авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Языковая объективация просьбы в челобитных xvii века

-- [ Страница 2 ] --

– повинная челобитная – признание своей вины и просьба о смягчении наказания;

– мировая челобитная (мировая) – заявление о достижении соглашения спорящих сторон до суда;

– отсрочная челобитная – просьба о переносе срока судебного разбирательства;

– ставочная челобитная (ставка) – заявление о явке в суд и об отсутствии противной стороны.

Поскольку челобитные функционировали и в официально-деловой, и в частно-деловой сферах, они делятся соответственно на официально-деловые и частно-деловые.

Основная социальная функция челобитных – просьба – обусловила массовое использование этого рода актов представителями и угнетаемых, и господствующих слоев русского общества XVII в. для защиты своих интересов. Если говорить о содержании челобитных, нет такой стороны жизни, которой бы они не касались. Поэтому та часть челобитных, в которой излагается повод, мотив обращения с просьбой (казусная или мотивирующая часть), обычно богата бытовыми, реальными деталями. Не случайно историки относят челобитные к числу существенных и интересных источников [Сухотин, 1915, 87–98; Тихомиров, 1962, 211; Шерман,  1959, 101], важных еще и тем, что по челобитным часто можно восстановить содержание и характер того или иного утраченного документа [Шилов, 1916, 308–309]. Лингвистическую содержательность челобитных, разнообразие их лексического фонда отмечают и языковеды [Котков, 1970, 10; Хабургаев,  1969, 109-110 и др.]. Не все разновидности челобитных одинаково богаты в отношении содержания, наполнены бытовыми деталями, фактами, раскрывающими социальные условия, жизнь и быт русских людей XVII в. Многие челобитные-прошения о мелких пожалованиях или о предоставлении откупа совпадают «иногда вплоть до отдельных, кажущихся оригинальными выражений. Несомненно, что челобитные не всегда были плодом непосредственного творчества челобитчика, а писались нередко особыми специалистами по известному шаблону» [Качалкин, 1963, 288].

Многофункциональность, массовое распространение, разностороннее применение в сферах официально- и частно-деловых отношений позволили челобитным занять центральное место в системе письменных деловых жанров XVII в.

Как известно, каждая разновидность актов обладает своим специфическим формуляром. В отличие от других деловых документов, челобитные не только предназначались для сообщения определенной информации, но и ставили своей целью воздействовать на чувства того лица, к которому обращались. Эмоциональная задача челобитной находит выражение и в структуре акта, и в отборе и использовании лексико-фразеологических средств.

В формуляре челобитных выделяются три части.

А. Заголовок – начальный протокол документа, он содержит следующие реквизиты: указание на адресата (1), челобитье (2) и данные об адресанте (3).

Б. Основная часть заключает в себе содержание челобитной. В ней выделяются два раздела: (а) казусная часть, где излагаются обстоятельства дела, основания обращения с просьбой, жалобой, иском; (б) изложение просьбы, указание на те действия, которые были бы желательны для челобитчика, а также возможные последствия неудовлетворения просьбы, жалобы.

В. Концовка – конечный протокол документа. Подавляющее большинство челобитных не имеет подписей.

В отличие от грамот-указов, воеводских отписок и других видов актов, челобитные самим выделением частей обеспечивают не только передачу той или иной информации и восприятие ее, но и «настраивают» адресата эмоционально. В челобитной имеется три эмоционально-экспрессивных центра, создающих смысловое единство и законченность всего документа. Такими центрами, организующими три части челобитной, являются упоминания адресата – сначала в дательном падеже, а затем дважды как обращения к нему: Царю государю и великому князю Михаилу Федоровичю всеа Руси… Милосердый государь царь и великий князь Михаило Федорович всеа Руси… Царь, государь, смилуйся, пожалуи [ПРП, 5, 228-229, 1641].

В соответствии со структурой челобитных в их формуляре выделяют устойчивые словосочетания (формулы) начального протокола (А), основной части (Б) и конечного протокола (В). В официально-деловых и частно-деловых челобитных при значительной близости формуляра, единстве его строения наблюдаются некоторые лексические различия и употребление или отсутствие дополнительных формул, поэтому материал официально-деловых и частно-деловых челобитных рассматривается нами в сопоставлении.

А. Начальный протокол. Начальный протокол челобитных представляет собой полное двусоставное предложение с обратным порядком слов. Выделяются три реквизита: (1) адресат – косвенное дополнение в дательном падеже, (2) челобитье – сказуемое, (3) адресант (челобитчик) – подлежащее. Каждый из этих элементов распространен относящимися к нему словами и словосочетаниями:

(1) Царю государю и великому князю Борису Федоровичю всеа Русии (2) бьет челом (3) сирота твоя государева смольнянин торговой человек Куземка Иванов сын [РБС, № 35, 57, 1603].

(1) Государю Федору Ивановичю [Шереметьеву] (2) бьет челом (3) сирота твой, Покровской крестьянин, Агапитко Яковлев [ЧШ, № 1, 46, 1639].

Такой состав начального протокола характерен как для собственно челобитных (прошений), так и для других разновидностей челобитных (исковых, мировых, отсрочных, повинных и ставочных).

Б. Челобитье. Сказуемое вводной формулы во всех разновидно­стях челобитных выражено глагольным фразеологизмом бить че­лом («обращаться с низким поклоном, почтительно», «просить», «жа­ловаться, предъявлять иск») с глаголом в 3-м лице ед. или мн. числа наст. времени [Садыхлы, 1972, 99–105; Станишева, 1960, 44; Тарабасова, 1963, 144–149].

Во многих челобитных (прошениях, жалобах, отсрочных, повин­ных и др.) челобитье употребляется с дательным падежом адресата: Царю... Василъю Ивановичю всеа Русии бьет челом холоп твой Занко Ляпунов [АИ, 2, № 286, 347, 1610].

В официальных и частных изветных челобитных рядом с устойчивым выражением бить челом в качестве однородного сказуемого ис­пользуется глагол извещать «доносить (об антигосударевом пре­ступлении)» с дополнением в винительном падеже с предлогом на: Царю... бьет челом и извЂщает холоп твой, государь, оскольский стрЂлец Минка Глазун на оскольскаго стрельца на Ивана Хлоповского [СиД, № 165, 294, 1623].

В явочных челобитных челобитье дополняется глаголом являть «доводить до сведения» без дополнения или с дополнением в вини­тельном падеже с предлогом на: Царю... Михаилу Федоровичю... бьет челом и являет сирота твоя государева иноземец литвин торговой человек... Кондрашко Яковлев сын [РБС, № 64, 87, 1625].

В официально-деловых изветных и явочных челобитных при глаголе извЂщает или являет могло быть дополнение в предлож­ном падеже с предлогом в(о).

В XVII в. складывается формула челобитных простых людей (крестьян, посадских) – бить челом и плакаться «почтительно об­ращаться, горько жалуясь на кого-н. или что-н.» без дополнения или с дополнением в предложном падеже с предлогом о: Гсдрю АндрЂю Ильичю бьет челом и плачетца сирота твой земской дьячок Сенка Иванав [ПНРЯ, № 99, 58, 1682].

Результатом воздействия разговорной речи является использование в частно-деловой челобитной устойчивого выражения бить челом за (что) в значении «благодарить»: Государю Георгию Ивановичу... бьют челом послЂдния сироты ваши, Кондратовския и Слегинския... вотчины, всЂ поголовно за вашу, государи, премногую ми­лость и за жалованье [КЧ, № 1, 41, 1684].

В заголовочной формуле устойчивое выражение бьет (бьют) челом все­гда располагается между данными об адресате и сведениями о челобитчике. Отступления от этого правила чрезвычайно редки.

В. Конечный протокол. Заключительная формула (конечный протокол) челобитных весьма единообразна как в официально-, так и в частно-деловых актах. Она состоит из обращения (первые два элемента титула царя, царицы и т. д. – в официальных челобитных, титула государь – в частных челобитных) и глагола смиловаться или пожаловать в повелительной форме: Црь гсдръ, смилуйся [МДБП, 2, № 11, 50, 1633]; Великий государь царь, смилуйся [ДАИ, 5, № 55-3, 319, 1668]. Более распространена форма конечного протокола, в которой употреблялись оба глагола: Царь государь, смилуйся, пожалуй [РБС, № 106, 130, 1636]; Великий государь, смилуйся, пожалуй [АЮБ, 1, № 97, 607, 1636].

Такой трафарет строго выдерживается в официальных актах. В частно-деловых челобитных обнаружены отступления от трафарета. Отмечаются включение в состав обращения личного имени адресата: Государь Борис Иванович, смилуйся [АХБМ, II, № 327, 50, 1652]; инверсия обращения: Смилуйся, гсдрь [Гр., № 26, 27]; расположение обращения в центре формулы: Смилуйся, государь, пожалуй [АХБМ, I, № 167, 194, 1652]; варианты формулы конечного протокола с глаголами помиловать, сжаловаться, смиловаться, пощадить, умилосердиться, умилостивиться. Эти отступления следует объяснять не только отсутствием у авторов необходимых навыков оформления челобитий, но и стремлением усилить эмоциональность заключительной части акта.

Анализ формуляра челобитных показал, что в построении и формуляре официальных и частно-деловых челобитных XVII в., написанных от имени лиц разного общественного положения (преимущественно от имени посадских жителей, служилых людей, крестьян), обнаруживается полное единообразие. Местных вариантов этой разновидности актов, очевидно, не существовало. Отличие частно-деловых челобитных от официально-деловых заключается в том, что в них отмечается особый вариант челобитья бьет челом и плачется; специальная формула, вводящая казусную часть, милости у тебя… прошу; формула просьбы, имеющая несколько вариантов; при этом клаузула о записи челобитья в них отсутствует, а конечный протокол акта имеет специфические варианты. Следовательно, челобитные различаются по сфере применения (официальные – неофициальные), а также по социальному характеру, так как большая часть частно-деловых обращений – от крестьян.

Формуляр челобитных складывается из ряда устойчивых предложений и словосочетаний. Во-первых, к ним относятся предложения-формулы (начальный и конечный протоколы челобитной), в которых расположение членов предложения и лексический состав носят традиционный характер. Только часть лексических элементов в них переменная (титул и личное имя адресата, формула вассальной зависимости, личное имя и приложения – данные об адресанте). Во-вторых, это словосочетания-трафареты, содержащие традиционные опорные элементы (формула просьбы, формула жалоба мне... в исковых челобитных, формула даты). Эти трафареты в зависимости от обстоятельств дополнялись второстепенными членами, обязательными (глаголами желаемого или нежелаемого действия, именными дополнениями, обозначающими просимое) или факультативными (дополнениями, мотивирующими просьбу: пожалуй меня... за службишко, за раны, за кровь; обстоятельствами эмоционального характера: пожалуй меня... для своего многолетного здоровья). К словосочетаниям-трафаретам присоединялись придаточные предложения, содержащие традиционное обозначение тех последствий, к которым приведет неудовлетворение просьбы (пожалуй меня... чтоб мне вконец не погибнуть). В челобитных выделялись также установившиеся способы зачина казусной части акта.

Особенности формуляра позволяют точно разграничить отдельные разновидности челобитных (челобитные-прошения, исковые, изветные, мировые, явочные и т.д.).

Выделение и описание всех традиционных формулярных элементов челобитных дает основание для разраничения постоянных и варьирующихся лексико-фразеологических средств.

Во второй главе «Особенности вербализации просьбы в челобитной» выявляются лексические средства вербализации данной интенции, традиционные этикетные средства воздействия на адресата, устойчивые сочетания слов, объективирующие просьбу.

Рассмотрение одного рода документов XVII в. – челобитных – при достаточно большом объеме анализируемого материала (более 1000 официально- и частно-деловых актов) позволило выделить в лексико-фразеологическом составе текстов значительное количество устойчивых словосочетаний, которые служили для выражения просьбы, а также для обозначения ряда житейских понятий, ситуаций, обстоятельств, о которых сообщалось: о причинах стихийных бедствий и несчастий в жизни человека, о том, что он вынужден был покинуть дом и бродить, не имея пристанища, нищенствовать, о полном отсутствии чего-либо (пищи, средств на уплату налогов и т.д.), потере рассудка как причине необдуманных или преступных действий и т.д. То, что при одновременном исследовании разнородных по характеру и своему целевому назначению деловых памятников представлялось индивидуальным, единичным, оказалось повторяющимся, стандартизированным, выступающим при упоминании того или иного понятия постоянно, стабильной моделью, применяемой в разных видах челобитных или в челобитных одного вида (прошениях, жалобах и т. д.).

К общим для всех челобитных, как и других разновидностей деловых памятников, формулярным элементам примыкает ряд устойчивых выражений, с помощью которых в просительной части конкретной разновидности челобитных объективировались различного рода специальные клаузулы: учинить указ «вынести решение», дать суд (или суд и управу) «провести судебный процесс» – в исковых челобитных; записать извет «официально зарегистрировать донос (сообщение, мирное соглашение)» – в изветных, явочных и мировых челобитных; дать срок «отсрочить» – в челобитных отсрочных; что тебе... бог известит – в челобитных-прошениях, – или же последствия невыполнения просьбы, жалобы, иска, явки: чтоб мне... службы (податей, домишка и т. д.) не отстать; чтоб мне... разорену (в опале, в пене и т. п.) не быть и др. Формулярные и устойчивые приформулярные элементы представляют собой целые предложения либо части простого или сложного предложения, для которых традиционна определенная грамматическая структура (модель), порядок слов, фиксированная позиция по отношению к другому члену простого или сложного предложения и т. д. Поскольку челобитные как вид актов сложились лишь во второй половине ХVI – начале ХVII в., лексика и фразеология элементов формуляра относятся к активному словарю русского языка ХVII в. Вычленение и описание элементов формуляра, приформулярных устойчивых словосочетаний, этикетных и эмоционально-экспрессивных по своему характеру традиционных стилевых средств, устойчивых способов выражения определенных понятий дает надежные основания для разграничения тех лексико-фразеологических средств, которые использовались челобитчиком (писцом) относительно свободно в зависимости от конкретной ситуации и его ориентации на ту или иную разновидность языка (высокую книжность, обиходно-разговорную речь), и тех, которые были стилевыми элементами челобитья.

Складывающиеся постепенно, отобранные практикой оформления челобитных эмоционально-экспрессивные приемы выражения некоторых типичных для того времени понятий, житейских ситуаций, обстоятельств превратились в систему традиционных стандартизированных средств, которые стали одним из существенных элементов стиля челобитных. С их помощью излагались те или иные конкретные обстоятельства дела.

Исследование показало, что в качестве стандартизированных способов выражения просьбы могли использоваться фразеологизмы и экспрессивные словосочетания нефразеологического характера: те или иные лексико-грамматические средства – творительный причины (волею божию и др.), тавтологические сочетания глагола с творительным падежом однокоренного имени существительного (бить смертным боем и др.), сочетание глагола с предложно-падежной формой имени, имевшей наречное значение (убить до смерти, разорить в конец и др.), лексические элементы – сочетания синонимичных или близких по значению глаголов (лаять и бранить и др.; бить и увечить и т. п.), существительных или прилагательных (бедность и нужда, беспомочство и беззаступство и др.; скуден, беден и т. п.).

Подавляющее большинство этих ставших впоследствии (на протяжении ХVII – ХVIII вв.) традиционными способов выражения социальных или житейских понятий появляется во второй половине ХVI – начале ХVII в., что свидетельствует о расширении в это время репертуара лексико-фразеологических средств деловой письменности (и не только ее) и обусловлено как изменением социально-экономических условий жизни русского общества той поры, так и начавшимся процессом формирования национального русского языка и русского литературного языка на национальной основе. В значительной своей части описанные устойчивые сочетания сохраняются в литературном языке наших дней, просторечии или народных говорах.

Выявлено, что источниками стандартизированных средств выражения некоторых понятий, объективирующих просьбу в челобитных, послужила церковно-религиозная и высокая книжность (волею божию, изволением или произволением божиим, грех ради, питатися Христовым именем и др.), традиции деловой письменности в целом (умереть, помереть голодною смертью, погибать в конец, разорить до основания, убить на смерть, помирать и погибать и др.) и обиходно-разговорная речь (грехом, брести или розбрестись врознь, волочиться меж двор, живот свой мучить, наги и боси, пить и бражничать, пить и есть нечего, сбрести-сбродить с ума и др.).

В заключении изложены основные результаты проведенного исследования.

Установлено, что челобитные представляли собой вполне сложившуюся к ХVII в. разновидность актов, обладали устойчивыми традициями, которые охватывали структуру, отбор и использование приемов оформления и лексико-фразеологических средств. Употребление термина челобитная как родового наименования группы официально- и частно-деловых актов и как названия их отдельных разновидностей (челобитная «прошение», «жалоба», «исковое заявление» и т. п.) опиралось не только на то, что всякое обращение низшего к высшему или в официальный орган оформлялось в виде униженного прошения, но и на единство структурных, основных формулярных и стилевых особенностей всех разновидностей челобитных.

Показано, что целью челобитной является не только информировать адресата о чем-либо, изложить содержание просьбы или жалобы, но и воздействовать на его чувства. Эмоционально-экспрессивная заданность челобитных находит свое выражение и в структуре акта, и в строении его формуляра, и в использовании определенных лексико-фразеологических средств. Для языкового выражения просьбы, для описания бедственного положения просителя привлекались экспрессивные элементы из церковной книжности, специальные средства деловой письменности, лексика и фразеология обиходно-разговорной речи.

Выделены и охарактеризованы элементы формуляра, приформулярные устойчивые словосочетания, этикетные и эмоционально-экспрессивные по своему характеру традиционные стилевые средства объективации просьбы. Разграничены лексико-фразеологические единицы, которые использовались челобитчиком (писцом) относительно свободно в зависимости от конкретной ситуации и от его ориентации на ту или иную разновидность языка (высокую книжность, обиходно-разговорную речь), и те, которые были стилевыми элементами челобитья.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.