авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Русский заграничный исторический архив в праге (1923-1945 гг.): историко-архивоведческое исследование

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

Серковская Любовь Васильевна

РУССКИЙ ЗАГРАНИЧНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ АРХИВ В ПРАГЕ

(1923-1945 гг.):

ИСТОРИКО-АРХИВОВЕДЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

Специальность 05.25.02 – Документалистика, документоведение,

архивоведение

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Москва – 2011

Работа выполнена на кафедре истории и организации архивного дела Историко-архивного института ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет»

Научный руководитель: - доктор исторических наук, профессор

Хорхордина Татьяна Иннокентьевна

Официальные оппоненты: - доктор исторических наук, профессор

Ершов Виталий Федорович

- кандидат исторических наук

Копылова Ольга Николаевна

Ведущая организация: Всероссийский научно-исследовательский институт

документоведения и архивного дела (ВНИИДАД)

Защита состоится 23 декабря 2011 г. в 16-00 на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.198.07 при ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет» по адресу: 125993, г. Москва, ГСП-3, Миусская пл., д. 6.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВПО «Российский государственный гуманитарный университет».

Автореферат разослан «11» ноября 2011г.

Ученый секретарь

совета по защите докторских

и кандидатских диссертаций Т.С.Волкова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется тем, что Русский заграничный исторический архив (РЗИА) в Праге – уникальная модель рождения, жизни, гибели и воссоздания на новой основе органически целостной системы документальных исторических памятников Русского Зарубежья. С 1923 по 1945 гг. РЗИА, созданный эмигрантами – историками и архивистами, прошел путь, который преодолевают большинство архивов в России и в мире за многие десятилетия, а то и за несколько столетий.

Изучение истории РЗИА в Праге, его состава и содержания важно прежде всего потому, что относится к исследованию Архива как феномена русской культуры, созданного и функционировавшего за рубежом.

Исследование обстоятельств создания, расчленения и попыток последующей реконструкции РЗИА связано также с тем, что в результате выявляется роль государства в архивном строительстве. Она может быть как созидательной, так и разрушительной. История РЗИА в Праге и в Москве доказывает, что вненаучные действия властей замедляют процесс объединения культурных сил вокруг архивов, а цивилизованная поддержка со стороны государства делает возможным его реализацию даже в трудных условиях эмиграции.

С одной стороны, ученые - создатели РЗИА исходили из того, что архив необходим для сохранения объективной документальной исторической картины прошлого России вне зависимости от политических пристрастий и партийной принадлежности фондообразователей. Основатели и сотрудники РЗИА видели свой научный и гражданский долг в том, чтобы сохранить органическую целостность архива. Официальные органы власти Чехословакии оказывали им поддержку на первом этапе создания и деятельности Пражского архива русских эмигрантов.

С другой стороны, вначале немецкие власти во время оккупации Чехословакии (1939-1945 гг.) стали расчленять архив, размещая ряд фондов в другие хранилища - вопреки сложившимся в архиве научным принципам систематизации, а затем органы Советской власти в 1945-1946 гг. вывезли практически весь РЗИА из Праги в СССР, поскольку рассматривали документы архива, прежде всего, как источник удовлетворения оперативно-чекистских, ведомственных интересов. Архив как самоценное произведение культуры в обоих случаях не интересовал органы власти.

Исследование уроков возникновения и выживания РЗИА в экстремальных условиях в связи с этим приобретает особое значение в периоды строительства архивной системы в новых исторических реалиях.

Актуальность темы определяется также необходимостью изучения коллекции периодических изданий русских эмигрантов, в 2007 г. включенной ЮНЕСКО в список «Память мира». Эта коллекция являлась частью Русского заграничного исторического архива, которая после окончания Второй мировой войны лишь по стечению обстоятельств не была вывезена в Москву.

Речь идет также о собрании административных документов бывшего Русского заграничного исторического архива, свидетельствующих о сотрудниках архива, переписке с агентами, покупавшими собрания для РЗИА. Чешские специалисты, в частности, директор Славянского института АН Чешской Республики Г. Ульбрехтова, подчеркивают необходимость участия в этом процессе российских ученых.

Таким образом, важным обстоятельством, определяющим актуальность изучения проблематики, связанной с РЗИА, является сложное сочетание в истории его создания и деятельности национальных и глобальных факторов.

Степень изученности темы

Литературу по данной теме можно разделить на две основные группы.

К первой следует отнести работы, освещающие взаимоотношения русской эмигрантской интеллигенции, органов Советской власти и правящих кругов Чехословакии. Вторую группу составляют исследования, непосредственно относящиеся к истории создания, функционирования и расчленения РЗИА, а также архивной Россике в Чехословакии.

Эти группы неразрывно связаны между собой.

Концептуально-исходная позиция советской историографии по отношению к послереволюционной эмиграции определялась прежде всего соответствующими указаниями руководителей партийных и советских органов1. На этой политической основе в начале 1920-х-1930-е гг. в советской историографии появляются работы о Русском Зарубежье в целом, и о документальном наследии эмигрантов, в частности. Имена историков и архивистов-эмигрантов и их научные разработки упоминались либо в разоблачительном контексте, либо вычеркивались политической цензурой.2

Исследователи-эмигранты за рубежом писали другую историю. Современный историк отмечает: «Обширная литература об эмиграции была создана самими ее участниками... В эмигрантской литературе отражалось стремление… оценить наследие русского зарубежья»3.

Справедливости ради отметим, что в ряде случаев разделить авторов на эмигрантов и иностранцев непросто, так как иногда эмигрантами были вывезенные родителями из России дети, ставшие иностранными гражданами.

К ним относится М.И. Раев, которому волею судьбы было предназначено служить связующим звеном между первым и вторым поколениями русской эмиграции. Вывезенный из России ребенком, образование получил во Франции и в США, стал почетным профессором кафедры им. Б. Бахметева в Колумбийском университете, куратором Бахметевского архива в Нью-Йорке – одного из крупных собраний архивной Россики на Западе. М.И. Раев - автор монографии по истории науки и культуры Русского Зарубежья, вышедшей в свет за рубежом4, изданной также в России5. Ценность книги М.И. Раева в контексте диссертационного исследования определяется тем, что она является свидетельством самобытности и высокого уровня историко-архивоведческой культуры русских эмигрантов, работавших в РЗИА.

Для рубежа 1980-х гг. можно говорить об определенных подвижках в изучении творческого наследия историков и архивистов - эмигрантов.

В отечественной историографии важное место занимает монография В.Т. Пашуто «Русские историки-эмигранты в Европе»6, включающая ценные сведения о работе историков и архивистов в Чехословакии в 1920-е-1930-е гг., и опубликованная после смерти автора. В.Т.Пашуто начал путь, который прошла отечественная историческая наука со второй половины 1980-х гг., – объективного научного анализа эмигрантского наследия. На страницах его исследования возникли образы основателей и руководителей РЗИА в Праге - А.В. Флоровского, Е.Ф. Шмурло, А.А. Кизеветтера, С.Г. Пушкарева и других историков и архивистов.

Таким образом, к началу «перестройки» тематика российской послереволюционной эмиграции вновь становится предметом изучения. На смену обличению эмигрантов пришло стремление понять, исследовать судьбы и творчество людей, по своей и не своей воле оказавшихся за рубежом. Анализ историографической ситуации свидетельствует о разрыве между накопленным архивным материалом в 1920-1960-е гг. и степенью его обобщения в исторической литературе 1990-х гг., сложившемся в практике исторических исследований. Как отмечал в 1995 г. отечественный специалист по истории культурного наследия российской диаспоры за рубежом А.В. Квакин, происходят радикальные перемены «не только в исследовательской ситуации, но и умонастроениях как авторов культурно-исторической ситуации, так и их читателей»7.

В постсоветский период история российской эмиграции превратилась в одну из самых востребованных тем. Существенно обновилась методология исследований, появились качественно новые источниковые возможности. Предметом изучения стали проблемы зарубежной архивной Россики, выявления, анализа и использования архивных коллекций по истории российской эмиграции. Публикуются исследования, авторы которых стремятся к целостному и комплексному изучению послереволюционной российской эмиграции и сложившегося феномена архивов Русского Зарубежья.8

В.П. Козлов рассмотрел опыт выявления и возвращения зарубежной архивной Россики, а также начало работы по реконструкции РЗИА9.

Предметом углубленного анализа Е.В. Старостина явились методологические проблемы изучения архивов Русского Зарубежья, а также состава и содержания зарубежной архивной Россики10.

А.В. Попов, автор исследований по истории архивов Русского Зарубежья, проанализировал документальное наследие эмиграции в архивах России, в том числе наследие РЗИА, хранящееся в ГАРФ. Много внимания А.В. Попов уделяет проблемам выявления, описания, использования архивов Зарубежья11.

И.В. Сабенникова, автор первого обобщающего исследования российской эмиграции 1917-1939 гг. как единого социокультурного феномена в сравнительном освещении, положив в основу историко-социологический подход, рассмотрела политико-правовые проблемы регламентации жизни и деятельности историков и архивистов в Чехословакии, проанализировала участие научной эмиграции в образовании и просвещении Чехословакии. Кроме того, ею детально проанализирован вклад Т. Масарика в «Русскую акцию» и предпосылки создания РЗИА. В историко-архивоведческих изданиях И.В. Сабенникова публикует библиографические указатели по изданиям о русской эмиграции12. Отметим, что БД «Зарубежная архивная Россика» пополняется с использованием результатов работы ВНИИДАД, для чего сотрудниками Института И.В.Сабенниковой, В.И. Звавичем, А.С. Ловцовым и др. проводится работа по сбору сведений о зарубежной архивной Россике и систематическое выявление публикаций этих материалов в России и за ее пределами. 13

Труды этих авторов дают возможность оценить уровень изученности темы зарубежной архивной Россики, и истории РЗИА, в частности. Следует отметить, что в указанных работах анализ тематики, касающейся РЗИА, не был непосредственной задачей авторов.

В первые годы XXI в. историко-архивоведческие исследования Русского Зарубежья в целом и феномена РЗИА, накопленные данные потребовали осмысления, применения новых теоретико-методологических подходов с учетом изменений в общей картине гуманитарного знания.

Ответом на вызов времени стали труды А.И.Квакина, И.В. Сабенниковой и др., а также Е.И. Пивовара и его научной школы, для которой характерно особое внимание к анализу методологических основ историографии Русского Зарубежья14. Наше диссертационное исследование ориентировано в методологическом русле, предложенном, в частности, в монографии Е.И. Пивовара «Российское зарубежье: социально-исторический феномен, роль и место в культурно-историческом наследии». Мы разделяем мнение ученого о необходимости уходить от методики верификации и интерпретации процесса эмиграции, которая зачастую сводилась к практике «интенсивного описания», когда исторический нарратив преобладал над осмыслением эмпирических фактов и наблюдений. Изучение истории эмиграции на современном этапе развития исторической науки, - делает вывод автор,- должно опираться на принцип междисциплинарности15. Именно междисциплинарность истории эмиграции делает ее подлинной составляющей «науки о человеке», способствуя поиску новых подходов в изучении индивидуальной деятельности, сознания и поведения людей.16 Поэтому мы уделяем особое внимание восстановлению исторической правды о судьбах основателей и ключевых сотрудников РЗИА.

Историко-архивоведческая интерпретация процесса создания, функционирования и вывоза Русского заграничного исторического архива в СССР была впервые сформулирована в сохраняющей свое значение статье Т.Ф. Павловой «Русский заграничный исторический архив в Праге», а также в других ее работах17. В последующем переработке и дополнениям подвергалась та часть исследования, которая касалась деталей, не носящих концептуального значения.

В работах А. Копрживовой, В.Н. Быстрова, А.И. Барковец исследуются причины создания, история комплектования, систематизации и использования документов РЗИА, а также история расчленения архива18. Н.И.Владимирцевым введены в научный оборот документы о русской эмиграции в Чехословакии19. К.Е.Новохатским рассмотрены послевоенная судьба РЗИА и реконструкция состава документов20. В отечественной историографии, как правило, репрессии против историков и архивистов - эмигрантов в Чехословакии не связывались с расчленением РЗИА и вывозом его в Москву.

В связи с ростом количества трудов по истории РЗИА в отечественной и зарубежной историографии сложилось направление историко-архивоведческих исследований, которое можно назвать «РЗИА-ведение», особенно после выхода в свет Межархивного путеводителя «Фонды Русского заграничного исторического архива в Праге»21 под редакцией и предисловием Т.Ф.Павловой, анализ которого проведен нами в разделе «Источниковая база исследования».

Л.И. Петрушева предприняла анализ архивной Россики - фондов РЗИА, хранящихся в ГАРФ; документов РЗИА в научно-справочном аппарате ГАРФ, а также правового положения сотрудников архива на материале собрания Пражской коллекции.22 В статье Т.И. Хорхординой «Новое о РЗИА: события и люди»23 главное внимание уделяется «живой истории» РЗИА, то есть анализу межличностных отношений внутри историко-архивного сообщества в Праге, а также поискам компромиссов с представителями чехословацких органов государственной власти.

О потенциале изучения чешскими историками тематики РЗИА свидетельствует работа Н. Песака о деятельности Русского заграничного исторического архива, Украинского исторического кабинета и Белорусского архива в 1938-1946 гг.24, опубликованная в конце 1940-х годов, данные которой в настоящее время нуждаются в существенной актуализации.

В последующие десятилетия тематика РЗИА, как было указано, практически исчезла из поля зрения ученых. Положение начало меняться в середине 1980-х гг., и в этот период за рубежом много внимания уделяется исследованию проблем исторической памяти и межкультурного диалога в Чехословакии. В диссертационном исследовании Е. Чиняевой «Русские вне России: Эмиграция в Чехословакии, 1918-1938 гг.», защищенное в Англии в 1995 г.25, а также ряде других ее работ на основе впервые публикуемых источников освещены отдельные аспекты деятельности РЗИА, в приложениях приведены краткие биографии деятелей, сыгравших видную роль в организации и функционировании РЗИА (В.Гирса, Я.Славик, Г.В.Вернадский, Е.Д.Кускова и др.).

Исследования чешских ученых С. Тейхмановой, З. Сладека, Л.Белошевской26 о Русском заграничном историческом архиве представляют особый интерес для проведения сравнительно-исторического анализа конкретных обстоятельств, в которых приходилось работать создателям РЗИА на различных этапах меняющихся внутриполитических режимов в довоенной и оккупированной нацистами Чехословакии.

В это же время на Украине издаются работы27

, основанные на изучении части архива, выделенной из фондов РЗИА. Основное внимание уделяется анализу специфики создания собраний украинских фондоообразователей в РЗИА, а также истории их возвращения в ЦГАОР с последующей передачей части из них в архивы Украины.

Анализ историографии по исследуемой теме показывает, что отечественные и зарубежные ученые «прорывались», если можно так выразиться, навстречу друг другу с двух противоположных сторон. За рубежом история РЗИА представлялась как часть научной и культурной жизни изолированной группы соотечественников, стремившихся сохранить национальные традиции и культуру. В России с конца 1980-х гг. история РЗИА исследовалась как часть научного наследия эмигрантов, которую необходимо интегрировать в постсоветское архивно-информационное пространство. К началу XXI в. позиции обеих групп исследователей сблизились. Таким образом, целостное исследование на научной основе проблем создания, функционирования, расчленения и реконструкции архива является актуальной задачей историко-архивоведения.

Предмет и объект исследования. Объектом диссертационного исследования является совокупность как опубликованных, так и неопубликованных источников, освещающих историю организации, комплектования, систематизации, использования и вывоза в СССР Русского заграничного исторического архива в Праге.

Предметом исследования является комплекс историко-архивоведческих проблем, связанных с формированием и функционированием целостного архива (Русского заграничного исторического архива в Праге) в условиях эмиграции.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1923 по 1945 гг. Нижняя хронологическая граница определена 1923 г., т.е. созданием, началом деятельности и официальным закреплением статуса РЗИА в Праге. Верхняя хронологическая граница относится к 1945 г. - времени вывоза основного массива документов РЗИА в СССР.

Цель исследования состоит в анализе феномена РЗИА в Праге как многоуровневой системы открытого типа, отличительными признаками которой являются нелинейность развития, диалогичность, высокая степень коммуникативности и не менее высокая способность самосохранения. Основное внимание уделяется определению направлений деятельности как российских историков и архивистов - эмигрантов, так и роли чехословацкого правительства в создании и функционировании РЗИА, а также в анализе и оценке результатов существования РЗИА. Это определяется недостаточной изученностью истории РЗИА в контексте целостной российской культуры и его места и роли в мировом духовном наследии, поскольку архив подвергался исследованию в основном как обособленное явление, вне глобальных и межнациональных аспектов, характерных для формирующегося единого архивно-информационного пространства.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.