авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Книга русского фольклора: актуализация сущностных признаков в издательском проекте

-- [ Страница 3 ] --

В главе 2 «Специфические особенности книги русского фольклора» рассматриваются: жанр как один из критериев организации фольклорных произведений в книгу фольклора; специфика фольклористической текстологии и научно-справочный аппарат издания; авторство фольклорного произведения и книги фольклора, а также тип читательского восприятия книги фольклора. Жанровый принцип преобладает при организации фольклорных текстов в книжное издание, но в то же время он является одной из наименее изученных категорий, о чём писали В. Я. Пропп, Б. Н. Путилов, В.П. Аникин, Е. М. Мелетинский, С. Ю. Неклюдов, Е. С. Новик. Констатируя, что в жанровой системе фольклора доминирует литературоведческая традиция, диссертант акцентирует внимание на творческой памяти жанра22, которая хранит не только общие признаки формы и содержания произведения, но и его функцию, условия его природного бытования. Будучи детерменированы поэтическим родом, фольклорные жанры разделяются в самом общем виде на эпические, лирические и драматические, в дальнейшем подразделяясь на обрядовые и внеобрядовые, поэтические и прозаические, по сюжету и типу представления, по особенности исполнения. Издательская практика пошла по пути отражения устного творчества в книге фольклора в соответствии с параллельно развивающимися в литературе и в фольклоре классификационными принципами. При этом часто не учитывается возможность/невозможность восприятия читателем произведения в виде только одного текста (вне описания обряда, движений, способа музыкального сопровождения), хотя для книги фольклора оптимальным может считаться комплементарный симбиоз способов в пределах одной формы. Применяя жанрово-тематический принцип, трактуемый в литературоведческом аспекте, редакторы и составители не всегда используют возможности фольклорной жанровой системы, хотя положительный опыт есть (например, издательский проект «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока»). Это же относится к актуализации детского и материнского фольклора в издании, которое предназначено не только для чтения и потому должно сопровождаться комплексом сопроводительных текстов в разных знаковых системах, поскольку недостаточно одного только вербального компонента для жанровой идентификации и возрождения «многообразия функциональных связей жанров и текстов» (Б. Н. Путилов). Диалектически рассматривая предлагаемые издательскому делу некоторыми фольклористами неканонические подходы к системе фольклорных жанров, диссертант в ряде случаев критически относится к теории «дробности» жанров. Дискуссии о категории «жанр» объяснимы сложностью и исторической изменчивостью этого явления, а также отсутствием устоявшейся терминологии. Трактуя культуру как «совокупность текстов или сложно построенный текст»23 и видя книгу фольклора в свете теории мультимедийности, в диссертации предлагается применительно к книге фольклора использовать комплекс литературных, фольклорных и музыкальных жанров, поскольку только их совокупность позволит организовать фольклорные материалы в такую форму, которая сможет приблизить читательское восприятие фольклорного произведения к тому уровню, на каком оно существовало в условиях естественного бытования. Для этого линейное пространство «жанр – текст – книга» за счёт гипертекстуального понимания категории «жанр» должно обрести объём «художественной формы»: музыкально-поэтической, инструментально-хореографической или иной24. С учётом современных возможностей издательского дела такой подход к жанру, отличный от общепринятого, позволяет прогнозировать переход от традиционного издания фольклора к гипертекстовому, что уже намечено в некоторых научных публикациях25. Фольклористика пытается решить проблему сохранения текста и его жанрового определения присущими ей методами. Этот этап можно рассматривать как предшествующий этапу книговедческого осмысления, результатом которого должен стать не только оптимальный способ стабилизации многовариантного фольклорного произведения в книге, но и модель самой книги русского фольклора как многофункциональной системы коллективно-личностной коммуникации.

В диссертации в отдельную тему выделен вопрос о специфике текстологической подготовки фольклорных произведений к изданию. При всей важности для текстологии как единой науки общих основных принципов, а не различия в приёмах и методах, В. М. Гацак отмечает, что при решении эдиционных задач надо исходить из того, что «текстологически фольклор не есть литература»26

. Поскольку фольклорное произведение в ряде случаев требует принципиально иных подходов, чем авторское, два текстологических направления – фольклористическое и литературоведческое – развиваются параллельно, в сходных внешне случаях применяя разный инструментарий. Анализируя текстологический аспект, мы исходим из содержания «социального жеста» (по М. Н. Куфаеву – не только шрифта, но и всех видимых знаков книги, передающих мысль) или способов материальной фиксации, принятых в фольклористике и предложенных ею издательскому делу. Основным критерием здесь, в отличие от литературы, является тип читателя: т.е. одно и то же произведение может существовать в разных графических вариантах в зависимости от того, адресовано оно специалисту или массовому читателю.

Установить принятый для дальнейших переизданий текст фольклорного произведения сложнее, чем произведения литературного, но к решению этой задачи можно приблизиться, основываясь на изучении пратекста, версий и вариантов. Одним из способов издательской интерпретации может быть реконструкция исполнения, т.е. использование музыкально-вербальных свойств фольклорного произведения, т.к. многие поэтические народные произведения в естественном их бытовании (в обрядовом и внеобрядовом) существуют в форме песни или напева, которые современному читателю чаще всего неизвестны.

Вопрос о научном текстологическом подходе начал решаться в середине XIX в. За основу была принята точная фиксация произведения, обязательная нотация, запись нескольких вариантов, соблюдение формы стиха и строфы и т.д., чтобы при последующей камеральной обработке возникало меньше трудностей, связанных с созданием полноценного текста. Одним из первых поставил в научной литературе вопрос о текстологическом редактировании записей фольклора В. Я. Пропп, обратив внимание на прямую взаимосвязь между видом редакционной подготовки текста и типом издания. Для массового читателя привычными стали книги фольклора, в которых тексты произведений приведены к нормам современной орфографии и пунктуации. Но специалиста подобный «нивелированный» текст удовлетворить не может, т.к. он внеисторичен, не привязан к местности, не отражает особенностей языка и т.д. Подобная проблема не возникает, если к печати подготавливается авторский текст, который всегда будет одинаков для любого типа издания. Проблема текстологической подготовки фольклорного текста и формирования из таких текстов книги фольклора с течением времени усложняется, поскольку чаще всего сохраняются лишь литературные записи произведений, не отражающие их сущностной особенности – устного бытования. Тем более что значительная часть произведений подвергается неучтённой литературной обработке (составителями, редакторами), что даёт основание квалифицировать их как фальсификаты.

Не решена полностью проблема отбора произведений для последующего их издания, их редакторской подготовки и расположения, поставленная в начале XIX в. В результате за пределами общественного сознания остаются сотни вариантов произведений. Современные составители, готовящие к печати издания фольклора массового типа, предпочитают, как правило, брать уже опубликованные тексты, зачастую разрушая структуру того издания, из которого они взяты. Таким образом нарушаются региональный, репертуарный, тематический и другие принципы. Наиболее верный путь работы с лексически сложным текстом – не правка, а комментирование, т.к. и научные издания, и издания массового типа, предназначенные для детей, должны быть лишены неясностей. Комментатор книги фольклора обязан указывать, кем, когда, от кого и в каких условиях производилась запись, давать краткие сведения об исполнителе (возраст, род занятий и т.д.), характеризовать репертуар информанта, сообщать об особенностях записи и т.д. Для подготовленного читателя важна также информация о наличии вариантов произведения и о причинах публикации данного варианта. Классическая схема комментария была реализована комментаторами 7-го издания «Народных русских сказок А. Н. Афанасьева» Л. Г. Барагом и Н. В. Новиковым в расчёте на читателя, интересующегося вопросами сравнительного изучения сказочного фольклора. Многочисленные издания фольклорных произведений (в том числе и научно-массового типа) последних десятилетий лишены указателей, что стало уже считаться нормой. Исходя из специфики книги русского фольклора, необходимо вернуться к традиции составления указателей исполнителей произведений, собирателей (авторов записи), мест бытования произведений, изменённых названий.

Проблеме авторства посвящены десятки научных работ, в том числе «Что такое автор» М. Фуко, «Об эффекте автора» П. Яши, «Правовое регулирование отношений в области художественного творчества» И. В. Савельевой, «Интеллектуальная собственность» В. О. Калятина и др. Это связано не только с защитой интеллектуальной собственности (правовой аспект), но и с такими ключевыми текстологическими понятиями, как «атрибуция», «творческая воля автора», с вопросами авторского замысла, стиля и т.д. При определении понятия «авторство» необходимо следовать принципу историзма: в каждую конкретную эпоху существовало своё отношение к автору; появление копирайтного права закрепило общественное отношение к неразрывной взаимосвязи произведения и его создателя (прежде всего на уровне неимущественного права на имя).

В то же время в работах М. Фуко, Р. Барта говорится о превращении образа автора в культурную функцию: важно произведение, а не его создатель; если идти дальше, то важно восприятие произведения читателем. Это имеет непосредственное отношение к проблеме авторства фольклорного произведения: автор может подразумеваться, но одновременно его (как конкретной личности) нет; он растворён как в самом произведении, так и в читательском восприятии этого произведения. Но по стилю, языку, структуре произведения даже неподготовленный читатель («наивный читатель») сможет определить, что перед ним именно фольклорное произведение. В устном народном творчестве подразумевается авторство не как персонификация отдельно взятой личности, а как тип автора (коллективный автор). Типологию авторства лишь условно можно отнести к глубоко разработанным, хотя существует ряд серьёзных трудов, пополнившихся в 2004 г. монографией Л. В. Зиминой «Современные издательские стратегии: от традиционного книгоиздания до сетевых технологий культурной памяти».

В новейшее время гипертрофированное внимание к результатам индивидуального творчества привело к вытеснению за пределы авторского поля почти всех аспектов, связанных с произведениями, авторство которых не выражено явно. Трактуемое и понимаемое в системе возникших в XVIII в. представлений об авторе как физическом лице, о его праве на своё произведение как на собственность и в целом об уникальности автора как такового, авторство воспринимается нами не только как форма закрепления цепи «автор-произведение-права-пользователь-защита-автор», но и как общественный институт, построенный на принципе несомненного признания за автором права на форму его произведения, о чём писал ещё И. Г. Фихте в работе о незаконности перепечатывания произведений без разрешения автора. При этом неосознанное авторство содержания мы не противопоставляем осознанному авторству формы, что для произведения устного народного творчества является естественной ситуацией.

Международные конвенции, а также 4 часть Гражданского кодекса РФ, введенная в действие в 2008 г., рассматривают автора как единственного монопольного владельца исключительных прав на созданное им произведение; гражданина, творческим трудом которого создано произведение, что не может быть в полном смысле применено к фольклорному произведению. Тем не менее этот вопрос рассматривается в диссертации как один из специфических, присущих только фольклору. Не имея конкретного создателя сюжета, формулы, образа, мотива, такое произведение всегда существует в авторском исполнении. Фольклорные произведения в соответствии со статьёй 1259 ГК РФ не являются объектами авторского права. Следовательно, такие произведения (былины, сказки, народные песни, легенды, предания, загадки и т.д.) можно использовать в издательском деле без заключения договора с автором, т.к. последнего не существует. Но часто произведения народного творчества подвергаются обработке, переделке, аранжировке и в силу статьи 1260 ГК РФ становятся авторскими (производными): русские народные сказки в обработке или пересказе В. П. Аникина, М.А. Булатова, Н. П. Колпаковой, С. Г. Писахова, А. Н. Толстого.

Принято считать, что применительно к произведениям устного народного творчества понятие «автор» отсутствует. Д. С. Лихачёв пишет об этом: «Автора в фольклорном произведении нет не только потому, что сведения о нём, если он и был, утрачены, но и потому, что он выпадает из самой поэтики фольклора»27. Мы это понимаем так: изначальный автор (праавтор) на основе определённого сюжета или образа создавал произведение, которое, в силу устного бытования, дополнялось и переделывалось другими в рамках существовавшей традиции. Спустя время произведение превращалось в соавторское, а затем – в коллективное, народное, что имело свои неоспоримые преимущества: во-первых, произведение обогащалось коллективным опытом и наблюдениями; во-вторых, его форма и часто совершенствовалась; в-третьих, оно воспринималось слушателями как некий, уже принятый коллективным сознанием, свод, а не как индивидуальная точка зрения.

В то же время в издательском деле нет однозначного решения проблемы исполнителя фольклорного произведения и автора его записи. Исполненное произведение отражает особенности обычаев, говора; исполнитель каждый раз создаёт новое произведение, придавая ему иную форму, хотя содержание и форма подразумевают существование в рамках установленной традиции, но – как варианты, а не как догма. В такой же мере, как об исполнительском авторстве по отношению к отдельному фольклорному произведению, можно вести речь и об авторстве, распространяемом на репертуар исполнителя (по аналогии с авторским правом составителя на состав произведений в книжном издании). Проблема авторства информанта в научной литературе ещё не рассматривалась, хотя необходимость в этом есть и будет проявляться в ближайшие годы всё более насущно как в юриспруденции (в авторском праве и смежных правах), так и в редакционно-издательском деле. На наш взгляд, здесь уместно вернуться к давнему утверждению Альберта Б. Лорда28 о том, что в устном народном творчестве сочинение не существует отдельно от исполнения (т.е. и само по себе исполнение сочиняется, и исполнитель в этом процессе входит в область множественного авторства).

Фольклорное произведение не смогло бы актуализироваться в книгоиздательском деле, если бы его не записали теми или иными знаками (буквами, нотами, цифрами и т.д.). Следовательно, автор записи тоже имеет отношение к институту авторства, хотя законодатель прямо не указывает на то, что автор записи фольклорного произведения может претендовать на обладание исключительными правами. В диссертации доказывается, что речь идет именно о творческой составляющей, т.е., законодатель не учёл специфики записи фольклорного произведения, когда применяется совсем иная технология. Использование транскрипции не может считаться технической работой, поскольку в итоге фонетические записи одного и того же фольклорного произведения, сделанные разными лицами, будут отличаться именно по форме, которую и охраняет закон.

Применительно к фольклорному произведению правомочно говорить и об авторстве собирателя в целом. Такой подход дал основание назвать издания: «Народные русские сказки А. Н. Афанасьева», «В. И. Даль. Пословицы русского народа», «Л. Н. Майков. Великорусские заклинания» и т.д., хотя названные физические лица не являлись в прямом смысле авторами сказок, пословиц и заклинаний; в то же время, без их активного участия данные издания не могли бы состояться. Следуя традиции XIX в., сейчас тоже необходимо указывать в библиографическом описании издания фамилии собирателей и авторов записи, что делается не всегда.

Нам близка мысль М. Н. Куфаева об «изображении слова», если применить её к отражению авторства в фольклорном произведении; исполнитель и автор записи изображают слова, но каждый – своими средствами. Это подтверждает и позиция И. В. Карнауховой, отмечавшей, что фиксировать специальными методами надо не только звучащий текст, но и сам голос.

Исполненные, а затем записанные фольклорные произведения из устной формы бытования преобразуются в письменную. Но для того, чтобы они нашли отражение в книге фольклора, их необходимо подготовить к печати – в определённом порядке составить (по жанровому, хронологическому или иному принципу), снабдить комментариями (учитывая обилие диалектных и устаревших слов). Составитель книги фольклора является автором состава и расположения материалов, выражая через них свою концепцию, идею, замысел в зависимости от поставленных целей – педагогических, этических, эстетических.

Книга фольклора многоавторна, как и любое издание, но её отличительная особенность состоит в том, что многоавторность появляется и проявляется ещё на уровне произведения (что исключено в литературе, где речь можно вести о соавторстве, но не о многоавторстве одного произведения). Независимо от формальных норм существующего законодательства авторами фольклорного произведения, по нашему убеждению, в равной степени являются исполнитель и автор записи; автором совокупности произведений, подготовленных к печати – составитель. В то же время книга русского фольклора нуждается в дальнейшем серьёзном осмыслении её с точки зрения авторства в целом, поскольку существующая сейчас ситуация не может быть разрешена только с помощью современного законодательного инструментария.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.