авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Конституционное право на защиту семьи в уголовном законодательстве россии

-- [ Страница 2 ] --

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования характеризуется выводами, разработанными автором предложениями и рекомендациями, которые могут быть использованы для дальнейшего совершенствования законодательства в сфере конституционной защиты семьи, материнства и детства; а также в законотворческой деятельности для целей совершенствования уголовного законодательства и при разработке проектов законодательных актов о защите прав и законных интересов несовершеннолетних; в научных исследованиях, а также для использования в практике правоприменителей.

Апробация результатов исследования. Основные теоретические положения и выводы, а также практические рекомендации по теме диссертации представлены в научных публикациях автора и изложены в ходе участия в научных конференциях:

  • на научной конференции аспирантов и соискателей «Судебная защита прав граждан и юридических лиц». (Москва, 20 мая 2002 года);
  • на научной конференции молодых ученых, аспирантов и соискателей «Реализация законов – важнейшая проблема», (Москва, 24 мая 2004 года);
  • на научной конференции аспирантов, соискателей и молодых научных сотрудников «Публичные и частные интересы в российском законодательстве», (Москва, 23 мая 2005 года);
  • на второй Международной школе-практикуме молодых ученых и специалистов по юриспруденции «Влияние международного права на национальное законодательство», (Москва, 24-26 мая 2007 года).

Основные положения диссертации опубликованы в 6 научных статьях.

Структура диссертационного исследования. Поставленные цель и задачи исследования предопределили ее структуру. Диссертация состоит из введения, трех глав, объединяющих восемь параграфов, заключения и библиографического списка.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИОННОЙ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор и актуальность темы диссертационного исследования, раскрывается степень научной разработанности темы, а также теоретическая основа исследования. Определяется объект диссертационного исследования, его предмет, цели и задачи. Раскрываются методологическая, нормативная основа, научная новизна, теоретическое и практическое значение исследования, апробация результатов исследования. Формулируются положения и выводы, выносимые на защиту.

Глава 1. Конституционные основы семьи, материнства и детства включает два параграфа: 1. Понятие и содержание конституционного права на защиту семьи, материнства и детства. 2. Конституционное право на защиту семьи, материнства и детства в государствах Европы и странах СНГ.

В первом параграфе анализируется понятие семьи, различные точки зрения ученых по определению понятия «семья»; дается анализ международно-правовых документов, затрагивающих вопросы защиты семьи, материнства и детства; проводится анализ правовых категорий «охрана семьи» и «защита семьи», определяется их понятие и содержание.

В настоящее время, действующее российское законодательство не содержит правового определения семьи. В юридической литературе по вопросу о его необходимости существуют два противоположных подхода, которые достаточно подробно рассмотрены в диссертации.

В связи с этим, правильным было бы внесение в Семейный кодекс статьи, где будет раскрыто определение семьи. Проанализировав понятия семьи, выработанные социологами, психологами, юристами, предлагаем следующее определение данного понятия. Семью можно определить как круг лиц, связанных правами и обязанностями, вытекающими из брака, родства, усыновления или иной формы устройства детей на воспитание, где супруги обязаны материально и морально поддерживать друг друга, связаны общностью быта, взаимопомощью и взаимной поддержкой, родители имеют право и несут ответственность за воспитание, развитие и содержание своих детей, а трудоспособные совершеннолетние дети обязаны содержать своих нетрудоспособных нуждающихся в помощи родителей, заботиться о них.

Во втором параграфе приводится классификация статей Конституций государств Европы и стран СНГ о защите семьи, материнства и детства, а также в соответствии с ней проводится сравнительный анализ указанных статей.

Нормы международного права о приоритетной защите интересов семьи со стороны общества и государства нашли достаточно полное отражение в конституционном законодательстве большинства развитых стран Европы. Изучение конституций стран Европы показывает, что в них содержатся нормы о защите семьи, материнства и детства с неодинаковым объемом, полнотой и сферой применения. В связи с этим важное значение имеет классификация статей Конституций о защите семьи, материнства и детства, однако такой классификации в специальной литературе внимание не уделяется. Поэтому в диссертации сделана попытка разработки понятия такой классификации.

На наш взгляд, критерием классификации статей Конституций государств Европы и стран СНГ о защите семьи, материнства и детства может выступать ценность защиты семьи, материнства и детства, приоритеты ее защиты. В соответствии с указанным критерием, предлагаем следующую классификацию статей Конституций.

К первой группе, на наш взгляд, относятся статьи Конституций государств Европы и стран СНГ о защите семьи, материнства и детства, в которых наиболее полно и детально разработаны положения о защите семьи, материнства и детства.

Ко второй группе, на наш взгляд, относятся статьи Конституций государств Европы и стран СНГ о защите семьи, материнства и детства, в которых говорится о защите семьи, материнства и детства, но недостаточно полно и детально.

К третьей группе относятся статьи Конституций государств Европы и стран СНГ о защите семьи, материнства и детства, в которых говорится о защите семьи, материнства и детства лишь общими тезисами, то есть фрагментарно, либо вообще отсутствуют статьи о защите семьи, материнства и детства.

Законодательство большинства зарубежных стран в области защиты семьи, материнства и детства, в отличие от российского, более последовательно и комплексно подходит к защите интересов семьи. Несмотря на прогрессивный характер, российское конституционное законодательство нуждается в дальнейшем совершенствовании в целях создания необходимых условий для более полной, всесторонней защиты семьи. На наш взгляд, представляется целесообразным внести дополнения в статью 38 Конституции РФ, указав, что семья, материнство и отцовство находятся под защитой государства, а детям и молодежи гарантируется особая защита, введя тем самым отцовство в категорию защищаемых понятий, что является необходимым и важным с точки зрения уравновешивания прав мужчин и женщин. В противном случае отсутствие указания на это свидетельствует о дискриминации прав мужчин, что следует признать недопустимым.

Женщине до и после беременности также должна гарантироваться особая забота со стороны государства, о чем необходимо указать в статье 38 Конституции РФ. Также было бы оправданным расширить статью 38 за счет положения о равенстве детей в своих правах независимо от происхождения, а также от того, рождены они в браке или вне его. Считаем важным закрепление в статье 38 положения об особой заботе государства семей, находящихся в трудном материальном и социальном положении, особенно многодетных и неполных, а также детей-инвалидов и детей, оставшихся без родительского попечения.

Глава 2. Правовое регулирование конституционного права и меры защиты семьи, материнства и детства включает два параграфа: 1. Конституционное право на защиту семьи, материнства и детства в российском законодательстве. 2. Деятельность Уполномоченного по правам ребенка, как мера защиты семьи, материнства и детства.

В первом параграфе проводится анализ конституционных норм, касающихся защиты семьи, материнства и детства, как на федеральном, так и на уровне некоторых субъектов РФ, а именно города Москвы и Московской области.

В настоящее время в отдельных районах Московской области существуют программы, которые разработаны на основе Концепции семейной политики Московской области на 2001-2003 годы,1 рекомендующие главам муниципальных образований, руководителям органов социальной защиты населения муниципальных образований Московской области разработать программы (концепции, планы) по реализации семейной политики на территориях муниципальных образований. Изучив и проанализировав вышеуказанные целевые программы, мы пришли к выводу, что целесообразно было бы распространить данный опыт разработки подобных целевых программ на другие регионы страны, так как указанные региональные программы, на наш взгляд, будут иметь весьма положительное влияние и помогут субъектам Федерации в решении вопросов защиты семьи, материнства и детства.

Изучив и проанализировав законы субъектов РФ, касающиеся государственной молодежной политики, автор делает вывод о реальном движении вперед в решении проблем молодежи путем принятия законов субъектов Российской Федерации, регулирующих реализацию региональной государственной молодежной политики. Очевидно, следует говорить об отсутствии федерального закона о государственной молодежной политики. Следовательно, целесообразным было бы разработать данный закон, который мог бы явиться правовой основой формирования и реализации государственной молодежной политики в Российской Федерации и определять цели, принципы и приоритеты государственной молодежной политики.

Во втором параграфе анализируются обращения граждан к Уполномоченному по правам ребенка в городе Москве по вопросам защиты семьи, материнства и детства.

Представляется необходимым введение института Уполномоченного по правам ребенка. Об этом свидетельствует введение подобного института в ряде регионов в порядке эксперимента. Автор считает, что правильным было бы принять федеральный закон «Об уполномоченном по правам ребенка в Российской Федерации», использовав при этом накопленный опыт законов субъектов РФ. При этом следует также внести норму об Уполномоченном по правам ребенка в федеральный конституционный закон «Об Уполномоченном по правам человека». Учитывая высокую общественную значимость данного института, предлагаем также ввести в Конституцию РФ норму об уполномоченном по правам ребенка в качестве отдельной статьи во вторую главу Конституции о правах и свободах человека и гражданина с указанием в той же статье на Уполномоченного по правам человека.

Наиболее оправданным, на наш взгляд, является четкое законодательное разделение деятельности Уполномоченного по правам ребенка от Уполномоченного по правам человека, так как у них абсолютно разная специфика их деятельности, характер обращений к ним, а также объекты защиты. Весьма важным является распространение Уполномоченных по правам ребенка повсеместно, а точнее их присутствие во всех субъектах РФ без исключения на уровне администраций субъекта федерации и органов местного самоуправления, наряду с федеральным Уполномоченным по правам ребенка.

Глава 3 посвящена охране семьи в уголовном законодательстве России. Она состоит из четырех параграфов: 1 Понятие, общая характеристика и классификация преступлений против семьи и несовершеннолетних. 2 Уголовно-правовая ответственность за подмену ребенка. 3 Ответственность за преступления, посягающие на порядок усыновления (удочерения). 4 Ответственность за преступления против семьи, совершенные путем неисполнения своих обязанностей.

В первом параграфе дается общая уголовно-правовая характеристика с учетом всех изменений и дополнений уголовного закона, а также классификация преступлений против семьи и несовершеннолетних.

В опреде­лении видового объекта данных преступлений в литературе не сложилось единого мнения. Проанализировав все имеющиеся точки зрения по этому вопросу, полагаем, что общим признаком всех преступлений, включенных в главу 20 УК РФ, является видовой объект, а именно общественные отношения, обес­печивающие нормальное физическое и нравственное развитие несовершеннолетних, а также правильное, отвечающее потребностям личности и обще­ства функционирование семьи.

В литературе имеется достаточно много высказываний о классификации норм, содержащихся в главе 20 УК. По мнению автора, наиболее приемлемым является разграничение преступлений, входящих в главу 20 УК по групповому объекту на следующие группы: преступления против интересов несовершеннолетних (ст. 150-151 УК РФ), и преступления против интересов семьи (ст. 153-157 УК РФ). В представленной диссертации исследованию и анализу подвергаются только преступления против интересов семьи.

Во втором параграфе подвергается правовому анализу состав подмены ребенка (ст. 153 УК РФ).

Спорным моментом в науке является вопрос о возрасте ребенка при подмене. В медицинской практике новорожденным считается ребенок до достижения им одного месяца.2 В связи с этим, автор полагает, что подмена возможна только в отношении новорожденного ребенка, индивидуальные признаки которого еще не совсем осознаются его родителями, и поэтому считаем необходимым указать в диспозиции статьи, что подмена может быть совершена лишь в отношении новорожденного ребенка. Также следует отметить, что, так как возникают проблемы при определении возраста новорожденного ребенка, возможно, имеет смысл в УК РФ дать определение новорожденного и указать это в примечании к статье 106 УК. Под новорожденным предлагаем признавать ребенка до достижения им одного месяца.

Включение в диспозицию ст. 153 УК признака корыстных или иных низменных побуждений не является оправданным. Считаем целесообразным корыстный мотив виновных лиц из обязательных признаков состава исключить и перевести его в квалифицирующий. По примеру конструкции других уголовно-правовых норм корыстный мотив может быть выделен отдельно, а другие могут быть обобщены и включены в часть 1 указанной статьи.

Автор предлагает в санкции статьи 153 УК увеличить не только размер штрафа, но и срок лишения свободы. Следует отметить, что если ранее данное преступление в соответствии со ст. 15 УК РФ относилось к категории преступлений средней тяжести, то с учетом вышеуказанных дополнений деяние перейдет в категорию тяжких преступлений, что на наш взгляд, является вполне обоснованным.

Предлагаем следующую редакцию данной статьи:

1. Подмена новорожденного ребенка, -

наказывается лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев.

2. То же деяние, совершенное из корыстных побуждений, -

наказывается от двух до семи лет лишения свободы со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двадцати месяцев.

В третьем параграфе анализируется состав о незаконном усыновлении (удочерении) (ст. 154 УК РФ).

Наиболее приемлемой формой воспитания детей, оставшихся без попечения родителей, при невозможности их возврата в кровную семью, является усыновление. Ежегодно, например, в Москве усыновляется около 1000 детей, из них почти 60% - посторонними гражданами, в том числе и иностранными.3

Заслуживает внимания вопрос о неоднократности, как одно из оснований привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 154 УК РФ. Разовое совершение незаконных действий при устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, при отсутствии корыстных побуждений не образует преступления. Автор считает необходимым исключить признак неоднократности из диспозиции ст. 154 УК РФ, что позволит привлекать к ответственно­сти лиц, виновных даже в единичном нарушении правил усыновления, что по нашему мнению будет способствовать наиболее эффективной защите прав интересов семьи и несовершеннолетних.

Автор предлагает ввести в ст. 154 УК РФ квалифицированный вид преступления, т.е. часть 2, где следует указать на совершение тех же действий, что и в 1 части, только совершенных должностным лицом с использованием своего служебного положения, а также необходимо ввести в статью 154 УК РФ особо квалифицированный состав и предусмотреть в нем ответственность за совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

Следует также дополнить санкцию наказанием в виде лишения свободы, предусмотрев в ч. 1 ст. 154 срок – до двух лет, в части 2 – до трех лет, а в части 3 – до пяти лет лишения свободы, а также увеличить срок ареста и исправительных работ.

Предлагаем следующую редакцию ст.154 УК РФ:

1. Незаконные действия по усыновлению (удочерению) детей, передаче их под опеку (попечительство), а также на воспитание в приемные семьи, совершенные из корыстных побуждений, -

наказываются штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до трех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

2. Те же деяния, совершенные должностным лицом с использованием своего служебного положения, -

наказывается штрафом в размере до шестидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти месяцев, либо исправительными работами на срок до полутора лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

3. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, -

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до семи месяцев, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Также в этом параграфе анализируется состав о разглашении тайны усыновления (удочерения) (ст. 155 УК РФ).

По мнению автора, диспозиция статьи 155 УК РФ нуждается в совершенствовании. Ответственность за разглашение тайны усыновления наступает лишь в случае, когда это происходит помимо воли усыновителя, следовательно, усыновитель может нарушить тайну усыновления, что не всегда является положительным для ребенка. Поддерживая предложения других авторов по этому вопросу, предлагаем в диспозиции указанной статьи предусмотреть ответственность усыновителя в случаях, когда разглашение тайны усыновления (удочерения) противоречит интересам ребенка.

Кроме того, после смерти усыновителя мож­но разглашать тайну усыновления, даже если против этого возражают близкие родственники ребенка или лица, которые осуществляют о нем заботу, так как за подобные действия не предусмотрено никакой ответственности. С учетом мнения других авторов для устранения данного пробела статьи 155 УК РФ, считаем необходимым в диспозиции статьи указать также и на эти существенные признаки деяния. В случае, когда близких родственников у ребенка нет, на наш взгляд, необходимо истребовать решение по этому вопросу органов опеки и попечительства.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.