авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Массовые библиотеки россии в контексте партийно-государственной библиотечной политики(середина 1920х гг. – май 1941 г.)

-- [ Страница 3 ] --

На основе архивных документов обнаружено, что одновременно увеличивались идеологические требования к библиотекарям, регулярными становились различные "экспертизы" и "аттестации" кадров в библиотеках. Часть вопросов к библиотекарям в ходе подобных аттестаций носила явную партийно-идеологическую окраску. Проходили чистки библиотекарей "контрреволюционного" происхождения. Они могли быть сняты с руководящей библиотечной работы, а например, утаившие в анкетах об участии в "белом" движении в годы гражданской войны и т.п. вообще могли быть уволены из библиотек. Однако размаха и повсеместности в чистках кадров тех лет не наблюдалось. В целом ряде библиотек "экспертизы" и "аттестации" проводились формально и не имели серьезных оргпоследствий для "политически неблагонадежных" лиц.

В диссертации сделан вывод, что увеличивавшаяся сеть массовых библиотек требовала значительного роста числа квалифицированных библиотекарей, добиться которого в рассматриваемый период не удалось. Этому препятствовали недостаточная оплата труда работников библиотек, отсутствие самостоятельного библиотечного вуза и сети профильных учебных заведений, корпуса преподавателей – библиотечных специалистов, учебников, учебных пособий, программ и т.п. литературы.

В третьей главе "Массовое библиотечное обслуживание населения" исследуются ведущие направления работы библиотек с читательскими массами в 1925–1929 гг. в контексте государственной библиотечной политики. Показано, что приоритетной оставалась политико-идеологическая деятельность, которая определялась очередными директивами партийной и Советской власти, политическими кампаниями, которые проводились в стране. Библиотеки пропагандировали произведения Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, Троцкого (до 2ой половины десятилетия) и т.д., решения Советской власти, документы партийных съездов и конференций, доклады и речи видных деятелей партии и правительства, идеологическую, революционно-историческую литературу. Отмечались в разных формах библиотечной работы (выставки, обзоры, громкие чтения и т.д.) крупные события и памятные даты.

Из политико-идеологических мероприятий в диссертации особо выделены общероссийские кампании с активным участием массовых библиотек. Типичными их особенностями были повсеместность и "ударный" подход, в кампаниях участвовали практически все партийно-советские и культурно–образовательные учреждения региона. В ходе мероприятий неизменно пропагандировалась соответствующая литература классиков марксизма-ленинизма, документы партии и правительства "на злобу дня" и т.д.

Изучена общегосударственная кампания "шефской помощи селу", "смычки города с деревней", "культурного шефства". В середине двадцатых годов многие городские предприятия, заводы и фабрики были благодаря НЭПу восстановлены и заметно укрепились. Теперь у них появились реальные возможности материально помогать селу. В городских предприятиях и учреждениях проводился добровольный сбор средств на культурные нужды крестьянства, устраивались субботники, рабочие отрабатывали сверхурочные часы, чтобы увеличить фонд культурной помощи деревне. Городские клубы и театры пополняли средства шефских организаций за счет платных спектаклей и вечеров. Показано, что благодаря шефской помощи в деревне возникали новые библиотеки и избы-читальни, народные дома и т.д. Для них на средства рабочих и служащих выписывались газеты и журналы, покупались книги, открывались новые библиотеки. Уже в 1925 г. в шефскую работу было втянуто около полутора миллионов человек. Только Ленинград, Москва, Тула, РостовнаДону и Ярославль шефствовали над 515 волостями, 8 районами и 389 отдельными селами. Культурное шефство, во многом инициированное и поддержанное политикой властей, способствовало определенному подъему массовых сельских библиотек.

Выявлена и другая характерная для своего времени политическая кампания: всероссийская "Неделя обороны страны", впервые проведенная в библиотеках 1017 июля 1927 г., а затем ставшая регулярной. В ходе ее прославлялись герои Красной Армии, служба в вооруженных силах, население знакомилось со средствами гражданской обороны и т.д. Библиотеки пропагандировали политику развития тяжелой промышленности как основы обороноспособности государства, подчеркивалась важность для Советского Союза, "окруженного империалистами всех мастей", укрепления экономической и военной мощи, которая невозможна без повышения образовательного уровня населения.

Показано участие библиотек во всесоюзной кампании, посвященной 10летию Октябрьской революции. В руководящих документах "навстречу праздничной дате" указывалось, что библиотеки должны пропагандировать литературу о революции, организовывать выставки и распространять списки литературы "Что читать по Октябрю", устраивать литературные вечера, громкие читки, лекции и воспоминания участников событий 1917го года, выявляя последних среди своих читателей, оформлять и вывешивать в библиотеках красочные плакаты, лозунги, стенгазеты "навстречу Октябрю".

Обосновывается, что эти и другие политико-идеологические мероприятия, проанализированные в диссертации, являлись одной из технологий, активизировавших человеческие ресурсы страны. В ходе их проведения была доказана эффективность и полезность массовых библиотек, их весомая социальная роль.

Исследована культурно-просветительная и образовательная деятельность массовых библиотек, их участие в ликвидации безграмотности. Часто проявлялся так называемый рецидив неграмотности, когда наскоро обученные читать люди, без регулярного обращения к печатному слову, быстро забывали навыки чтения. Складывалось катастрофическое положение, особенно на селе. В 1923 г. было создано добровольное Общество "Долой неграмотность" (ОДН), в обязательном порядке взаимодействовавшее с библиотеками. Последние организовывали в школах ликбеза передвижки, книгоношество, проводили громкие чтения, беседы о книгах, экскурсии в лучшие библиотеки, развивали культуру чтения и т.д. Благодаря государственной поддержке, материальным средствам, выделенным на работу по ликбезу, количество неграмотных в стране сократилось с 68 % в 1920 г. до 49 % в 1926 г., т.е. впервые в известной нам отечественной истории более половины населения были обучены чтению. В 1928 г. число грамотных составило 58,4%.

Однако в диссертации отмечен и подчас формальный подход библиотек к работе, "борьба за процент". Местные власти, стремясь продемонстрировать Центру свои достижения, применяли принудительные методы ликбеза. Подобные действия с середины двадцатых годов стали официально осуждаться центральным руководством.

Выявлена заметная роль библиотек в развитии образования и самообразования, которая поддерживалась государственной политикой. Уже к концу 1920х гг. учащихся в школах насчитывалось в два раза больше, чем до революции. В 1925 г. число студентов в стране возросло до 167 тыс. человек. Это на 55 тыс. больше, чем было в России в 1914 г. Деятельность учебных заведений всех уровней была невозможна без участия библиотек.

Подчеркнуто, что поддержка самообразования и образования шла в русле приоритета принципа партийности и направлялась политической и народно-хозяйственной целесообразностью. Таким образом, одни области знания были открыты, а другие, признанные идеологически вредными или нежелательными, оставались вне рамок доступности для народных масс. Экономико-хозяйственная целесообразность заключалась, кратко говоря, в нацеленности образовательной работы на решение задач материально-технического укрепления режима. Но это укрепление объективно способствовало развитию культуры и библиотечного дела Советской России.

Показано еще одно важнейшее направление политики по библиотечному обслуживанию населения: содействие индустриализации и коллективизации в стране. Власти все более осознавали необходимость поддержки и использования библиотек как учреждений, способствующих росту экономического потенциала страны. Массовые мероприятия библиотек "в помощь производству" получили повсеместное распространение. При их проведении широко использовалось громкое чтение рабочих газет, эффективными были консультации и лекции, проводимые в библиотеках инженерами и техниками, конкурсы на лучшего читателя технической литературы и т.д. Кампания производственного просвещения реализовывалась в практических достижениях.

Отмечена большая роль библиотек в подъеме сельского хозяйства, повсеместной популяризации достижений аграрных наук, в распространении передовой сельскохозяйственной литературы, проведении массовых мероприятий по пропаганде агрокультурных знаний. Требовалось наладить обслуживание библиотечной книгой буквально каждого коллективного хозяйства, каждого совхоза. Для колхозных библиотек выпускались рекомендательные списки литературы, изучались читательские интересы сельских тружеников. Активно функционировали библиотеки-передвижки, книгоношество. Проводилось целевое издание комплектов популярных сельскохозяйственных книг и брошюр, поступавших в библиотечные фонды. Библиотеки пропагандировали газеты и журналы с передовым сельскохозяйственным опытом, устраивали их громкие читки для неграмотных и малограмотных крестьян, а для более подготовленных – лекции приглашенных специалистов.

В целом, исследованный опыт массового библиотечного обслуживания во второй половине двадцатых годов показывает, что даже в сложных материальных обстоятельствах государство может реализовывать общероссийскую программу по подъему культурно-образовательного уровня населения, производственному и сельскохозяйственному просвещению. В то же время, потребности читательских масс в библиотечном обслуживании значительно превосходили реальные возможности библиотек.

Четвертая глава называется "Особенности цензурно-библиотечной политики". Выявлено, что с начала 1920х гг. Наркомпрос и Главполитпросвет, другие ведомства активно рассылают по регионам различные циркуляры, предписывавшие изъятие из библиотек идеологически "вредной" литературы. Особо выделяется имевшая директивный общероссийский характер и адресованная всем губернским и уездным политпросветам, парткомам, местным органам Главлита и отделам ГПУ инструкция Главполитпросвета, Главлита и Центральной библиотечной комиссии "О пересмотре книжного состава библиотек к изъятию контрреволюционной и антихудожественной литературы", изданная в 1923 г. Чистились все отделы фондов библиотек, где общественная, духовная, культурная и научная мысль, так или иначе, отклонялась от установленных идеологических догм. Литература изымалась более всего из самых доступных населению низовых массовых библиотек.

В диссертации показано, что окончание эпохи гражданской войны и постепенное возрождение страны из руин, переход к государственному созиданию потребовали осуществления новой внутренней и внешней политики в Советской России. Это означало и появление "новых подходов" в цензурно-библиотечной политике. В одном из пунктов упоминавшегося постановления ЦК РКП(б) от 7 сентября 1925 г. требовалось пересмотреть прежнюю инструкцию по чистке библиотек. В первой половине 1926 г. Наркомпрос издает новую "Инструкцию по пересмотру книг в библиотеках".

Выяснено, что данная Инструкция была направлена на смягчение библиотечной цензуры и исправление перегибов, допущенных в ходе общероссийской кампании по чистке библиотек 1923-1924гг. Документ предполагал реабилитацию многих ранее запрещенных авторов и возвращение их книг в массовые библиотеки, особенно на уровне уездных и выше. Власти официально отказывались от вопиющих цензурных перехлестов, прежде всего, в отношении общепризнанной классики.

Обнаружено, что негативным моментом, отразившемся на практической реализации кампании 1926-1928 гг. явилось то, что в качестве приложения вновь перепечатывалась предыдущая инструкция, "сохранявшая действенность" в том, что не отменяла Инструкция 1926 г. Это давало хороший повод "идейно активным" библиотекарям на местах, вольно толкуя ряд различных положений двух инструкций, заметно расширить изъятие библиотечной литературы. Инструкция Главполитпросвета от 21 января 1928 г. "О реализации изъятых из библиотек книг" предоставляла местным комиссиям право "в нужных случаях давать указания отдельным библиотекам об уничтожении на месте тех или иных книг, по отношению к которым такая мера будет признана необходимой". Это фактически поощряло произвольные действия региональных начальников.

Как доказано в работе, руководство Главполитпросвета логично дополнило свои меры по чистке библиотечных фондов изданием "рекомендательных списков и каталогов для чтения". Эти списки были направлены на замену изъятой в библиотеках литературы литературой "рекомендованной". Фактически Главполитпросвет превратил рекомендательные или "нормальные" каталоги в строго обязательные. В 1927-1928 гг. выходит целый ряд таких списков и каталогов, предназначенных не только для массовых, но и школьных, детских и др. библиотек. Показано, что для малоквалифицированных неопытных библиотекарей на местах, коих было тогда значительное большинство, "нормальные каталоги", даже крайне политизированные, становились подспорьем при формировании "минимального" ядра библиотечного фонда и обслуживании читателей.

Обосновано, что большие потери, понесенные библиотечными фондами в результате чисток, дезорганизовывали библиотечную работу, влияли на снижение читательской активности, делали невозможным выполнение планов по организации единой библиотечной сети в России, разрушали созидательный образ библиотеки, пагубно влияли на профессиональное сознание библиотечных работников. В итоге практической работы положительные, "смягчающие" моменты новой Инструкции по чистке библиотек оказались малоэффективными. Но стали очевидными концептуальные подвижки в цензурно-идеологической политике. Конкретно-исторические условия заставили высшую власть начать реабилитацию старого мира, "старой" литературы.

Выявлено, что к окончанию рассмотренного в первом разделе диссертации этапа, библиотечное дело вступало в период стабильного роста. Это оказалось возможно благодаря политике государственной поддержки, обращению общественности к нуждам массовых библиотек. Подчеркивается, что массовые библиотеки явились одним из важных государственных институтов, способствовавших реализации крупных политико-экономических и культурно-образовательных планов в стране. В то же время многих вышеперечисленных библиотечных проблем решить не удалось, а возможности библиотек заметно отставали от потребностей народа и государства в библиотечном обслуживании.

Второй раздел диссертации – "Массовые библиотеки в свете партийно-государственной библиотечной политики в 1930 – мае 1941 гг.". В пятой главе "Административно-материальное укрепление сети массовых библиотек" рассматриваются соответствующие политические документы и мероприятия по их практической реализации.

Обосновывается роль массовых библиотек в условиях ухудшения международной обстановки и нарастания угрозы мировой войны. Необходимость достроить в скорейшие сроки народно-хозяйственный и оборонный комплекс, укреплять советскую идеологию заставили государственные власти серьезно усилить внимание к государственной сфере, частью которой являлись библиотеки – испытанный фундамент самообразования, обучения, культуры, политического просвещения.

Доказано, что крупный прорыв в библиотечном деле был инициирован целым рядом государственных директив. Раскрыты такие партийно-правительственные постановления, как "Об улучшении библиотечной работы" (конец 1929 г.), "Об издательской работе" (1931 г.), "О постановке производственно-технической пропаганды" (1931 г.), "Об улучшении дела самообразования" (1933 г.), "О сельских библиотеках" (1935 г.), "О развертывании сети школьных библиотек и издании литературы для них" (1936 г.) и др. Особо отмечено вышедшее через полтора месяца после ХVII съезда ВКП(б) постановление ЦИК СССР "О библиотечном деле в Союзе ССР" (27 марта 1934 г.). Главные усилия власти направляли, прежде всего, на упрочение фундамента библиотечной работы – материально-техническую базу (МТБ) библиотек, что стало реальностью, благодаря созданию в СССР устойчивой экономической базы в первую пятилетку.

Об этом ясно свидетельствует найденная и проанализированная в работе библиотечная статистика тех лет. Расходы на народное просвещение в РСФСР в 1937 г. выросли в сравнении с 192829 годом в 12,9 раза. В конце тридцатых эти ассигнования еще увеличились. Расходы на содержание массовых библиотек в стране только во второй пятилетке возросли с 16,9 млн. руб. в 1933 г. до 105 млн. руб. в 1937 г., т.е. на 621%. Резко увеличивались ассигнования на приобретение книжных фондов для библиотек (по библиотекам Наркомпроса РСФСР в 1938 г. этот показатель превысил уровень 1935 г. более чем в 5 раз). Значительно возрос бюджет капитального строительства по библиотекам, заметно увеличилась в среднем площадь, занимаемая как городской, так и сельской массовой библиотекой.

Отмечено, что целые отрасли народного хозяйства СССР начинали работать на библиотеки. Налаживается организация промышленного снабжения библиотек предметами библиотечного оборудования и специальной техники. Вырабатываются научные основы проектирования библиотечных зданий, типовые проекты, с последующим внедрением в практику.

Выявлено, что в стране развивалось многомиллионное общественное движение, направленное на поддержку библиотечной деятельности. Благодаря шефской помощи и участию общественности, создавались новые библиотеки и избы-читальни, на добровольно собранные средства для них покупались книги, выписывались газеты и журналы, приобреталось оборудование, организовывались библиотечные передвижные пункты и книгоношество.

Показано, что серьезное внимание уделялось наращиванию библиотечных фондов, чему напрямую способствовало издательское дело страны. Так, в 1938 г. в Советской России было издано 30231 печатных единиц общим тиражом 548088 тыс. экз., за десятилетие он вырос в 2,55 раза. Отлаживание системы снабжения библиотечных фондов в рассматриваемый период шло по нескольким направлениям: вводилась практика бронирования части тиража для рассылки по библиотекам, совершенствовался механизм предварительных заказов на литературу, расширялась сеть специальных библиотечных коллекторов.

Обнаружены статистические материалы, свидетельствующие о значительном увеличении библиотечных фондов. Если в начале рассматриваемого периода – в 1930 году – в массовых библиотеках РСФСР хранилось 55705,8 тыс. экз., то на конец 1940 года эта цифра увеличилась до 124480 тыс. экз. Возросло общее количество массовых библиотек. Если в начале 1930 года в РСФСР было 17880 массовых библиотек, то на конец 1940 года их насчитывалось уже 56119, рост составил 313%.

Определено, что большая часть вновь созданных библиотек были небольшими (в 1939 г. в среднем на одну российскую библиотеку приходилось 2,1 тыс. книг, а на селе этот показатель составлял всего 0,9 тыс. книг). Однако в тех конкретно-исторических обстоятельствах широкое создание новых, пусть небольших, библиотек было оправданной и перспективной мерой.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.