авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Внешнеэкономические сделки: основные регуляторы, их соотношение и взаимодействие

-- [ Страница 2 ] --
  • исследовать понятие «внешнеэкономическая сделка» и критерии «международности» контракта согласно доктрине, законодательству и судебно-арбитражной практике России и зарубежных стран, а также классифицировать имеющиеся в науке определения понятия внешнеэкономической сделки с точки зрения различных критериев;
  • обратиться к понятию «регулятор внутригосударственных отношений» и соотнести его с понятием «источник права»;
  • проанализировать общую концепцию и отдельные положения Раздела VI Части третьей ГК РФ и других правовых актов России, касающихся регулирования внешнеэкономических сделок с тем, чтобы сформулировать выводы о соответствии данных положений требованиям эффективности и предсказуемости правового регулирования;
  • исследовать иностранное законодательство в сфере регулирования международных коммерческих контрактов, доктрину и судебную практику по применению норм международного и национального права и сделать выводы о возможности применения существующих в зарубежных странах подходов для регулирования внешнеэкономических сделок в России, включая разрешение возникающих из них споров;
  • сформулировать приемы и способы определения применимого права к внешнеэкономическим сделкам международным коммерческим арбитражем и выделить из них наиболее перспективные и эффективные;
  • установить соотношение юридической силы международных договоров и актов гражданского законодательства России применительно к регулированию внешнеэкономических сделок и выявить юридические основания действия таких международных договоров в правовой системе России;
  • рассмотреть вопрос о толковании международных договоров, направленных на регулирование внешнеэкономических сделок, выявить особенности толкования таких договоров с целью выработки конкретных рекомендаций для российских судов и участников внешнеэкономической деятельности;
  • исследовать возможность и пределы применения международных договоров, направленных на регулирование внешнеэкономических сделок, к внутренним (не осложненным иностранным элементом) сделкам;
  • выявить соотношение коллизионного и материально-правового регулирования применительно к отдельным видам внешнеэкономических сделок и установить, какое регулирование является преобладающим и наиболее перспективным в условиях очевидного замедления межгосударственной унификации права международных коммерческих контрактов;
  • установить место и значение иностранных судебных прецедентов в системе регуляторов внешнеэкономических сделок в Российской Федерации;
  • определить понятие и признаки международных торговых обычаев и обыкновений, а также норм обычного международного права, и показать их роль в регулировании внешнеэкономических сделок;
  • показать особенности регулирования внешнеэкономических сделок с участием государств и международных организаций.

Научная новизна исследования заключается в построении общей концепции теории и практики регулирования внешнеэкономических сделок на основе комплексного анализа регулирования таких сделок в контексте, во-первых, соотношения различных систем права – международного и национального, во-вторых, соотношения и взаимодействия трех регуляторов – национального права (российского и иностранного), международных договоров и международных торговых обычаев. Данный подход позволил по-новому взглянуть на некоторые традиционные институты международного частного права – публичного порядка, «сверхимперативных» норм, обратной отсылки, предварительного коллизионного вопроса и др.

Основные выводы, конкретизирующие научную новизну исследования, отражены в следующих выносимых на защиту положениях:

1. Выделена межсистемная категория «регулятор общественных отношений», три из составляющих которого применимы к частноправовым отношениям, опосредуемым внешнеэкономическими сделками: международные договоры, национальное право (российское и иностранное) и международные торговые обычаи. Отказ от понятия «правовое регулирование внешнеэкономических сделок» и обращение к понятию «регулятор внешнеэкономических сделок» объясняется тем, что, во-первых, международные договоры РФ и иностранные правовые акты не могут действовать в правовой системе страны в качестве источника права, поскольку категория «источник права» имеет жесткую привязку к соответствующей правовой системе – международной или внутригосударственной, и, во-вторых, многие международные акты, регулирующие внешнеэкономические сделки, такие как Принципы УНИДРУА и Унифицированные правила МТП, не относятся к правовым источникам в строгом смысле слова.

2. Регулирование внешнеэкономических сделок рассмотрено в соотношении коллизионно-правового и материально-правового регулирования, во взаимодействии с разносистемными источниками – международными договорами, национальным правом и международными торговыми обычаями. В результате: 1) обосновано широкое понимание института применимого права – он охватывает возможность выбора в качестве применимого права не только национального права (российского или иностранного), но и различных правовых систем (национальной и международной), а также возможность выбора правовых норм в рамках одной правовой системы, например, выбор между нормами двух конкурирующих международных договоров; 2) регулирование трансграничных частных отношений нормами международных договоров, содержащих унифицированные материально-правовые нормы, решает все проблемы выбора применимого права, поскольку применимыми к отношению с иностранным элементом будут нормы унифицирующего международного договора, исключающего вообще конфликт национальных законов. Кроме того, нормы международных договоров могут предусматривать возможность выбора сторонами или арбитрами в качестве применимого права норм международного права, в том числе как норм, единственно применимых к отношениям.

3. Установленное п. 4 ст. 15 Конституции РФ приоритетное, по отношению к российскому законодательству, применение к внешнеэкономическим сделкам международных договоров РФ, имеющих четко определенную сферу действия, обусловливается не тем, что они устанавливают иные правила, чем предусмотрены гражданским законодательством РФ, а вследствие того, что, являясь международными договорами РФ, они действуют в соответствии со своей сферой применения, не пересекаясь с российским законодательством, не вступая в противоречие с его нормами.

4. При толковании и применении международных договоров, направленных на регулирование внешнеэкономических сделок, следует руководствоваться принципами толкования, содержащимся в самих договорах, а при отсутствии таковых – общими положениями о толковании, принятыми в международном праве. Выделено три вида толкования в зависимости от субъекта толкования и, соответственно, его юридической силы: 1) толкование, которое исходит от государств – участников и может быть охарактеризовано как официальное, обязательное для всех применяющих нормы международного договора субъектов, включая российские суды; 2) толкование, которое дает сторона/стороны внешнеэкономической сделки (частное толкование); 3) толкование, осуществляемое судом или арбитражем, рассматривающим спор (толкование, обязательное для сторон данного спора). При этом указанные субъекты должны использовать те средства толкования, которые предусмотрены международным правом.

При толковании международного договора суд, арбитраж или сторона спора: 1) должны исходить из особой природы международных договоров, не допуская их интерпретации в соответствии с концепциями национального права; 2) не должны придавать какое-либо специальное значение терминам международного договора в соответствии со своим национальным правом, доктриной или судебной практикой, применять ограничительное или расширительное толкование. Сложности с толкованием правовых понятий, содержащихся в международных договорах, обусловливают необходимость подготовки соответствующими международными организациями (в рамках которых разработаны договоры) официальных комментариев, разъясняющих те или иные понятия указанных международных договоров, в том числе с необходимыми пояснениями из гражданского и торгового права государств – участников.

5. С целью соблюдения единообразия при применении международного договора суду или арбитражу необходимо принимать во внимание практику зарубежных судов и арбитражей; при этом должны учитываться не отдельные судебные или арбитражные решения, а некоторая совокупность таких решений, показывающая совпадающую практику различных национальных судов и арбитражных трибуналов в применении тех или иных положений международного договора.

6. Вопросы, охватываемые предметом международного договора, но прямо в нем не урегулированные, надлежит решать с учетом его международного характера, привлекая материалы разработки самого международного договора и других дополнительных документов, таких как Принципы международных коммерческих контрактов УНИДРУА, а также отечественной и иностранной судебной практики, но не путем поиска применимого права с помощью коллизионной нормы. Вопросы, которые не входят в предмет международного договора, или входят, но прямо в нем не урегулированы, и которые не могут быть разрешены с учетом его международного характера на основе дополнительных материалов, должны решаться на основе традиционного механизма коллизионного регулирования.

7. Материально-правовое и коллизионное понимание автономии воли тесно переплетаются, например, когда в одном положении контракта стороны выбирают применимое право, а в другом ограничивают его применение для определенных отношений. Включаемые в контракт ограничительные оговорки (handcuffs clauses), исключающие применение к контракту положений национального права об ответственности, недопустимы, поскольку они ограничивают сферу действия обязательственного статута. Вопрос о действительности таких оговорок относится к проблеме соотношения положений контракта об ответственности с обязательственным статутом, то есть это вопрос не коллизионного, а материального гражданского права, избранного сторонами.

8. Помимо императивных норм российского гражданского права (ст. 422 ГК РФ), которые действуют лишь в составе применимого права, и сверхимперативных норм, действующих всегда, независимо от применимого права (ст. 1192 ГК РФ), следует выделять «международные императивные нормы» – общие для международного сообщества императивные правила, содержащиеся в законодательстве значительного числа государств, регулирующие наиболее важные вопросы гражданского оборота: их выявление возможно в результате сравнительно-правового анализа законодательства и судебной практики различных стран; они именуются международными не по происхождению, а в силу существования двух факторов: (1) значимости данных норм для функционирования международного торгового оборота и (2) распространенности их применения, когда во внимание принимается совпадающая практика различных государственных судов и международных коммерческих арбитражей.

9. При определении применимого права к сложным, комплексным сделкам (например, к отношениям, связанным с выпуском ценных бумаг и предоставлением займов) не следует прибегать к дроблению указанных сделок на составляющие компоненты (вычленять различные по своему характеру договорные отношения), каждый из которых должен регулироваться собственным правом. Такое расщепление может негативно сказаться на комплексном характере всей сделки, подорвать ее единство, и, в конечном счете, привести к конфликту несовпадающих постановлений применимых законов. Исключением из данного правила являются, в частности, международные расчетные сделки, к которым всегда применяется право страны местонахождения банка, как право, наиболее тесно связанное со сделкой.

10. При разрешении российскими судами материально-правовых вопросов вексельного регулирования недопустимы ссылки на нормы международных вексельных конвенций, поскольку последние не являются самоисполнимыми международными договорами – в данной области необходимо руководствоваться национальным законодательством. Напротив, вопросы коллизионно-правового регулирования вексельных отношений должны решаться на основе конвенционных коллизионных норм, поскольку в российском праве отсутствуют специальные коллизионные нормы вексельного законодательства. Указанные конвенционные нормы заменяют коллизионные нормы российского гражданского законодательства о применимом праве к односторонним сделкам, и они должны применяться российскими судами и в тех случаях, когда соответствующие вексельные действия (выдача векселя, его акцепт, платеж по нему и т.д.) имели место на территории государства, не участвующего в вексельных конвенциях.

11. Выделено несколько подходов определения применимого права международным коммерческим арбитражем: 1) обращение к коллизионным нормам места проведения арбитража; 2) совместное применение коллизионных норм нескольких государств; 3) применение общих принципов коллизионного права; 4) прямое применение lex mercatoria; 5) прямое определение применимого права, без обращения к коллизионным нормам; 6) применение коллизионных норм, наиболее тесно связанных с контрактом; 7) применение материального права места проведения арбитража; 8) функциональный выбор права. Наиболее обоснованным и перспективным является «кумулятивный» метод (“cumulative method”), который предполагает совместное применение коллизионных норм стран, связанных со спором, и если данные нормы указывают на применение одного и того же материального права, то применяется это материальное право.

12. В применении международными коммерческими арбитражами норм международных договоров, национальных коллизионных норм, императивных норм и оговорки о публичном порядке имеется значительная специфика по сравнению с государственными судами. Во-первых, в практике арбитражей выработалась концепция международных императивных норм, которые именуются международными вследствие их значимости для функционирования международного торгового оборота, и широкого применения. Во-вторых, арбитраж черпает свою юрисдикцию и полномочия из соглашения сторон, он не является государственным институтом и не обязан поддерживать публичный порядок какой-либо определенной страны. Международные арбитры должны удостовериться в том, что внутренний публичный порядок конкретной страны имеет законные основания для его применения к данному международному спору, принимая во внимание основополагающие принципы права, императивные нормы международного права (jus cogens), а также общие принципы публичного порядка, принятые большинством государств.

В этом обнаруживается определенная несовместимость традиционных для международного частного права подходов с природой международного коммерческого арбитража.

13. Положения гражданского законодательства России и унифицированных правил МТП по аккредитивам и инкассо (UCP и URC) различаются концептуально: российское законодательство исходит из традиционного континентально-правового подхода, согласно которому не допускается смешение различных по своему характеру отношений при регулировании сложных сделок; унифицированные правила основаны на концепции комплексного регулирования аккредитива и инкассо (например, правила содержат нормы об исполнении аккредитива с использованием векселей). Несмотря на наличие ряда совпадающих положений, сравнение норм российского гражданского законодательства и положений унифицированных правил представляется нелогичным.

14. Внешнеэкономические сделки с участием государства отличаются определенной спецификой: 1) такие сделки подчиняются праву участвующего государства как в силу международных договоров и международно-правового обычая, так и в силу привязки к праву, наиболее тесно связанному с договором; 2) полномочия представителей государства на заключение контракта вытекают из специальных нормативных актов этого государства; 3) ссылка государства на недействительность контракта как подписанного без соблюдения порядка, предусмотренного правом данного государства, может быть признана противоречащей принципу добросовестности и честной деловой практики.

Сделки государства с иностранными лицами подпадают под режим внешнеэкономических сделок, хотя само определение таких сделок не совместимо с публично-правовой природой государственного образования. В данном случае категория «внешнеэкономическая сделка» используется в качестве исключения для того, чтобы дать надлежащую правовую оценку соответствующим соглашениям с иностранными контрагентами.

15. Специфика внешнеэкономических сделок, заключаемых международными организациями, проистекает из природы данных организаций, что проявляется в следующем: 1) международная организация выступает в гражданском обороте на территории России в качестве самостоятельного вида юридического лица в дополнение к существующим организационно-правовым формам юридических лиц и ее правоспособность не может определяться конкретным национальным правопорядком, исходя лишь из одного факта регистрации организации в данном государстве; 2) организация на территории всех государств – участников обладает такой гражданской правоспособностью, которая необходима для достижения целей ее деятельности; 3) заключение международными организациями внешнеэкономических сделок регулируется сложным комплексом норм: положениями устава организации, дополнительными соглашениями организации с государством пребывания, внутренними правилами самой организации, национальным правопорядком; 4) контракты с участием международных организаций, как правило, не содержат каких-либо положений о применимом праве либо обусловливают применение «международного права», «общих принципов права», тщательно избегая отсылок к какому-либо национальному праву; 5) анализ международных соглашений и российского законодательства приводит к выводу, что представительства международных организаций обладают самостоятельным гражданско-правовым статусом, не сводимым ни к статусу учредившей их международной организации, ни к статусу представительств юридических лиц по гражданскому законодательству России.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.