авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Особенности правового регулирования сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства

-- [ Страница 3 ] --

В первом параграфе автором доказано, что незаконные действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя являются основанием недействительности сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, хотя такие действия (бездействие) не относятся к самой сделке купли-продажи, к порядку и правилам ее совершения.

Гражданский кодекс Российской Федерации связывает действительность сделки с соответствием ее элементов требованиям закона. Согласно ст. 166 ГК РФ сделка является недействительной по основаниям, установленным ГК РФ. А такими основаниями являются: порок воли, порок субъектов, порок формы, порок содержания3.

Действительность любой сделки зависит от поведения и состояния самих сторон этой сделки, поскольку именно этим поведением обусловливается наличие или отсутствие условий, определяющих легитимность сделки, и, в конечном счете, возможность порождения ею юридических последствий, для достижения которых она совершалась.

Таким образом, согласно нормам ГК РФ незаконные действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не могут быть основанием недействительности сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, поскольку судебный пристав не является лицом, участвующим в этой сделке.

Данный довод подтверждается и материалами судебной практики (см. п. 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.12.2005 № 101 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с признанием недействительными публичных торгов, проводимых в рамках исполнительного производства»).

Вместе с тем имеют место случаи, когда судами из-за незаконности действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя признается недействительной сделка купли-продажи, совершаемая в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства.

В этой связи является спорным вопрос о том, могут ли действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя быть основанием недействительности сделки купли-продажи.

Действия (бездействие), совершенные судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства и предшествующие реализации арестованного имущества, являются основанием для совершения самой процедуры реализации арестованного имущества должника. Эти действия создают такие условия, необходимые для этой процедуры, как: оценка имущества, подлежащего реализации, его изъятие у должника и передача специализированной организации (Росимуществу) для последующей продажи.

Совершение судебным приставом-исполнителем действий (бездействия), не соответствующих требованиям нормативных правовых актов, создаст нелегитимные основания для осуществления реализации арестованного имущества.

Здесь совершение судебным приставом-исполнителем незаконных действий (бездействия) обусловливает нелегитимность всех последующих действий, совершаемых в рамках этой юридической процедуры, а соответственно, и сделки купли-продажи.

Таким образом, незаконные действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя являются основанием недействительности сделки купли-продажи, совершенной в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, хотя сами такие действия (бездействие) не относятся к правилам и порядку заключения сделки купли-продажи.

Суды данное основание относят к правилам ст. 168 ГК РФ, т. е. сделка не соответствует требованиям закона или иных правовых актов.

Вместе с тем такой подход представляется неправильным, поскольку согласно ст. 168 ГК РФ не соответствовать закону и иным нормативным правовым актам должна сама сделка купли-продажи,
в рассматриваемом случае — это правоотношение: субъекты, объект, содержание. Судебный пристав-исполнитель, действия (бездействие) которого явились основанием для вынесения судебных актов, не участвует в этих правоотношениях.

Кроме того, ни покупатель, ни продавец на момент совершения сделки не могут заранее знать о том, что основания ее совершения (имеется в виду действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя) являются нелегитимными.

Таким образом, незаконные действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя являются специальным самостоятельным основанием недействительности сделки, которое не предусмотрено гражданским законодательством. Конечно, подобный подход не соответствует положениям ст. 166 ГК РФ, так как согласно им сделка может быть недействительной или признана такой только по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Но в настоящее время в правовом регулировании уже имеются случаи, когда отдельными правовыми актами помимо гражданского законодательства предусматриваются основания недействительности сделок. Например, когда речь идет о банкротстве. В соответствии со ст. 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с ГК РФ (общие основания и порядок), а также по основаниям и в порядке, которые предусмотрены указанным Законом (специальные основания и порядок).

Поэтому возможно внести соответствующие дополнения в Закон об исполнительном производстве, а именно дополнить ст. 87:

- п. 16 следующим: «Сделка купли-продажи, заключенная по результатам реализации имущества должника, может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации или настоящим Федеральным законом»;

- п. 17 следующим: «Если судебным приставом-исполнителем
в ходе исполнительного производства до момента передачи имущества должника на реализацию совершены незаконные действия (бездействие), то сделка купли-продажи, заключенная по результатам такой реализации имущества должника, может быть признана недействительной. Вопрос о незаконности действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя рассматривается в порядке, предусмотренном ст. 121 настоящего Закона».

Во втором параграфе исследуется вопрос о порядке применения двусторонней реституции при недействительности сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного
в рамках исполнительного производства.

Автором доказано, что применение правовой конструкции, предусмотренной п. 2 ст. 167 ГК РФ, в случае недействительности сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, не позволяет защитить интересы лиц, чьи права затрагиваются в результате совершения этой сделки.

В соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

Следовательно, при недействительности изученной сделки купли-продажи специализированная организация должна вернуть покупателю вырученные от продажи имущества должника денежные средства, а покупатель специализированной организации — имущество должника.

Но поскольку специализированная организация не получает какой-либо выгоды от продажи имущества должника, вырученные денежные средства перечисляются на депозитный счет отдела судебных приставов. Так как п. 2 ст. 167 ГК РФ не предусматривает каких-либо других последствий недействительности сделки, то специализированная организация при возврате покупателю денежных средств несет убытки. При этом должник сохраняет за собой вещные права на имущество, подвергнутое обращению взыскания, а обязанность, возложенная на должника юрисдикционным актом, считается исполненной.

Также законодательство РФ не определяет, что делать с имуществом должника, если оно возвращено специализированной организации в результате применения последствий недействительности сделки купли-продажи, заключаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства. Правовое положение лиц, участвующих в исполнительном производстве, в первоначальное состояние, существовавшее до момента совершения сделки купли-продажи имущества должника, не возвращается. Ни судебный пристав-исполнитель, ни специализированная организация в случае применения здесь двусторонней реституции не вправе в дальнейшем совершать действия, направленные на организацию повторной продажи имущества должника.

Таким образом, порядок применения последствий недействительности сделок, закрепленный в п. 2 ст. 166 ГК РФ, не учитывает особенностей сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, не учитывает, что данная сделка влечет за собой большее количество юридических последствий, чем сделка купли-продажи, совершаемая
в условиях обычного гражданского оборота. Следовательно, данная правовая конструкция требует совершенствования.

Поскольку целью двусторонней реституции является возвращение к первоначальному правовому положению сторон сделки, существовавшему до момента ее совершения, то, соответственно, при применении этой правовой конструкции в отношении сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, должно происходить то же самое.

Совершение сделки купли-продажи в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства, влечет за собой несколько правовых последствий: переход вещных прав на продаваемое имущество должника к третьему лицу — покупателю; получение денежных средств за проданное имущество должника; полное или частичное взыскание денежных средств в пользу взыскателя; полное или частичное выполнение должником обязанностей, возложенных на него исполнительным документом имущественного характера; изменение содержания правоотношений, складывающихся в ходе исполнительного производства.

Исходя из перечня приведенных юридических последствий, целей двусторонней реституции в целях обеспечения прав и интересов всех лиц, заинтересованных в ходе исполнительного производства, автором доказана необходимость дополнить ст. 87 Закона об исполнительном производстве п. 18, в котором необходимо изложить следующее правило о порядке применения последствий недействительности сделки купли-продажи, совершаемой в ходе реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства: «Если сделка купли-продажи, совершаемая в результате реализации имущества должника, является недействительной в силу закона или по решению суда, то при применении последствий недействительности этой сделки правовое положение лиц, заинтересованных в ее совершении (покупатель, специализированная организация, судебный пристав-исполнитель, должник, взыскатель и иные), должно быть возвращено
в первоначальное состояние, существовавшее до момента совершения этой сделки».

В заключении подведены итоги исследования, аргументированы практические выводы и рекомендации, сделанные и разработанные в ходе диссертационного исследования.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

Статьи, опубликованные в ведущих
рецензируемых научных журналах и изданиях,
указанных в перечне ВАК Минобрнауки России

1. Правовая природа сделок купли-продажи, заключенных в целях принудительного взыскания долгов / А.Ю. Бородай // Юрист. — 2010. — № 11. — 0,4 п. л.

2. Применение последствий недействительности сделки, заключенной в результате реализации имущества, арестованного в рамках исполнительного производства / А.Ю. Бородай // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2008. — № 7. — 0,5 п. л.

3. Продавец в сделках купли-продажи, заключенных в целях принудительного взыскания долгов / А.Ю. Бородай // Законы России: опыт, анализ, практика. — 2010. — № 8. — 0,4 п. л.

Другие публикации

4. Обращение взыскания на имущество должника-организации / А.Ю. Бородай // Корпоративные споры. — 2007. — № 5 (11). — 0,5 п. л.

5. Комментарий к подп. 2 п. 1 ст. 75, ст. 77, 80 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» /
А.Ю. Бородай // Научно-практический комментарий к Федеральному закону «Об исполнительном производстве» от 2 октября 2007 года
№ 229-ФЗ / отв. ред. Н.А. Винниченко; науч. ред. А.Ф. Смирнов ; Федеральная служба судебных приставов; ГОУ ВПО «Российская правовая академия Министерства юстиции Российской Федерации». — М. : Юрайт : ГОУ ВПО РПА Минюста России, 2009. — 0,6 п. л.

Подписано в печать 10.01.2012.

Формат 60х90 1/16. Усл. печ. л. 1,4. Тираж 100 экз.

Федеральное государственное бюджетное

образовательное учреждение

высшего профессионального образования
«Российская правовая академия
Министерства юстиции Российской Федерации».

117638, г. Москва, ул. Азовская, д. 2, корп. 1.


1 Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. М. : БЕК, 1996. С. 4; Гехт Л.И. Практика Лизинга. М., 1992. С. 117; Додонов В.Н., Каминская Е.В., Румянцев О.Г. Словарь гражданского права / под общ. ред. В.Р. Залеского. М. : ИНФРА-М, 1997. С. 103.

2 См.: Ларин А.А. Правовой режим имущества несостоятельного должника по российскому законодательству : дис. … канд. юрид. наук. М., 2009. С. 55.

3 См.: Матвеенко П.В. Основания признания сделок недействительными // Налоги. 2007. № 27–28.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.