авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Разработка методологии и технологии создания лечебных текстильных и гидрогелевых аппликаций для направленной местной доставки лекарств при лучевой терапии онкол

-- [ Страница 6 ] --

Из представленных данных следует, что для достижения радиосенсибилизирующей дозы МЗ в опухоли его концентрация в гидрогелевой композиции при внутриректальной экспозиции 5 часов должна быть 9 масс%. Созданный гидрогелевый материал (торговое название «Колегель» с метронидазолом) прошел успешные медико-биологические, токсикологические и технические испытания. Исходя из полученных данных, в РОНЦ им. Н.Н.Блохина РАМН была создана программа лечения больных раком прямой кишки с включением в схему предоперационного облуче­ния разработанного нами полимерного материала с метронидазолом, вводимо­го ректально. Использование гидрогелевого материала с метронидазолом в программе полирадиомодификации доказало свою эффективность. Так, при применении в комбинированном лечении гидрогеля с МЗ в качестве радиомодификатора при лучевой терапии достоверно удалось повысить показатель пятилетней безрецидивной выживаемости до 92,2% по сравнению с группой больных, получающих только термолучевую терапию – 67,4%.

С целью усиления противоопухолевого эффекта и повышения эффективности лучевой терапии в работе сделана попытка подвести оба радиомодификатора МЗ и 5-ФУ вместе, направленно, непосредственно к очагу поражения с помощью текстильной салфетки или непосредственно гидрогелевой композиции (загустки), наносимой на ТМ по технологии печати. После доставки препарата к опухолям, находящимся в полостях (гинекология, прямая кишка и т.д.) с помощью гидрогелевой композиции и экспликации в течении 3-5 часов (время связано с медицинскими показаниями) следует облучение больного в соответствии с программой лучевой терапии. Предполагалось повысить эффективность применения этих препаратов за счет разнонаправленности их действия как модификаторов: 5-ФУ действует на изменение клеточного цикла, а МЗ – как ЭАС.

Спектрофотометрически нами была изучена возможность взаимодействия этих препаратов в смеси и подтверждено отсутствие взаимодействия, т.е. свойства (подлинность) лекарств при таком применении остаются без изменений.

Исходя из результатов, полученных при проведении исследований совместно с медиками РОНЦ им. Блохина РАМН, была разработана программа трехкомпонентной полирадиомодификации (патент РФ № 2008120585 от 26.05.2008 г. «Способ лечения рака прямой кишки»; Заявка на получение патента на изобретение «Способ лечения рака прямой кишки» № 2010105640 от 18.02.2010 г.) с внутриректальным направленным подведением к опухоли «Колегеля» с 5-фторурацилом и «Колегеля» с метронидазолом.

Раздел 2.5. главы 2 посвящен разработке технологии и на ее основе ассортимента лечебных аппликационных текстильных материалов с ЛП – фотосенсибилизаторами для фотодинамической терапии (ФДТ) – одного из направлений лучевой терапии. По согласованию с медицинскими соисполнителями в качестве фотосенсибилизаторов (ФС) рассматривали отечественные препараты метиленовый синий (краситель), фотосенс и аласенс. Принцип действия этих препаратов заключается в образовании под действием лазерного излучения (600 – 800 нм) синглетного кислорода и радикалов, которые (при нахождении этих ЛП в опухолевой ткани) разрушающе действуют на опухоль. Из указанных препаратов наиболее интересным, современным, является аласенс (5-аминолевулиновая кислота), который приобретает свою активность непосредственно в очаге поражения (опухоли), т.к. за счет ферментов претерпевает ряд превращений, приводящих к образованию его активного метаболита Протопорфирина IX, выделяющего при облучении синглетный кислород и активные радикалы. В отличии от красителя метиленового синего и фотосенса для аласенса (за счет его неактивной формы) не характерна фототоксичность, связанная с накоплением препаратов в кожных покровах и последующей фотосенсибилизацией под действием дневного света, снижающей качество жизни больных.

Методология создания лечебных аппликаций для ФДТ соответствовала описанной ранее. В качестве основной технологической операции для нанесения ЛП на ТМ была выбрана текстильная печать. Из текстильных материалов рассматривались нетканые льновискозное и хлопковискозное полотна и трикотажное ПФ-2.

На первом этапе необходимо было установить, не снижает ли использование технологии печати и иммобилизации ЛП на ТМ с помощью альгината натрия фотоактивности ЛП. Для этого ЛП метиленовый синий, нанесенный вместе с полимером альгинатом натрия на текстильный материал по технологии печати, экстрагировали из водной среды с ТМ и помещали в лунки плоскодонного микропланшета с культурой раковых клеток Нер2 (клетки эпидермоидной карциномы гортаноглотки человека Нер2). Параллельно в сравнительных опытах использовалась субстанция (в форме порошка) метиленового синего. Из данных, представленных в табл. 4, видно, что при концентрациях ЛП метиленового синего 5 мкг/мл и выше количество погибших раковых клеток при ФДТ (облучении лазером, =664 нм) увеличилось на 30-35%, по сравнению с необлученными. Количество погибших клеток, т.е. эффективность препарата, существенно зависит от концентрации ЛП. Полученные результаты, позволяют заключить, что метиленовый синий, экстрагированный с текстильного материала, и субстанция метиленового синего обладают сравнимой цитостатической и фотоиндуцированной специфической активностью относительно клеток в культуре, то есть иммобилизация метиленового синего на текстильном материале с помощью полимеров-загустителей в использованных условиях не изменяет (не снижает) его действия

Таблица 4.

Влияние субстанции ЛП - красителя метиленового синего и его иммобилизованной на ТМ формы на рост культуры клеток Нер2 после облучения светом и без светового воздействия

Концентрация метиленового синего, мкг/мл Гибель клеток, %
Субстанция метиленового синего (порошок) МС, экстрагированный из ТМ
При облучении светом =664 нм Без облучения При облучении светом =664 нм Без облучения
10,0 99 65 100 67
5,0 82 62 79 65
2,5 62 61 64 59
1,2 55 57 47 51
0,6 33 20 37 20

Влияние текстильного материала на массоперенос ЛП фотосенс изучали в модель неповрежденной кожи – многослойную коллагеновую мембрану. Из рис. 12 следует, что если в начальные моменты времени скорость и глубина массопереноса фотосенса в коллагеновую мембрану из всех полимерных матриц (текстильных, гидрогелевой) примерно одинаковы, то после 45 мин. эксперимента наблюдается более глубокое проникновение ЛП в слои мембраны из гидрогелевой композиции. Это соответствует закономерностям, полученным нами в данной работе при исследовании других ЛП.

 Массоперенос ЛП Фотосенс из-10

Рис. 12. Массоперенос ЛП Фотосенс из различных текстильных и гидрогелевой аппликации в многослойную коллагеновую мембрану в зависимости от времени экспозиции, СЛП=const

Такая же закономерность получена при изучении массопереноса ЛП аласенса, однако в этом случае изучался массоперенос препарата из текстильного и гидрогелевого (альгинатного) материалов непосредственно в кожу добровольца методом флуоресценции (рис.13). Использование этого метода для оценки массопереноса аласенса через кожу пациента-добровольца связано с тем, что, как указано выше, препарат проявляет фотоактивность только под воздействием ферментов организма, переходя в соответствующее количество Протопорфирина IX (PP IX), способного образовывать при облучении синглетный кислород и радикалы. Поэтому традиционными спектрофотометрическими методами изучить кинетику накопления аласенса невозможно.

 Массоперенос ЛП аласенса из-11

Рис. 13. Массоперенос ЛП аласенса из гидрогелевого и текстильного материала

в кожу пациентов-добровольцев

Массоперенос аласенса из текстильной аппликации изучали методом флуоресценции в модели биоткани, в качестве которой использовали 10%-ный раствор липовеноза (жировая эмульсия на основе соевого масла, хорошо моделирующая биологическую ткань), соответствующий оптическим свойствам кожи, и кожу предплечья пациента-добровольца (in vivo), на которую накладывали аппликацию с ЛП.

Рис. 14. Влияние состава композиции, наносимой на текстильный материал,

на кинетику накопления Протопорфирина IX в биоткани (неповрежденная кожа внутренней стороны предплечья добровольца), облучение при = 532 нм

Оценка спектров флюоресценции неинвазивным спектрофотометрическим методом в течение различного времени экспликации доказала факт направленной десорбции препарата из салфетки и накопления в коже и позволила по значениям интенсивности флюоресценции, соответствующей кинетике накопления PP IX (по калибровочной кривой), оценить влияние загустителя и ТМ на полноту и скорость накопления аласенса. Из рис. 14 следует, что через 4-6 часов после наложения салфетки на кожу достигается концентрация ЛП, необходимая для проведения ФДТ (по данным врачей), через 8 часов кривая накопления PP IX выходит на равновесие. Равновесные значения сохраняются еще в течение 3 часов. Эти результаты важны для разработки методики лечения и определения времени, в течение которого больной (важно, что его даже можно переводить со стационарного на диспансерное лечение) может получать ФДТ. Представляют интерес данные по влиянию полимера-загустителя на массоперенос ЛП в кожу добровольца. На примере ЛП аласенса показано, что интенсивность флуоресценции, а значит, и концентрация препарата в коже, при использовании смеси полимеров – загустителей в соотношении альгинат натрия: сукцинат хитозана – 70:30 выше, чем при использовании только альгината (рис.14). Это соответствует выводам из ранее проведенных с другими ЛП экспериментов.

Клинические испытания позволили сделать вывод, что ни у одного из пациентов, подвергнувшихся ФДТ с подведенными с помощью салфеток аласенсом и фотосенсом, не проявлялась фототоксичность, не выявлялись ни системные, ни тяжелые локальные побочные эффекты, что подтвердило целесообразность и эффективность применения лечебных текстильных салфеток с лекарственными препаратами – сенсибилизаторами в фотодинамической терапии.

В разделе 2.6. главы 2 представлены результаты работы, направленной на создание лечебных материалов на текстильной и биополимерной основе для профилактики и лечения лучевых поражений. Лучевые поражения здоровых тканей, попадающих в зону облучения при лучевой терапии онкологических больных, являются частым сопутствующим заболеванием. Оно не только снижает качество жизни больных и требует специального медикаментозного лечения, но в ряде случаев при наличии симптомов этого заболевания приходится полностью прекращать лучевую терапию, несмотря на то, что пациент не получил нужную для лечения дозу. Это отрицательно сказывается на результатах лечения и прогнозе к выздоровлению. Поэтому разработка лечебных материалов для предотвращения и лечения лучевых (и постлучевых, возникающих в течение 6 месяцев после облучения) поражений и способов доставки, содержащихся в них лекарств непосредственно к очагам поражения, очень актуальны, причем важна направленная (например, в полости) местная (при лечении опухолей, например, молочной железы) доставка лекарств, учитывая локальность лучевого повреждения, высокую медикаментозную насыщенность и ослабленность иммунитета этого контингента больных. Согласно литературным данным и клиническому опыту, лучевые поражения (в т.ч. ожоги) возникают в результате свободнорадикальных процессов в организме, поэтому для их лечения рекомендовано применение препаратов с антиоксидантными свойствами. Кроме того, необходима регенерация тканей и, в ряде случаев, использование анальгетиков для снижения болей. На основании совместной работы с медицинскими консультантами для разработки материала с радиопротекторными свойствами выбор пал на три отечественных препарата, обладающих антиоксидантной активностью (деринат – дезоксирибонуклеат натрия, продукт, получаемый из молок осетровых рыб; мексидол – 3-окси-6-метил-2-этилпиридина сукцинат; прополис – природный антиоксидант) и лидокаин, обладающий анальгезирующим действием. Используя для создания лечебных материалов технологию печати, мы предполагали, что для регенерации тканей будет использован загуститель печатной композиции альгинат натрия (о его лечебных свойствах нами говорилось выше). Разработанные материалы должны обладать радиопротекторными свойствами (за счет антиоксидантов) и регенерирующими (за счет лечебных свойств альгината). Текстильная матрица (стерильная) должна закрывать поврежденную поверхность, не прилипать к ней (за счет антиадгезионных свойств биополимера альгината натрия), к тому же альгинат, используемый в виде гидрогеля, закрывая повреждения в полостях, будет проникать в ткани, выравнивая их сложную структуру. Для того чтобы оценить антиоксидантную активность выбранных препаратов во внешней среде и скорость их массопереноса из текстильной и полимерной матрицы, необходимо было охарактеризовать свойства внешней среды с точки зрения наличия в ней свободных радикалов (другие свойства в данном эксперименте не анализировались).

Анализ литературных данных, а также результатов экспериментов в лаборатории окисления органических соединений ИХФ РАН2

по хемилюминесцентным измерениям количественного изменения эндогенных антиоксидантов в плазме крови пациентов (25 чел.), рассматриваемых как отклик на различную дозу медикаментозного воздействия, позволил нам оценить сумму свободных радикалов ((RO°2)) во внешней среде - «ране». Так, в норме среднестатистическое содержание эндогенных антиоксидантов составляет (RO°2)N =18,6х10-6 моль/мл плазмы крови. При патологии это значение уменьшается на два-три порядка. Если принять, что при патологии эндогенные антиоксиданты полностью расходуются на подавление спонтанного выброса радикалов в раневой экссудат, то при этом возникает квазистационарная концентрация патогенных радикалов в ране порядка (10-6 10-9 моль/л). По порядку эта величина как оценочное значение соответствует литературным данным.

В качестве модельной реакции, имитирующей «рану» с точки зрения радикального процесса, была выбрана хемилюминесцентная модель (ХЛ-модель) низкотемпературного инициированного окисления кумола при Т=37°С. В этом случае стационарная концентрация перекисных радикалов обеспечивается стандартным инициатором - - азо-бис-изобутиронитрилом (АИБН). При этом генерация радикалов в реакции соответствует генерации патогенных радикалов в «ране» как ответ на повреждение. В качестве растворителя использовали ацетонитрил и хлорбензол в соотношении 1:1. Ацетонитрил как бы выполнял роль раневого экссудата и способствовал набуханию биополимера на образце текстильного материала и массопереносу ЛП в объем ХЛ-модели из текстильной аппликации. Массоперенос ЛП из ТМ регулировался скоростью набухания материала и биополимера-альгината натрия, как и во всех описанных ранее ситуациях, градиентом концентрации ЛП - внешняя среда, растворимостью ЛП и скоростью его «уноса» во внешнюю среду (кровь, лимфу), что способствовало сдвигу концентрационного равновесия ЛП между внешней средой (раной) и салфеткой и десорбции ЛП во внешнюю среду.

Взаимодействие кумолперекисных радикалов с мексидолом и их расходование приводит к дополнительной десорбции ЛП из салфетки в объем модельной реакции помимо описанного действия ЛП в «ране». Это обстоятельство качественно отличает ХЛ-модель от других, где не принималась во внимание кинетика расходования ЛП в «ране» по радикальному механизму, а учитывались только в возможной степени свойства среды и унос ЛП и альгината из раны лимфой и кровью. В данном эксперименте мы осознанно пренебрегли влиянием на процесс массопереноса таких свойств, как реальный состав внешней среды, в том числе белковый, его вязкость и др. Еще раз следует подчеркнуть, что объектом нашего изучения являлось только изменение антиоксидантных свойств системы при введении в рану текстильной салфетки, содержащей мексидол.

Приготовленные образцы текстильных салфеток с нанесенным по технологии печати ЛП мексидолом размера (0,5х0,5) см2 помещались в термостатируемую ячейку барботажного типа с реакционной смесью (кумол 50%, растворитель ацетонитрил (ACN) 25% и хлорбензол (ХБ) 25%, АИБН - инициатор, обеспечивающий скорость инициирования (Wi) при 37° С, Wi = 1x10-1 Мс-1). Таким образом, была составлена модельная ХЛ - реакция, имитирующая «рану» с точки зрения радикального процесса. Затем по мере непрерывного выдерживания текстильных образцов при строго фиксированной температуре Т=37°, С = const проводилось количественное измерение остаточного содержания мексидола в образцах с интервалом выдержки 0,5 ч. Одновременно по одной и той же кинетической кривой рассчитывалась эффективная константа скорости взаимодействия мексидола с кумолперекисными радикалами (К7), характеризующая антирадикальную активность препарата. Значения константы К7 для всех рассматриваемых препаратов были измерены предварительно для определения устойчивости лечебного действия мексидола в процессе всего эксперимента (табл. 5). Различия в значениях К7 прополиса связаны с отличиями в партиях этого природного вещества.

Таблица 5.

Значения антирадикальной (антиоксидантной) активности лекарственных препаратов методом хемилюминисценции на модельной реакции инициированного окисления кумола (50%), инициатор – АИБН

№ п/п Лекарственный препарат К7·10-4, (Мс)-1
1. Мексидол 2,8
2. Дезоксирибонуклеат натрия 1,3 – 1,5
3. Прополис 0,9 – 1,4


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.