авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Правовое регулирование либерализации трансграничных отношений: опыт европейского союза

-- [ Страница 4 ] --

Материалы, положения и выводы, сформулированные в диссертации, широко применялись в учебном процессе Московской государственной юридической академии в лекционных и практических занятиях по курсу «Право Европейского Союза», а также при проведении занятий по спецкурсам и спецсеминарам «Источники права Европейского Союза», «Европейское право прав человека», «Основы Шенгенского права», «Экономическое право Европейского Союза», «Право внутреннего рынка Европейского Союза», «Право экономической интеграции Европейского Союза», «Частное и предпринимательское право Европейского Союза». Материалы диссертации использовались во всех учебных программах и учебно-методических материалах по европейскому праву, применяемых в МГЮА им. О.Е. Кутафина, а также в работе Методического совета МГЮА, членом которого на протяжении многих лет являлся диссертант.

Структура исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих девять разделов и тридцать параграфов, заключения, содержащего обобщенные выводы и практические предложения. Диссертация также включает три приложения, содержащие сравнительно-правовой анализ ЕС с другими интеграционными образованиями и федеративными государствами, подготовленные автором схемы и таблицы, библиографические списки.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации обоснованы актуальность решаемой научной проблемы, степень ее разработанности в отечественной и зарубежной научной литературе, определены объект и предмет исследования, теоретические и методологические основы, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность работы, сформулированы основные положения, выносимые на защиту, приводится информация о результатах апробации положений и выводов работы.

Исходя из фундаментального теоретического положения, согласно которому «с момента их образования в основу Европейских сообществ и Европейского Союза были положены договоры, заключенные в этих целях государствами-участниками … образующие правовую основу Европейских сообществ и Европейского Союза»21, первая глава диссертации посвящена теоретическому и историко-правовому исследованию правовых форм и общих принципов либерализации трансграничных отношений, которые установлены непосредственно государствами-членами ЕС при заключении и пересмотре международных (учредительных) договоров организации и обладают высшей юридической силой в праве ЕС, – глава I «Нормативная модель либерализации трансграничных отношений в учредительных договорах ЕС».

С момента образования Европейских сообществ в 1950-е гг. рассматриваемая нормативная модель не оставалась неизменной. Отсюда диссертант посредством историко-правового метода осуществил ее периодизацию на три этапа.

Раздел первый «Становление нормативной модели либерализации трансграничных отношений в договорах, учреждающих Европейские сообщества, 1951 и 1957 гг.» посвящен первому этапу, связанному учреждением Европейских сообществ, – Европейского объединения угля и стали, ЕОУС (1951 г.), Европейского сообщества по атомной энергии, Евратома (1957 г.) и, важнейшего среди них, – Европейского экономического сообщества, ЕЭС (1957 г.).





В указанный период либерализация трансграничных отношений между государствами-членами ЕС ограничивалась экономической сферой. Поэтому ее исторически первой формой стал «общий рынок», исследуемый в качестве юридической категории в § 1 «Общий рынок как исходная правовая форма либерализации трансграничных отношений в рамках Европейских сообществ».

В § 1 показано, что термин «общий рынок» как юридическая категория восходит к Меморандуму об организации режима Европейского федеративного союза («план Бриана» 1930 г.). Этот термин был воспринят «планом Шумана» 1950 г., в соответствии с которым началось строительство ЕС и было создано первое из Европейских сообществ – ЕОУС.

Отличительной особенностью закрепления общего рынка в учредительных договорах Европейских сообществ, прежде всего, в Договоре о ЕЭС (Римском договоре 1957 г.), стала дифференциация его правового режима посредством провозглашения нескольких «свобод передвижения», каждая с особым правовым регулированием (свободы передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов).

Эта особенность сохраняется и в настоящее время. В то же время, уже в первоначальной редакции Римского договора 1957 г. закладывались предпосылки к появлению общих принципов либерализации трансграничных отношений, способных применяться и в неэкономической сфере – принципа недискриминации по принципу национального гражданства и принципа взаимного признания. Соответствующие вопросы проанализированы в § 2 «Становление системы общих принципов либерализации трансграничных отношений».

В указанном параграфе также рассмотрен дискуссионный вопрос о существовании в праве ЕС принципа устранения двойного налогообложения. Как показал проведенный анализ, названный принцип мог получить реализацию в случае заключения государствами-членами на основании Договора о ЕЭС дополнительной конвенции, имеющей универсальный предмет (распространяющийся на все виды внутригосударственного налогообложения). Проект такой конвенции, обсуждавшийся в 1960-е гг., в итоге так и не был принят.

Основные выводы из анализа первоначальной нормативной модели либерализации изложены в § 3 «Основные черты первоначальной нормативной модели либерализации трансграничных отношений в рамках Европейских сообществ». В частности, на основании сравнения учредительных документов Европейских сообществ и международных договоров, подписанных в рамках Всемирной Торговой Организации, указывается на принципиальное отличие правового регулирования либерализации в рамках ЕС и ВТО. Если в рамках ЕС она направлена на устранение всех барьеров трансграничным отношениям (полная либерализация), то ГАТТ, ГАТС и другие документы ВТО предусматривают лишь частичное освобождение международной торговли от созданных государствами препятствий и вовсе не предусматривают свободного передвижения лиц между государствами-участниками (частичная либерализация).

Раздел второй «Развитие нормативной модели либерализации трансграничных отношений в Едином европейском акте 1986 г. и Шенгенских соглашениях 1985 и 1990 гг.» посвящен второму этапу развития нормативной модели либерализации в учредительных договорах ЕС.

Начало этому этапу было положено подготовкой Европейской комиссией и одобрением государствами-членами концептуального документа – Белой книги 1985 г. «Завершение формирования внутреннего рынка» – в котором намечались меры по окончательному устранению препятствий экономическим взаимосвязям внутри ЕС («устранение физических границ», «устранение технических границ» и «устранение налоговых границ»).

Результатом стало принятие в 1986 г. Единого европейского акта (ЕЕА), включившего необходимые изменения и дополнения в учредительные договоры Европейских сообществ (§ 4 «Программа завершения формирования единого внутреннего рынка и ее отражение в Едином европейском акте 1986 г.»).

Включенная ЕЕА в учредительные договоры новая правовая категория – «внутренний рынок» – стала объектом многочисленных дискуссий в европейской и российской правовой доктрине, прежде всего по поводу ее соотношения с термином «общий рынок». На основании анализа высказанных точек зрения и системного толкования учредительных договоров в § 5 «Проблема соотношения правовых категорий “общий рынок” и “внутренний рынок”» доказано, что новый, государственно-подобный термин «внутренний рынок» является не чем иным, как другим обозначением «общего рынка», поскольку имеет одинаковое с ним нормативное содержание (свободы передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов). Данный вывод подтверждается заменой Лиссабонским договором 2007 г. всех ссылок в учредительных договорах ЕС на «общий рынок» ссылками на единый «внутренний рынок».



Важной чертой второго этапа развития нормативной модели либерализации трансграничных отношений в ЕС стало ее распространение на отношения, не имеющие строго экономического характера. Поскольку не все государства-члены были готовы к включению соответствующих положений в источники первичного или вторичного права ЕС, с этой целью были заключены специальные международные договоры, распространявшие действие только на часть из них.

В первую очередь, это Шенгенские соглашения, на основании которых был полностью отменен пограничный контроль, обеспечена «прозрачность» внутренних границ для всех людей независимо от гражданства (§ 6 «Проекты отмены пограничного контроля между государствами-членами и их отражение в Шенгенских соглашениях 1985 и 1990 гг.»).

Значительно менее известным и в России, и в ЕС стал другой международный договор, направленный на признание внутри ЕС «свободы передвижения документов» посредством полной отмены обязанности легализации, апостиля или иных формальностей, требуемых для подтверждения за рубежом подлинности официальных документов (§ 7 «Брюссельская конвенция об отмене легализации официальных документов 1987 г. и провозглашение “свободы передвижения документов” между государствами-членами Европейских сообществ»). Проанализировав указанный документ, диссертант, в то же время, отмечает, что в отличие от Шенгенских соглашений он не стал полноценным источником права ЕС по причине его ратификации лишь небольшим числом государств-членов (5 из 27 государств-членов в 2010 г. применяли его на временной основе).

Общие выводы и главные итоги анализа второго этапа развития нормативной модели либерализации подведены в § 8 «Основные итоги развития нормативной модели либерализации трансграничных отношений в рамках Европейских сообществ во второй половине 1980-х начале 1990-х гг.».

Заключительный раздел главы I посвящен анализу современной нормативной модели либерализации трансграничных отношений, сложившейся на рубеже прошлого и нынешних веков при трансформации Европейских сообществ в Европейский Союз: раздел третий «Формирование современной нормативной модели либерализации трансграничных отношений в ходе трансформации Европейских сообществ в Европейский Союз в конце XX – начале XXI вв.».

В этом разделе, прежде всего, рассмотрены основные новеллы, включенные в первичное право ЕС благодаря заключению Договора о Европейском Союзе (Маастрихтского договора), Амстердамского договора 1997 г., Ниццкого договора 2001 г. и, наконец, Лиссабонского договора 2007 г., вступившего в силу 1 декабря 2009 г.: § 9 «Договор о Европейском Союзе 1992 г. и последующие реформы правового статуса Европейских сообществ и Европейского Союза: общая характеристика и значение для процесса либерализации трансграничных отношений».

Важнейшие преобразования в праве ЕС, произошедшие в рассматриваемый период, могут быть в теоретических целях классифицированы на качественные и количественные, находящиеся между собой в тесной взаимосвязи. В числу первых относятся, в частности, масштабная реформа устройства и институционального механизма ЕС в стороны повышения его эффективности и демократизации (расширение прерогатив Европейского парламента, сокращение права вето государств-членов на принятие нормативных актов ЕС и др.). Эти изменения, в свою очередь, продиктованы стремлением обеспечить нормальное функционирование ЕС, состав которого в рассматриваемый период увеличился более чем в два раза (с 12 до 27 государств-членов).

Одновременно именно в 1990-е гг. в учредительных договорах ЕС получает развитие система изъятий, предоставляемых отдельным государствам-членам. Вследствие этого некоторые введенные в этот период новые правовые формы либерализации в полной мере распространяют силу не на все государства-члены ЕС (в частности, отмена пограничного контроля в рамках пространства свободы, безопасности и правосудия, и единая валюта в контексте экономического и валютного союза).

В рассматриваемый период в учредительных договорах получают окончательное оформление свободы передвижения и общие принципы либерализации, заложенные в 1950-е гг. в учредительных договорах. В частности, окончательно признана свобода передвижения капиталов (§ 10 «Завершение преобразования общего рынка в единый внутренний рынок ЕС»), а действие ratione materiae принципов недискриминации и взаимного признания в полной мере распространено на неэкономические отношения (§ 11 «Развитие системы общих принципов либерализации трансграничных отношений»).

На основании анализа учредительных договоров, судебной практики Суда ЕС в этих параграфах, в частности, подвергнута критике концепция о появлении в праве ЕС отдельной «пятой свободы» – свободы передвижения платежей, обосновано различие в порядке применения принципов недискриминации и взаимного признания (первый – норма прямого действия, второй изложен в виде норм-задач, подлежащих детализации в правовых актах институтов ЕС). Здесь же на основании сравнительно-правового метода продемонстрировано, что в ряде случаев принцип недискриминации между гражданами государств-членов ЕС устанавливает более жесткие требования по сравнению с аналогичным принципом в Конституции США (разд. 2 ст. IV) применительно к отношениям между штатами.

Главным вкладом рассматриваемого периода в развитие нормативной модели либерализации трансграничных отношений стало признание в учредительных договорах новых правовых форм либерализации, каждая из которых вносит свой особый вклад в процесс открытия границ внутри ЕС: свобода передвижения и проживания независимо от характера осуществляемой деятельности, а также избирательные права в трансграничном аспекте («гражданство Союза»); отмена пограничного контроля, взаимное признание судебных и внесудебных актов («пространство свободы, безопасности и правосудия»); отмена препятствий и неудобств, вытекающих из отсутствия единой денежной единицы («экономический и валютный союз»).

Указанные формы в их историческом развитии и современном юридическом закреплении рассмотрены в заключительном параграфе раздела третьего и всей главы I – § 12 «Новые правовые формы либерализации трансграничных отношений».

Принципиальной особенностью Европейского Союза и права ЕС в целом служит создание в рамках ЕС системы органов власти (институтов), уполномоченных не только конкретизировать установленные в учредительных договорах базовые принципы, но и дополнять их новыми правоположениями, не нуждающимися в ратификации со стороны государств-членов.

Исходя из этого следующая глава посвящена комплексному анализу вклада политических (Европейский парламент, Европейский совет, Совет ЕС, Европейская комиссия) и судебных (Суд ЕС) институтов в развитие нормативной модели либерализации: глава II «Конкретизация и дополнение нормативной модели либерализации трансграничных отношений в правовых актах и судебной практике институтов ЕС».

Имеющий для данной главы вводный характер раздел первый «Правотворческие полномочия институтов ЕС: сущность и формы реализации» посвящен системной характеристике соответствующих полномочий, как они вытекают из новой редакции учредительных договоров ЕС (редакции Лиссабонского договора).

В этом разделе отмечены как специфические черты правотворческих полномочий институтов ЕС (например, издание актов, не требующих ратификации, в том числе имеющих прямое действие для граждан), так и сходства с классическими международными организациями. Важнейшим из них, как установлено в § 1 «Полномочия институтов ЕС по изданию юридически обязательных актов» является то, что правотворческие и, особенно, законодательные процедуры ЕС продолжают базироваться на принципе согласования воль государств-членов. Последние, однако, как правило, не располагают сегодня правом вето в Совете ЕС, а также должны согласовывать свои действия с не зависимыми от них институтами ЕС – Европейским парламентом и Комиссией.

Лиссабонский договор подтвердил и, по ряду аспектов, усилил значение в праве ЕС судебной практики Суда Европейского Союза, которую диссертант в согласии с общепринятой точкой зрения рассматривает как особую группу источников права ЕС (прецедентное право): § 2 «Юрисдикционные полномочия и юридическая сила решений Суда ЕС».

Раздел второй «Способы конкретизации и дополнения нормативной модели либерализации трансграничных отношений в правовых актах ЕС» посвящен анализу, классификации и систематизации полномочий и правовых актов Европейского парламента, Совета ЕС и Комиссии, направленных на развитие соответствующих правил учредительных договоров.

Прежде всего, сюда относятся полномочия устанавливать порядок применения правил учредительных договоров, которые выступают нормами прямого действия (§ 3 «Установление порядка применения непосредственно действующих правил либерализации, закрепленных в учредительных договорах ЕС»).

Во-вторых, институты ЕС издают правовые акты, через которые реализуются многочисленные нормы-задачи учредительных договоров по отмене пограничного контроля, взаимному признанию дипломов, судебных решений и т.д. (§ 4 «Установление правил либерализации во исполнение специальных норм-задач учредительных договоров ЕС»).

Наконец, институты ЕС в ряде случаев уполномочены издавать правовые акты, которые содержат новые правила либерализации в дополнение к закрепленным в учредительных договорах. Соответствующие полномочия и основные акты, изданные во их исполнение, рассмотрены в § 5 «Установление дополнительных правил либерализации, прямо не предусмотренных в учредительных договорах ЕС».

Следующий раздел главы II содержит аналогичный анализ судебной практики Суда ЕС: раздел второй «Конкретизация и дополнение нормативной модели либерализации трансграничных отношений в судебной практике Суда ЕС».

В первую очередь, в этом разделе рассмотрены важнейшие принципы общенормативного характера, выведенные судебной практикой Суда ЕС в отношении толкования и применения права ЕС в целом, включая содержащиеся в нем правила либерализации: принципы «примата» (верховенства) и «прямого действия», «лояльной интерпретации» национального права, «принцип пропорциональности» и другие, квалифицированные Судом в качестве «общих принципов права» ЕС (§ 6 «Вклад судебной практики Суда ЕС в развитие нормативной модели либерализации: общие положения»).

Следующий параграф посвящен анализу воздействия судебной практики Суда ЕС на толкование и применение гипотез правил либерализации учредительных договоров: определение подпадающих под них видов правоотношений, разграничение сферы применения различных правил либерализации между собой, формулирование нормативных дефиниций, отсутствующих в учредительных договорах или правовых актах институтов ЕС (§ 7 «Определение условий применения правил либерализации»).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 

Похожие работы:







 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.