет место законодательно закрепленное исключение из правила «переход права и (или) обязанности должен быть сопряжен с переменой лиц в обязательстве», которое направлено на поддержание структуры общества с ограниченной ответственностью как ограниченной для входа сторонних лиц организации.

Далее диссертант исследует правовую судьбу имущества ликвидируемого юридического лица. В работе доказывается, что разграничение ликвидации и реорганизации на основании признака наличия либо отсутствия преемства, не столь уж однозначно (ст. 61 ГК РФ, ст. 21 Закона). Представляется неверным утверждение о том, что при ликвидации все права ликвидируемого лица прекращаются.

Выводом выступает утверждение о том, что определение ликвидации, сформулированное ГК РФ (п. 1 ст. 61) нельзя считать теоретически обоснованным. Точнее было бы сказать, ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, если иное не установлено законом.

В пятом параграфе «Реорганизация в форме выделения как способ выбытия из общества» автор утверждает, что при реорганизации общества в форме выделения осуществляется переход прав и обязанностей в порядке правопреемства, отличный от возмездной передачи (отчуждения, приобретения) имущества по сделке. Выделение отличается от остальных форм реорганизации продолжением функционирования реорганизованного юридического лица, что позволило рассмотреть данный способ прекращения участия в отдельном параграфе.

В работе проводится анализ п. 2 ст. 55 Закона, в котором предусмотрены особые правила на случай, если единственным участником выделяемого общества (обществ) и его единственным учредителем является само реорганизуемое общество с ограниченной ответственностью. Отмечается, что существование в Законе этой нормы вызывает определенные сомнения, а также является причиной появления анализируемых в работе исков, в основании которых лежит непонимание сущности создания общества при учреждении (дочернего общества) и при реорганизации в форме выделения.

При реорганизации в форме выделения способом, предусмотренным абз. 3 п. 2 ст. 55 Закона, реорганизуемое общество получает активы (долю в уставном капитале), соответственно стоимость безвозмездно полученной доли признается у реорганизуемого общества доходом, который зачисляется на счет прибылей и убытков организации.

Это, в свою очередь, означает, что при реорганизации в форме выделения предусмотренным способом увеличивается не только стоимость чистых активов общества, но и действительная стоимость доли участников общества. Результаты такой реорганизации очевидны: заведомо закреплены правовые основы и возникают экономические мотивы для «растаскивания» имущества общества с ограниченной ответственностью.

Считаем, что при реорганизации в форме выделения общества с ограниченной ответственностью возможны только два варианта действий: уставный капитал реорганизуемого общества сохраняется и происходит перераспределение долей между участниками, остающимися в обществе, а уставный капитал выделяемого общества формируется за счет источников, образующих собственный капитал общества; либо уставный капитал уменьшается путем математического разделения размера уставного капитала при распределении долей реорганизуемого и выделяемого обществ между всеми участниками общества.

В третьей главе «Правовые последствия выбытия участника из общества с ограниченной ответственностью» автор, опираясь на выявленные ранее теоретические проблемы выбытия, предлагает в рамках диссертационного исследования решение ряда вопросов практического свойства.

Автор выявляет, что нормативными документами, регламентирующими порядок бухгалтерского учета, предусмотрено, что операция по отражению перехода доли выбывшего участника к обществу отражается в момент выкупа доли. Однако, юридически доля участника переходит к обществу при выходе - с момента подачи заявления о выходе, при исключении участника – с момента вступления в законную силу решения суда, в случаях и в моменты, предусмотренные ст. 24 Закона, но фактически это не влечет за собой записей в регистрах. В отмеченных ситуациях не происходит выкупа доли самим обществом с ограниченной ответственностью, как это имеет место в акционерных обществах.

Делается вывод о необходимости изменения норм законодательства о бухгалтерском учете в части исключения правила о фиксации доли на балансе общества в момент ее выкупа, имея в виду, что доля отражается на балансе общества с даты, указанной в федеральном законе «Об обществах с ограниченной ответственностью» для соответствующих случаев выбытия (п. 7 ст. 23 Закона в редакции от 30.12.2008).

Поскольку бухгалтерский баланс является публичным документом, и позволяет третьим лицам сформировать свое представление об обществе, то он должен соответствовать сведениям, содержащимся в едином государственном реестре юридических лиц.

В заключении диссертационного исследования автором формулируются основные выводы диссертации, подводятся итоги.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

I. В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне ВАК РФ:

1. Урюжникова А. В. К вопросу об исключении участника из общества с ограниченной ответственностью // Юрист. 2006. № 8. (0,55 п. л.)

2. Урюжникова А. В. Правовая природа доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Юридический мир. 2006. № 1. (0,52 п. л.)

3. Урюжникова А. В. Правовые проблемы выхода из состава участников в свете Закона «О несостоятельности (банкротстве)» // Право и государство: теория и практика. 2008. № 5. (0,33 п. л.)

4. Урюжникова А. В. Реорганизация в форме выделения как способ прекращения участия лица в обществе с ограниченной ответственностью // Вестник Московского университета МВД России. 2008. № 9. (0,12 п. л.)

II. В иных изданиях:

5. Урюжникова А. В. К вопросу об определении понятия «участник общества с ограниченной ответственностью» // Образование. Наука. Научные кадры. 2008. № 4. (0,12 п. л.)

6. Урюжникова А. В. Методика преподавания гражданско-правовых дисциплин студентам, получающим второе высшее образование, на примере Закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» // Материалы конференции. РГЭУ (РИНХ), Ростов-на-Дону, 2008. (0,23 п. л.)


1 Статистическая информация получена с официального сайта Федеральной налоговой службы http://www.nalog.ru .

2 Законопроекты № 164005-5 от 17.02.2009, № 261059-4 от 23.01.2006, № 233719-4 от 08.11.2005 о внесении изменений в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» и др.// Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации http://duma.gov.ru .

3 Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ (ред. от 01.12.2007) «О несостоятельности (банкротстве)»// СЗ РФ. 2002. № 43. Ст. 4190. РГ. 2002. № 209-210.

4 Гражданский кодекс. Модель. Рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств. Часть первая// Приложение к Информационному бюллетеню. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. 1995. № 6. С. 3-192.

5 Иоффе О.С. Избранные труды по гражданскому праву: Из истории цивилистической мысли. Гражданское правоотношение. Критика теории хозяйственного права. Т.1. М., 2003. С. 163.

6 Постановление Конституционного Суда РФ от 24.02.2004 № З-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 74 и 77 Федерального закона «Об акционерных обществах», регулирующих порядок консолидации размещенных акций акционерного общества и выкупа дробных акций, в связи с жалобами граждан, компании «Кадет Истеблишмент» и запросом Октябрьского районного суда города Пензы // СЗ РФ. 2004. № 9. Ст. 830.

7 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1995. С. 61.

8 См.: Проект Концепции развития законодательства о юридических лицах (рекомендован Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства к опубликованию в целях обсуждения (протокол № 68 от 16 марта 2009 г.)) // http://privlaw.ru



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.