авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

История развития правового института вакфной собственности и его современное значение в таджикистане (вторая половина xix-начало xx вв.)

-- [ Страница 3 ] --

Важнейшим законодательным актом Советского государства, принятым II-м Всероссийским съездом Советов 26 октября (8 ноября) 1917 г., был Декрет «О земле». В соответствии с частью 1 главы «Крестьянский наказ о земле», Учредительному собранию при разрешении вопроса о земле рекомендовалось руководствоваться следующим положением: «Право частной собственности на землю отменяется навсегда; земля не может быть ни продаваема, ни покупаема, ни сдаваема в аренду либо в залог, ни каким-либо другим способом отчуждаема. Вся земля: государственная, удельная, кабинетская, монастырская, церковная, посессионная, майоратная, частновладельческая, общественная и крестьянская и т. д., отчуждается безвозмездно, обращается во всенародное достояние и переходит в пользование всех, трудящихся на ней».

1 мая 1918 г. V Краевой съезд Советов Туркестана принял постановление об образовании Туркестанской Советской Автономной Республики в составе РСФСР. Примечательным является то, что Декрет «О земле» не коснулся Бухарской Народной Советской Республики. В этой республике значительная часть земли и источники орошения оставались в руках местных феодалов, а вакфные земли - в пользовании культовых и просветительных учреждений.

По мнению автора, отношение молодого советского государства к вакфному вопросу было неоднозначным, оно изменялось от крайнего отрицания до всемерного признания как института вакфа, так и других исламских институтов.

Диссертант отмечает, что законодательную политику советского государства изначально определяли не депутаты, а постановления и другие руководящие наставления РКП(б). В марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б) принимается вторая программа партии, в которой был раздел под названием «В области религиозных отношений». В условиях продолжающейся гражданской войны, когда вопрос об окончательном захвате власти и симпатиях народа стоял крайне остро, съезд в резолюции «О политической пропаганде и культурно-просветительной работе в деревне» говорил о недопустимости «даже тени насилия в вопросах религии». 21 февраля 1920 г. ЦК РКП (б) издал письмо «Всем партийным комитетам и политотделам о работе среди народов Востока». В письме предлагалось вести крайне осторожную и осмотрительную работу в области антирелигиозной пропаганды. В марте 1921 г. Х съезд РКП (б) принимает специальную резолюцию «Об очередных задачах в национальном вопросе». Во всех этих документах ставился вопрос о чутком и внимательном отношении к религиозным чувствам граждан и предлагалось крайне осторожно вести антирелигиозную пропаганду и уважать национальные традиции. Однако, все эти обращения происходили на фоне ликвидации судов казиев, традиционных школ, национализации вакфной собственности и т.п. В результате население оказалось на стороне духовенства, а в итоге это привело к усилению басмаческого движения.

Институт вакфной собственности впервые получил правовое признание в 1918 г. созданием «Особой вакфной комиссии» при ТуркЦИКе, а затем организацией соответствующих отделов на местах, в период 1919-1920 гг.

По мнению автора, продолжающаяся гражданская война в Туркестанском крае и рекомендации ЦК РКП (б) подтолкнули правительство республики к принятию ряда актуальных декретов в области вакфа. К ним, в частности, относятся декреты ТуркЦИКа от 20 июня 1922 г. за № 75 «О возвращении вакфов медресе, мечетям Туркреспублики», «О вакфах» от 26 декабря 1922 г. за № 173 и «О вакфах» от 22 октября 1923 г. за № 164. В них были регламентированы правовые формы существования института вакфа в условиях переходного периода и использования обширных вакфных средств для проведения культурной революции. Декретом от 26 декабря 1922 г. для управления вакфами создавалось Главное вакфное управление при Народном комиссариате просвещения. Началась реформа старометодных мактабов и обращение их вакфных средств на нужды республики.

По мнению автора, в Декрете за № 173 от 26 декабря 1922 г. прослеживалось некоторое смягчение политики новых властей относительно вакфного вопроса. Настоящим декретом были признаны вакфы, учрежденные до победы советской власти в Туркестане, а также разрешалось учреждать новые вакфы. Декрет за №164 от 22 октября 1923 г. провозгласил все вакфное имущество государственной собственностью и впервые дал понятие вакфа. Таким образом, с принятием данных декретов официально было возвращено имущество религиозным учреждениям, что помогло властям укрепить свое положение в регионе и заполучить поддержку духовенства.

До 1924 г. территория Юго-Восточной Бухары входила в административно-территориальный состав БСНР и здесь, ввиду разгоревшейся продолжительной гражданской войны, применялись нормативно-правовые акты чрезвычайного характера, изданные в процессе осуществления государственных функций местными советскими органами - Чрезвычайной Диктаторской Комиссией Бухарской ЦИК, а затем съездами Советов и ЦИК Советов Восточной Бухары в составе Бухарской НСР(1920-1924 гг.). Органы советской власти БНСР до 1924 г. не смогли организовать учета вакфов в Восточной Бухаре. В Инструкции Чрезвычайной Диктаторской комиссии по делам Восточной Бухары, утвержденной 8 января 1922 г., Президиум Бухарского ЦИКа обязал местные органы власти, чтобы они «возвращали вакфные земли на территории Восточной Бухары своим прежним владельцам». В Восточной Бухаре Чрезвычайная Диктаторская Комиссия была наделена исключительными полномочиями.

Диссертант отмечает, что история существования вакфной собственности в период 1917-1929 гг. является ярким примером того, что институт вакфного права настолько универсален, что может существовать и при светской форме государства, так как обладает ценным гуманистическим значением.

Во втором параграфе «Правовой статус органов управления вакфной собственностью в Северном, Центральном и Южном Таджикистане» отмечается, что в 1918-1920 гг. на первых этапах секуляризации вакфной собственности было принято решение о коренной реорганизации управления вакфами. Однако, в связи с усилением антисоветских настроений в обществе, отдельными декретами ТуркЦИКа вакфы были возвращены своим пользователям. Декретом ТуркЦИКа за № 173 от 28 декабря 1922 г. при Наркомате просвещения было учреждено Главное вакфное управление (ГВУ), а на местах - вакфные отделы. На ГВУ были возложены следующие задачи: 1) установление сети вакфных отделов, утверждение их штатного состава; 2) разработка и утверждение расходных смет; 3) ведение учета вакфного имущества по трем областям края; 4) ведение надзора за старометодными школами и медресе, реформированием старых школ.

В БНСР также уделяли должное внимание организации системы органов управления вакфами. В Бухаре уже 12 сентября 1920 г. было учреждено вакфное управление. Вакфный вопрос был включен в повестку Курултая Советов Бухарской республики. В пункте 4 постановления IV Всебухарского Курултая Советов от 18 октября 1923 г. отмечалось следующее: «Вакфы, завещанные на научные и культурные цели, должны быть взяты Центральным управлением вакфа на строгий учет и их материальные ресурсы должны использоваться на следующие работы: 1.Организация новометодных школ, медресе, организация библиотек, издательской работы, на ремонт медресе и старинных зданий». Пятым пунктом настоящего постановления было решено вакфы мечетей, мазаров и других учреждений оставить за прежними мутаваллиями этих учреждений.

По мнению автора, применение принятых правовых актов на территории Восточной Бухары было невозможным из-за продолжавшихся здесь военных действий.

На свою первую учредительную конференцию вакфные управленцы новой организации собрались в 1925 г. Работа конференции проходила с 24 по 31 января того же года в г. Ташкенте. В работе конференции с докладом выступил начальник ГВУ А. Ахунов. В своем докладе А.Ахунов, в частности, сказал: «Со дня революции 1917 г. вакфное право в Туркестане оставалось без всякой регламентации, до времени созыва Х съезда Советов Туркестана, на котором было внесено постановление о признании вакфов и передаче их имуществ в ведение Комиссариата народного образования. Затем декретами Туркестанского ЦИКа от 1922 г. за №75 и последующими другими декретами для заведования вакфными доходами была учреждена особая вакфная комиссия».

На конференции по каждому обсуждавшемуся вопросу велся отдельный протокол. По завершении работы, съезд принял развернутое решение. В частности, решением конференции 10% от общего дохода вакфов должно было выделяться на ремонт и реставрацию исторических памятников. Также было решено 10% от этих отчислений направлять для охраны и реставрации архитектурных памятников Бухары, 5% - для Самарканда и по 1% - для памятников Ферганской и Ташкентской областей.

Диссертант отмечает, что деятельность Главного вакфного управления помогла коренному преобразованию общества и построению новой советской культуры.

В третьем параграфе «Эволюция вакфной собственности в Таджикской АССР (1924-1929гг.)» подчеркивается, что, начиная с середины XIX - начала XX вв., юго-восточные горные области нынешнего Таджикистана, включая Каратегин и Бадахшан, входили в состав Бухарского эмирата. В связи с чем, здесь советская правовая система управления вакфной собственностью сложилась сравнительно позднее.

После национально-государственного размежевания в Средней Азии в 1924 г., законодательная деятельность в Таджикской АССР протекала в рамках национальной государственности таджикского народа в составе Узбекской ССР, и, соответственно, СССР. УзРевком 27 ноября 1924 г. постановил: «Впредь, до утверж­дения подлежащим органом власти единых законов для Узбекской ССР, считать действующими на территориях, входящих в состав ее, законы, изданные правительством СССР, и местные законы, действо­вавшие на соответствующих территориях Узбекской ССР». По мнению автора, регулирование вакфного вопроса в Таджикской АССР, после ее образования, велось законами и другими правовыми актами Туркестанской АССР и Бухарской НСР.

В 1925 г. в Таджикской АССР при Комиссариате просвещения был учрежден отдел вакфа. Отдел занимался учетом вакфных земель по районам автономного Таджикистана, а также распределением вырученных средств между вакфополучателями на основе директивных актов Узбекской ССР по вакфному вопросу. Среди архивных материалов ЦГА Республики Таджикистан имеются несколько проектов постановлений о вакфах, о Главном вакфном управлении при Наркомпросе, о Специальных средствах ГВУ, проект инструкции «О порядке получения, хранения и расходования специальных средств ГВУ», которые были разработаны Наркомпросом, но не приняты законодателем. Из плана работы вакфного отдела Народного комиссариата просвещения Таджикской АССР на 1927 г. видно, что деятельность вакфного отдела даже на тот период не была полностью организована: не были разработаны основные правовые акты, не была организована деятельность вакфных отделов на местах, не были полностью выяснены имущественное состояние вакфного управления и возможности содержания на таковые школ и других культурно-просветительных учреждений, не было также выяснено количество старометодных школ, не был составлен план перевода их на новые методы преподавания, не был выработан единообразный порядок сдачи в аренду вакфного имущества вакфными отделами на местах. В итоге, СНК Таджикской АССР принял постановление за № 33 от 6 июля 1927 г., согласно которому Народный комиссариат просвещения республики обязали передать все вакфные дела и имущество Народному комиссариату земледелия Таджикской АССР. Постановлением о вакфах ЦИК и СНК Таджикской АССР от 12 ноября 1927 г. организовывалось Главное вакфное управление при Народном комиссариате земледелия. Деятельность Главного вакфного управления длилась недолго. ЦИК И СНК Таджикской АССР 8 февраля 1928 г. приняли новое Постановление «Об упразднении вакфного управления и дальнейшем использовании вакфных земель и имуществ». В соответствии с данным постановлением, упразднялось Главное вакфное управление, вакфное имущество в черте городов передавалось в ведение отделов местного хозяйства. Все вакфные земли и имущество, находящееся вне черты городов, передавались в ведение Наркомзема.

Диссертант отмечает, что за весь период существования вакфного права в Таджикской АССР, вакфная собственность религиозных организаций так и не получила правового регулирования, по ней не было принято ни одного правового акта. Последним правовым актом, ликвидировавшим все виды вакфной собственности на территории Таджикской АССР, стало Постановление ЦИК и СНК Таджикской АССР от 30 января 1929 г. «О признании вакфных имуществ – имуществом местных Советов». Ст. 1 данного постановления гласила: «Все имущество, признанное имуществом вакфов, считать собственностью местных Советов».

По мнению автора, правовое регулирование вакфов, в зависимости от задач власти, совершенствовалось, что, прежде всего, исходило из необходимости укрепления Советской власти.

Глава 3 «Организационно-правовые формы деятельности органов управления вакфной собственностью: традиции и преемственность» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Деятельность органов управления вакфной собственностью по поддержке культурно-просветительных учреждений и подготовке национальных кадров» рассматривается значение вакфной собственности в условиях нового этапа культурного развития народов Таджикистана, начавшегося в 20-е годы ХХ в.

Отмечается, что вследствие гражданской войны Туркестанская АССР была отрезана от Центральной России. Республика оказалась на краю пропасти. Всюду царила хозяйственная разруха, население голодало. Созданный в 1922 г. Декретом ТуркЦИКа ГВУ стал создавать школы, строить клубы, открывать детские приюты, красные чайханы, библиотеки, интернаты, училища и другие культурно-просветительные учреждения во всех областях Туркестанской АССР, в том числе, в городах Худжанде, Ура-Тюбе, Канибадаме, Исфаре. ГВУ, согласно декрету ТуркЦИКа от 26 декабря 1922 г., приступил также к поэтапной реформе старометодных религиозных школ. В учебную программу старометодных мактабов были введены элементы светских знаний, и они были приближены к Единой трудовой школе.

ГВУ, в течение всего 1923 г., по всей территории Туркестанской АССР реформировало на свои средства 38 мактабов. Только в г. Худжанде было реформировано 13 мактабов. Для преподавателей таких мактабов в Худжанде были организованы курсы переподготовки учителей, на которых занимались 25 человек.

Другой декрет ТуркЦИКа от 17 октября 1923 г. за № 162 «О вакфах» также напрямую касался деятельности конфессиональных мактабов. Согласно данному декрету, вакфы этих школ должны были расходоваться исключительно на реформирование мактабов и содержание культурно-просветительных учреждений. В эти же годы в г. Канибадаме в здании бывшего медресе Мир Раджаб Додхо была открыта школа. Аналогичные советские школы были открыты в селениях Равот и Ниёзбек Канибадамского района.

В 1923-1924 учебном году на балансе ГВУ уже находилось 78 школ I ступени, 7 школ II ступени, один педагогический техникум, 3 интерната, 6 краткосрочных педкурсов, библиотека «Туран». Всего - 160 школ, в которых учились около 9 000 учеников. ГВУ также держало шефство над женским Институтом просвещения. Этому институту ГВУ ежегодно выделяло 2 400 руб. Общий расход ГВУ по шефской помощи составил 10 050 руб. Кроме того, ГВУ имело стипендиатов, обучавшихся в вузах Москвы, Баку и других городов страны. ГВУ на свои средства содержал также педкурсы в Самарканде, Худжанде и других городах.

Большими средствами располагал отдел вакфа Худжанда. Его годовой доход составлял 14 950 руб. Отдел содержал 3 начальные школы, одну библиотеку. В 1926 г. отдел на свои доходы построил одну «красную чайхану» в районе квартала Таги Савр (ныне - Дом профсоюзов). В середине 20-х годов ХХ в. «красные чайханы» играли большую роль в проведении культурно-массовой и агитационной работы среди местных жителей. В эти годы во всей Туркестанской АССР имелось 173 «красных чайханы», содержавшихся на средства ГВУ. В том же Худжанде функционировала в 1924 г. «мактаби вакф» (школа вакф). В г. Ура-Тюбе отдел вакфа был образован в 1923 г. Он контролировал работу 113 мактабов, 64 мечетей и 9 медресе. В 1923-1924 гг. часть школ города также перешла на финансирование отдела вакфа.

В 1920-1922 гг. в БНСР вакфная собственность, находясь в руках духовенства и частных лиц, использовалась без надзора. С принятием «Положения о вакуфах» от 4 июня 1922 г., доходы от вакфов должны были расходоваться на следующие цели: на открытие начальных и средних школ, высших учебных заведений и общеобразовательных курсов, на открытие сиротских домов, мужских и женских приютов, на охрану и содержание медресе, кладбищ, являющихся историческими памятниками или представляющих архитектурную ценность. В конце 1923 г. часть вакфных доходов стала поступать на культурно-просветительные цели. В 1924 году на средствах ГВУ в Бухарской республике содержались 60 мактабов, 10 медресе и культурные учреждения нового советского типа.

Деятельность органов управления вакфной собственностью на территории Восточной Бухары была несколько специфичной. Это было вызванной особой обстановкой, создавшейся в результате гражданской войны.

ЧДК своим протокольным решением от 29 декабря 1923 г. установила, что все полученные средства от вакфного имущества, за исключением средств мечетей, расходовать «исключительно на содержание интернатов Назирата народного просвещения, находящихся в Восточной Бухаре». В 1923-1924 учебном году на данной территории функционировала всего 2 интерната с 35 учащимися, других советских школ здесь не было.

В Таджикской АССР, ГВУ ведало учетом, эксплуатацией вакфного имущества и направлением получаемых доходов на содержание советской школы, советизацию старометодных школ, осуществляло руководство постройкой зданий под школы и другие культурно-просветительные учреждения, отпуская на эти цели вакфные средства, издавая литературу по вопросам борьбы с религиозно-бытовыми пережитками в республике.

По мнению автора, ГВУ внес огромный вклад в успешное проведение культурных преобразований, без привлечения государственного бюджета. ГВУ, в одном из своих докладов, указывало, что «…в настоящее время вакфное право может принести громадную пользу революционному строительству. Туркестанская республика ныне не обладает нужными средствами, достаточными для организации дела народного образования. Между тем, вакфное имущество может дать достаточные средства для того, чтобы покрыть территорию Туркреспублики сетью школ для коренного населения».

Таким образом, советская власть, умело используя институт вакфной собственности, временно поставила его на службу новому строю.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.