авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

Расследование преступлений, совершенных против интеллектуальной собственности

-- [ Страница 4 ] --

– воспроизведение чужого знака с добавлением (как правило, более мелким шрифтом) слова: «род», «вид», «тип», «фасон», «система», «метод» и т.п.

Особенностью способов преступлений является то, что действия по производству, несанкционированному ввозу и хранению контрафактных партий товара являются замаскированными, тайно (негласно) совершаемыми, тогда как сбыт таких товаров осуществляется открыто (гласно).

В четвертом параграфе «Данные о типичных следах преступления» описываются, какие наиболее типичные изменения материального и идеального характера влекут за собой преступления данного вида, т.е. следы преступления в широком криминалистическом смысле.

В пятом параграфе «Данные о личностных свойствах субъекта преступления» ведется речь о сторонах личности человека, которые детерминируют его криминальную деятельность. Лица, незаконно использующие товарные знаки (ст. 180 УК РФ), – это руководители организаций, индивидуальные предприниматели, а также граждане РФ, лица без гражданства и иностранные граждане, занимающиеся предпринимательской деятельностью без регистрации; они являются нелегальными (подпольными) изготовителями и (или) продавцами контрафактной продукции – недобросовестными конкурентами. В подавляющем числе случаев преступления они совершают с корыстным мотивом, который стимулируется рыночными отношениями в экономике, ролью денег как всеобщего эквивалента в обмене товаров. Они корыстолюбивы, расчетливы, скупы, во всем видят торг, в том числе и в своем освобождении от уголовной ответственности. В них отразились глубоко две черты: с одной стороны – лицемерие и скрытность, с другой – выставка и хвастовство. Они обычно упорно и настойчиво отстаивают свои интересы, вступают в поединок с дознавателем, следователем, имея связь и чувствуя поддержку со стороны коррумпированных чиновников, а также, иногда, организованной преступности. Причем исследуемый вид преступлений весьма часто совершается группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом. Подозреваемый (обвиняемый) по данному виду преступлений нередко, как было установлено изучением уголовных дел, оказывается лицом, совершившим преступления, предусмотренное одной или несколькими следующими статьями УК РФ: 158, 159, 160, 165, 171, 171, 174, 178, 181, 188, 198, 199, 199, 210, 236, 238, 291, 322, 327.

В главе 2 «Обстоятельства, подлежащие доказыванию по делам о незаконном использовании товарного знака (180 УК РФ)» отдельными параграфами, предметно формулируются эти обстоятельства.

В первом параграфе «Событие преступления» рассматриваются проблемы с определением «неоднократности» совершения данного деяния и причинения «крупного ущерба», т.е. обстоятельств, которые подлежат доказыванию при установлении факта незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ).

Автором уточняется разъяснение, данное Пленумом Верховного Суда РФ в постановлении от 26 апреля 2007 г. № 14, в отношении неоднократности совершения исследуемого деяния, под которым следует рассматривать варианты: 1) лицо на одной единице товара одновременно использует два или более чужих средств индивидуализации товаров; 2) лицо использует одновременно два и более чужих знаков на однородных товарах; 3) лицо использует одно и то же чужое обозначение на однородных товарах двух и более видов; 4) лицо использует одно и то же чужое обозначение на одном виде однородных товаров, но изготавливаемых самостоятельными (различными) партиями.

По результатам анкетирования, 89% практических работников отметили, что испытали большие трудности в установлении размера крупного ущерба по делам о преступлении, предусмотренного ст. 180 УК РФ. На сегодня пока нет единого стандарта, по которому возможно было бы рассчитать ущерб, причиненный владельцу знака, от нарушения, принадлежащего ему, исключительного права на средство индивидуализации товара. По мнению автора наиболее ясным и очевидным является следующая методика исчисления причиненного правообладателю незаконным использованием его товарного знака или наименования места происхождения товара прямого ущерба без учета упущенной выгоды, расчет которой представляется сегодня крайне трудной задачей, так как упущенная выгода входит в объективно существующую связь – причинную связь между общественно опасным деянием и общественно опасным последствием (ущербом). (В отношении сложности определения упущенной выгоды отмечается: при расчете упущенной выгоды (ч. 2 ст. 15 ГК РФ) от потерпевшего необходимо получить доказательства, из которых было бы видно, что он должен был и мог получить указанный доход (или прибыль) и только действия обвиняемого явились единственной причиной, лишившей его возможности получения дохода от реализации товара, так как один лишь предположительный расчет размера упущенной выгоды, облеченный в любую форму сослагательного наклонения, выражающее какое-либо допущение, судом не будет принято; нужны доказательства о возможности получить доход). Нужно перемножить число изъятого товара с незаконно использованным чужим знаком на их стоимость на легальном рынке; подразумевая при этом, что все изъятое было бы продано, что все покупатели, как если бы не купили у субъекта преступления такой товар, пошли бы на легальный рынок, и что цены на товар потерпевшего правообладателя и субъекта преступления одинаковы. В случае обнаружения отдельно этикеток или упаковок, на которых размещено обозначение, без разрешения его правообладателя, или сходное с ним до степени смешения обозначение, а равно количество копий рекламных объявлений субъекта преступления с незаконным использованием средства индивидуализации товара (газет, листовок, буклетов, количество посещений сайта), подсчет ущерба ведется аналогично, как если бы эти этикетки и упаковки т.п. были вместе с товаром. Данный подход к установлению причиненного ущерба приблизителен, но он точно определяет его минимальную, нижнюю границу, что важно для правильной квалификации; укрупнение ущерба (его уточнение) будит происходить за счет учета дополнительных иных исходных данных, влияющих на определение ущерба, на которые возможно укажет потерпевший. Автором предлагается, во всех случаях, исходя из того, что следователь (дознаватель) не знает какая именно методика расчета ущерба, причиненного потерпевшему, будет положена в основание приговора, он должен выяснить все вопросы, касающиеся этого обстоятельства, на тот предмет, чтобы в последствии, как сторона обвинения, так и сторона защиты, и в итоге суд сумели найти в материалах уголовного дела все данные для составления оценки в желательном для него направлении. Такой подход следствия (дознания) безупречен.

Далее, автором рассматриваются вопросы о расчете упущенной выгоды и дается развернутая критика позиции А.Ш. Юсуфова о том, что следовало бы законодательно уйти от такого общественно опасного последствия как «крупный ущерб», заменив его другим обязательным признаком состава преступления (ст. 180 УК РФ) – «крупный размер», подсчет которого, исходя из примечания к ст. 146 УК РФ, не вызывает никаких затруднений.

Наряду с раскрытием понятий «неоднократности», «крупного ущерба», автором с гражданско-правовых позиций подробно раскрываются понятия «незаконность использования товарного знака», «сходность обозначений», «однородность товаров», которые также влияют на правильность квалификации содеянного.

Особое внимание обращено на необходимость выяснения: имеет ли в настоящее время место процесс в Палате по патентным спорам или в Роспатенте по признанию недействительным предоставления правовой охраны данному товарному знаку (наименованию места происхождения товара) по основаниям, предусмотренным ст. 1512 (1535) ГК РФ. Решение Роспатента о признании недействительным предоставления правовой охраны товарного знака влечет аннулирование товарного знака и исключительного права с момента подачи в Роспатент заявки на регистрацию товарного знака. То есть признание недействительным предоставления правовой охраны товарного знака делает его как бы не существовавшим вовсе. Отсюда, при установлении наличия данного обстоятельства рекомендация следующего порядка: надо непременно подождать, чем закончиться данное оспаривание.

Второй параграф «Виновность лица в совершении преступления, форма его вины, цель и мотив» посвящен вопросам доказывания умышленного характера совершения данных преступлений. Лицо осознает, что незаконно использует чужое зарегистрированное обозначение (что у него отсутствует на это право) или сходное с ним до степени смешения обозначение и во второй и более раз, и желает совершить эти действия (прямой умысел). По отношению к причиненному крупному ущербу владельцу знака вина может характеризоваться как прямым, так и косвенным умыслом. Незаконно используя чужой товарный знак (и т.д.), лицо сознает общественную опасность своих действий, предвидит неизбежность или возможность причинения крупного ущерба правоохраняемым интересам и желает этого; или не желает, но сознательно допускает причинение крупного ущерба, или относится к нему безразлично. Если в результате этого причинен крупный ущерб другим физическим или юридическим лицам (субъектам предпринимательской деятельности), то вина по отношению к такому ущербу может характеризоваться косвенным умыслом. Мотив данного преступления, имеющий отношение к труду и собственности, определяется корыстным.

Как правило, целью рассматриваемых преступлений является обладание более широким сектором рынка сбыта по сравнению с тем, который был без использования чужого обозначения товара и тем самым извлечение незаслуженной прибыли. Преступление может быть направлено на причинение вреда владельцу знака. Эту цель не следует смешивать с корыстной целью. Заключается она в том, что исходя из личной заинтересованности (например, из-за неприязненных отношений, мести, зависти), испортить деловую репутацию данного владельца средства индивидуализации товара.

В третьем параграфе «Обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого», исходя из материалов обобщения судебной практики, приводится перечень сведений, которые раскрывают содержание названных обстоятельств.

Четвертый параграф «Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также могущие повлечь за собой освобождение от уголовной ответственности» посвящен, в основном, раскрытию специфики, связанной с рассматриваемой категорией уголовных дел, обстоятельств, которые влекут за собой освобождение от уголовной ответственности в связи: 1) с деятельным раскаянием, 2) с примирением сторон, 3) с истечением сроков давности.

В пятом параграфе «Обстоятельства, обусловленные институтом конфискации имущества, признанного орудием, оборудованием или иным средством совершения преступления, принадлежащих обвиняемому» представлена группировка предметов, что может быть использована для достижения общественно опасной цели, независимо от основного назначения предмета, которые должны подлежать конфискации по данной категории уголовных дел. Это: а) типографское оборудование, которое использовалось для печати этикеток, ярлыков, упаковок товара и другой полиграфической продукции, на которых незаконно размещалось чужое средство индивидуализации товара; б) устройства (машины, установки, аппараты), использовавшиеся для незаконного размещения на товаре, его упаковке и т.д. чужого средства индивидуализации этого товара в виде защищенной идентифицирующей маркировки (например, устройства для изготовления голографических наклеек на упаковку лекарственных средств с изображением товарного знака; лазерные установки для нанесения изображения товарного знака и индивидуальной маркировки на автозапчасти для розничного рынка; литьевые машины для производства CD с отсутствующим номером лицензии на производство компакт-дисков; швейные машины, использовавшиеся для изготовления бирок с чужим товарным знаком, вшиваемых в изделия, или вышиваемых на одежде); в) компьютеры, принтеры, сканеры, копиры, ризографы, цифровые фотоаппараты, физические носители компьютерной информации, использовавшиеся для незаконного изготовления чужого обозначения товара; г) расходные материалы (бумага, картон, ткань, кожа, металл, полимерный материал, керамика, стекло, краска и т.п.), которые шли на изготовление этикеток, бирок, упаковки товара с незаконно размещенными чужими обозначениями товара; д) печатная, рекламно-информационная, упаковочная и сувенирная продукция, изготавливаемая с незаконным размещением на ней чужого средства индивидуализации товара; е) оборудование, на котором производился собственно контрафактный товар.

В заключенни настоящего параграфа обосновывается необходимость дополнения п. «а» ч. 1 ст. 104 УК РФ цифрами «180» – т.е. необходимость предусмотреть конфискацию денег, ценностей и иного имущества, полученных в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ, как это было сделано в отношении других преступлений (ст. 146, 147, 183 УК РФ) против интеллектуальной собственности.

В шестом параграфе «Обстоятельства, способствовавшие совершению преступления» приводятся наиболее общие обстоятельства, способствующие совершению деяний, предусмотренных ст. 180 УК РФ, а именно:

– высокая «доходность» деятельности по выпуску, неконтролируемому ввозу и реализации контрафактных товаров;

– высокий уровень налогообложения производства и импорта легальной продукции;

– низкая покупательная способность большей части потребителей. (Мысли простого потребителя понятны: «Зачем переплачивать за легальный продукт, если его «пиратский» аналог стоит дешевле?» Контрафакт стал социально приемлемым. Но контрафакт – это вопрос не только ментальности, но и экономического положения большинства россиян. Отсюда следует: с одной стороны, надо пропагандировать, заниматься широким распространением в обществе и разъяснением тезиса о том, что покупать контрафактный товар – значит способствовать организованной преступности, а с другой – на легальную продукцию надо снижать цены. Однако обсуждается и другой путь решения проблемы: нужно повысить себестоимость контрафактного товара, чтобы у потребителей, ориентирующихся прежде всего на низкую его цену, не было резона его покупать. Этого можно добиться, как, например, предлагают некоторые авторы, путем введения на федеральном уровне маркировки лицензионных товаров. Ведь на подделку специальной марки правонарушителям придется тратить немалые силы и средства; в результате чего контрафактный товар будит стоить примерно столько же, сколько и легальный продукт. По мнению диссертанта такой путь решения проблемы нельзя признать правильным, так как введение дополнительной маркировки приведет к дополнительным затратам, которые отразятся и на цене легального товара, повысив и без того ее высокий уровень);

– правовой нигилизм, присущий отечественным предпринимателям. (Необходима кропотливая работа по изменению правосознания в предпринимательском сообществе, да и в обществе в целом, по отношению к интеллектуальной собственности, возникновению у каждого понимания того, что интеллектуальная собственность находится под такой же защитой государства, как и любая другая);

– незаинтересованность многих владельцев права на знак (в том числе иностранных) в принятии участия в борьбе с производством и сбытом контрафактных товаров в стране. (Одной из основных причин того, что практика применения ст. 180 УК РФ весьма незначительна, является незаинтересованность правообладателей в отстаивании своих нарушенных прав. Правообладателям, особенно российским, необходимо самим и с помощью своих дистрибьютеров, оптовиков, через логистических операторов (компаний, оказывающих складские услуги) постоянно отслеживать появление контрафакта и принимать энергичные меры по их нераспространению на рынке);

– недостаток средств у многих владельцев права на знак для противодействия незаконному использованию их обозначения товара;

– наличие должностных лиц в государственных органах и (или) органах местного самоуправления покровителей подозреваемых (обвиняемых), нередко, лично, прямо или косвенно, заинтересованных во введении в гражданский оборот котрафактных товаров;

– длительное безнаказанное производство, неконтролируемый ввоз и сбыт контрафактных товаров.

Среди причин такого положения автором особо выделяется сложность и нечеткость законодательных определений признаков преступления, предусмотренного указанной статьей, бланкетный (гражданско-правовой) её характер, отсутствие достаточного опыта в применении этой нормы уголовного закона и очевидная робость и неуверенность в судебной перспективе расследования, которую проявляют практические работники органов внутренних дел. В целом, ситуация с высоким уровнем контрафакта – есть издержки становления рынка и слабая еще со стороны правоприменителей борьба с «пиратством». Так, по данным, полученным автором от Управления Судебного департамента при Верховном Суде РФ в Саратовской области (справка от 4.10.2007 г. № 02-32/2304), районными (городскими) судами Саратовской области было рассмотрено следующее число уголовных дел о преступлении, предусмотренном ст. 180 УК РФ (причем только ее ч. 1), в: 1999 г. – 0, 2000 г. – 1, 2001 г. – 2, 2002 г. – 0, 2003 г. – 1, 2004 г. – 0, 2005 г. – 0, 2006 г. – 0; от Управления Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации в Смоленской области судами Смоленской области за 2004-2008 г. – не было рассмотрено ни одного уголовного дела о незаконном использовании товарного знака (справка от 14.05.2009 г. № 02-33/846).

Глава 3 «Возбуждение уголовного дела и планирование расследования незаконного использования товарного знака (ст. 180 УК РФ)» поделена на два параграфа.

В первом параграфе «Особенности возбуждения уголовного дела. Криминалистические версии» раскрываются источники исходной информации о совершенном преступлении рассматриваемой категории, а также представлены типичные общие версии о незаконном использовании товарных знаков (ст. 180 УК РФ).

В качестве общих версий, подлежащих проверке, могут выдвигаться следующие:

– имеет место преступление, предусмотренное ст. 180 УК РФ;

– имеет место административное правонарушение, предусмотренное ст. 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях;

– контрверсии соответственно: а) преступления, предусмотренного ст. 180 УК РФ не было, б) административного правонарушения, предусмотренного ст. 14.10 Кодекса РФ об административных правонарушениях не было;

– имеет место не виновное нарушение права на данное средство индивидуализации товара (п. 3 ст. 1250 ГК РФ).

Автором вносится предложение (и подробно обосновывается в приложении 3), включить в УПК РФ, сделать действующими новые следственные действия – судебную ревизию и судебную документальную проверку. Предлагаются формулировки определений этих предлагаемых следственных действий.

Во втором параграфе «Типичные ситуации первоначального этапа расследования и планируемые действия следователя (дознавателя)» с учетом определенных исходных следственных ситуаций представлен по каждой из них круг действий следователя (дознавателя) для начального этапа расследования.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.