авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Правовое регулирование либерализации трансграничных отношений: опыт европейского союза

-- [ Страница 3 ] --

Второй способ представляет собой реализацию институтами ЕС специальных норм-задач учредительных договоров в области либерализации. Подобные нормы, квалифицируемые Судом ЕС как «чисто программные положения», сами по себе не наделяют правами участников трансграничных отношений, но поручают установить эти права институтам ЕС посредством правовых актов, например, издать директивы по взаимному признанию дипломов или трудового стажа.

Наконец, в рамках третьего способа институты ЕС вправе устанавливать дополнительные правила либерализации, необходимость в которых обнаруживается в процессе применения учредительных договоров. Наличие полномочий устанавливать такие правила фактически позволяет институтам восполнять пробелы в учредительных договорах, что избавляет ЕС от длительных по времени процедур внесения поправок в эти договоры с их последующей ратификацией в национальных парламентах.

9. Не менее существенное значение, чем правовые акты Европейского парламента, Совета ЕС и Комиссии, для развития правового регулирования либерализации трансграничных отношений в ЕС имеет судебная практика Суда Европейского Союза, предпосылкой для формирования которой послужили широкие юрисдикционные полномочия этого института в отношении государств-членов и их судебных органов.

Помимо общих принципов, определяющих порядок применения права ЕС, таких как принципы его примата и прямого действия в государствах-членах, судебная практика Суда ЕС сформулировала множество других правоположений, которые обеспечили конкретизацию и дополнение нормативной модели либерализации. Соответствующий вклад судебной практики Суда ЕС представляется уместным классифицировать на два направления:

– во-первых, определение условий применения правил либерализации;

– во-вторых, установление содержания правил либерализации, т.е. вытекающих из них прав и обязанностей для государств-членов и непосредственно участников трансграничных отношений.

В обоих случаях Суд ЕС не только разъясняет смысл действующих норм первичного и вторичного права ЕС, но дополняет их новыми правоположениями, в том числе восполняя имеющиеся в них пробелы. К таким дополнительным правоположениям, созданным судебной практикой, в частности, относятся сформулированные Судом ЕС нормы-дефиниции многих понятий, которые отсутствуют в учредительных договорах («товар», «работник» и др.).

10. Поскольку либерализация трансграничных отношений представляет собой устранение препятствий этим отношениям со стороны государств, принципиальную роль для познания ее юридической сущности имеет четкое уяснение смысла термина «ограничение» трансграничных отношений. При отсутствии специальных норм-дефиниций в первичном и вторичном праве ЕС выработка легального определения этой категории в полной мере стала заслугой Суда Европейского Союз, судебная практика которого также использует в качестве синонимов данного термина слова «препятствия» или «барьеры».

Понимание «ограничений» трансграничных отношений в судебной практике Суда ЕС может рассматриваться как максимально расширительное по следующим причинам:

1) признание в качестве ограничений не только действий государств-членов, в том числе издаваемых ими правовых актов, но и бездействия национальных властей (в случае, когда последние не предпринимают надлежащих мер с целью устранить препятствия трансграничным отношениям, создаваемые частными лицами);

2) признание в качестве ограничений не только таких мер, которые «запрещают» определенные виды трансграничных отношений (абсолютные ограничения), но и значительно более широкого спектра мер национальных властей, которые «затрудняют или делают менее привлекательной» реализацию своих прав участниками трансграничных отношений, «удерживают от желания» вступать в подобные отношения, «уменьшают интерес» участия в них (относительные ограничения).

11. Расширительное понимание термина «ограничения» трансграничных отношений как правовой категории в еще большей степени было усилено благодаря проведенной Судом ЕС классификации этих ограничений на дискриминационные и недискриминационные.

Дискриминационные ограничения включают в себя не только «прямую» дискриминацию по признаку национального гражданства (происхождения), но и дискриминацию «косвенную», или «завуалированную». Последняя согласно Суду ЕС имеет место в том случае, когда «различительные критерии», установленные законодательством государства-члена, например, критерий места жительства, фактически ставят в менее благоприятное положение граждан, юридических лиц или продукцию из других государств-членов.

Еще более широкую сферу применения способны иметь недискриминационные ограничения, которые вытекают из применения государствами-членами полностью одинаковых (нейтральных) правил без проведения любых различий по признаку гражданства, места происхождения, места жительства и т.п.

Разработанная Судом Европейского Союза концепция недискриминационных ограничений привела к тому, что в праве ЕС оказалась стертой четкая грань между трансграничными и внутригосударственными отношениями («трансграничными ситуациями» и «чисто внутренними ситуациями» по терминологии Суда ЕС).

В качестве трансграничных отношений Суд ЕС безусловно признает отношения, осложненные иностранным элементом, в традиционной интерпретации этого понятия доктриной международного частного права. В то же время, в аналогичном качестве Судом ЕС рассматриваются и такие виды отношений, которые не имеют никакого иностранного элемента, но у которых он потенциально мог бы появиться. Следовательно, в качестве трансграничных фактически способны выступать любые виды правоотношений, поскольку, например, их участниками могли бы выступать граждане и юридические лица других государств-членов.

12. Расширительная интерпретация Судом ЕС понятия «ограничения» трансграничных отношений была скорректирована в его судебной практике не менее расширительным толкованием категории правомерных ограничений.

Согласно Суду ЕС признание меры государства-члена ограничением трансграничного отношения не означает, что соответствующие действия или бездействие национальных властей ipso facto являются незаконными. Они могут иметь и правомерный характер в силу изъятий, прямо предусмотренных нормами учредительных договоров и правовых актов институтов Союза.

Однако Суд ЕС признал, что перечень этих изъятий не является исчерпывающим и что государства-члены могут ограничивать трансграничные отношения также по другим основаниям, квалифицируемым им в качестве «настоятельных соображений общего интереса» (например, по соображениям защиты потребителей или безопасности дорожного движения).

Кроме правомерного основания Суд ЕС требует, чтобы каждая ограничительная мера государства-члена соответствовала принципу пропорциональности, т.е. не выходила за рамки строго необходимого для достижения стоящей перед ней «легитимной цели».

13. Сохранение за государствами-членами возможности оставлять в силе отдельные ограничения в качестве правомерных ставит вопрос о том, каким образом можно добиться устранения этих остающихся препятствий трансграничным взаимосвязям внутри ЕС, противоречащих самой сущности создаваемого в Союзе «пространства без внутренних границ».

При исследовании данного вопроса диссертант на основании анализа и систематизации юридических мотивов и социальных причин сохранения правомерных ограничений приходит к выводу о существовании в праве ЕС четырех видов специальных юридических механизмов, используемых для поступательной ликвидации подобных барьеров:

1) сближение (гармонизация) законодательств государств-членов, позволяющее устранить все или наиболее существенные различия в подходах к правовому регулированию общественных отношений;

2) сближение уровня социально-экономического благосостояния и условий жизни граждан между государствами-членами и регионами на основе программ, финансируемых из бюджета ЕС в рамках особой сферы компетенции Европейского Союза, – “экономическое, социальное и территориальное сплочение”;

3) координация деятельности государств-членов, высшей формой которой является осуществление на уровне ЕС подлинно «общей политики», заменяющей в конкретной сфере национальную политику, ранее проводившуюся каждым государством-членом в отдельности;

4) обеспечение подлинной взаимозависимости государств-членов на основе делегирования ими части внутри- и внешнеполитической компетенции организации «Европейский Союз», при обеспечении каждому государству-члену и его гражданам права участвовать на основе сотрудничества с другими государствами-членами в выработке политики и утверждении правовых актов на уровне ЕС.

Таким образом, международная интеграция в рамках ЕС никогда не сводилась только к механическому открытию границ, не являлась либерализацией «в чистом виде», но, напротив, была дополнена и скорректирована мерами, направленными на достижение подлинной солидарности государств-членов и их народов.

14. Делегирование государствами-членами части компетенции Европейскому Союзу не влечет за собой утрату ими суверенитета или разделение суверенитета с институтами ЕС. По мнению диссертанта, государства-члены на основании подписанных и ратифицированных ими, и изменяемых только с их общего согласия учредительных договоров ЕС делегируют Союзу не суверенитет, а некоторые суверенные права, т.е. отдельные права по управлению обществом, вытекающие из суверенитета.

Именно в этом заключается сущность «принципа наделения компетенцией» – базового принципа компетенции ЕС согласно Лиссабонскому договору. На основании этого принципа «Союз действует только в пределах компетенции, которую предоставили ему государства-члены для достижения целей, установленных этими Договорами. Любая компетенция, не предоставленная Союзу, остается за государствами-членами» (ст. 5 Договора о ЕС).

Дополнительным подтверждением высказанного тезиса служит четкое признание Лиссабонским договором права каждого государства-члена на добровольный выход из состава ЕС, использование которого будет означать восстановление государственного суверенитета в полном объеме.

15. Либерализацию трансграничных отношений в рамках ЕС нельзя считать завершенным процессом. В качестве наиболее существенных пробелов или недостатков в ее правовом регулировании на современном этапе следует признать отсутствие в праве ЕС всеобъемлющего запрета двойного налогообложения между государствами-членами и аналогичного запрета легализации или иных формальностей, требуемых от физических и юридических лиц для подтверждения подлинности официальных документов, полученных в других государствах-членах.

Кроме того, в настоящее время под действие правил либерализации ЕС не подпадают целый ряд субъектов или видов общественных отношений, в частности, некоммерческие организации государств-членов, которые не имеют возможности полноценно развивать трансграничную деятельность в других государствах-членах (аналогично «свободе учреждения», признанной для коммерческих юридических лиц).

Наконец, для России, российских граждан и юридических лиц особое значение представляет тот факт, что полноценными бенефициарами процесса либерализации трансграничных отношений в ЕС выступают только граждане и юридические лица государств-членов. В отношении граждан третьих стран право ЕС разрешает государствам-членам сохранять многочисленные ограничения, в том числе дискриминационного характера.

16. Несмотря на сохраняющиеся недостатки и пробелы, выявленные в диссертации, современный Европейский Союз с полным основанием может рассматриваться как общепризнанный лидер по степени, масштабам открытия границ между входящими в него государствами. Полноценная либерализация трансграничных отношений внутри ЕС – это свершившийся факт, а регулирующие ее нормы права, – реально действующие правила поведения, соблюдаемые государствами-членами.

В этом отношении с Союзом пока не может сравниться ни одна из других существующих в мире региональных интеграционных организаций. Их участники, в том числе на пространстве бывшего СССР, стремятся активно использовать правовые достижения ЕС вплоть до их частичной и даже полной рецепции в своих документах.

Достигнутые Союзом практические результаты в решающей мере обязаны заложенным в его учредительных документах новаторским политико-правовым механизмам. Благодаря этим механизмам была обеспечена подлинная институционализированная взаимозависимость государств-членов ЕС, при которой ни одно из них не доминирует над остальными, а, напротив, все государства-члены вынуждены стремиться к постоянной выработке общих решений, искать и находить соответствующие компромиссы.

В этом, на наш взгляд, заключается главный «урок» права Европейского Союза для России и других постсоветстких республик, поставивших целью создать единое экономическое, а затем, возможно, единое политическое, научное, гуманитарное пространство. Наиболее эффективный путь к достижению этой цели заключается в создании организации, через институты которой государства-участники будут совместно реализовывать принадлежащие им суверенные права, причем сами эти институты, в зависимости от характера полномочий, должны состоять из представителей отдельных государств либо также включать должностных лиц, обязанных выражать и защищать общие интересы, и все больше опираться на укрепляющееся гражданское общество.

Создание подобной организации не только не противоречит действующей Конституции России, но, напротив, послужило бы реализацией положения ее ст. 79, согласно которой Российская Федерация в соответствии с международными договорами может передавать «часть своих полномочий» межгосударственным объединениям, если это не влечет ограничения прав и свобод человека и гражданина и не противоречит основам конституционного строя.

Теоретическое значение диссертации заключается в том, что ее материалы могут быть использованы для дальнейших теоретических и прикладных исследований в области международного и европейского права, в частности, по вопросам права Европейского Союза, международного экономического права, международного и европейского права прав человека. Проанализированный и систематизированный в диссертации нормативный материал и теоретические источники могут использоваться при подготовке учебников, учебных программ и методических пособий, при преподавании соответствующих учебных курсов международного и европейского права, специальных дисциплин. Сформулированные в диссертации выводы и положения могут дополнить разделы других учебных дисциплин, содействовать обогащению их понятийного аппарата, поскольку многие исследованные в работе проблемы находятся на стыке наук европейского, международного, конституционного права, теории государства и права, и связаны с целым рядом отраслевых юридических наук.

Диссертация представляет собой вклад в создание теоретической базы нового научного направления – общей теории интеграционного права, разработка которой приобретает сегодня все большую актуальность в контексте усиливающихся процессов глобализации в современном мире.

Практическое значение диссертации состоит в том, что его положения и выводы могут быть использованы в нормотворческой и правоприменительной деятельности органов законодательной и исполнительной власти Российской Федерации, а также органов межгосударственных интеграционных организаций с участием России, таких как Содружество Независимых Государств, Евразийское Экономическое Сообщество, Союзное государство. Положения диссертации могут использоваться в правотворческой деятельности указанных органов и организаций, в том числе при пересмотре действующих и подготовке новых интеграционных соглашений в целях обеспечения эффективного функционирования таможенного союза и единого экономического пространства с республиками бывшего СССР. Выводы и теоретические положения диссертации также могут быть использованы в целях совершенствования правовых механизмов функционирования других интеграционных организаций, создаваемых с участием Российской Федерации.

Апробация и внедрение результатов исследования осуществлялись по следующим направлениям.

Результаты работы публиковались диссертантом в учебниках, учебных пособиях, монографиях, комментариях и статьях, включая публикации в ведущих правовых журналах, рекомендованных ВАК России. В частности, диссертант является автором или соавтором более половины наиболее обстоятельного в России и СНГ учебника «Право Европейского Союза» (618 из 1119 стр.), в том числе почти всех параграфов общей части. На книгу опубликована рецензия профессора Ю.М. Юмашева в журнале «Юридическое образование и наука» (2010, № 1).

Диссертант является автором единственного в России полного перевода и комментария Конституции ЕС (Договор, устанавливающий Конституцию для Европы, 2004 г.), аналогичного перевода и комментария к действующим учредительным документам ЕС и Хартии Европейского Союза об основных правах в редакции Лиссабонского договора (Европейский Союз: основополагающие акты в редакции Лиссабонского договора с комментариями. М., 2008), а также полного перевода и комментария Шенгенских соглашений. Выполненные диссертантом переводы и комментарии свыше 50 правовых актов ЕС размещались для всеобщего ознакомления в информационно-правовых системах и базах данных российского законодательства, на Интернет-странице кафедры права Европейского Союза МГЮА им. О.Е. Кутафина ( http://eulaw.edu.ru ), которая имеет около 3 млн. посещений из 40 стран мира, а также публиковались в государствах-членах Европейского Союза.

Основные теоретические выводы диссертации прошли апробацию в рамках проектов (грантов) «Влияние международного, европейского права на российское право» и «Правовое регулирование интеграционных процессов на постсоветском пространстве», осуществляемых Министерством образования и науки РФ с привлечением специалистов МГЮА им. О.Е. Кутафина. В качестве члена экспертных групп диссертант участвовал в разработке проектов международных договоров как между Россией и ЕС, так и в рамках Содружества Независимых Государств, в частности, Конвенции о формировании Единого экономического пространства между Россией, Беларусью, Украиной и Казахстаном и нового Соглашения о сотрудничестве в области науки и технологий между Россией и ЕС.

Результаты исследования, выводы и предложения автора докладывались на теоретических, научно-практических конференциях, круглых столах и семинарах, в том числе международных. Положения диссертации и работа в целом обсуждались на заседаниях кафедры права Европейского Союза МГЮА им. О.Е. Кутафина.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.