авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Исследование закономерностей и методов совершенствования инженерной устойчивости природно-технических систем в развитии санкт-петербургской агломерации

-- [ Страница 2 ] --
  1. Во вводе в эксплуатацию объектов Комплекса защитных сооружений Санкт-Петербурга от наводнений в полном соответствии с проектом и со всеми инженерными изменениями и уточнениями, нашедшими отражение в настоящей диссертации, что значительно повышает его устойчивость и расширяет геоэкологическую направленность влияния КЗС на акваторию Невской губы и восточной части Финского залива;
  2. В принятии распоряжений Правительства Российской Федерации от 25 сентября 2008 года № 1340-р «О присвоении наименования морскому порту в г. Санкт-Петербурге» и от 20 августа 2009 года № 1225-р «Об установлении границ Большого порта Санкт-Петербург (г. Санкт-Петербург)», постановлений Правительства Санкт-Петербурга от 9 октября 1987 года № 48 «Об анализе функционального использования акватории и прибрежной территории Финского залива в пределах Санкт-Петербурга» и от 26 июля 2001 года № 49 «О Концепции государственной поддержки международного транспортного комплекса в 2001-2004 годы»;
  3. В преломлении проработок диссертанта по КОДам и шифрам городской среды в принятом Законе Санкт-Петербурга от 19 января 2009 № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон и о внесении изменений в Закон Санкт-Петербурга «О Генеральном плане Санкт-Петербурга и границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга»;

4. В использовании положений, изложенных в диссертации, в разработке Стратегического плана Санкт-Петербурга (1987), Генерального плана развития Санкт-Петербурга (2005), «Плана действий ХЕЛКОМ на Балтийском море» (2007), в проектах Межправительственного Соглашения «Об организации многоуровневого и спутникового мониторинга портовых комплексов и судовых трасс на Балтийском море» и «Стратегии развития Морской деятельности Российской Федерации на период до 2020 года и на более отдалённую перспективу»;

  1. В создании в составе Правительства Санкт-Петербурга Комитета по транспортно-транзитной политике, Северо-Западного межрегионального информационно-аналитического центра транспортной логистики «Айлот», Международного Евро-Азиатского Транспортного Союза, в регулярном проведении Международных Евро-Азиатских конференций по транспорту и международных экологических Форумов «День Балтийского моря»;
  2. В участии ряда пионерных предприятий и организаций города в российско-шведско-финском проекте по использованию в российских условиях практики опоры на наилучшие технологии (ВАТ) при инициировании вопроса о получении разрешений на выбросы и сбросы загрязняющих веществ;
  3. В отработке первой версии проекта Берегового Кодекса Российской Федерации;

8. В написании на конкурсной основе учебника нового поколения «Экология» для технических ВУЗов страны и во введении на его основе в программу обучения специалистов городского хозяйства в СПб ГАСУ более десяти лет назад курса «Экология городской среды».

Апробация работы. Основные результаты диссертационной работы были предметом регулярного обсуждения в Министерствах Российской Федерации, Комитетах Государственной Думы и Совета Федерации; на Сессии Верховного Совета РСФСР, заседании Президиума Академии Наук СССР, пленуме правления Союза Архитекторов СССР, в Правительстве Санкт-Петербурга; в международных организациях за пределами России (ЕБРР, ХЕЛКОМ, «Северный Форум», ТЕДИМ); в международных симпозиумах и Форумах в Вене, Вильнюсе, Гданьске, Дрездене, Дортмунде, Лондоне, Милане, Одессе, Риге, Риме, Стамбуле, Таллинне, Хельсинки; на Международных конференциях английского института Адама Смита, Петербургского экономического Форума, в рамках ТРАНСТЕКа и ТЭК, Международного экологического Форума «День Балтийского моря», «АКВАТЕРРА», «Белые ночи» и на ежегодных конференциях профессоров, преподавателей, научных работников, инженеров и аспирантов СПб ГАСУ.

Личный вклад соискателя. Работа содержит результаты многолетних исследований, выполненных лично, при непосредственном участии или под руководством автора. Личное участие состоит в определении основной идеи исследования, постановке научных и практических задач, обосновании принимаемых решений и разработке методов их реализации; кадровом, технологическом, техническом и информационном обеспечении намечаемых исследований, повседневном руководстве многими из них, установлении необходимых контактов для этого, а самое главное - постоянном стремлении к внедрению апробированных результатов в практику жизни Санкт-Петербурга и Балтийского региона.

Публикации. Основное содержание диссертации отражено в 22-х выполненных под руководством или при непосредственном участии диссертанта научно-исследовательских работах, в монографиях «Планирование развития крупных городов. Опыт и пути совершенствования» и «Управление развитием крупных городов» (в соавторстве с Кривовым А.С. и Назаровым В.Ф.); учебнике «Экология» (в составе авторского коллектива); в 66-ти изданиях и брошюрах; в 112 журнальных и газетных статьях, в том числе в 8 изданиях, рекомендованных ВАКом, и 6, опубликованных за рубежом, 77 докладах на национальных и зарубежных конференциях и форумах и 6 авторских свидетельствах и патентах.

Структура и объём работы. Диссертационная работа состоит из введения, четырёх глав, заключения, выводов и рекомендаций, перечня использованных источников, выполненных под руководством или при непосредственном участии диссертанта научно-исследовательских работ, выпущенных диссертантом изданий. Объём диссертации составляет 306 страниц и 94 иллюстрации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Первая глава посвящена истории становления Санкт-Петербургской системы расселения. Приводится анализ зарождения, начиная с петровских времён, и развития Санкт-Петербургской агломерации.

В диссертации подчёркивается, что в нашей стране агломерации долго не являлись специальным объектом градостроительного проектирования, и лишь в последнее время появилось понимание их важности в перспективном устройстве страны и регионов. Обращение крупного города к агломерации – естественный результат его саморазвития. В условиях России с её гигантскими пространствами и расстояниями агломерации особенно востребованы. Крупные городские агломерации должны стать частью долгосрочной стратегии развития России. Уже сейчас в характеристике петербургской региональной системы расселения (схема 1) достаточно явно просматриваются черты моноцентрической структуры поселений с явным преобладанием центрального города-ядра; довольно масштабного сложноустроенного, целостного территориального образования, второго по значению и уровню развития в стране, но структурно ещё только вызревающего [9]. При этом утверждается, что вся история взаимоотношений Санкт-Петербурга и Ленинградской области, не говоря о едином «геополитическом» звучании этих мест, пронизана так называемым «тандемным» эффектом. У этих субъектов Российской Федерации – много взаимно пронизывающих направлений хозяйствования: водные ресурсы, транспортная деятельность, энергообеспечение; достаточное число примеров существования единых направлений хозяйствования, таких как служба управления внутренних дел, система мониторинга состояния окружающей среды и т. п. Оба субъекта входили в единый организм Ленинградского совнархоза, становились предметом прогнозирования в составе единого Генерального плана развития города и области.

Однако с момента распада СССР, вкусив определённую долю суверенитета, каждый из этих субъектов Российской Федерации дистанцировался друг от друга, породив новые трудно решаемые вопросы своего дальнейшего развития. Практически исчезло понятие «пригородная зона». Совсем другое звучание приобрела тема «второго жилья» горожанина, разорвались связи по организации летнего досуга подрастающего поколения, претерпела изменение тема вывода ряда промышленных предприятий из городской черты. Усугубились разночтения в эксплуатационных тарифах, в организации различных отчислений. Люди живут в одном субъекте, а работают в другом, где соответственно платят налоги, и сокращают тем самым, например, возможности по ремонту дорог по месту жительства. Люди живут в городе, а на лето выезжают отдыхать на принадлежащие им на праве личной собственности участки и в садоводства, но претендовать на эффективную, например, даже первичную медицинскую помощь они не могут – на это нет средств в бюджете областного правительства.

Рост числа подобных вопросов в реальной жизни вызвал первую волну объединений ряда соседних субъектов Российской Федерации, их укрупнение. Однако большого удовлетворения это начинание не вызвало. Об этом убедительно свидетельствуют материалы традиционных теперь, ежегодных встреч последователей стратегического планирования в стране, что собирает «Леонтьевский центр» в Санкт-Петербурге. Стратегическое планирование продемонстрировало пути снятия некоторых из перечисленных выше вопросов [26,28], более востребованным стало внимание к сфере обслуживания. Ведь оно - прежде всего путь к достижению согласия между властью, обществом и бизнесом.

Вместе с тем, новые собственники объектов народного хозяйства стали всеми правдами и неправдами открещиваться от находившихся на их балансах (чаще всего градообразующих предприятий), учреждений культурно-бытового обслуживания. Появились сложности и на рынке труда. Городам перестало хватать земли для решения жилищной проблемы. Не произошло заметных улучшений в этом направлении и при организации Министерства регионального развития Российской Федерации, даже впитавшего в свой состав Госстрой РФ, но не сумевшего создать условия для межотраслевой интеграции региональных хозяйственных комплексов.

Наиболее яркой иллюстрацией невнимания к административно-территориальной структуре России является Закон «О морских портах России», в тексте которого нет даже упоминания о субъектах Федерации, не то, что указаний о роли и значении их в деле развития портового бизнеса. А ведь субъектов Федерации, где представлены морские порты, в нашей стране насчитывается более 20 или почти каждый четвёртый субъект России.

Всё это не могло не принести вполне «реальных» результатов для экономики России. В стране насчитывается 1052 города и посёлка городского типа, 152 тысячи сельских поселений и лишь в 140 точках даже в докризисный период наблюдался экономический рост. Всего 12 субъектов Российской Федерации из более чем восьми десятков производили 60% продукции всей промышленности страны. Этого явно не достаточно, чтобы, с одной стороны, вывести российские регионы на мировой рынок в качестве важнейших узлов в системе товарных, финансовых, технологических и культурных обменов, а, с другой стороны, закрепить за страной значимое место в этой глобальной системе.

В диссертации обращается внимание и на то, что до недавнего времени практически отсутствовали горизонтальные связи между субъектами Федерации. Стоит ли после этого удивляться расчётам Всемирного банка, которые показывают, что только из-за неэффективной пространственной организации Россия теряет 2-3% ВВП ежегодно.

Всё это явилось и следствием пространственно-территориальной «замкнутости» субъектов российской Федерации. Хотя, по-существу, многие крупные, особенно стратегические объекты, демонстрировали вполне осязаемый выход из данных искусственных «оков». Особенно это стало заметно на примере экологической тематики. Ведь экология не знает административных границ. И это явилось дополнительным симптомом для появления геоэкологии, а утверждение о том, что, например, водная система «Ладожское озеро - река Нева - Невская губа - восточная часть Финского залива» непременно должна рассматриваться как единая система просто предпосылало такой подход. Точно также нужно подходить, в целом, и к Балтийскому региону, как к единой эколого-экономической системе.

Известную аналогию демонстрируют и другие направления хозяйствования. Возьмём, к примеру, Санкт-Петербургский территориально-транспортный комплекс. Такой объект не может замыкаться только на один субъект Федерации – Санкт-Петербург. Вопросы организации подходов к Большому порту, сортировочных станций, скоростного движения. Уже только они требуют межсубъектных усилий. Значит административно-территориальный каркас не незыблем. В целом ряде случаев один стратегический объект плавно «перетекает» из одного субъекта в другой. И привычные территориальные границы должны быть в какой-то степени подвижны.

Но у этой пространственной проблемы есть и ещё одно и весьма важное обстоятельство. До недавнего времени альянс природной среды с инженерным обеспечением рассматривался только с точки зрения организации мониторинга. Но, как оказалось, именно инженерное обеспечение может коренным образом изменить характер природной системы. Так, возможность маневрирования затворами судо- и водопропускных сооружений превратила Комплекс защитных сооружений (КЗС) Санкт-Петербурга из уязвимого с точки зрения экологов природоопасного комплекса в объект, оптимизирующий геоэкологическую обстановку в Невской губе и восточной части Финского залива.

Так материализовалась идея о природно-технических системах, появившаяся в научной литературе во второй половине XX века. Анализируя появление нового типа систем, объединяющих в единое целое природные комплексы и технические системы, в диссертации утверждается, что это – совокупность природных и искусственных объектов, формирующихся в результате строительства и эксплуатации инженерных и иных сооружений и технических средств, взаимодействующих с природными объектами.

Под природно-технической системой (схема 2) понимается устойчиво взаимодействующие природная и техническая компоненты, между которыми осуществляются непрерывные обменные потоки вещества, энергии и информации. Эти потоки устойчивы во времени и пространстве,

так как поддерживаются человеком, формирующим особую компоненту природно-технических систем – блок регулирования. В них очень многое коррелируется со стратегическими объектами. Во-первых, цель природно-технической системы или её миссия заключается в выполнении тех или иных функций и задаётся человеком. В природно-технической системе, таким образом, изначально заложена идея планирования. Во-вторых, критерием устойчивости такой системы служит сохранение ею способности, испытывая внешние воздействия, выполнять свои функции – как социальные, так и самоподдерживающие, которая может выступать в трёх формах: инертность, восстанавливаемость, пластичность. Наконец, основными свойствами природно-технических систем является разномасштабность, открытость, динамичность. Природно-техническая система, таким образом, становится интегрирующим объектом для экологии и техники [51].

В настоящей работе предлагается понимать рассматриваемую Санкт-Петербургскую агломерацию как композицию целого ряда природно-технических систем [8]. Прежде всего в качестве таковой должна рассматриваться собственно городская среда жизнедеятельности, обеспечивающая требующийся уровень комфортности и насыщенная соответствующими инженерными сооружениями. К их числу следует также отнести всю «водоцентрическую» систему города и территориально-транспортный комплекс с его подходными каналами и подъездными путями, «сухими» портами и новыми видами доставки грузов и пассажиров. Этот список может быть дополнен достаточно специфическими объектами. Такими, как многофункцинальная Невская губа, квалифицируемая теперь как внутригородской водоём; Комплекс сооружений защиты города от наводнений; искусственно созданные рефулированные территории, площадь которых уже достигла почти четырёх тысяч гектар, и весьма своеобразное и ещё не очень активно используемое поземное пространство.

Приведённый перечень из семи пространственно ёмких систем свидетельствует, что, в настоящее время многие оценки градостроительных условий претерпели существенные трансформации. Изменился и масштаб многих явлений. На повестку дня выходят не вполне привычные индексы, индикаторы и риски окружающей среды. среды. Значит дело в том, чтобы средовый подход к прогнозированию развития и проектированию форм и систем материально-пространственного окружения стал не только определяющим, но и композитным, комплексно взаимоувязанным, взаимодополняемым и коррелируемым, обеспечивая условия устойчивого развития всего административно-территориального образования..

Вторая глава посвящена анализу современного состояния и перспективам развития основных природно-технических систем Санкт-Петербурга.

Первой среди них названа собственно городская среда. Рассматривая городскую среду как сложную природно-техническую систему следует исходить из того, что город, потребляющий природные и социально-экономические ресурсы и производящий не только духовные и материальные ценности, но также производительные силы общества, прежде всего, посредством формирования материально-пространственных условий труда, быта и отдыха населения. В начале 1980-х годов соискатель выдвинул идею объединения социально-экономического планирования и градостроительного проектирования крупных и растущих административно-территориальных образований [1, 2]. Только в таком ключе возможно достижение суммарного градостроительного эффекта от сохраняемой и вновь формируемой городской среды. Этот подход соискателю удалось реализовать сначала при разработке Генерального плана нового города нефтепереработчиков в Ленинградской области – Кириши, а затем и Единого Генерального плана Ленинграда и Ленинградской области (1985-86 гг.) [11, 12, 14, 15, 17, 18].

К сожалению, перестройка социально-экономических отношений в стране оставила накопленный и апробированный позитивный опыт комплексного социально-экономического и градостроительного прогнозирования без внимания. Негативные последствия этой практики со всей очевидностью проявляется в череде «градостроительных ошибок» Санкт-Петербурга как в формировании отдельных комплексов, так и в целом в функциональном зонировании нового Генерального плана города.

Поэтому первой задачей, которую поставил перед собой соискатель, является необходимость возрождения отечественных традиций градостроительного проектирования, его наитеснейшего симбиоза с практикой стратегического планирования комплексного экономического и социального планирования, коренной переработки Градостроительного кодекса Российской Федерации в этой части, чёткой его переориентации на средовый подход [13, 16].

Адаптирование города к новым потребностям – задача исключительной сложности и для властей, и для частных компаний. Восстанавливая государственные начала в области хозяйствования, правительство не должно оставлять «на задворках» вопросы прогнозирования и формирования благоприятной для населения среды обитания, то есть именно то, что и обеспечивает нормальный процесс воспроизводства трудового потенциала, создаёт устойчивые условия для здоровой жизни и творческих проявлений людей.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.