авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Русский заграничный исторический архив в праге (1923-1945 гг.): историко-архивоведческое исследование

-- [ Страница 2 ] --

В соответствии с целью работы поставлены следующие основные задачи диссертационного исследования:

- анализ предпосылок создания Архива русской эмиграции (с 1924 г.- РЗИА) в рамках «Русской акции»;

- определение и анализ участия чехословацких руководителей в «Русской акции» и создании РЗИА, а также роли чехословацких историков в деятельности РЗИА;

- выявление и характеристика основных этапов генезиса, функционирования и расчленения РЗИА в Праге в контексте изменения отношений с органами власти в Чехословакии от времени «Русской акции» до немецкой оккупации и освобождения страны советскими войсками в 1945 г.;

- определение основных направлений деятельности РЗИА, ее содержания и оценки результатов;

- воссоздание биографий руководителей и сотрудников РЗИА, внесших вклад в выявление и собирание документального наследия России, а также определение роли эмигрантов – историков и архивистов в сохранении преемственности историко-архивоведческих традиций;

- введение в научный оборот неопубликованных источников по истории РЗИА;

- выявление особенностей историографических подходов в отечественной и зарубежной литературе к изучению профессиональной деятельности сотрудников РЗИА.

Обозначенные задачи носят принципиальный характер, поскольку речь идет не только о достижениях историков и архивистов - эмигрантов в Праге, но и об объективной возможности использования их теоретико-практического наследия в процессе создания единого историко-архивного пространства в современных условиях.

Методологическая основа исследования.

Авторский подход определялся традиционным принципом историзма, позволяющего анализировать феномен российской научной историко-архивной диаспоры в последовательном временном развитии и взаимосвязи с общим контекстом культурной деятельности эмиграции за рубежом. В целом данный подход основан на постулате, что феномен РЗИА в этом контексте предстает в качестве модели единства культур при сохранении ими своего многообразия и неповторимости.

В качестве общего принципа диссертационной работы выступил историко-генетический подход, применение которого позволяет раскрыть свойства и изменения изучаемой реальности в процессе ее исторического движения. При микроисторическом анализе жизни и деятельности историков и архивистов - эмигрантов применялся историко-антропологический подход.

Для получения научно проверенных результатов исследования использовался сравнительно-исторический (компаративный) метод, который позволил синхронизировать важнейшие события в функционировании Пражского центра исторической науки российской эмиграции.

Исследование значительного по объему и содержанию корпуса источников и литературы предполагает также применение специально-архивоведческих методов - актуализации, информационного, функционального и структурного анализа.

Системный подход положен нами в основу историко-архивоведческого анализа проблем организации, функционирования и попыток воссоздания на качественно новой основе Русского заграничного исторического архива в Праге.

Источниковая база исследования включает опубликованные и неопубликованные источники.

Круг опубликованных источников по истории РЗИА до конца прошлого столетия был достаточно ограничен. Главным образом, это изданные в Праге ежегодные отчеты о деятельности архива, начиная с 1928 г.28. Обзор архивных материалов, собранных в течение первого десятилетия (1923-1932 гг.), содержится в изданной одним из руководителей РЗИА А.Ф. Изюмовым публикации об архиве29. Позднее вышли отчеты в виде оттисков статей, опубликованных в журнале «Rocenka Slovаnskeho rstavu (Prague)»30.

А.Ф.Изюмов также обобщил данные о собирании материалов в ежегодном отчете за 1936 г.31 В качестве важного источника привлекалась «Записка о Русском историческом архиве в Праге» А.Ф. Изюмова, представляющая собой переработанный и дополненный автором отчет, введенный в научный оборот С.С. Блиновым в сборнике документов «РЗИА. Политика, идеология, быт и ученые труды русской эмиграции (1918-1945)», изданном в Нью-Йорке32.

Начальный период собирательской деятельности архива, работы по комплектованию, систематизации и учету документов в 1930-е годы освещен в трудах внештатного сотрудника РЗИА В.В. Руднева33, а также корреспондента РЗИА в Двинске Б.Брежго34.

Из опубликованных иностранных источников нами также привлекались документальные материалы, освещающие историю функционирования РЗИА в Праге и судьбу фондов, перевезенных в послевоенные годы в СССР, помещенные в работах Дж. Фишера и П.Кеннеди Гримстед35.

На изменение ситуации в изучении феномена РЗИА повлияли опубликованные в 1990-е - 2000-е гг. в Чешской Республике источники из чешских и других зарубежных архивов по истории РЗИА и научной эмиграции в целом, где освещаются начальный этап создания РЗИА, жизнь и деятельность сотрудников архива, а также история комплектования фондов архива в 1920-е-1930-е годы36.

Ориентировочный список эмигрантов - русских, украинцев, белорусов, вывезенных в 1945 г. Красной армией из ЧСР в СССР, 37 изданный в Праге в 1993 г., привлекался для установления биографических данных сотрудников РЗИА.

При анализе научного творчества и практической деятельности историков и архивистов, работавших в РЗИА, а также их вклада в историко-архивную науку и культуру в целом, использовались источники, опубликованные в Праге в 1991 г. в издании «Эмиграция из СССР в Чехословакию в межвоенный период: вклад в науку и культуру»38.

Поскольку архивные материалы публикуются в указанных сборниках на языке подлинников (чешский, английский), ряд документов вводится в научный оборот в нашем переводе на русский язык.

Проанализированные выше источники не исчерпали темы архивов Русского Зарубежья в Праге, поскольку затрагивали частные стороны общей проблематики.

Положение кардинально изменилось после опубликования в России путеводителей, которые следует отнести к категории «источника источников»: путеводителя «Фонды Государственного архива Российской Федерации по истории белого движения и эмиграции: Путеводитель»,39 где, в частности, помещен аннотированный указатель к личным фондам и коллекциям документов, поступивших в ЦГАОР (ныне - ГАРФ) из Праги. Второй справочник - «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге: Межархивный путеводитель»40 является ценным источником сведений о составе и содержании документов, хранившихся ранее в бывшем РЗИА и ДКА (Донском казачьем архиве). Межархивный путеводитель подготовлен сотрудниками ГАРФ при участии специалистов РГВА, РГВИА, РГАВМФ, РГАЛИ, Архива внешней политики Российской империи и др. В состав Путеводителя включены характеристики фондов РЗИА, подготовленные также архивистами из республик Беларусь, Грузия, Молдова, Украина и Эстония. Необходимость этого издания была продиктована тем, что после вывоза РЗИА в СССР он был раздроблен между центральными, республиканскими и ведомственными архивами страны. Фонды РЗИА в процессе работы над Межархивным путеводителем были сведены в обобщающий сводный каталог- указатель. Составители Путеводителя предприняли удачную попытку реконструкции некогда целостного архива. Тем самым было продолжено дело основателей архива, в условиях эмиграции сохранивших документальные памятники истории России. Таким образом, Межархивный путеводитель с насыщенными информативными справками характеристик фондов, биографий, сведениями о деятельности фондообразователей, указателями и комментариями является источником для многих историко-архивоведческих трудов.

Нами использован также Энциклопедический биографический словарь41, в который вошли более 400 жизнеописаний эмигрантов, в том числе виднейших сотрудников РЗИА – А.А. Кизеветтера, В.А. Мякотина, Е.Ф. Шмурло, Б.А. Евреинова, С.Г. Пушкарева, А.Ф. Изюмова, А.В. Флоровского и др.

Для характеристики отечественного архивоведения начала XX в., традиции которого продолжили сотрудники РЗИА, использованы источники, освещающие научную, а также практическую деятельность историков и архивистов по спасению архивов России в первые послереволюционные годы42.

В сборнике документов «Высылка вместо расстрела. Депортация интеллигенции в документах ВЧК-ГПУ. 1921-1923»43 опубликованы следственные дела репрессированных, протоколы допросов, подписки и заявления арестованных, в том числе - будущих сотрудников РЗИА. Источники показывают, что подготовка к акции по высылке их за границу началась в конце 1921 г.

Одной из первых в отечественном историко-архивоведении ввела в научный оборот документы РЗИА, а также сведения о составе и содержании фондов РЗИА в ГАРФ Л.И. Петрушева44.

Важным источником являются воспоминания сотрудников ЦГАОР45, где раскрыта деятельность архивистов, принявших в Москве фонды РЗИА из Праги, и начавших их научно-техническую обработку.

Источником о деятельности научной эмиграции стали воспоминания бывших эмигрантов, вернувшихся в Советский Союз после Второй мировой войны - В.Л. Андреева, Д.И. Мейснера, Б.Н. Александровского, П.П. Шостаковского46 и др. В их рассказах - история судеб историков и архивистов, переплетениях политической борьбы. В мемуарах бывшего сотрудника РЗИА Д.И. Мейснера содержатся портреты чехословацких государственных деятелей, руководивших «Русской акцией». Он уделяет много внимания деятельности РЗИА в период нахождения архива под юрисдикцией МИД Чехословакии, а также драматическим событиям подготовки архива к вывозу из Праги в 1945 г. Следует отметить, что в кругах эмигрантов, оставшихся за границей, мемуары вернувшихся на Родину натолкнулись на неприятие, вызвав обвинения в политической ангажированности.

Проанализированы воспоминания эмигрантов, после войны принимавших участие в антисоветских центрах за рубежом или подвергнутых репрессиям. В числе последних был заведующий книжно-журнальным отделом и заместитель председателя Ученой комиссии РЗИА С.П. Постников, в мемуарах которого описываются предистория создания Архива русской эмиграции (прообраза будущего РЗИА), влияние «Русской акции» на его организацию, а также начальный период деятельности архива, получивший название «собирательского»47. С.П. Постников и заведующий газетным отделом архива Л.Ф. Магеровский явились авторами-составителями библиографий по документам РЗИА48, также послуживших источниками при написании диссертации.

В воспоминаниях С.Г. Пушкарева, Л. Бобровской, Н.Е. Андреева, И.Толстого49 приводятся портреты основателей и сотрудников РЗИА, а также сведения о деятельности отделов РЗИА.

Ценными источниками по истории РЗИА явились публикации эпистолярного наследия эмигрантов-историков и архивистов, работавших в РЗИА50, где приводятся данные о комплектовании архива, драматических событиях в истории РЗИА в 1927-1928 гг., взаимоотношениях в руководстве РЗИА.

Источниковой базой для освещения и анализа деятельности РЗИА явились также неопубликованные документы, хранящиеся в российских и чешских архивах.

Наибольшее число архивных фондов, документы которых проанализированы в диссертационном исследовании, хранятся в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). Это Фонд Р-7030 «Русский заграничный исторический архив в Праге» (1924-1944), где содержатся копии положений о РЗИА 1924 и 1928 гг., акт о включении РЗИА в структуру МИД ЧСР (1928), журналы заседаний Совета РЗИА (1935-1940 гг.), выписки из журналов заседаний Совета РЗИА за период с 1935 по 1940 гг. Нами проанализирована также переписка с представителями РЗИА в различных странах о собирании документов в интересах архива – В.А. Мякотиным, П.П. Менделеевым, С.Г. Сватиковым, И.И. Серебренниковым, Ф.М. Фелькнером и др.

Для анализа начального периода деятельности РЗИА использовались материалы из фонда Р-5764 (Объединение Российских земских и городских деятелей в Чехословацкой Республике (Пражский Земгор),

Для освещения историко-архивоведческой мысли 1920-х годов, развитие которой продолжили историки и архивисты РЗИА, изучались документы личного фонда одного из основоположников новой архивной теории и практики в послереволюционной России А.С. Николаева (Ф. 7798), а также документы, хранящиеся в фонде Союза Российских архивных деятелей (Ф.7789).

Из различных фондов бывшего РЗИА, хранящихся ныне в ГАРФ, анализировались источники, касающиеся судеб и деятельности членов Совета и Ученой Комиссии РЗИА - Е.Ф. Шмурло (Ф. 5965), П.Б. Струве (Ф. 5912), В.А. Мякотин (Ф.5917), В.Я. Гуревич (Ф. 5910), И.М. Брушвит (Ф. 5789), С.Г. Пушкарев (Ф. 5891), А.Н. Фатеев (Ф. 6427), Я. Славик (Ф. 6123), В.Л. Бурцев (Ф. 5802), и др., а также руководителей отделов – Отдела документов - А.Ф. Изюмова (Ф.5962), и Отдела печатных изданий, позднее переименованного в книжно-журнальный отдел - С.П. Постникова ( Ф. 6065).

Кроме того, привлекались материалы из Ф. 5325. Оп. 9. Книга поступлений в АОР, и анализировались документы фонда: Докладная записка С.Н.Круглова А.А.Жданову от 15 мая 1946 г., в которой, в частности, указывается, что доступа к материалам РЗИА, вывезенного в СССР, «…научных сотрудников различных учреждений не будет» и др.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) проанализированы документы фонда 17, касающиеся судьбы РЗИА, в частности, письмо В.Д.Бонч-Бруевича И.В.Сталину от 24 февраля 1946 г., где В.Д.Бонч-Бруевич перечисляет основные собрания Россики в Европе, и отдельно называет РЗИА в Праге, который, по его мнению, «…нужно конфисковать».

В Российском государственном архиве литературы и искусства (РГАЛИ) использованы документы из фонда Комитета по улучшению быта русских писателей и журналистов, проживающих в Чехословакии (Ф.1568, 1922-1932), переданного из ЦГАОР.

В Архиве РАН изучены документы личного фонда А.В.Флоровского (Ф.1609), члена Совета и Ученой комиссии РЗИА, где содержатся источники как о начальном этапе становления РЗИА, так и о перипетиях в судьбе архива в конце 1920-х-1930-е годы.

Документы фонда Петроградского отделения ГУАД - Центрархива (Ф. 6900) Российского государственного исторического архива (РГИА) анализировались для установления биографий и деятельности сотрудников ГУАД, будущих создателей и сотрудников РЗИА. В фонде также представлены источники об обысках и арестах среди историков и архивистов перед их высылкой из Советской России в 1922 г.

В чешских архивах выявлены документы, освещающие историю создания и деятельности РЗИА.

В архиве Национального музея в Праге (А NM, f. A. Hajn, k. 231, si. Burcev. № 6330/2) проанализированы документы, освещающие сотрудничество В.Л.Бурцева с Русским заграничным историческим архивом в Праге, а также запись беседы с Э. Бенешем, в которой В.Л.Бурцев просит Э. Бенеша о продолжении «Русской акции».

В Национальном архиве в Праге (Narodni archiv. P 1411- P 1313) изучены документы, связанные с передачей РЗИА в ведение МВД ЧСР, а также меморандум Я.Славика, направленный в Президиум Славянского университета с протестом против передачи РЗИА в МВД ЧСР. Здесь же хранятся проанализированные нами источники о деятельности РЗИА во время Второй мировой войны, о судьбах русских сотрудников РЗИА в этот период. Выявлены и проанализированы источники об изъятиях документов из состава РЗИА немецкими оккупантами. В архиве находятся источники о деятельности РЗИА и за более раннее время, в которых содержатся детали, касающиеся процесса передачи РЗИА в собственность МИД Чехословакии.

В диссертации проанализированы также документы из Архива АН Чешской республики (A AV CR), связанные с передачей РЗИА АН СССР в 1945 г.

Научная новизна диссертационного исследования.

Впервые в отечественной историографии установлена и обоснована периодизация РЗИА: определены основные этапы рождения, деятельности и расчленения РЗИА, рамки которых были связаны с уровнем и характером достигнутого взаимопонимания между чехословацким научным сообществом во времена правительства Т. Масарика и Э. Бенеша – с одной стороны, и русской эмиграцией в Праге – с другой.

Новизна работы заключается также в том, что она позволяет восстановить имена историков и архивистов-эмигрантов, которые были изъяты из летописи отечественного архивного дела; установить, уточнить и проанализировать роль сотрудников РЗИА, сохранивших традиции гуманитарной архивной доктрины, сформулированной в серебряном веке русской культуры и в первое послереволюционное десятилетие; вписать их творческие судьбы в контекст национальной памяти российской научной диаспоры. В соответствии с историко-антропологическим подходом, акцент делается на воссоздание биографий и профессиональной деятельности историков и архивистов, сыгравших определяющую роль в истории РЗИА.

С этой целью в диссертационном исследовании приводятся результаты изучения как опубликованных, так и впервые вводимых в научный оборот архивных документов. В частности, анализируются источники, характеризующие наименее исследованные в отечественном историко-архивоведении периоды в истории РЗИА - подготовка «Русской акции», явившейся предпосылкой создания РЗИА, а также деятельность РЗИА в годы оккупации Чехословакии немецкими войсками (1939-1945).

Впервые охарактеризована научно-концептуальная значимость «уроков» РЗИА для выживания архивов в экстремальных условиях.

Новизна анализа источников и литературы по истории РЗИА заключается в том, что РЗИА создавался и функционировал в условиях не межгосударственного, а именно международного сотрудничества, то есть, на основе взаимопонимания и взаимопомощи между оказавшимися в вынужденной эмиграции российскими историками и архивистами и демократическим сообществом в Чехословакии.

Таким образом, диссертация представляет собой исследование обобщающего характера, основанное на комплексном анализе опыта работы отечественных историков и архивистов в Праге, включая историю возникновения в середине 1920-х-1930-е годы чехословацкого центра историко-архивной теории и практики российской эмиграции.

Практическая значимость диссертационной работы. Практическая значимость диссертационной работы определяется введением в научный оборот ранее не известного или малоизученного комплекса источников о Русском заграничном историческом архиве в Праге. Эти материалы могут быть использованы для последующих исследований истории Русского Зарубежья в целом, и эмигрантских архивов, в частности. Привлеченный в диссертации материал и выводы позволят перейти к системному изучению историко-архивного наследия эмигрантов и, пользуясь исторической ретроспективой, определить наиболее эффективный вектор анализа и выявления ориентиров для расширения рамок исследования российской научной и культурной диаспоры за рубежом.

Материалы исследования и его выводы могут быть также использованы при подготовке трудов в области всеобщей истории архивов, истории архивов России, науковедения, историографии, миграциологии и диаспороведения, для разработки учебных курсов, учебно-методических пособий и программ лекционных курсов и спецсеминаров для историков-архивистов, документоведов, социологов, культурологов и политологов.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.