авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Акции как ценные бумаги и гражданско-правовая защита прав и законных интересов их владельцев

-- [ Страница 3 ] --

Вместе с тем в отношении такой специфической ценной бумаги как акция, порядок перехода прав, предусмотренный ГК РФ для уступки права требования, не может быть применим в принципе.

Доказательством тому является, во-первых, коренное противоречие обязательного элемента цессии, предусмотренного ст.386 ГК РФ, а именно: права на возражения должника против требования нового кредитора, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору, принципу публичной достоверности ценной бумаги.

Во-вторых, невозможность отождествления передаточного распоряжения с уведомлением о переходе прав в силу существенных отличий в правовой природе данных документов и, прежде всего потому, что положения о цессии предусматривают необходимость уведомления должника о переходе прав как о состоявшемся факте. Тогда как передаточное распоряжение служит обязательной предпосылкой для перехода всего комплекса прав акционеров – прав на акции и прав, ими удостоверенных, учитывая неразрывную связь совокупности прав в отношении ценных бумаг и принцип одновременности перехода этих прав, предусмотренный п.1 ст.142 ГК РФ и ст.29 ФЗ о РЦБ. В связи с этим передаточное распоряжение определяется автором как документ, составляемый при исполнении сделки.

В качестве основания перехода прав на акции (и прав, удостоверенных акцией) предложено рассматривать договор купли-продажи или иные договоры, опосредующие оборот вещей, но не имущественных прав.

При этом наглядное разрешение вопрос об основаниях гражданско-правового оборота акций получает на примере отчуждения эмитентом ценных бумаг первым владельцам (размещения акций).

Согласно ст.413 ГК РФ в случае совпадения в одном лице кредитора и должника обязательство прекращается, при этом прекращается раз и навсегда. Применительно же к акциям обязательство прекращается на определенное время. В соответствии с п.1 ст. 34 ФЗ об АО акции, право собственности на которые перешло к обществу, могут быть реализованы обществом не позднее одного года после их приобретения обществом.

Подобная «реанимация» обязательства, удостоверенного акцией, возможна благодаря наличию в ценной бумаге вещно-правовых элементов, то есть существования ценной бумаги как вещи или как фикции вещи (документа). Это обстоятельство позволяет как бы заморозить обязательство, а не прекратить его как это имеет место в других обязательствах, не заключенных в ценных бумагах.

Таким образом, в процессе отчуждения эмитентом ценных бумаг первым приобретателям, рельефно проявляется природа акции как объекта права вещно-правового содержания и, соответственно, подтверждается возможность применения в отношении этого объекта некоторых вещно-правовых институтов.

Так, эмитент продает созданный им и принадлежащий ему объект права другому лицу, в связи с чем у приобретателя возникают права на этот объект и все права пользования, владения, распоряжения этим объектом как любым другим объектом вещного права. Пользование ценной бумагой как элемент права собственности тесно связан с обязательственным началом в ценной бумаге, поэтому пользование акцией предполагает в свою очередь пользование правами, которые удостоверяет акция.

В связи с этим права, удостоверенные акциями, не выступают в имущественном обороте как самостоятельный объект, передача права из ценной бумаги происходит автоматически одновременно с переходом вещного права, что подтверждается п.1 ст. 142 ГК РФ, согласно которому «с передачей ценной бумаги переходят все удостоверяемые ею права в совокупности».

Автором представляется спорным определение понятия размещения эмиссионных ценных бумаг, предложенное ст.2 ФЗ о РЦБ. Согласно указанной норме под размещением понимается отчуждение эмиссионных ценных бумаг эмитентом первым владельцам путем заключения гражданско-правовых сделок. Исходя из того, что первым собственником и владельцем акций является эмитент, а также учитывая возмездный характер первых сделок с акциями, наиболее обоснованно вести речь не о первых владельцах, а о первых приобретателях, и не о гражданско-правовых сделках вообще, а о договоре купли-продажи.

В связи с этим предлагается следующая редакция ст.2 ФЗ о РЦБ в части определения понятия размещения эмиссионных ценных бумаг: «Размещение эмиссионных ценных бумаг – отчуждение эмиссионных ценных бумаг эмитентом первым приобретателям путем заключения договора купли-продажи».

Сформулирован вывод, что обязательным завершающим этапом процесса отчуждения акций, имеющим правоподтверждающее и правоустанавливающее значение, а также дополнительное значение некого аналога передачи вещи, является совершение трансферта, который в силу п.2 ст. 454 ГК РФ следует рассматривать в качестве специального правила купли-продажи ценных бумаг, предусмотренного законодательством о рынке ценных бумаг и обусловленного особенным правовым статусом этих объектов.

Совпадение по времени момента перехода прав с моментом учинения записи в книге обязанного лица создает одну из основных проблем применения традиционных способов защиты вещных прав собственника акций.

В результате проведения аналогии регистрации прав на недвижимое имущество и перехода прав на именные ценные бумаги, сделан вывод, что российское законодательство не содержит нормы о бесповоротности зарегистрированного права, в связи с чем установлено, что запись в реестре, указывая на титул собственника, не обладает безусловной публичной достоверностью.

Проблему прозрачности реестра, то есть выявления собственников ценных бумаг в случае их учета в депозитарной системе, предлагается решать в плоскости процессуального права - при необходимости обращения в суд с иском о защите нарушенных прав истцу предлагается предъявлять исковые требования к депозитарию, который отражен в системе ведения реестра в качестве номинального держателя спорных ценных бумаг, а в процессе подготовки дела к рассмотрению привлечь к участию в деле реальных собственников спорных акций, установленных на основании определения суда об истребовании доказательства.

Следующая особенность акции, связанная с возможностью или невозможностью ее идентификации, в силу ее особой значимости для осуществления защиты прав ее владельцев, исследуется автором во втором параграфе третьей главы.

В результате исследования акции как объекта гражданско-правовой защиты, сформулирован вывод, что современная акция представляет собой такой объект гражданского права, который практически в любом вопросе своего возникновения, существования или прекращения уживается с многочисленными оговорками, допущениями и условностями. Подобная особенность акции неизбежно накладывает свой отпечаток и на возможные способы защиты прав и интересов их владельцев.

Вторая глава «Особенности гражданско-правовой защиты прав на акции» носит в большей степени прикладной характер и имеет преимущественно практическую направленность. В данной части работы рассматриваются возникающие в практике судов вопросы по определению подведомственности споров, связанных с правами на акции; проводится классификация способов защиты прав на акции и законных интересов потенциальных акционеров; на конкретных примерах из судебной практики исследуются особенности защиты прав на акции, обусловленные спецификой акций, а также предлагаются возможные варианты их решения.

В первом параграфе «Споры о защите прав и законных интересов владельцев акций как объектов гражданского права: вопросы классификации и подведомственности» предлагается разграничение сферы рынка ценных бумаг на корпоративные отношения и отношения, связанные с возникновением, размещением, обращением и учетом ценных бумаг как объектов права.

Исходя из анализа п.4 ч.1 ст.33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации сделан вывод об отнесении к специальной подведомственности арбитражных судов споров, возникающих из корпоративных отношений.

Исследованы позиции специалистов, а также материалы судебной практики относительно подведомственности споров, связанных с обращением акций и защитой абсолютных прав их владельцев (споров, касающихся учета прав на акции).

В результате такого исследования автор пришел к выводу, что если в юридической литературе превалирует мнение о подведомственности указанной категории споров суду общей юрисдикции (разумеется, в случае участия в споре граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя), то на практике судами чаще используется противоположный подход.

Определенное внимание уделено в работе исследованию особенностей субъектного состава рассматриваемой категории дел, а именно - отсутствию, по общему правилу, у истца правового статуса акционера на момент предъявления исковых требований.

Автором обосновывается положение, что споры о принадлежности акций обусловлены осуществлением акционерами иной не запрещенной законом экономической деятельности, связанной с владением акциями как специфическими инструментами участия в предпринимательской деятельности общества и, хотя напрямую не вытекают из хозяйственной деятельности акционерного общества, могут оказать непосредственное влияние на ее осуществление в будущем. Поэтому независимо от того, является ли истец акционером на момент подачи искового заявления или не является таковым, споры о принадлежности акций должны находиться в компетенции арбитражного суда.

Поскольку даже самое расширительное толкование положений п.4 ч.1 ст.33 АПК РФ не дает серьезного повода для отнесения рассматриваемой категории дел к подведомственности арбитражного суда, автором предложено внести изменения в п.4 ч.1 ст.33 АПК РФ. В частности, к обсуждению предложена следующая редакция указанной нормы: «арбитражные суды рассматривают дела по спорам с участием хозяйственных товариществ и обществ, их участников, профессиональных участников рынка ценных бумаг и третьих лиц, связанным с эмиссией акций, обращением акций и долей, либо вытекающие из деятельности хозяйственных товариществ и обществ, за исключением трудовых споров».

Параграф второй «Защита прав путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права на акции» посвящен собственно особенностям защиты прав акционеров, пострадавших от неправомерного списания акций с их лицевых счетов в реестре акционеров.

Обосновывается положение о том, что несовершенство законодательства о рынке ценных бумаг и об акционерных обществах, а также специфика акций, связанная с нематериальной природой данных объектов гражданского права и особенностью учета прав на акции, зачастую препятствует эффективной судебной защите прав их владельцев.

Одна из основных проблем судебной защиты абсолютных прав и законных интересов акционеров заключается в правильном выборе предмета исковых требований.

Для истца по иску о защите нарушенных прав на акции выбор способа защиты существенно осложняется тем, что до настоящего времени ни в практике, ни в теории нет единого мнения о допустимых способах защиты абсолютных прав акционеров. В то время как теоретики последовательно отвергают один за другим существующие способы защиты прав, полагая, что с точки зрения классических постулатов гражданского права они не подлежат применению к бездокументарным ценным бумагам, на практике используется широчайший спектр всевозможных способов защиты как предусмотренных, так и не предусмотренных действующим законодательством.

Единственное средство, в полной мере отвечающее нормам действующего законодательства, а именно – требование о возмещении причиненных собственнику убытков не является способом защиты права собственности, и тем более не способствует реальной защите нарушенных прав акционеров, учитывая интерес акционеров в возврате, прежде всего, прав участия в акционерном обществе.

В работе сформулирован вывод о том, что способом защиты прав акционеров, пострадавших от неправомерного списания акций с их лицевых счетов, является восстановление положения, существовавшего до нарушения права путем использования, в частности, виндикационного иска или требования о применения последствий недействительности сделок, на основании которых произошло списание спорных акций.

При этом иные способы защиты прав (о восстановлении записи по лицевому счету истца, внесении корректирующей записи в систему ведения реестра, признанию незаконными действий регистратора и обязании внести запись в реестр, признанию недействительной записи в реестре и другие) не являются самостоятельными способами и в действительности сводятся либо к реституции, либо к виндикации.

Использование обязательственно-правового способа защиты в виде признания недействительной сделки и применения последствий недействительности сделки в большей степени соответствует нормам действующего законодательства, нежели виндикация, но гораздо менее эффективно, в связи с чем имеет крайне ограниченное использование на практике.

Надлежащее восстановление прав истца в случае использования указанного способа защиты возможно тогда, когда отсутствует дальнейшая цепочка сделок с ценными бумагами, то есть к моменту вынесения решения покупатель акций является собственником спорных акций.

Повышенная оборотоспособность акций и сложившийся подход к защите прав добросовестного приобретателя спорного имущества по реституционным искам свидетельствуют о сложности и бесперспективности процесса признания недействительными всей цепочки сделок.

Поэтому автором формулируется положение о том, что в изложенной ситуации гораздо более эффективной для защиты прав лица, считающего себя собственником акций, представляется конструкция виндикационного иска, позволяющая при определенных условиях, предусмотренных ст.302 ГК РФ, истребовать спорные акции у последнего добросовестного приобретателя без необходимости привлечения к участию в деле всех участников совершенных с акциями сделок.

Вместе с тем в отличие от восстановления положения, существовавшего до нарушения права в порядке применения реституции, восстановление прежнего положения истца путем использования ст.ст.301, 302 ГК РФ в большей степени затруднено особенностями правовой природы бездокументарной акции и зачастую противоречит классическим постулатам виндикации, в связи с чем и в теории, и на практике вопрос о возможности виндикации бездокументарных акций вызывает бурные дискуссии вплоть до настоящего времени.

На основе ранее проведенного исследования автор пришел к выводу, что после полной дематериализации именных эмиссионных ценных бумаг в 2003 году, в научных кругах стало превалировать мнение о возможности признания бездокументарных ценных бумаг в качестве объектов права собственности и допустимости применения в отношении этих объектов вещно-правовых способов защиты, что свидетельствует о возобладании в настоящее время в теории и на практике бездокументарной концепции ценных бумаг.

Рассмотрение проблемы виндикации акций привело автора к мнению, что в практическом аспекте использование виндикации осложнено отнюдь не только и не столько нематериальной сущностью виндицируемой «вещи», поскольку механизм виндикации документарной акции в случае внесения неуполномоченным лицом записи в реестр абсолютно идентичен процессу виндикации акции, не имеющей материального воплощения в документе.

Одна из основных проблем виндикации акций связана с правовым значением трансферта и, как следствие, моментом перехода прав на акции. На дату обращения с виндикационным требованием истец не имеет возможности документально подтвердить свое право собственности на истребуемое имущество, что является основным условием для удовлетворения подобного иска.

Учитывая изложенное, автор признает, что в отношении бездокументарных ценных бумаг речь идет не о виндикации в ее классическом виде, но о том, что данное требование носит виндикационный характер.

При разрешении данной проблемы предлагается исходить, во-первых, из признанного законодателем принципа ограниченной публичной достоверности записи, во-вторых, предлагается использовать конструкцию виндикации с одновременным предъявлением требования о признании права собственности на спорные акции.

Рассматривается вопрос об определении процессуального положения регистратора в спорах по иску об истребовании из чужого незаконного владения спорных акций. В этой связи сформулирован вывод, что регистратор, как лицо, не владеющее ценными бумагами и не претендующее на акции, не может являться ответчиком по вещно-правовым требованиям, равно как и по требованиям о признании сделки недействительной, поскольку не является стороной сделки.

Вместе с тем рассмотрение и, прежде всего, исполнение судебных актов по спорам, связанным с правами на акции, невозможно без привлечения регистратора в качестве третьего лица. Однако в силу ст.ст. 51, 174 АПК РФ суд не вправе возложить на третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, обязанность по совершению определенных действий.

Таким образом, возникает проблема принудительного исполнения решения суда о виндикации акций, которая на практике разрешается путем обязания должника направить реестродержателю передаточное распоряжение о списании акций с его лицевого счета и зачислении акций на счет должника.

Автор подвергает сомнению правомерность возложения на ответчика обязанности по совершению распорядительных действий в отношении имущества, которое, как установлено решением суда, ему не принадлежит, поскольку прежде чем удовлетворить виндикационное требование, судом признано право собственности истца на это имущество.

В целях обеспечения возможности надлежащего исполнения решения суда об истребовании бездокументарных акций, предлагается внести дополнения в ст.ст. 5, 6 ФЗ «Об исполнительном производстве» в части признания регистратора (держателя реестра акционеров) организацией, исполняющей требования судебных актов о внесении записей о переходе прав собственности на именные ценные бумаги и в части предоставления права взыскателю (истцу) направления исполнительного листа к исполнению непосредственно держателю реестра либо судебному приставу-исполнителю.

В контексте рассмотрения особенностей виндикации акций как бездокументарных ценных бумаг немалое внимание в науке и судебной практике уделяется вопросу индивидуализации акций.

Изучение судебно-арбитражной практики показало, что вопрос идентификации акций сводится, в конечном счете, к проблеме установления владельцев спорных акций в случае неоднократного отчуждения акций разным лицам в составе разных по количеству пакетов ценных бумаг, а также смешения их с собственными акциями приобретателей. В большинстве случаев смешение акций служит основанием для отказа в защите нарушенного права владельцев бездокументарных акций.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.