авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

ZAshigalkin@mail.ru международно-правовое регулирование электронной коммерции

-- [ Страница 4 ] --

Допустим и такой механизм приспособления международных договоров к специфике электронной коммерции, при котором помимо подготовки единого международного договора, изменения вносятся в каждый из актов, в которых применены понятия «документ», «письменная форма», «подпись». Ссылки на особую сложность таких процедур не отменяют необходимости их выполнения. Необходимость параллельного внесения поправок в тексты значительного числа международных договоров потребует решения целого ряда сложных юридико-технических проблем. Прежде всего, трансформация указанных договоров должна быть согласована во времени. Ситуация, при которой одни договоры будут уже адаптированы к электронному документообороту, а другие – нет, приведет в ряде случаев к невозможности их совместного использования. Вместе с тем, согласование во времени пересмотра такого количества конвенций крайне затруднительно. Следует быть готовым к тому, что ряд государств не откликнется на предложения о внесении изменений, поскольку интерес к урегулированию электронной коммерции проявляют преимущественно развитые страны. Непросто будет добиться и согласия относительно характера изменений, ибо на сегодняшний день наметились отличающиеся подходы к регламентации электронного документооборота. К тому же, если изменения будут вноситься отдельно в каждый договор, велика вероятность, что они окажутся не согласованы между собой, либо будут противоречить друг другу.

Регламентация электронной коммерции возможна также путем принятия двух или нескольких конвенций, подготовленных единым координирующим центром. При таком варианте в отдельные документы выносятся вопросы регламентации электронного документооборота, цифровой подписи и порядка совершения электронных сделок. Наиболее удачным, с точки зрения автора, является механизм регламентации электронной коммерции, при котором за разработкой единой конвенции, направленной на урегулирование общих проблем, была бы осуществлена подготовка дополнительных протоколов, регламентирующих отдельные сферы использования электронной связи в трансграничной коммерческой деятельности. В тексте конвенции следовало бы изложить основные принципы регламентации и правила регулирования общих институтов. За основу может быть взят проект Конвенции о заключении электронных контрактов, подготовленный ЮНСИТРАЛ. В дополнительных протоколах может быть урегулирован электронный обмен данными в отдельных сферах коммерческой активности (торговля, перевозки, расчеты, реклама, интеллектуальная собственность и т.п.). В протоколах могут быть изложены и иные принципиальные вопросы, по которым сложно согласовать позицию государств (определение юрисдикции и применимого права в электронной коммерции, стандартизация электронной экономической деятельности и проч.). Государства, признавая для себя обязательным текст конвенции, могли бы присоединяться только к тем дополнительным протоколам, которые явились бы для них приемлемыми.

При выработке конвенционного механизма регламентации электронной коммерции едва ли можно обойтись без специальной координации проводимой работы. Таким координирующим центром, как представляется, могла бы стать ЮНСИТРАЛ. Во-первых, в соответствии с мандатом ООН данный орган в целях унификации права международной торговли уполномочен координировать сотрудничество международных организаций и государств. Во-вторых, ЮНСИТРАЛ обладает необходимым опытом разработки документов, организационными и интеллектуальными ресурсами.

Во втором параграфе рассмотрены правовые проблемы внеконвенционного регулирования электронной коммерции. Международные соглашения не позволяют реализовать исчерпывающую регламентацию электронной коммерции из-за длительных сроков, необходимых для согласования текста и вступления договора в силу; компромиссного характера и избирательного регулирования многих вопросов; необходимости периодического изменения и дополнения договоров и т.д. Вообще, в рамках конвенционного регулирования сложно обеспечить детальную регламентацию торгово-экономической деятельности. Многие вопросы, требующие регулирования в электронной коммерции, носят технический характер, а технико-юридические нормы (чаще включаемые в технические регламенты и стандарты), нечасто излагаются в международных конвенциях. Таким образом, следует говорить о комплексной регламентации электронной коммерции, включающей в себя конвенционный и внеконвенционный методы.

Отражением реально складывающихся на практике отношений в международной и национальных правовых системах в отсутствие приемлемого конвенционного регулирования выступают обычно-правовые нормы. Мнение о том, что сфера действия обычных норм сужается за счет писаного права, по всей видимости, является заблуждением, ибо обычай является более мобильной формой отражения формирующегося права. Использование обычая осложняется в силу недостатков, присущих ему, как форме существования права, однако в настоящее время правовой вакуум активно заполняется в значительной мере правилами, формируемыми в практике электронных коммуникаций.

Действенным инструментом внеконвенционной регламентации электронной коммерции являются акты международных организаций (как нормоустановительные решения, обязательные для их участников, так и документы рекомендательного характера). Процесс выработки документов обязательного характера идет непросто: обширная система подобных актов создана только на субрегиональном уровне – в ЕС. Документы, разработанные универсальными межгосударственными организациями, затрагивают лишь отдельные специальные вопросы коммерческой деятельности с использованием ИКТ, да к тому же, обычно имеют рекомендательный характер. Таким образом, система регламентации электронной коммерции с помощью актов международных организаций на универсальном уровне только начинает складываться.

Большое значение для развития электронной коммерции имеют субправовые документы, разработкой которых занимается значительное число международных организаций, прежде всего негосударственных, что является следствием нарождающегося саморегулирования в сети Интернет в 90-е гг. «Сетевое сообщество», пытаясь сформировать правила работы в сети, не могло не затронуть коммерческую деятельность с использованием электронных технологий.3 Однако наибольших успехов в регламентации электронной экономической деятельности добилась Международная торговая палата (МТП).

Постепенно на основе международно-правовых норм разрабатывается национальное законодательство в сфере электронной коммерции. Согласование национального законодательства успешно осуществляется с помощью модельного нормотворчества (Модельный закон ЮНСИТРАЛ об электронной коммерции 1996 г., Модельный закон ЮНСИТРАЛ об электронных подписях 2001 г., Модельный закон СНГ об электронно-цифровой подписи 2000 г.).

Несмотря на активное участие международных организаций в выработке субправовых документов, результаты их деятельности нельзя назвать удовлетворительными. Конкуренция приводит к несоответствиям между документами, а также серьезным разногласиям по вопросам регламентации электронной коммерции (в частности, между ЮНСИТРАЛ, ЕЭК ООН, МТП, ЕС). При разработке документов, упорядочивающих электронную коммерцию, не всегда принимаются во внимание ранее принятые акты, регулирующие коммерческую деятельность, многие из которых могут быть использованы для ее регламентации (Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА, Европейские принципы контрактного права). При корректировке документов применительно к нуждам электронной связи не всегда соблюдается единый подход, что грозит созданием нескольких правовых режимов электронных технологий.

В работе рассмотрены различные виды субправовых документов. Большую популярность получили словари терминов, в которых излагается толкование понятий, применяемых в электронной коммерции. Доказали свою эффективность своды унифицированных правил, содержанием которых являются общие условия совершения электронных контрактов (порядок заключения сделки, режим документооборота, порядок хранения документов и стандарты, ответственность сторон и третьих лиц). Разновидностью этих актов являются типовые условия – документы, предназначенные для регламентации отдельных операций в электронной форме (например, Типовые условия по совершению электронных сделок МТП 2004 г.). Получили распространение типовые контракты (соглашения) об электронном документообороте, содержащие нормы, рекомендуемые к включению в контракт, заключаемый с помощью электронных сообщений.

Четвертая глава «Регламентация электронной коммерческой деятельности» посвящена регламентации использования электронных сообщений при совершении электронных контрактов, осуществлении расчетов, рассмотрению споров между участниками коммерческого оборота.

В первом параграфе рассмотрены вопросы заключения и исполнения электронных контрактов. Многие документы, регламентирующие контрактные отношения, вполне применимы и к электронным контрактам, тем более что ими обычно не предъявляются жесткие требования к форме. Однако специфику электронной коммерции данные акты не учитывают. Поэтому в этой области требуется специальное регулирование, попытки которого уже имеют место: в 2001 г. ЮНСИТРАЛ был представлен проект Конвенции о международных контрактах, заключенных или подтвержденных с помощью сообщений данных (далее - проект Конвенции об электронном заключении контрактов).

Без разрешения вопроса о форме электронных сделок едва ли возможно упорядочение электронных контрактов в целом. Электронные сообщения представляют собой особую форму представления информации. Однако документы в электронной форме, с точки зрения автора, полностью отвечают требованиям, предъявляемым к письменным документам, если обеспечивается их аутентификация, т.е. возможность достоверно установить лицо, направившее сообщение, и определить целостность текста при передаче. В таком случае электронные сообщения целесообразно рассматривать как письменные документы, а электронные контракты приравнивать по правовым последствиям к сделкам в простой письменной форме.

В работе анализируются возможность использования электронных сообщений для различных видов контрактов (контракты с участием потребителей, сделки с объектами интеллектуальной собственности, недвижимым имуществом и ценными бумагами, контракты, заключаемые или утверждаемые публичными органами, сделки в области семейного или наследственного права). Указанные виды сделок также могут совершаться с использованием электронных сообщений, что позволит обеспечить стабильность трансграничного коммерческого оборота и создать основы унифицированного международно-правового режима электронных контрактов. В то же время, для указанных видов электронных сделок, по всей видимости, потребуется специальная регламентация.

Одним из наиболее актуальных вопросов регламентации электронных контрактов является определение местонахождения сторон электронных сделок. Наиболее обоснованным критерием в связи с этим представляется ссылка на коммерческое предприятие. Для электронных сделок необходимо принимать во внимание местонахождение оборудования (сервера), на котором размещен сайт, используемый для совершения сделки. Фактическое место расположения указанного оборудования может рассматриваться в качестве местонахождения предприятия, если предприниматель имеет сервер в собственном владении (на праве собственности, ином вещном или обязательственном праве, в том числе в аренде). Такой подход предлагается, в частности, Типовой конвенцией ОЭСР о налогообложении доходов и капитала. В то же время, место расположения сервера вряд ли может использоваться для определения местонахождения предприятия, если лицо, осуществляющее коммерческие операции через сайт, расположенный на сервере, не является его владельцем. Для определения местонахождения предприятия следует разграничивать место осуществления предприятием основных и вспомогательных функций: выполнение вспомогательных функций с помощью сервера не создает места нахождения предприятия. Однако если коммерческая деятельность осуществляется исключительно через коммуникационные системы («виртуальные предприятия»), тогда место расположения оборудования должно быть принято во внимание. Косвенным критерием может служить и указание на доменное имя веб-сайта или адрес электронной почты контрагента. Облегчить решение вопроса могло бы установление в международных документах обязанности сторон при совершении электронных сделок раскрывать информацию о местонахождении своего предприятия.

Одной из проблем электронного совершения сделок является порядок заключения контрактов. В работе уточняется правовой статус информации с предложением товаров и услуг, размещаемой в открытых коммуникационных системах и доступной неограниченному кругу лиц. Указанные сообщения, если они размещены на сайте или даже направлены другим лицам посредством электронных средств и содержат все элементы коммерческого предложения, необходимо рассматривать как предложения делать оферты. Тогда сообщение покупателя следует толковать как оферту, а ответ продавца о принятии заказа – как акцепт. При этом информация, направленная продавцом, не должна быть направлена конкретным лицам, и в ней не должно быть указано, что она является офертой. Данное положение получило отражение в международных актах (ст. 11 Директивы ЕС об электронной коммерции 2000/31/ЕС). Аналогичным образом следует рассматривать сообщение, подготовленное с помощью автоматизированных прикладных средств, предназначенных для немедленного заключения контрактов через Интернет.

Одной из проблем электронных контрактов является вопрос о времени и месте заключения электронных сделок, который определяется вступлением акцепта в силу. Автором предлагается использовать в связи с этим критерий получения, реализованный в Конвенции ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г. (ст. 24). Согласно данной позиции, оферта или акцепт вступают в силу в момент, когда они получены адресатом в месте его нахождения. Электронные сообщения должны считаться полученными адресатом в момент, когда они достигли его информационной системы. При этом в соглашение, регламентирующее электронные сделки, следует включить требование об обязательности использования сторонами таких форматов (стандартов сообщений), которые позволяют адресату извлечь и обработать сообщение.

Важным вопросом электронной коммерции является регламентация использования автоматизированных компьютерных систем при заключении контрактов. Международные документы не препятствуют использованию указанных средств, однако при этом возникает вопрос о характере правовой связи между автоматизированной информационной системой и запрограммировавшим ее лицом. С точки зрения автора, автоматизированные системы на сегодняшний день не обладают собственной правосубъектностью и могут совершать юридически значимые действия только от имени лиц, запрограммировавших систему, независимо от наличия надзора за конкретной операцией. Эти лица должны нести ответственность за нарушения прав третьих лиц при использовании указанных систем.

Ряд проблем, вызванных спецификой электронных контрактов, возникает при согласовании сторонами условий сделки, прежде всего, в связи с включением в контракт условий, доступных через гипертекстовую ссылку. Данный вопрос получил отражение в Модельном законе 1996 г.: в него включена норма (ст. 5 бис), согласно которой положения контракта не могут быть признаны недействительными лишь на том основании, что они включены туда путем ссылки. С точки зрения автора, оснований для отказа от применения гипертекстовых ссылок нет, если уведомление о ссылке заметно и недвусмысленно направляет контрагента к тексту, а содержание условий доступно другой стороне.

Второй параграф главы посвящен вопросам осуществления расчетов с использованием электронных сообщений, в том числе при совершении электронных сделок. По мере расширения коммерческой деятельности в коммуникационных сетях проблема регулирования платежей выходит на первый план, а формирование новых эффективных систем расчетов становится одной из главных задач электронной коммерции.

В исследовании анализируется возможность приспособления традиционных форм расчетов к электронному документообороту. На основе рассмотрения документов, регулирующих банковские переводы в международной торговле (Директива ЕС о трансграничных кредитовых переводах 1997 г., Модельный закон ЮНСИТРАЛ о международных кредитовых переводах 1992 г.), сформулирован вывод, что в международном праве нет ограничений для использования электронных сообщений.

Анализ документов, регламентирующих использование аккредитивов (Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов 1993 г., Конвенция ООН о независимых гарантиях и резервных аккредитивах 1995 г.) и инкассо (Унифицированных правил по инкассо 1995 г.), позволяет придти к выводу, что в них отсутствуют препятствия для создания указанных документов в электронной форме. При этом в международных актах содержатся нормы, специально предназначенные для регламентации электронных аккредитивов. Однако применение данных форм расчетов требует представления значительного числа транспортных, страховых, коммерческих, финансовых документов, которые едва ли могут быть переданы в электронной форме, т.к. требования к их оформлению регламентированы иными международными актами или национальным правом. Тем самым создаются только предпосылки для электронного документооборота в данной области: необходимо принятие актов, устанавливающих возможность подготовки документов, прилагаемых к аккредитивам и инкассо, в электронной форме, формирование организационных структур, обеспечивающих осуществление электронного документооборота в данной области и т.п. Международные договоры, регламентирующие использование векселей и чеков (Женевские вексельные конвенции 1930 г., Женевские чековые конвенции 1931 г.) предусматривают подготовку указанных ценных бумаг только в письменной форме на бумажном носителе. Конвенцией ООН о международных переводных векселях и международных простых векселях 1988 г. допускается использование электронной формы векселя, однако данный договор до сих пор не вступил в силу, к тому же, необходимо учитывать ограниченную сферу действия соглашения, предназначенного для регламентации только международных векселей.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.