авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Правовое регулирование защиты информации и прав на нее в гражданском обороте

-- [ Страница 2 ] --

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли отражение в опубликованных работах, материалах научно-практических конференций. На основе результатов исследования автором опубликованы научные статьи. Выводы, положения и результаты исследования докладывались на заседании кафедры частного права Российского государственного гуманитарного университета, где проведено ее рецензирование и обсуждение.

Структура диссертационной работы обусловлена актуальностью и целью исследования и задачами. Диссертация включает в себя введение, три главы, объединенные девятью параграфами, заключение, библиографический список, приложения.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, раскрывается его методологическая основа; характеризуется эмпирическая база работы, выявляется ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость; формулируются основные положения, выносимые на защиту; приводятся данные об апробации ее результатов.

Первая глава «Информация как объект гражданско-правового регулирования» включает четыре параграфа.

В первом параграфе «Понятие информации как особого объекта гражданских прав» исследование вопроса начинается с рассмотрения информации с позиций общенаучной категории, раскрываются основные характеристики информации как объекта гражданского оборота.

Автор диссертации обосновывает вывод о том, что товарный характер информации, а также предусмотренные специальные меры правовой охраны позволяют говорить о ее особом правовом режиме, которым определяются возможности доступа и распространения, различные в зависимости от вида информации. Соответственно, по степени доступа субъектов права к информации, принято выделять общедоступную информацию, информацию ограниченного доступа.

В диссертации автор анализирует положения действующего российского законодательства, юридической литературы с точки зрения правового регулирования таких правовых категорий как «документ» и «документированная информация». Во избежание возможности отождествления данных понятий соискатель предлагает привести нормы действующего законодательства в соответствие друг с другом, и в качестве объекта регулирования рассматривать документированную информацию как вид информации, проявляющийся через форму фиксации, уделяя при этом внимание ее содержанию и смыслу, а документ как материальный носитель информации.

Как отмечает диссертант, не вполне обоснованным представляется участие в гражданском обороте лишь «информационной продукции», поскольку в ряде случаев ведущим и достаточным признаком в процессе образования информации, например, тайны, выступает «результат деятельности», свойственный информационному продукту.

В диссертации обосновывается, что, несмотря на то, что некоторые классифицирующие признаки вещей могут быть применены к информации как объекту гражданских правоотношений, информация, ценность которой заключается в ее содержании, в сведениях, носит нематериальный характер, и, учитывая это, может одновременно находиться у неограниченного количества субъектов права, независимо от их местонахождения, мгновенно ими скопирована, воспроизведена, представлена в различных формах практически при минимальных материальных затратах, и, являясь товаром, в отличие от вещей, не может выступать объектом залога, собственности.

Автор детальное внимание уделяет таким признакам как идеальность информации, обособляемость информации как объекта права, физическая неотчуждаемость информации, свойственных только данному объекту и предопределяющих необходимость четкой регламентации понятия «информация как объект гражданских прав», что позволит эффективно использовать информацию в соответствии с требованиями рыночной экономики, извлекать из нее пользу и получать прибыль, не нарушая при этом прав и законных интересов других лиц.

Как отмечает диссертант, недостатки действующего законодательства связаны с отсутствием правового регулирования таких правовых институтов как информационные услуги, информационные ресурсы, выступающих в качестве самостоятельных информационных объектов. Так, изъятие из сферы действия Закона Об информации информационных ресурсов, о которых упоминается более чем в 1000 нормативных правовых актах, в том числе 28 федеральных законах, 250 федеральных подзаконных нормативных правовых актах, может привести к неправильному применению правовых актов, а также к нарушению конституционных прав граждан и юридических лиц на доступ к информации.

Во втором параграфе «Информационное законодательство в системе гражданско-правовых норм» проводится анализ информационного законодательства и делается вывод о том, данной отрасли законодательства принадлежит важная роль в системе гражданско-правовых норм.

В диссертации отмечается, что процесс становления информационного законодательства как самостоятельной комплексной отрасли законодательства начался в 60-70-х годах XX века и на сегодняшний день включает в себя 600 нормативно-правовых актов различных отраслей права, но имеются пробелы в праве в области информации, затрудняющие решение многих актуальных вопросов.

Автор анализирует нормы права, предметом регулирования которых выступает информация. Учитывая тот факт, что информация в качестве элемента входит в любые правоотношения, информационными отношениями в узком, или собственном смысле, следует считать лишь такие отношения, которые регулируют информационные процессы, не являются самоцелью, иными словами, в которых информация есть не только средство для достижения чего-либо иного, но и конечный результат. Автор диссертации обосновывает вывод о том, что комплексный характер информационного права как отрасли права вовсе не должен означать смешение и объединение в нем правового регулирования общественных отношений, основанных одновременно на диспозитивности и императивности, субординации и координации субъектов, норм частного и публичного права. Соискатель предлагает регулировать отношения, возникающие в связи с информацией как особым товаром, порождающим у субъектов определенный набор прав на нее, нормами гражданского, а не информационного права, учитывая при этом ее специфические особенности и юридические свойства с последующим применением гражданско-правовых институтов и санкций в случае нарушения прав субъектов. Более того, ГК РФ содержит 70 статей, которые определяют порядок циркулирования информации.

В третьем параграфе «Содержание права на информацию» рассматривается особый статус права на информацию, отличный от вещных, исключительных и обязательственных прав.

В диссертации отмечается, что распространение на информацию права собственности, допускаемого рядом законодательных актов, вступает в противоречие с нематериальной сущностью информации, и, следовательно, не включает в себя правомочие владения в вещно-правовом смысле. Соискатель предлагает целесообразным определение иного правомочия, такого как правомочие обладания информацией, являющегося первичным в случае создания информации самим правообладателем.

Автор диссертации констатирует, что субъектный состав отношений, опосредующих оборот информации, также отличается от субъектов традиционных отношений собственности появлением обладателя информации.

Автор диссертации детально анализирует действующее законодательство об информации ограниченного доступа и обосновывает вывод о том, что за ней возможно признание некоего абсолютного права, отличающегося от традиционного права тем, что большее внимание уделяется ограничению доступа, отсутствует определенный срок охраны, а также тем, что раскрытие информации прекращает существование права на нее, поскольку продолжение действия последнего нецелесообразно. На открытую информацию возможно распространение абсолютного права при условии, что данная информация обработана, подготовлена и передается потребителям в виде «продукта».

Автор диссертации констатирует, что в отличие от объектов интеллектуальной собственности на ознакомление со сведениями не закрепляется исключительное право, действует начало свободы ознакомления с информацией, свободы познания сведений, кроме случаев, когда их конфиденциальность специально охраняется законом либо урегулирована договорными отношениями, тайне как разновидности информации далеко не всегда присущ творческий характер.

Автор диссертации констатирует, что недостатки действующего законодательства связаны с отсутствием ряда норм права, содержащих в себе юридически значимые трактовки понятий. Например, в рамках гражданского права законодательно не определено понятие «право на информацию».

В четвертом параграфе «Информация как объект абсолютных и относительных гражданских правоотношений» рассматриваются абсолютные и относительные гражданские правоотношения, возникающие по поводу различных видов информации, выявляются особенности абсолютных правоотношений по поводу отдельных видов информации, исследуются предмет, существенные условия, форма заключения договоров, опосредующих гражданский оборот информации.

Родовым объектом абсолютных правоотношений в области информации является информация, а видовым – ее разновидности по степени доступа. Общими признаками возникающих правоотношений являются их имущественный характер (за исключением личной и семейной тайны – неимущественный характер), субъекты – любые участники гражданских правоотношений, при этом управомоченное лицо – обладатель информации, обязанное – все третьи лица. При этом отмечается, что разглашение информации в ряде случаев ведет к прекращению права на нее, а, следовательно, и прекращает возникшее правоотношение (коммерческая тайна). Одновременно с этим при разглашении информации право на нее не прекращается, а возникает право требования возмещения ущерба (личная тайна, служебная тайна, профессиональная тайна). Поэтому специфической чертой для данных правоотношений признается появление дополнительного субъекта, в отношении которого абсолютное право первого не действует, т.е. установление монополии на одну и ту же информацию.

Автором диссертации предложена следующая классификация договоров: в зависимости от места и роли информации в правоотношениях следует выделять: специальные договоры, в которых передача информации является их предметом; договоры, в которых передача информации осуществляется в процессе их заключения, изменения, исполнения, при том, что предметом договора является передача вещей, выполнение работ, оказание услуг информационного характера; по характеру действий, производимых стороной договора: договоры по созданию информации, договоры по передаче информации. Широкое распространение получили новые типы договоров, например, договор на информационно-консультационное обслуживание, договор консалтинга и др.

В диссертации обосновывается вывод о том, что в отличие от договора на оказание информационных услуг, который предполагает сбор, обработку информации, дальнейшее сотрудничество сторон, осуществляемого специальной организацией, действующей на основании закона либо лицензии, по договору на передачу информации, отличному от традиционных договоров купли-продажи, мены, дарения, происходит передача готовой информации, иного информационного продукта любым физическим или юридическим лицом.

При регулировании возникающих отношений по поводу информации неприменимы такие правовые категории как «срок годности», «гарантийный срок»; качество информации проявляется через определение ее полноты, достаточности, однозначности, достоверности, а в случае отсутствия указания на это в договоре, сведения должны быть пригодны для целей, для которых они обычно используются.

Сведения ограниченного доступа, представленные в гражданском обороте различными видами тайн, также могут выступать объектом относительных гражданских правоотношений с учетом присущих им отличительных признаков.

Вторая глава «Обеспечение защиты информации и прав на нее мерами превентивного характера» состоит из двух параграфов.

В первом параграфе «Специфика защиты информации и самозащиты прав на нее как элементов информационной безопасности» рассматриваются вопросы обеспечения информационной безопасности, элементами которой выступают защита информации и самозащита прав на нее.

Проводимый автором анализ такой правовой категории как «информационная безопасность» позволяет сделать вывод о сложности ее структуры, отдельным элементом которой выступает защита информации, которая включает в себя комплекс правовых, организационных и технических мер, направленных на обеспечение безопасности информации. Существенное внимание автор уделяет определению понятий «защита прав» и «охрана прав» и обосновывает вывод о том, что последнее по своему содержанию является более объемным и включает в себя защиту прав, предусматривающую только правовые меры. Наряду с этим сохранение субъективного права на информацию обусловлено сохранением требуемого уровня конфиденциальности информации, достижение которого обеспечивается обладателем такой информации, что позволяет сделать вывод о признании самозащиты прав элементом информационной безопасности.

Во втором параграфе «Защита информации как основной способ самозащиты гражданских прав на информацию» проводится анализ правовых, организационных и технических мероприятий по защите информации, предпринимаемых ее обладателем в качестве превентивных мер, представляющих собой самозащиту прав на информацию.

В диссертации отмечается, что по данным социологического опроса, 47% респондентов считают, что в России в достаточной степени защищена и охраняется конфиденциальная информация, 7% - отрицают это, 46% не располагают никакими сведениями по данному вопросу. Автор констатирует, что основной целью защиты информации является ее предотвращение от различного рода угроз, среди которых наибольшую опасность представляют разглашение, утечка, несанкционированный доступ.

Существенное внимание автор уделяет превентивным мерам, которые включают в себя ряд организационных, технических и правовых мероприятий по защите информации, выступающих одновременно фактическими либо юридическими действиями субъекта по самозащите прав. Приоритетное значение отводится правовым мерам защиты, таким как формирование законодательства по защите информации, его состава и содержания; принятие локальных правовых актов, заключение соглашений об ответственности как за непосредственное разглашение информации, так и за утерю документов, в которых она содержится.

Автор диссертации обосновывает вывод о том, что наличие отсылочных норм к правовым актам, регулирующим круг субъектов, имеющих право доступа к конфиденциальным сведениям, а также устанавливающим условия предоставления данных сведений, зачастую приводит к нарушениям и злоупотреблениям со стороны неправомочных субъектов. Недостатком действующего законодательства следует признать отсутствие правовых норм, содержащих примерный перечень мероприятий по самозащите прав на различные виды информации.

Третья глава «Меры восстановительного характера при защите гражданских прав на информацию» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Особенности юрисдикционной формы защиты гражданских прав на информацию» рассматриваются юрисдикционные способы защиты прав и обосновывается точка зрения автора о том, что применительно к информации эти способы обладают рядом особенностей.

Автор обосновывает вывод о том, что основанием применения мер защиты следует считать факт нарушения права на информацию, либо наличие реальной угрозы такого нарушения. Автор констатирует, что согласно проведенному социологическому опросу 70% граждан России считают, что обеспечение сохранности коммерческой тайны возложено на организацию (обладателя), по мнению 30% опрошенных государство должно выполнять данную обязанность.

При определении средств защиты соискатель предлагает первостепенное значение придавать основаниям получения информации, среди которых гражданско-правовой договор, его отдельные условия, выполнение деятельности по трудовому договору.

В диссертации отмечается, что иски о признании права на информацию имеют место как в случае оспаривания данного права, так и в случае отказа в предоставлении информации уполномоченному субъекту, что основывается на конституционных принципах свободы поиска и получения достоверной информации. Автор диссертации констатирует, что в случае непредоставления информации или предоставления заведомо недостоверной информации о товаре, работе, услуге по данным проведенного социологического опроса 49% респондентов обратятся к руководителю организации – нарушителя, 25% граждан предпочитают рассматривать дело в судебном порядке, 24% - ничего не будут делать, 2% - расторгнут договор. Соискатель на основании обобщения судебной практики обосновывает вывод о том, что значительную долю рассматриваемых дел занимают иски акционеров о признании за ними права на ознакомление с информацией о деятельности акционерного общества, что предусмотрено действующим законодательством.

Существенное внимание автор уделяет форме договора, поскольку в случае несоблюдения письменной формы договора на передачу информации, подробно отражающей предмет договора, как одно из существенных условий, данная сделка может быть признана недействительной, если иное не предусмотрено законом. Наряду с этим, на практике встречаются случаи признания сделки, объектом которой выступают сведения, заключенной или действительной.

Недостаточная степень законодательной регламентации административного порядка защиты прав на информацию приводит к снижению уровня защищенности нарушенных прав граждан. Так, нормами действующего законодательства, п.2 ст.31 «Основ законодательства об охране здоровья граждан», предусмотрена возможность обращения с жалобой в вышестоящие органы в случае нарушения врачебной тайны.

Автор диссертации констатирует, что незначительный объем практики в области защиты права на информацию свидетельствует не об отсутствии правонарушения, а о неурегулированности данных отношений нормами российского законодательства, что осложняет возможность реализации права на защиту информации в случае его нарушения.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.