авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Добросовестность участников договорных отношений и проблемы защиты их субъективных гражданских прав

-- [ Страница 4 ] --

Одним из способов защиты субъективных гражданских прав по сделкам, создающим правовую неопределенность, является подтверждение действительности оспоримой сделки. Сама по себе оспоримая сделка является действительной и порождает соответствующие ей права и обязанности участников сделки. Вместе с тем оспоримые сделки обладают серьезными дефектами в своем содержании, оформлении, заключении, субъектном составе и др., которые могут обусловить возможность предъявления иска о признании таких сделок недействительными. Естественно, что в таких случаях участники гражданского оборота испытывают сомнения в стабильности отношений.

После подтверждения судом действительности оспоримой сделки, ее дальнейшее оспаривание представляется невозможным. Тем самым суд разрешит правовую неопределенность, подтвердит действительность данной сделки и защитит право лица.

При решении вопроса о конвалидации сделок может возникнуть проблема их оздоровления при наличии нескольких пороков в сделке, дающих основания признания их как ничтожными, так и оспоримыми. Примерами такого сочетания порочащих факторов может быть, например, совершение сделки несовершеннолетним в возрасте от 14 до 18 лет, не соответствующей закону или иным правовым актам (ст.ст. 168, 175 ГК РФ); совершение сделки недееспособным гражданином под влиянием заблуждения в отношении качества предмета сделки (ст.ст. 171, 179 ГК РФ); совершение сделки несовершеннолетним лицом, не достигшим возраста 14 лет под влиянием обмана (ст.ст. 172, 179 ГК РФ).

На наш взгляд, оздоровление сделки должно носить комплексный характер и вместе с конвалидацией ничтожной сделки должна быть оздоровлена оспоримая сделка и, наоборот, при рассмотрении требования о подтверждении действительности оспоримой сделки, суд по своей инициативе должен рассмотреть вопрос о возможности конвалидации ничтожной сделки. Только при данных условиях можно будет обеспечить стабильность гражданского оборота, устранить правовую неопределенность и должным образом защитить субъективные гражданские права.

Глава четвертая «Способы защиты субъективных гражданских прав участников договорных отношений в случае их добросовестного оспаривания» состоит из двух параграфов.

Первый параграф «Признание субъективного гражданского права» посвящен исследованию признания субъективного права лица в случае, когда на данное право добросовестно претендует другая сторона договора.

В отличие от непризнания права, где правовая неопределенность возникает по поводу принадлежности субъективного гражданского права конкретному лицу, при оспаривании разрешается правовая неопределенность о принадлежности права кому-либо из участников спора. Оспаривающая сторона должна быть при этом добросовестной, то есть предполагать, что оспариваемое право принадлежит именно ей. Если оспаривающая сторона знала или могла знать о том, что право в действительности принадлежит другой стороне договора, такое оспаривание следует квалифицировать как недобросовестное, что будет представлять собой нарушение права.

О правовой неопределенности в отношении принадлежности права собственности может свидетельствовать, в частности, следующая ситуация. Ст. 458 ГК РФ определяет момент надлежащего исполнения обязанности по передаче товара. Однако реальная передача товара покупателю может не состояться. В этом случае закон, защищая интересы продавца, перекладывает риск случайной гибели или повреждения товара на просрочившую сторону — покупателя, не считая, однако, последнего собственником товара. Из смысла ст.ст. 458, 224 ГК РФ вытекает, что если в подобной ситуации продавец предъявит требование о признании за ним права собственности, данное требование подлежит удовлетворению, так как фактически товар не был передан и не поступил во владение приобретателя. Правовая неопределенность в вопросе о принадлежности права собственности продавцу или покупателю в данном случае обусловлена несовершенством действующего законодательства.

Такая же проблема может возникнуть и в отношениях по перевозке грузов. По общему правилу, с момента передачи груза к перевозке право собственности на него переходит к грузополучателю. Однако в таком случае на наш взгляд, в литературе нет надлежащего теоретического обоснования предусмотренной законодательством переадресовки груза. Если право собственности перешло к грузополучателю, а у грузоотправителя прекратилось, то отпадают основания для осуществления переадресовки груза. Однако действующим законодательством, несмотря на отмеченное обстоятельство, переадресовка грузов допускается. В диссертации указанная проблема анализируется с позиции плюралистической модели права собственности. На основании учения о разделенной собственности грузоотправителя можно охарактеризовать как верховного собственника, обладающего правом распоряжаться товаром, после передачи его перевозчику; то есть осуществить переадресовку, что не допускает возможности оспаривания права собственности со стороны грузополучателя.

Во втором параграфе четвертой главы «Привлечение контрагента к участию в деле» отмечается, что при оспаривании субъективного гражданского права участник договорного отношения в целях защиты может привлечь к участию в деле своего контрагента. Данный способ защиты не нашел отражения в ст. 12 ГК РФ, однако получил свое развитие в ряде норм ГК РФ, регулирующих особенности защиты субъективных прав в отдельных гражданско-правовых договорах. В соответствии со ст. ст. 460-462 ГК РФ на продавца возлагается обязанность передать покупателю товар, свободный от любых прав третьих лиц (п.1 ст. 460 ГК РФ).

В п. 2 ст. 460 ГК РФ добросовестность продавца не конструируется как безусловная, право покупателя на защиту своих прав обусловлено тем, было ли продавцу известно о притязаниях третьих лиц до момента передачи товара. Если будет установлено, что к моменту передачи товара продавец не обладал соответствующей информацией, он считается добросовестным, и покупателю следует отказать в удовлетворении требования о защите права. Исходя из смысла п. 2 ст. 460 ГК РФ можно сделать вывод, что здесь действует презумпция добросовестности продавца. Поэтому в случае спора не продавец должен доказывать неизвестность притязаний третьих лиц, а покупатель обязан опровергнуть презумпцию добросовестности продавца, доказав, что последнему было известно об этих притязаниях.

Если впоследствии притязания третьих лиц будут признаны правомерными, а имущество будет истребовано от покупателя, последний вправе привлечь к ответственности продавца по правилам ст. 461 ГК РФ, в соответствии с которой продавец обязан возместить покупателю убытки, если не докажет, что покупатель знал или должен был знать о наличии оснований для изъятия товара.

В данном случае уже покупатель предполагается добросовестным и опровергнуть презумпцию его добросовестности должен продавец. Для этого ему необходимо доказать, что покупатель знал о соответствующих основаниях или должен был знать. Последнее обстоятельство — должен был знать - говорит о том, что покупатель сам должен проявить разумную заботливость и, насколько это возможно, установить наличие оснований для изъятия товара.

В случае возникновения спора, предметом которого являются притязания третьего лица, покупатель обязан привлечь продавца к участию в деле, а продавец обязан вступить в это дело на стороне покупателя (п. 1 ст. 462 ГК РФ).

Для того чтобы защитить права покупателя, продавец должен быть уведомлен о предъявленном требовании третьего лица. Обязанность покупателя в отношении продавца должна носить уведомительный характер, т.е. покупатель обязан лишь поставить последнего в известность о предъявлении к нему иска третьим лицом.

Если покупатель не уведомит продавца, то продавец вправе требовать освобождения от ответственности только в том случае, когда докажет, что, приняв участие в данном деле, ему удалось бы предотвратить изъятие проданного товара у покупателя. Если продавец не докажет, что своим участием в деле он мог бы предотвратить изъятие товара, он несет ответственность перед покупателем.

В диссертации обоснован вывод, что во всех гражданско-правовых договорах о передаче имущества, как в собственность, так и во владение следует предусмотреть норму, устанавливающую необходимость участия в деле стороны, передавшей имущество.

Пятая глава «Восстановительно-некомпенсационные способы защиты субъективных гражданских прав добросовестных участников договорных отношений в случае их нарушения» включает пять параграфов.

В первом параграфе «Присуждение к исполнению обязанности в натуре» отмечается, что согласно действующему законодательству одной из основных обязанностей продавца по договору купли-продажи является его обязанность передать товар покупателю (ст. 456 ГК РФ). Если по каким-то причинам продавец отказывается передать проданный товар покупателю, последний вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи (п. 1 ст. 463 ГК РФ).

Складывается ситуация, когда согласно ст. 12 ГК РФ покупатель, казалось бы, вправе требовать присуждения к исполнению обязательства в натуре. Однако ст. 463 ГК РФ, являясь специальной нормой, существенным образом корректирует данное положение. В результате право требовать присуждения к исполнению обязательства в натуре сохраняется у покупателя лишь тогда, когда предметом договора является индивидуально-определенная вещь. Что касается вещей, обладающих родовыми признаками, то, по общему правилу, покупатель таким правом не располагает.

Императивный характер п.1 ст. 463 ГК РФ, по сути, лишает стороны возможности решить вопрос об исполнении в натуре в самом договоре. Представляется целесообразным предоставить продавцу и покупателю право самим определиться в части исполнения обязательства в натуре, вследствие чего необходимо дополнить ст. 463 ГК РФ указанием на то, что в договоре стороны могут установить обязанность продавца по исполнению обязательства в натуре.

В работе анализируются особенности применения присуждения к исполнению обязанности в натуре в альтернативных и факультативных обязательствах.

Реализация принципа реального исполнения обязательства способствует добросовестному отношению участников договорных отношений к своим обязанностям, к укреплению договорной дисциплины и, как следствие, стабильности гражданского оборота.

Во втором параграфе «Восстановление положения, существовавшего до нарушения права» отмечается, что восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может быть осуществлено различными действиями, например, путем предъявления требования о возврате имущества, приобретенного или сбереженного другим лицом за счет кредитора без достаточных к тому оснований (ст. 1102 ГК РФ).

В связи с введением в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права в целях усиления нравственных начал гражданско-правового регулирования необходимо «перевернуть» правила п. 2 ст. 1102 ГК РФ в отношении обогатившегося лица. Правила главы 60 ГК РФ должны применяться только к случаям добросовестного неосновательного обогащения, когда обогатившееся лицо не знало и не могло знать о неосновательности приобретения или сбережения имущества.

Недобросовестное неосновательное обогащение, когда приобретатель знал или должен был знать, что неосновательно приобретает или сберегает имущество, должно квалифицироваться как причинение вреда. Защита субъективного права потерпевшей стороны должна в этом случае осуществляться на основе норм, регулирующих обязательства из причинения вреда, в том числе тогда, когда стороны были связаны договором (например, повторная оплата уже ранее оплаченных товаров и др.).

В диссертации обосновывается вывод, что при удовлетворении требования о возврате имущества в качестве неосновательного обогащения суду следует учитывать также добросовестность потерпевшего.

В третьем параграфе «Пресечение действий, нарушающих субъективные гражданские права» пятой главы дается анализ такого способа защиты субъективных гражданских прав, как пресечение действий, нарушающих субъективные права участников договорных отношений.

На наш взгляд, представляет интерес осуществление данного способа защиты в рамках самозащиты. Пресечение действий, нарушающих субъективное гражданское право, может осуществляться различными способами самозащиты: приобретение товаров непосредственно лицом, чье право нарушено, с отнесением необходимых расходов на счет нарушителя (п. 1 ст. 520 ГК РФ); выполнение работ, устранение недостатков лицом, чье право нарушено, своими силами и средствами за счет нарушителя (ст. ст. 397, 503, 616, 693, 723 ГК РФ). Далее к мерам по пресечению нарушения права следует отнести право стороны договора приостановить исполнение обязательства (п. 2 ст. 328, п. 5 ст. 486, п. 1 ст. 719 ГК РФ); право арендатора произвести капитальный ремонт арендуемого имущества (ч. 3 п. 1 ст. 616 ГК РФ).

В диссертации обосновывается положение, что удержание имущества должника кредитором представляет собой способ самозащиты права кредитора на вознаграждение. Удержание направлено на пресечение нарушения права кредитора и, тем самым, на восстановление его субъективного права.

Указанные меры способствуют пресечению действий, нарушающих субъективные права участников договорных отношений, и направлены на восстановление нарушенных прав путем совершения управомоченными лицами самостоятельных действий.

В четвертом параграфе «Прекращение или изменение договора» рассматриваются проблемы прекращения, а также изменения гражданско-правового договора.

При заключении договора его участники достигли соглашения (единства) по конкретным условиям. Однако если стороны заключили договор на согласованных условиях, то изменять данные условия следует также по взаимной воле обеих сторон.

В противном случае могут быть неоправданно ограничены права другой стороны договора. Одностороннее изменение условий обязательства ставит другую сторону в неблагоприятное положение. Такая ситуация способствует недобросовестным действиям кредитора по изменению условий договора к своей выгоде, влекущим для другой стороны дополнительные имущественные обременения, не предусмотренные договором.

Требование стороны об одностороннем изменении условий договора можно считать добросовестным только в том случае, когда изменение договора не влечет для другой стороны дополнительных имущественных обременений (расходов) по сравнению с теми, которые сторона должна была нести в пределах надлежащего исполнения обязательства.

В ином случае требование об одностороннем изменении условий договора будет являться гражданско-правовой санкцией, применяемой к стороне без ее согласия, минуя судебную процедуру. Данное поведение необходимо признать недобросовестным и в таком случае в удовлетворении требования об изменении условий договора следует отказать.

В пятом параграфе «Перевод участником прав и обязанностей на себя в связи с нарушением преимущественного права» указывается, что последствием нарушения преимущественного права лица, по общему правилу, является перевод на участника, чье право нарушено, прав и обязанностей по договору.

В то же время, в отдельных случаях преимущественное право участника не обеспечивается данным механизмом защиты. Так, в соответствии со ст. 684 ГК РФ по истечении срока договора найма жилого помещения наниматель имеет преимущественное право на заключение договора найма жилого помещения на новый срок. Если наймодатель отказался от продления договора в связи с решением не сдавать помещение внаем, но в течение года со дня истечения срока договора с нанимателем заключил договор найма жилого помещения с другим лицом, наниматель вправе требовать признания такого договора недействительным и (или) возмещения убытков, причиненных отказом заключить договор с ним. В данном случае наниматель вправе требовать не перевода на себя прав и обязанностей по договору, а признания его недействительным.

По нашему мнению, представляется целесообразным предусмотреть в действующем гражданском законодательстве единое последствие нарушения преимущественного права участника: перевод на себя прав и обязанностей по договору. Таким образом, необходимо в ч. 4 ст. 684 ГК РФ заменить положение о том, что «наниматель вправе требовать признания такого договора недействительным», на правило, согласно которому наниматель вправе потребовать в суде перевода на себя прав и обязанностей по заключенному договору.

Шестая глава «Восстановительно-компенсационные способы защиты субъективных гражданских прав добросовестных участников договорных отношений в случае их нарушения» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Возмещение убытков» отмечается, что с введением принципа добросовестности в гражданское законодательство, Концепция предусматривает новое основание освобождения должника от возмещения убытков. Согласно пп. б п. 5.2. Концепции «должник, нарушивший договор, не должен возмещать ущерб, который он не предвидел или не должен был разумно предвидеть при заключении договора, как вероятное последствие его нарушения».

В приведенном выше положении имеется в виду добросовестность должника, поскольку при заключении договора, он с позиции средней опытности не предвидел или не должен был предвидеть вероятных последствий нарушения договора.

Добросовестность должника является самостоятельным основанием освобождения его от ответственности за нарушение договора вне зависимости от ее вида: виновная или безвиновная. При определении добросовестности или недобросовестности должника суду необходимо применительно к конкретной ситуации сформулировать правовую оценку предвидения, разумности и вероятности. Когда должником является гражданин — это может быть один уровень такой оценки. Если должником будет юридическое лицо — это обусловит более строгий подход к правовой оценке соответствующих обстоятельств, поскольку в данном случае должником является специалист своей сделки, и потому он обязан более адекватно оценивать деловые качества своих партнеров, состояние экономики, возможности экономических кризисов и др. - словом, все обстоятельства, которые должнику следовало бы принять во внимание в связи с оценкой вероятности нарушения договора и наступления возможных последствий.

В литературе отмечается необходимость предоставить суду возможность определять размер убытков по своему усмотрению, когда сам факт причинения убытков доказан, но нет возможности установить их точную сумму.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.