авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |

Оперативно-розыскная деятельность в россии: организация, методы, правовое регулирование (историко-юридическое исследование)

-- [ Страница 2 ] --

Комплексный характер проблем, лежащих на стыке истории и теории государства и права, определил использование широкого спектра методов. Компаративный метод применен в различных его разновидностях: историко-сравнительный при выявлении общих закономерностей и особенностей развития розыскных органов в различные периоды развития государства; сравнительно-правовой в сочетании с формально-юридическим для анализа норм права, регулировавших различные формы и методы оперативно-розыскной деятельности. Системно-структурный метод способствовал определению места и роли розыскных органов в системе охраны правопорядка и государственной безопасности. Статистический метод позволил выявить связь между проведением реформ 60–70-х годов XIX в. и ростом уголовной преступности, определить изменение ее характера. Более подробно методология историко-правового исследования обобщена автором в отдельных публикациях48.

Источниковая база исследования представлена значительным объемом документов и материалов, которые можно условно разделить на шесть групп. К первой группе, безусловно, следует отнести нормативные правовые акты верховной власти. Автор понимает нормативный правовой акт в широком смысле, как формально определенную волю облеченного полномочиями властного органа, установившую права и обязанности подчиненных лиц и органов. В узком смысле – придерживается понятия закона, сложившегося в Российской империи и закрепленного в ст. 53 Основных законов в редакции 1892 г.: «Законы издаются в виде уложений, уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций), манифестов, указов, мнений Государственного Совета и докладов, удостоенных Высочайшего утверждения)». Н. И. Лазаревский отмечал, что при этом было совершенно «безразлично, в какой форме было дано Высочайшее утверждение, в форме ли подписи, в форме ли собственноручной надписи, или даже устно; в последнем случае требовалось лишь то, чтобы это устное Высочайшее утверждение было удостоверено одним из тех лиц, которые по закону признавались заслуживающими доверия»49. Вторую составили ведомственные акты, утвержденные министрами и директорами департаментов, в том числе различные наставления и инструкции. В третью вошли приказы и директивы Департамента полиции, других департаментов МВД, Главного штаба, руководителей оперативно-розыскных подразделений на местах, следственные дела, служебная переписка. Четвертая группа представлена проектами нормативных актов, по разным причинам не утвержденными. В качестве пятой группы источников следует признать материалы средств массовой информации, современных исследуемым событиям: летописи, хронологи, позднее – газеты и журналы. К шестой группе автор отнес мемуары оперативных работников и их руководителей, а также лиц, в той или иной степени соприкасавшихся с оперативно-розыскной деятельностью спецслужб империи.

Нормативно-правовые акты, использованные в ходе исследования, опубликованы и достаточно широко известны. Это договоры Руси с Византийской империей, законы древней и средневековой Руси, изданные в хрестоматиях и различных сборниках, среди которых наиболее удобно для пользования 9-томное «Российское законодательство X–XX веков» под общей редакцией О. И. Чистякова. Акты, принятые после 1649 г., изданы в Полном собрании законов Российской империи. Несомненно, многие из документов не подлежали огласке в момент их принятия и сохранения законной силы. Особенно это касается актов XVII–XVIII веков. Но к моменту опубликования они уже утратили секретный характер и представляли интерес лишь исторический и методический, в качестве пособия для законодателей и кодификаторов. Другие же крупные законодательные акты, напротив, оглашались и публиковались в момент их принятия. К примеру, Соборное уложение 1649 г. стало первым в истории России законом, напечатанным типографским способом.

Следует учитывать, что значительное количество нормативно-правовых актов не вошло в Полное собрание законов Российской империи. Первая и главная причина этому – невозможность отыскать некоторые из них, о чем уже не раз было сказано, начиная с самих членов комиссии по составлению собрания. Однако немаловажна и та причина, что многие акты, и особенно княжеские уставы древнейшего периода, имели устную форму, и если записывались, то лишь для памяти50. Поэтому сегодня мы можем судить об их содержании по косвенным данным.

Значительная часть ведомственных нормативных актов, приказов, директив, циркулярных распоряжений также опубликована. Эта группа источников является основной для данного исследования, поскольку именно здесь урегулированы основные формы и методы оперативно-розыскной деятельности. Сборники МВД и штаба Отдельного корпуса жандармов, Главного штаба, других органов военного ведомства содержат большую часть инструкций и других нормативных документов51. Многие секретные и не подлежащие оглашению инструкции также публиковались отдельными изданиями и в настоящее время сохранились в немногочисленных экземплярах в фондах крупных библиотек52.

Однако документы повышенной секретности не всегда печатались типографским способом, а часто размножались на машинке и рассылались исключительно руководителям розыска, что объяснялось их небольшим количеством. Более того, «и после 1917 г. теоретические разработки Департамента полиции не превратились в музейный экспонат»53, а потому и не стали достоянием гласности. Лишь после 1992 года, когда рассекречиванию подверглись все дореволюционные архивы, важнейшие акты, регулировавшие оперативно-розыскную деятельность политической полиции, увидели свет. Большую работу в этом направлении провела выдающийся исследователь проблемы, научный сотрудник Государственного архива Российской Федерации доктор исторических наук З. И. Перегудова. Благодаря ее инициативе и настойчивости за последние
15 лет издано множество документов политического сыска, в том числе инструкции по внутреннему и наружному наблюдению54. Высокая научная ценность публикаций объясняется тем, что упомянутые инструкции были документами высшей секретности, и далеко не все даже жандармские офицеры имели возможность с ними ознакомиться.

Не может не радовать и тот факт, что у З. И. Перегудовой есть ученики и последователи среди работников ГАРФ, подготовившие к изданию значительное число распоряжений, директивных указаний и служебной переписки по политическому розыску55. Целый ряд документов охранки опубликован исследователями политического розыска и составителями сборников документов по истории отечественных спецслужб56.

Вполне доступны сегодня документы первого отечественного разведывательного и контрразведывательного органа, созданного в 1812 г. – высшей воинской полиции, просуществовавшей до окончания войны с французами в 1815 г. Основные источники изучения правового регулирования деятельности этого органа – секретные приложения к «Учреждению для управления Большой действующей армии» под названием «Образование высшей воинской полиции» и отдельные инструкции: Инструкция начальнику главного штаба по управлению высшей воинской полицией и Инструкция директору высшей воинской полиции, утвержденные 27 января 1812 г императором Александром I. Эти документы отысканы в фонде 846 (Военно-ученый архив) РГВИА и опубликованы работником Государственного исторического музея В. М. Безотосным57.

Значительное количество документов и материалов, составивших ценнейший источник исследований оперативно-розыскной деятельности военной контрразведки, увидело свет благодаря научной и популяризаторской деятельности майора государственной безопасности И. Никитинского58. Составленный им сборник документов также был засекречен, возможность открытого пользования им появилась лишь сегодня.

Однако источниковая база исследования далеко не исчерпывается только опубликованными документами. Значительная часть их, отложившаяся в фондах отечественных архивов, полностью или частично опубликована только в упомянутом выше сборнике автора. В частности, в фонде 1286 (Департамент полиции исполнительной) Российского государственного исторического архива отложились инструкции по проведению контрразведывательных операций начала XIX века, положение о Комитете «всеобщего спокойствия и тишины». Многие приказы и директивы по политическому розыску и уголовному сыску содержат фонды Государственного архива Российской Федерации. Нормативные документы по истории внешней разведки, вообще не упоминавшиеся до сих пор в открытых исследованиях, отложились в фондах Российского государственного военно-исторического архива.

Особенность источников исследования уголовного сыска состоит в том, что они, в отличие от подобных документов политического сыска, практически не отложились в фондах Государственного архива Российской Федерации, поскольку архив 8-го (уголовного) делопроизводства был почти полностью уничтожен. Однако в архивах городов и областей большинство документов сохранилось. В частности, в фондах Центрального исторического архива Москвы обнаружились компактно отложившиеся в одном деле предписания начальника сыскной полиции Москвы А. Ф. Кошко за 1908–1910 гг., в фондах Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга – Инструкция состоящему в управлении СПетербургскаго Градоначальника Отделению по охранению общественной безопасности и порядка в столице и Инструкция о порядке службы Охранной Агентуры 1887 г.

Исследование правового регулирования оперативно-розыскной деятельности в обязательном порядке включает в себя и оценку его эффективности. Основным источником сведений, позволяющих оценить эту эффективность, являются следственные дела и служебная переписка.
К примеру, весьма показательно сохранившееся в фондах Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга следственное дело о хищении драгоценностей с риз иконы Тихвинской Божьей Матери в апреле 1878 г. Не менее важны и личные документы непосредственных участников розыска. Центральные архивы, за редким исключением, не содержат подобных документов, поэтому автор привлек документы из местных архивов. Наряду со столичными, он воспользовался фондами Центрального государственного исторического архива Республики Башкортостан, Государственных архивов Пермской и Челябинской областей. Такой выбор не случаен. Урал – территория, достаточно далеко удаленная от столиц, однако же, не пограничная зона, и здесь вполне ярко проявились особенности розыска преступников в провинции. К тому же именно в Уфе впервые в российской глубинке по инициативе полицмейстера Г. Г. Бухартовского созданы паспортный стол и сыскное отделение. В Перми создано одно из первых районных охранных отделений, контролировавшее политический розыск на всей горно-заводской территории Урала. Челябинск, в свою очередь – классический уездный город с развитой промышленностью и особенно торговлей, крупный железнодорожный узел. Отчеты и донесения жандармских офицеров, полицмейстеров и приставов, военных контрразведчиков, следственные дела, послужные списки, ведомости на выдачу жалования, изъятые при обысках прокламации, фотографии важных объектов – вот далеко не полный перечень источников этой группы, отложившихся почти исключительно в местных архивах.

Проекты нормативных актов и документов, материалы к работе различных комиссий и доклады о результатах дают бесценный систематизированный материал о состоянии политической и уголовной преступности, военного шпионажа, позволяют проследить основные направления законотворческой деятельности. К примеру, докладная записка «О реформе Особого отдела Департамента полиции»59 фиксирует назревшую необходимость в создании нормативных документов по политическому розыску, результатом чего стало создание ряда инструкций и наставлений.
В то же время результаты деятельности Комиссии сенатора А. А. Макарова ярко демонстрируют нежелание изменять, как порядок регулирования оперативно-розыскной деятельности политического розыска, так и сами нормы. Однако в них ясно прослеживается попытка объединения большинства полицейских сил под единым руководством60. Гораздо более обширную реформу в нормативном регулировании оперативно-розыскных органов и их деятельности предполагал проект генерала П. К. Попова61.

Большой интерес представляют материалы, подготовленные в 1913 г. 8-м отделением Департамента полиции к Совещанию под руководством Министра внутренних дел Н. А. Маклакова62. Собрав замечания и предложения губернаторов и градоначальников по изменению и дополнению Инструкции чинам сыскных отделений, авторы систематизировали их постатейно и в отдельной графе изложили собственную точку зрения.

Не менее важны для уяснения процессов, происходивших в недрах русской контрразведки, различные проекты ее совершенствования, составленные руководителями МВД и военными. Сравнение их дает отчетливую картину сотрудничества и конкуренции двух важнейших силовых ведомств.

Материалы средств массовой информации в качестве особой группы источников дают значительное количество фактов об осуществлении оперативно-розыскных мероприятий, позволяют понять и оценить отношение общества к осуществлению розыска, к изменениям в законодательстве о нем. Особенно это важно при исследовании ранних периодов русской государственности, для которых летописи – практически единственный источник. При исследовании периодики более позднего времени анализ выступлений видных юристов и руководителей розыска в общих и специальных изданиях дает возможность исследовать механизмы формирования общественного мнения. И наконец, газеты и журналы приводят огромное количество фактического материала о практике применения норм, регулировавших оперативно-розыскную деятельность. Автором в работе использованы периодические издания общего характера, такие как газеты «Новое время», «Наша жизнь», популярные издания военного ведомства «Русский инвалид», «Разведчик», юридический еженедельник «Право», «Журнал Министерства юстиции». Особенно активно в исследовании использованы материалы еженедельного журнала «Вестник полиции» с 1908 по 1916 годы, что объясняется сравнительно небольшим количеством источников других групп по уголовному сыску. Из местной прессы следует назвать «Вестник X армии».
К этой же группе следует отнести и Всеподданнейшие доклады министерств и ведомств, а также стенографические отчеты заседаний Государственной думы, публиковавшиеся в периодических изданиях или отдельных приложениях к ним.

Мемуарная литература, привлеченная в работе, весьма разнообразна. В первую очередь, конечно, надо назвать воспоминания самих деятелей розыска. Деятельность III Отделения в провинции описана в воспоминаниях жандарма Э. И. Стогова63. Намного шире представлена деятельность политического розыска в конце XIX – начале XX веков мемуарами товарищей министра внутренних дел П. Г. Курлова и В. Ф. Джунковского, директоров Департамента полиции А. А. Лопухина и А. Т. Васильева, генералов Отдельного корпуса жандармов А. И. Спиридовича и А. В. Герасимова, полковников А. П. Мартынова и П. П. Заварзина64.

Гораздо меньше воспоминаний оставили руководители уголовного сыска, автор смог воспользоваться лишь записками И. Д. Путилина65 и А. Ф. Кошко66. Причем если мемуары Кошко – авторская работа, написанная им в эмиграции, то значительная часть записок Путилина опубликована в литературной обработке.

Несколько шире представлена мемуарами военная разведка и контрразведка. Здесь воспоминания унтер-офицера Буланцова, бывшего секретным агентом (лазутчиком) Плоцкого отряда при подавлении мятежа в Польше в 1863 г.67, военного агента во Франции генерала А. А. Игнатьева68.

Наиболее ценным источником, по мнению автора, является книга Н. С. Батюшина «Тайная военная разведка и борьба с ней»69. Изданная в 1939 г. в Софии, в форме лекций о разведке и контрразведке, она на богатейшем фактическом материале повествует о противостоянии в мирное и военное время разведок крупнейших стран Европы. Автор книги – один из создателей и непосредственных руководителей отечественной военной контрразведки, в известной степени полемизирует со своими германским и австрийским коллегами, издавшими свои мемуары ранее. Книга содержит не только воспоминания, но и стратегию и тактику разведывательной работы, противодействия шпионажу, приводя конкретные примеры практически по каждой рассматриваемой ситуации. Редкая книга переиздана благодаря трудам членов «Общества изучения истории отечественных спецслужб».

Несколько иного характера книга другого русского генерала – А. А. Самойло70. Автор ее также возглавлял разведывательное отделение округа в начале XX века, затем служил в Генеральном штабе, а во время войны – в Ставке. Но, в отличие от Батюшина, эмигрировавшего после революции, Самойло пошел служить в Красную Армию. Его книга опубликована в 1958 г., возможно, этим объясняется тот факт, что, повествуя о своей личной разведывательной деятельности, он ни словом не упоминает об участии в подготовке и создании системы контрразведывательных органов, несмотря на то, что принимал участие во всех окружных и (единственный из окружных офицеров – руководителей разведки!) в центральных совещаниях под руководством С. С. Трусевича и П. Г. Курлова71. Книга Самойло – именно воспоминания, последовательное описание его сознательной жизни.

Воспоминания рядового контрразведчика Первой мировой войны представлены книгой С. М. Устинова, изданной в 1923 г. в Берлине72. Мало знакомый с организацией контрразведки мирного и военного времени, ее действительными преимуществами и недостатками, автор воспоминаний пытается дать картину тотального германского шпионажа и полного бессилия отечественных спецслужб перед ним со своей точки зрения, но, в то же время, детально описывает процесс вербовки и подготовки секретных агентов, некоторые операции, в которых принял личное участие.

Важным источником служат воспоминания объектов розыска и их потомков. Сюда следует отнести мемуары одного из теоретиков и руководителей «Народной воли» Л. А. Тихомирова73, дочери меньшевика Б. О. Богданова74, сюда же можно с некоторой оговоркой отнести и воспоминания историка М. К. Лемке75, которого генерал Батюшин не без оснований подозревал как политического и военного шпиона76.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.