авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Реализация конституционных прав и свобод ребенка в российской федерации

-- [ Страница 2 ] --

3. Под реализацией конституционных прав и свобод ребенка предлагается понимать процесс практического использования ребенком социальных возможностей, предусмотренных конституционными нормами, и направленный на удовлетворение его законных интересов.

Специфика реализации конституционных прав и свобод ребенка заключается в том, что выбор средств и путей реализации реже осуществляется самим ребенком, чаще родителями или лицами, их заменяющими.

4. Механизм реализации конституционных прав и свобод ребенка предлагается рассматривать как совокупность взаимосвязанных, взаимовлияющих элементов, способствующих преобразованию формального закрепления конституционных прав и свобод ребенка в фактическое пользование ими. К числу таких элементов следует отнести:

– правовые нормы, закрепляющие конституционные права и свободы, развивающие и конкретизирующие их в отраслевом законодательстве, в федеральных нормативных правовых актах, актах субъектов Российской Федерации и актах органов местного самоуправления;

– правовое поведение самого ребенка с целью реализации конституционных прав и свобод;

– деятельность родителей ребенка (лиц, их заменяющих), направленную на реализацию и защиту прав и законных интересов ребенка;

– организационно-правовую деятельность органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, в компетенцию которых входит обеспечение конституционных прав и свобод ребенка;

– организационно-правовую деятельность институтов гражданского общества, содействующих реализации прав ребенка;

– гарантии осуществления конституционных норм по реализации прав ребенка.

5. Доказано, что среди элементов, составляющих непосредственное содержание механизма реализации конституционных прав и свобод ребенка, особое место занимает деятельность органов государственной власти и местного самоуправления, а также институтов гражданского общества, направленная на обеспечение реализации конституционных прав и свобод ребенка.

В настоящее время в России сложилась система должностных лиц, государственных органов и органов местного самоуправления, а также институтов гражданского общества, обеспечивающих реализацию конституционных прав и свобод ребенка. Предложена классификация субъектов, входящих в данную систему, по характеру компетенции:

1) должностные лица и органы общей компетенции (Президент РФ, Федеральное Собрание РФ, представительные (законодательные) органы субъектов РФ и местного самоуправления, Правительство РФ, исполнительные органы субъектов РФ и местного самоуправления, суды общей юрисдикции, прокуратура и др.);

2) специально на то уполномоченные должностные лица (Уполномоченный по правам человека РФ, Уполномоченный по правам ребенка при Президенте РФ, Уполномоченные по правам ребенка субъектов РФ) и органы (органы опеки и попечительства, органы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних и др.)

3) институты гражданского общества (Уполномоченные по правам ребенка в муниципальных образованиях, школьные Уполномоченные по правам ребенка, общественные организации и т.д.).

6. Обосновано, что для эффективной реализации конституционных прав и свобод ребенка необходимо выполнение следующих условий:

– необходима максимальная конкретизация обязанностей и ответственности государственных органов, а также органов местного самоуправления и их должностных лиц, выступающих гарантами использования ребенком своих прав и свобод;

– деятельность государственных органов и органов местного самоуправления должна основываться на четком разграничении полномочий между Федерацией, ее субъектами и муниципальными образованиями, в том числе в межбюджетных отношениях и компетенции федеральных, региональных и муниципальных структур управления в части финансирования расходов на детей;

– активное взаимодействие между органами государственной власти, органами местного самоуправления, институтами гражданского общества, обеспечивающих и способствующих реализации конституционных прав и свобод ребенка.

7. Обоснован вывод о важности разработки в доктрине конституционного права принципов реализации прав ребенка: принципа равенства прав детей; принципа неотъемлемости прав и свобод ребенка; принципа восприятия ребенка как активного участника процессов, затрагивающих его права и свободы; принципа наилучшего обеспечения интересов ребенка; принципа особой заботы, помощи, охраны и защиты ребенка.

8. Сформулированы конкретные предложения по совершенствованию законодательства, в частности норм Федерального закона Российской Федерации от 24 июля 1998 г. № 124-ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» по закреплению категориального аппарата, дополнению перечня принципов государственной политики в интересах детей и разработке основ реализации прав ребенка.

Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что ряд содержащихся в ней положений и выводов развивают общетеоретические и конституционно-правовые знания в области правового положения ребенка. Прежде всего, это касается понятия реализации конституционных прав и свобод ребенка, их нормативно-правовой регламентации, механизма реализации, системы принципов и гарантий.

Материалы исследования могут служить базой для дальнейших научных исследований в области конституционного права, способствовать эффективной выработке решений проблемы реализации конституционных прав и свобод ребенка в России.

Практическая значимость диссертации определяется содержащимися в работе выводами и предложениями, которые могут быть использованы в практической деятельности органов власти федерального, регионального и муниципального уровней, в компетенции которых находится регулирование вопросов в области обеспечения конституционных прав и свобод ребенка.

Материалы данной работы могут быть полезны при совершенствовании федерального и регионального законодательства, регулирующего обеспечение конституционных прав и свобод ребенка в России. В частности, выработанные научные рекомендации могут быть положены в основу дополнений и изменений Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации».

Содержащиеся в исследовании положения, выводы и рекомендации могут найти применение в преподавании курсов: «Теория государства и права», «Конституционное (государственное) право России», «Муниципальное право России», спецкурсов, в частности «Права человека. Права ребенка», а также при разработке учебно-методических материалов по данной проблематике.

Апробация результатов исследования. Результаты проведенного исследования и сформулированные на их основе выводы, предложения и рекомендации прошли обсуждение на кафедре государственно-правовых дисциплин НОУ ВПО «Волгоградский институт экономики, социологии и права».

Основные теоретические положения и практические выводы диссертации нашли отражение в статьях автора, изданных в Российской Федерации и в Украине, в докладах и сообщениях на научно-практических конференциях: международных научно-практических конференциях «Современные направления теоретических и прикладных исследований» в г. Одессе (2006 г., 2010 г.), «Перспективные инновации в науке, образовании, производстве и транспорте» в г. Одессе (2009 г.), «Социально-экономическое развитие России в условиях финансового кризиса» в г. Волгограде (2010 г.), общероссийских научно-практических конференциях «Молодежь и формирование гражданского общества в России» в г. Волгограде (2005 г., 2007 г., 2008 г.), межрегиональной научно-практической конференции «Права человека и проблемы безопасности общества и личности в современной России» в г. Волгограде (2008 г., 2009 г.), Всероссийской конференции по проблемам правового воспитания и просвещения детей в г. Волгограде (2011 г.).

Материалы диссертационного исследования используются при преподавании курсов: «Конституционное (государственное) право России», «Муниципальное право России», «Права человека», а также в практической работе Волгоградского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России» по правовому просвещению школьников.

Структура диссертации отражает логику исследования. Работа состоит из введения, трех глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографического списка.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, показывается степень ее научной разработанности, определяются цели и задачи, научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.

Глава первая «Исторические аспекты формирования конституционно-правовых основ реализации прав и свобод ребенка в России» включает в себя два параграфа.

В связи с тем, что к признанию прав и свобод несовершеннолетних российское государство продвигалось несколько столетий, первый параграф «Исторические условия становления основ правового регулирования прав и свобод ребенка в дореволюционной России» посвящен исследованию историко-правовых фактов, связанных с констатацией прав ребенка в национальном законодательстве.

Определено, что на протяжении рассматриваемого периода прослеживается процесс включения прав ребенка в нормативную основу власти и правоприменительную практику, и развития правозащитных институтов во власти и обществе – институализация прав ребенка.

Проведенное исследование позволяет представить отраслевую институализацию прав ребенка, то есть поэтапное оформление прав детей и их регламентацию в отраслевом законодательстве российского государства дореволюционного периода.

Автором сделан вывод, что в области семейного права длительное время, с момента становления Русского государства до складывания абсолютной монархии, отношения между родителями и детьми строились на строгом подчинении несовершеннолетних. Принуждение ребенка к повиновению осуществлялась отцом с помощью домашних наказаний. Родители распоряжались брачной судьбой своих детей. Имели право отдавать их в холопство. Практиковалось насильственное пострижение детей в монахи. Запрещалось узаконение незаконнорожденных детей.

В период оформления абсолютизма в России смягчается власть родителей над детьми: родители не вправе венчать своих детей или отдавать их в монастырь. Право родителей применять физические наказания в отношении несовершеннолетних подлежало ограничению, но так и не было отменено в дореволюционной России. Родители, как и прежде, могли использовать публично-правовые меры против непокорных детей. Помимо прав, родители обладали обязанностями по воспитанию ребенка, а также должны были предоставлять содержание несовершеннолетним детям в соответствии со своими возможностями. Между тем проблема бесправия незаконнорожденных детей стояла остро на протяжении всего исследуемого периода. Сохранялась дискриминация внебрачных детей. Родительская власть в отношении внебрачного ребенка принадлежала матери, но и отец, и мать обязаны были его содержать. Узаконение детей разрешалось в случае брака родителей.

Государство проявляло участие только к тем детям, которые по разным причинам, оказывались без попечения родителей: отдавало беспризорных детей, как частным лицам, так и церковным учреждениям, позволяя пользоваться бесплатным трудом своих воспитанников. Основными формами устройства осиротевших детей выступали – опека и усыновление.

Становление института опекунства над несовершеннолетними уходит своими корнями в глубь истории и всегда связано с заменой родительской власти. Вплоть до конца XVII в. опека существовала в неизменном виде. С XVIII в. наблюдается более детальное правовое регулирование этого института, конкретизируется круг возможных опекунов и контролируется их деятельность. Сословность накладывала свой отпечаток на содержание требований, касающихся воспитания. Появляется опека по назначению органами, обладающими властными полномочиями. В свою очередь государство берет под опеку незаконнорожденных детей. Власти, в силу объективных причин, вынуждены были уделять внимание проблеме детской беспризорности. Создавались различного рода детские учреждения, воспитательные дома, открывались светские приюты. С начала XIX в. в России вводится патронат и «городское воспитание».

В вопросах усыновления в дореволюционной России четко прослеживается принцип сословности. Усыновление допускалось только в отношении детей родственников, но специальных законов, регулирующих институт усыновления, не было. Усыновление дворянами каждый раз оформлялось индивидуальным актом императора. Крестьяне могли усыновлять путем приписки к своему семейству. Тщательной правовой регламентации усыновление подверглось только в XIX в. – начале XX в. Значительную роль сыграли два нормативных правовых акта: закон от 12 марта 1891 г., позволивший усыновлять незаконнорожденных детей и закон от 3 июня 1902 г., по которому усыновленные приобретали права родных детей, за исключением права наследовать родовое имущество, переходившее только к кровным родственникам.

В исследовании обращается внимание на то, что наследственное право является одним из наиболее древних правовых институтов, нашедшее закрепление еще в Русской Правде (Пространная редакция), правовые нормы которой регулировали имущественные отношения между родителями и законнорожденными детьми. В XV-XVI вв. расширяется круг наследников и правомочия наследодателя. Так, дочери постепенно допускаются к законному владению вотчин и имеют право при соблюдении определенных условий передавать поместья. До начала XVIII в. законодательство преимущественно регулировало право собственности на недвижимое имущество. Имущественные права детей реализовывались исходя из того, являлись ли они отделенными или неотделенными от своих родителей. Расширение завещательной свободы происходит в XIX в. В порядке наследования по закону призывались в первую очередь дети. Законодательство регулировало имущественные права, как сыновей, так и дочерей. Незаконнорожденные дети вообще устранялись от наследования.

Автор отмечает, вплоть до установления абсолютизма в России, обучение детей было прерогативой Русской православной церкви, устраивавшей «училища» с целью передачи православными христианами своих детей обучению грамоте, письму и церковному пению.

В эпоху абсолютизма образование детей приобрело светский и ярко выраженный сословный характер. Обучение происходило в государственных образовательных и специализированных учреждениях. Учебные заведения были разделены на четыре категории «соответственно обязанностям и пользам каждого сословия». За родителями оставалось право выбора формы обучения, вводилась дифференцированная оплата за учебу.

Исследование показало, что в исторический период времени – с возникновения Киевской Руси вплоть до второй половины XIX века, норм, регулирующих детский труд, не существовало. Положение 1845 года «О воспрещении фабрикантам назначать трудовые работы малолетним работникам младше 12 лет» стало началом регулирования труда подростков. Основным периодом формирования фабричного законодательства в России явился период с 80-х годов XIX в. и до начала XX в. Значительным событием указанного времени стало принятие ряда законов, позволивших начать охрану труда самых социально незащищенных слоев населения – детей.

Анализ отечественного уголовного законодательства позволяет сформулировать ряд выводов, касающихся закрепления ответственности малолетних и несовершеннолетних.

Памятники русского светского законодательства Киевской Руси (Русская Правда (Пространная редакция)), эпохи феодальной раздробленности (Псковская судная грамота) и периода становления единого русского государства (Судебники 1497 и 1550 гг.) напрямую не говорят о влиянии юного возраста на уголовную ответственность и не касаются прямо вопроса о несовершеннолетних преступниках. Однако в Псковской судной грамоте содержатся нормы, предусматривающее судебное представительство для подростков.

Первые указания об уголовной ответственности детей относятся к периоду сословно-представительной монархии и отражены в Соборном Уложении 1649 г.

В эпоху формирования абсолютизма в законодательстве Петра I нет определенных постановлений об ответственности несовершеннолетних, но в Артикулах Устава воинского малолетство рассматривается как смягчающее вину обстоятельство за воровство. В середине XVIII в. наметилась общая тенденция к системной гуманизации норм, устанавливающих уголовную ответственность несовершеннолетних, а также применяемых по отношению к ним мер наказания. В российском законодательстве XVIII в. были заложены основы профилактического воздействия на поведение несовершеннолетних.

Уголовное законодательство XIX в. характеризуется дифференцированным подходом при определении наказания несовершеннолетним. Середина XIX в. – начало становления системы исправления несовершеннолетних преступников.

В начале XX века прослеживается преемственность в уголовном праве таких концептуальных положений, как специальное регулирование уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних; смягчение и сокращение сроков наказания, а также использование мер воспитательного воздействия в отношении подростков.

Второй параграф «Развитие правового регулирования в области реализации прав и свобод ребенка в советский период» посвящен исследованию российского законодательства на предмет наличия норм, закрепляющих права детей, особенности их реализации и защиты в период с момента создания советского государства до 1990 года.

Проведенное исследование позволило выявить исторические предпосылки конституализации прав детей в России с учетом особенностей конституционного развития советского периода. Сделаны следующие выводы:

1. В 1917 году советской властью закладываются основы государственной политики в сфере детства. В первых советских декретах подчеркивается значимость, исключительность и приоритет интересов детей над интересами остальных категорий населения.

2. Эволюция закрепления прав детей в советском законодательстве связана, прежде всего, с отраслевой институализацией, и защита интересов ребенка осуществлялась по отраслевому признаку. При этом на всех этапах конституционного развития советского периода наблюдается конституализация прав ребенка – придание правам ребенка особого статуса, сопровождаемого приведением отраслевого законодательства, регулирующего вопросы в сфере детства, в соответствии с принимаемыми Конституциями страны. Детализация конституционных прав ребенка осуществлялась путем усовершенствования их правовой регламентации отраслевым национальным законодательством.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.