авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |

История формирования, сохранения и использования документального наследия сибири и дальнего востока (конец xvi – первая четверть xx вв.)

-- [ Страница 4 ] --

Третья глава «Сибирские архивы в системе коллежских учреждений Российской империи (XVIII в.)» содержит три раздела. В разделе 3.1. «Архивы Сибири на этапе реформ центральных и местных учреждений России. Первая треть XVIII в.» показаны новые явления в архивном деле, относящиеся к царствованию Петра I. Они коснулись и архивов азиатской части России. Вследствие коренного реформирования центральных и местных учреждений Российской империи преобразования шли по двум направлениям: 1) создание архивов при новых учреждениях; 2) передача в архивы документации ликвидированных управленческих структур и материалов действующих учреждений, утративших оперативное значение.

Преобразование государственного аппарата увенчалось в 1719-1721 гг. упразднением системы приказов и созданием 12 коллегий. По «Генеральному регламенту коллегий» 1720 г. (гл.44) в учреждениях создавались обособленные структурные подразделения – «архивы»; юридически закреплялось отделение архивов от канцелярий и архивных документов от делопроизводства. Расширение документооборота повлекло детализацию круга управленческих документов, а реформа делопроизводства и новая азбука повлияли на структуру деловых бумаг. Коллегии стали уделять больше внимания делопроизводству и порядку хранения документов в подведомственных учреждениях. Это видно, например, из переписки Берг-коллегии, ведавшей горными промыслами на Урале, Алтае и в Забайкалье. Адмиралтейств-коллегия следила за порядком введения архивов портовых канцелярий Охотска и Камчатки, где формировались комплексы документов, характеризующих освоение Дальнего Востока и изучение морей Тихого океана. Расширилась сеть церковных архивов, подчинявшихся с упразднением патриаршества св. Синоду.

С момента своего создания материалами о Сибири активно комплектовались Кунсткамера, архивы Сената, Адмиралтейств-коллегии и Академии наук. Зарождение в России на рубеже XVIII вв. научного востоковедения сопровождалось собиранием документальных памятников Китая и Японии.

Изменилась сеть архивов вследствие реформирования административного устройства Сибири, проходившего в два этапа: первый – образование Сибирской губернии (1708-1709 гг.) с центром в Тобольске и создание дистриктов (округов) вместо уездов; второй – образование в составе губернии трех провинций (1724-1727 гг.) Тобольской, Енисейской и Иркутской. Это привело к крупным перемещениям документов. На смену хранилищам дел приказных изб учреждались архивы при вновь создаваемых учреждениях: губернской и провинциальных канцеляриях, а в дистриктах – при земских комиссарах. Они комплектовались документами действующих учреждений, сюда же свозили дела упраздненных приказных и таможенных изб. Количество архивов в Сибирской губернии увеличилось; возросли и объёмы хранящихся в них документов. В 1728 г. Сенат обязал губернаторов и воевод при вступлении в должность принимать архивы, составляя особую опись («росписной список»), экземпляр которой отсылать в Сенат. Дела ликвидированных учреждений предписывалось собрать, описать и хранить в безопасном помещении. Тем самым было положено начало созданию при губернских и провинциальных канцеляриях архивов, хранивших документы, как данного учреждения, так и его предшественников. В Тобольске власти исполнили указ 1728 г. В 30-е гг. XVIII в. губернская канцелярия занимала двухэтажное каменное здание, на верхнем этаже которого был архив («все губернские дела»)172. В других городах Сибири условия хранения архивов были несравненно хуже. В известной мере это объясняется тем, что «Генеральный регламент» касался «только организации делопроизводственного процесса в рамках новой, коллегиальной системы управления». При этом «архивная работа рассматривалась как составная, но явно третьестепенная часть делопроизводственного процесса»173. Разделение текущего делопроизводства и архивных документов, утративших оперативное значение, было важным шагом к формированию исторических архивов, но в реальности это был сложный процесс. В Сибири, с ее немногочисленным и менее квалифицированным чиновничьим аппаратом, он затянулся почти на столетие, до реформы 1822 г.

Раздел 3.2 «Архивные исследования Г.Ф. Миллера в Сибири. Архивы русских экспедиций на Тихом океане». В 20-е гг. XVIII в. начинается изучение архивов Сибири в научных целях. Под влиянием реформ в образовании и науке на смену летописной традиции приходит историография нового времени (В.Н. Татищев,
Д. Мессершмидт, Т. Страленберг и др.). Наиболее значительными в этом отношении явились труды профессора Г.Ф. Миллера, возглавлявшего в 1733-1743 гг. Академический отряд Второй Камчатской экспедиции. Его сотрудники были первыми, кто осуществил сплошное обследование архивов сибирских городов и острогов – от древней Чердыни до Камчатки. Работа Миллера с архивами Сибири оставила глубокий след в российском архивоведении и источниковедении. Здесь он открыл для исторической науки и использовал в своих трудах новый вид источника – делопроизводственные материалы приказных изб XVII в., ввел в научный оборот термин «источник» и такие архивоведческие понятия как «архивные письма», «списки», «архивное дело»174.

Применив для сбора экономико-географической и исторической информации метод анкетирования, Миллер включил в «вопросные пункты» и данные о наличии в городах старинных архивов. Столкнувшись с фактами недостоверности при анкетировании, он обследовал архивы 20 сибирских городов. Совершенствуя приемы работы с документами, он выявлял и копировал наиболее ценные из них. В итоге в распоряжении ученого оказался крупный массив материалов конца XVI – начала XVIII вв., составивший 35 объемных томов. Более двух столетий к ним не иссякает интерес историков, т.к. значительная часть подлинников этих документов утрачена. Описи «копийных книг» Миллера – ценный источник сведений о местонахождении и содержании сибирских архивов в 40-е гг. XVIII в.175. Сохранность архивов Сибири он считал неудовлетворительной. Ценные сведения об архивах Сибири собрали другие участники экспедиции (С.П. Крашенинников, Г.В. Стеллер, Я.И. Линденау). Миллер и его сотрудники сделали их достоянием современников и потомков, что позволяет говорить о крупном научно-практическом значении их деятельности. Миллер обозначил проблему спасения сибирских архивов, придав ей публичное звучание, во всяком случае, в академических кругах. Работая с архивами Сибири, он ограничивался, преимущественно, выявлением актов допетровской эпохи, не касаясь, как правило, документов XVIII в., т.к. доступ к ним был ограничен.

С 20-30-х гг. XVIII в. в центральных и местных архивах сформировались комплексы архивных документов, связанные с изучением Сибири, Дальнего Востока и северной части Тихого океана. Преимущественно, это материалы многочисленных экспедиций, государственных и частных. По видовому составу и содержанию они значительно отличаются от тех, что оставила допетровская эпоха. Помимо делопроизводства, появляется такая важная категория документов как картографические материалы (морские и топографические карты, схемы, планы и т.д.). Из документальных материалов подтверждающих географические открытия русских мореплавателей, следует выделить вахтенные (шканечные) журналы. По Адмиралтейскому (1722 г.) и Портовому регламентам (1722 г.) они были обязательными отчетными документами об итогах плавания176 и служили главными источниками, на основании которых писались рапорты, доклады и отчеты.

Итоговые материалы (вахтенные журналы, отчеты, карты и т.п.) государственных экспедиций, считавшиеся секретными, сдавались большей частью в Адмиралтейств-коллегию и концентрировались в её архиве. Хранилищами аналогичной документации, связанной с плаваниями купеческих судов, были портовые архивы Нижне-Камчатска, Охотска, Большерецка, Петропавловска. Их статус и взаимоотношения с Адмиралтейств-коллегией, порядок приема и хранения дел претерпевали изменения. Но четких правил сдачи дел не существовало, поэтому некоторые ценные материалы о географических открытиях оказались утраченными, как, например, архив Второй Камчатской экспедиции. Огромный объём документов, связанных с ее проведением, отложился в архивах Сената, Адмиралтейств-коллегии, Сибирского приказа, Академии наук и канцеляриях Сибири. Но архив экспедиции, в собственном смысле слова, надо считать утерянным. Почти все делопроизводство В. Беринга, насчитывавшее свыше 400 ед. хр. и часть картографических материалов, находились в Томске, затем поступили в Тобольск, где погибли в 1787 г. при большом пожаре, уничтожившим сибирскую столицу177.

Порядок судового делопроизводства XVIII в. был призван запечатлеть все этапы плавания, его научные, политические и коммерческие итоги. Поскольку иногда плавания длились годами, на корабле скапливался довольно крупный архив. Объемы архивов тихоокеанских экспедиций определялись не столько их продолжительностью и числом участников, сколько усложнением исследовательских задач, о чем свидетельствует состав документации экспедиций П.К. Креницына и М.Д. Левашова (1764-1770 гг.), И.И. Биллингса и Г.А. Сарычева (1785-1795 гг.) в фондах РГА ВМФ. В разделе показана роль сибирской администрации в доставке на родину архивов экспедиций европейских мореплавателей Дж. Кука и Ж.-Ф. Лаперуза.

Раздел 3.3 «Архивы Охотско-Анадырского края и Камчатки в системе государственных учреждений Сибири. 30-90-е годы XVIII в.». В разделе показан процесс расширения сети архивов Сибири на восток - в XVIII в. они формировались, главным образом, в её северных районах, прилегающих к тихоокеанскому побережью. Опорными центрами российской власти и хозяйственной жизни были порты – Охотск, Нижне-Камчатск, Большерецк, Петропавловск и крепости – Средне-Колымская, Анадырская, Гижигинская, Тигильская, Удская и др. Их архивы, представленные фондами местных канцелярий, отличает разнообразный состав документов, т.к. кроме «гарнизонных дел» коменданты (командиры) крепостей ведали вопросами гражданского управления. Структура архивных фондов Сибири XVIII в. отражает очень громоздкую систему учреждений. Проследить в деталях их историю сложно по причине огромных утрат документов, а также из-за неоднократных реорганизаций административного деления и самих учреждений в царствования Екатерины II, Павла I и позднее. Так, подчиненность дальневосточных острогов до 1763-1764 гг., т.е. окончательного упразднения Сибирского приказа выглядела таким образом: Охотск (канцелярия коменданта порта, он же начальник уезда) – Иркутск (провинциальная канцелярия) – Тобольск (губернская канцелярия) – Сибирский приказ – Сенат. Соответственно в делопроизводстве и архивах всех этих учреждений откладывались документы, запечатлевшие жизнь Охотско-Анадырского края и Камчатки.

Наиболее ранние и ценные архивы находились в учреждениях Охотского порта, ставшего с 1731 г. главным центром на тихоокеанском побережье России. О документах архива Охотской судной избы XVII в. дают представление «древние акты», обнаруженные А.С. Сгибневым в Якутске и Иркутске178. С организаций регулярных плаваний на Камчатку, Курильские острова и в Русскую Америку портовый архив формировался систематически, поскольку к хранению экспедиционной документации Адмиралтейств-коллегия и иркутские власти предъявляли строгие требования. С 50-х гг. XVIII в. архивы Охотска сохранились относительно полно в виде архивных фондов портовой канцелярии, судебных, полицейских учреждений и т.п.

Крупный архив формировался с 40-х гг. XVIII в. в канцелярии Гижигинской крепости, через которую велась переписка иркутского начальства и командира Охотского порта с Анадырем и Камчаткой. После ликвидации в 1771 г. Анадырской крепости ее архив вместе с делопроизводством Анадырской секретной экспедиции эвакуировали в Охотск, где он «растворился» в архивной россыпи документов учреждений, ликвидированных в 1782-1783 гг. при создании сибирских наместничеств.

Есть данные о том, что власти в целях сохранности пытались вывезти архивы с Камчатки, сведений же о целенаправленном перемещении архивов Дальнего Востока в XVIII в. не обнаружено. Но, вероятно, имел место их выборочная передача или копирование для Адмиралтейств-коллегии, и ее историографа П.С. Палласа, занимавшегося историей русских плаваний в Тихом океане.

В 60-70-е гг. XIX в. исторические архивы Охотско-Анадырского края и частично Камчатки вывезли в Николаевск-на-Амуре, затем во Владивосток, а в советское время они частями поступали в центральные архивы Москвы и Ленинграда. Наличие в РГАДА, РГВИА, РГА ВМФ и РГИА ДВ одноименных фондов Охотского порта, Анадырской и Гижигинской крепостей – свидетельство сложной судьбы этих архивных комплексов, составляющих основной массив документального наследия Дальнего Востока XVIII в.

Четвертая глава «Архивы Сибири и Дальнего Востока в системе министерских учреждений Российской империи (начало XIX в. 1917 г.)» состоит из пяти разделов. В разделе 4.1 «Архивы Сибирского генерал-губернаторства на этапе министерских реформ в России. 1803-1822 гг.» показана роль реформы императора Александра I, связанной с созданием министерств, в развитии новых форм делопроизводства и увеличении документооборота. Из восьми министерств, образованных в 1802 г., наибольшее значение для формирования документального наследия Сибири и Дальнего Востока имела деятельность учреждений подведомственных министерствам внутренних дел (МВД), военно-морских сил и иностранных дел. Закон «Общее учреждение министерств» (1811 г.), установив их компетенцию и структуру, способствовал унификации работы канцелярий. Местные архивы были компетенцией МВД. При «сенаторских ревизиях», назначаемых Комитетом министров, проверялись условия хранения дел, правильность составления заголовков, порядок выдачи справок и т.п. В то же время архивы являлись структурной частью учреждений губернского, областного и уездного звена, организованных на децентрализаторских принципах екатерининского «Учреждения о губерниях» 1775 г. Преодоление этого противоречия заняло два десятилетия, за которые Сибирь пережила две реформы административного устройства, отразившиеся на составе архивных фондов, формировавшихся на протяжении всего XIX столетия.

В ходе первой реформы (1803 г.) было образовано Сибирское генерал-губернаторство из трех губерний – Тобольской, Томской и Иркутской. В Иркутске, как центре генерал-губернаторства, находились главные хранилища архивных документов. Из них выделялись по своему значению два архива. Один формировался при канцелярии генерал-губернатора. По объему он был не велик, но в нем концентрировались наиболее важные документы, относящиеся к Сибири и Русской Америке за 1803-1822 гг. В диссертации рассмотрены особенности формирования этого архива, имеющего чрезвычайно сложную историю до начала 1920-х гг., когда он поступил в Государственный архив Омской области. Второй архив – губернский, в начале XIX в. был, вероятно, самым крупным в Сибири. В 1807 г. для него отвели помещение, что позволило вместить до 78 тыс. дел, охватывающих период едва ли не с основания Иркутского острога. Их состав отражал упрощенную систему административного управления в Сибири, при которой после ликвидации учреждений в областные и городские архивы сдавали, зачастую без описей, документы по гражданской, судебной и военной части, создавая немало проблем с их хранением и использованием.

В разделе рассмотрен также вопрос о формировании архивов Российско-Американской компании (РАК), игравшей ведущую роль в экономической жизни на востоке Сибири и в Русской Америке. Изначально архив РАК, учрежденной в 1799 г. наследниками купца и мореплавателя Г.И. Шелихова, находился в Иркутске.

Четких «правил письмоводительства» в компании не было до ее передачи по указу от 15 декабря 1811 г. в ведение МВД, что способствовало унификации документов Главного правления и структур РАК. К этому времени сложилось два основных центра формирования архивов компании – первый в Петербурге, где с 1800 г. находилось ее Главное правление; второй («колониальный архив») – в гавани св. Павла на о. Кадьяк.

Документооборот РАК в апогее её деятельности сопоставим с учреждениями губернского уровня, но это не отражалось на улучшении условий хранения архивов. Это одна из причин того, что архив Главного правления, был почти полностью утрачен в 70-е гг. XIX в. «Колониальный архив» РАК, после продажи Россией в 1867 г. Аляски, сохранился фрагментарно и представлен коллекцией в Национальном архиве США179.

Раздел 4.2 «Сибирская реформа М.М. Сперанского (1822 г.) и развитие архивного дела в восточных регионах Российской империи». 22 июля 1822 г. Александр I утвердил «Учреждение для управления Сибирских губерний», разработанное по инициативе М.М. Сперанского. Оно фактически определило новую сеть архивов в связи с образованием двух Главных управлений – Восточной (ГУВС, г. Иркутск) и Западной Сибири (ГУЗС, г. Тобольск) и разделением административных органов на главные, губернские, окружные, сельские и «инородческие». ГУВС и ГУЗС были учреждениями первой ступени и считались частью «министерского установления».

«Учреждение Сибирское» содержало нормы, регламентирующие ведение делопроизводства и архивов учреждений различного уровня (Советы ГУВС и ГУЗС, экспедиция, губернский, окружной Совет и т.д.), которые должны были содержаться отдельно от дел текущего делопроизводства. Относительно подробно регламентировались обязанности архивариусов, общий порядок приема документов на постоянное хранение и справочная работа в архивах180

. Но эти правила касались только архивов действующих учреждениях и почти не затронули проблемы сохранности исторических материалов.

Центрами хранения основных документальных комплексов в Западной Сибири были губернские архивы в Тобольске, Томске и областной – в Омске. В Восточной Сибири губернские архивы действовали в Иркутске, Енисейске и областной – в Якутске. Губернии и области делились на округа, а последние – на волости и инородные управы, где формировались архивы действующих учреждений. Архивы за 100-150 и более лет имелись во многих малых города Сибири, которые, пережив расцвет в эпоху географических открытий, клонились к упадку. До их архивов чиновникам не было, как правило, никакого дела. Одно из предложений сенаторской ревизии Б.К. Куракина и В.К. Безродного (1827 гг.), проверявших эффективность реформы 1822 г., сводилось к необходимости создать в каждом городе единый архив «для хранения решенных дел всех присутственных мест». Но чиновники утопили эту идею в переписке, ссылаясь на то, что «Сибирским Учреждением» создание «общих архивов не предполагается». Утвержденное 23 декабря 1832 г. Николем I Положение Сибирского комитета «О порядке хранения архивных и решенных дел» ничего не меняя, предписывало все документы «оставить на прежнем основании в частных архивах присутственных мест…»181.

Ряд актов «Учреждения Сибирского» («Устав о ссыльных», «Устав об управлении инородцев» и др.) повлияли на формирование ведомственных архивов. В разделе рассматривается эволюция тюремных архивов, объемы которых возросли с расширением масштабов в Сибирь и подчинением пенитенциарной системы МВД. На примере степных дум Бурятии и Якутии показаны некоторые особенности делопроизводственного процесса и формирования «нерусских» архивов Сибири.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 9 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.