авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Пространство коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации россии

-- [ Страница 3 ] --

Средства коммуникации занимают среднее, промежуточное положение в цепочке «отправитель – канал – получатель». Традиционные медиа представляют собой механизм связи между отправителем и получателем сообщения. Посредством медиа замыкается цикл информационного обмена, создаются условия для массовой коммуникации. Отличия межличностной коммуникации от массового общения проявляются практически в связи со всеми составляющими процесса коммуникации: источник сообщения, канал передачи, время передачи, расстояние, приемник, обратная связь, характер регулирования (констатирует М. Назаров).

Стремительное развитие науки и техники за последние два десятилетия привело к появлению новых цифровых и информационно-компьютерных технологий, которые активно и успешно внедряются по многим направлениям общественной жизни, в том числе и в сфере коммуникации. Их использование привело к изменению традиционных средств массовой коммуникации (СМК) и способствовало появлению новых, ранее не существовавших каналов распространения информации.

Информационная революция изменила их, а также формы и содержание медиапродукции и медиасреды, способствовала появлению принципиально нового канала коммуникации – Интернета. Как принципиально новое средство массовой коммуникации, он обладает такими характеристиками, как интерактивность, открытость, отсутствие временных и пространственных ограничений, виртуальность, отмечает А. Россошанский. В интерактивной коммуникации получатель сообщения является таким же полноправным участником коммуникации, как и отправитель сообщения. Интернет разрушает монополию медиаиндустрии, обеспечивая прямой и немедленный доступ к политической и прочей информации, открывает перед общественностью и перед каждым человеком возможность создавать информацию, использовать и обмениваться ее свободно и открыто, с учетом своих собственных интересов.

Динамический обмен информацией, характеризующийся постоянством и обратной связью, как отмечает М. Кастельс, почти всегда подразумевает наличие сети. Сетевое пространство политической коммуникации характеризует масштабность, или безграничность (Н. Корытникова).

Для обмена сообщениями, несущими определенное смысловое содержание, людям не обязательно находиться вместе, то это означает, что Интернет позволяет осуществить массовый перенос людьми своей информационной активности, а также и информационных взаимодействий из среды, создаваемой традиционными коммуникационными технологиями, в виртуальную среду сети, т.е. в он-лайн. В этой связи автором выделяется гибридная политическая коммуникация, которая представляет смешанный тип коммуникации, предполагающее мгновенное взаимодействие «лицом к лицу» независимо от своего местоположения.

В ходе общественного развития меняется значимость определенных видов коммуникации власти и общества, при этом значимость конфликтных форм остается достаточно высокой. Конфликты всегда были присущи политическим отношениям. Представители нового институционального течения (П. Бурдье, Н. Флигстайн и др.) сделали вывод, что конфликты между акторами, занимающие различные позиции на отдельных полях, их переходы на «смежные» поля и, как следствие, изменение позиций служат основным источником перемен в обществе. С этой точки зрения политическая коммуникация в форме конфликта является узловой точкой, запускающей инновационные процессы в обществе.

В тоже время, многие конфликты на определенном этапе своего развития имеют тенденцию к эскалации, так и деэскалации. По мере накопления протестных настроений, в подмененных конфликтных проявлениях, не достигающих реального разрешения противоречий и преодоления фрустраций, каждый новый конфликт будет протекать острее и все более приближаться к традиционному российскому своему выражению в виде «бунта, бессмысленного и беспощадного». Автор подчеркивает значимость классификации политической коммуникации по степени конфликтности действий: форма просьбы, форма протеста, форма угрозы.

В итоге, автор приходи к выводу, что политическая коммуникация осуществляемая в континууме конфликт – солидарность реализуется в разнообразных формах: коммуникация «лицом к лицу», медийная коммуникация, сетевая коммуникация, гибридная коммуникация. В ходе общественного развития меняется значимости определенных видов коммуникации власти и общества, при этом значимость конфликтных форм остается достаточно высокой.

Вторая глава «Политическая модернизация в современной России: оптимизация взаимодействия власти и общества» включает два параграфа. В главе анализируются поля политической коммуникации, выделяются проблемы взаимодействия власти и общества в условиях политической модернизации, определяются пути их решения на основе выявления ключевых коммуникативных ресурсов, позволяющих оптимизировать политическую коммуникацию в условиях модернизации.

Параграф 2.1 «Поля взаимодействия и новые политические тренды в условиях политической модернизации» в значительной степени представляет результаты авторского эмпирического исследования, содержит анализ специфики пространства коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации.

Многообразие общественных интересов вызывает к жизни именно сетевые типы организации и взаимодействия (отмечает А. Кузнецова). Сетевая модель расширяет права «меньшинства» на участие в политике, что труднодостижимо при иерархических структурах.

Автор подчеркивает, что пространство коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации приобретает децентрализованную сетевую форму, в связи, с чем возрастает значимость изучения полей политической коммуникации в сетевом пространстве.

Поле – это понятие, включающее в себя качественные, в определенной мере «силовые» характеристики поля – его «напряженность», интенсивность происходящих в нем коммуникаций. Основываясь на классификации В. Ильина, автором выделяются следующие коммуникативные поля: индивидуально-личностное поле (индивидуальные сайты, странички, блоги политических и общественных лидеров), групповое поле (блогосообщества), институциональное поле (сайты, порталы органов власти, гибридные институты). Доступные для коммуникации новые технологии трансформируют способы коммуникации между обществом и властью (констатирует С. Воленков), способствуя формированию новых политических институтов. В рамках решения задач диссертационной работы был проведен дискурсивный анализ Посланий Президента к Федеральному Собранию (2008-2011). Дискурсивными единицами выступали: направления модернизации, новизна, политическая значимость. Результаты анализа показывают, что ключевыми направлениями политической модернизации России полагаются: мобилизация (расширение участия граждан в политике), информационно-коммуникативная технологизация (использование инновационных технологий); институциализация (создание новых политических институтов для решения постоянно расширяющегося круга социальных и экономических проблем); открытая политическая конкуренция (изменение политических ориентаций элиты и лидеров на открытую борьбу).

Диссертант выделяет основные тренды изменения пространства политической коммуникации.

1. Неотсроченность политической коммуникации (возможность заявить свою позицию и получить немедленный ответ).

2. Перенос коммуникации «лицом к лицу» в виртуальную плоскость. Большое значение отводится расширению спектра существующих диалоговых опций на сайтах политических и государственных структур (онлайн-приемные, рубрики «вопрос – ответ», увеличению функционала видео-обращений, телемостов)

3. Коммодификация коммуникации (политические коммуникации выступают как особый товар, потребление которого предполагает особый акцент на имидже. Усиление сети новых средств информации приводит к тому, что лидерство становится персонализированным, а путь к власти лежит через создание виртуальных имиджей (М. Кастельс). Победитель на виртуальной политической сцене обладает реальной политической властью.

Развитие информационного сетевого пространства демонстрирует противоречивую тенденцию: чем современнее становится общество, тем большее значение в нем придается не институтам и социальным нормам, а самим действующим лицам и их имиджам, разворачивающимся в сетевом пространстве. Современное социальное пространство общества начинает формироваться по новым правилам и принципам политической игры, которые диктует специфика информационных, сетевых технологий (выделено Т. Владимировой). Опираясь на концепцию политической модернизации С. Хантингтона, автор полагает, что ключевое значение в процессе политической модернизации имеют легитимные формы коммуникации, которые позволяют вырабатывать решения по общим актуальным вопросам.

С целью изучения специфики изучения политической коммуникации в сетевом пространстве был проведен качественный контент-анализ политических блогов (N = 50). Конструирование категориальной сетки определило следующие единицы: единица анализа – суждения содержащие оценку общественно-политических норм и ценностей, единица счета – количество предложений содержащих единицу анализа, единица контекста – фотографии, оказывающие влияние на восприятие единицы анализа. Полученные результаты свидетельствуют о том, что политическая коммуникация в сетевом пространстве осуществляется в форме легитимного и нелегитимного конфликта. При этом чаще всего коммуникация в сетевом пространстве осуществляется в форме нелегитимного конфликта, посредством выбора соответствующей «мишени» и конструирования следующих образов «власть – враг», «народ – жертва». В этом смысле очень показательны марши несогласных. Неслучайно они активно привлекают участников через сеть. Создавая и распространяя истории, которые могут вызвать негативную эмоцию (например, коррумпированные чиновники и т.д.), организаторы дают ей выход. На том же принципе основано действие технологии «твиттерных революций».

Автор солидарен с мнением О. Корженневой о том, объединение в сетевом пространстве происходит не на основе общих идей и смыслов, а на основе общей эмоции, которая чаще всего является негативной. Такое объединения, как правило, носит временный характер, поскольку люди объединяются на тот период пока популярна та или иная тема. Негативная эмоция может дать импульс к стихийным действиям, чаще всего основанным на почти инстинктивном отрицании, а не на общей цели и четкой программе.

В сетевом пространстве присутствует очень много сниженных образов власти (О. Корженнева). Окажись на их месте кто угодно другой, и в сетевом пространстве его постигла бы та же учесть, просто потому, что она находится на вершине иерархии, которую сеть не признает. Подчеркивается, что образ власти в российской политической культуре, является важным ресурсом интеграции общества. Ее образ – это некий объединяющий символ, олицетворяющий цели и смыслы, лежащие в основе государства, и дающие обществу ощущение единства и причастности к реализации глобального проекта. Тотальное отрицание иерархии ведет к фрагментации общества, утрате им свойств единого организма.

Автор приходит к выводу о том, что децентрализованная сетевая форма пространства коммуникации актуализирует необходимость в оптимизации коммуникации власти общества.

Параграф 2.2 «Перспективы оптимизации политической коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации» посвящен исследованию путей оптимизации политической коммуникации и роли экспертного сообщества в децентрализованном сетевом пространстве коммуникации.

Автор, подчеркивает, что в условиях политической модернизации оптимизация коммуникации сводится к процессу перераспределения символических ресурсов в сетевом пространстве коммуникации.

Сетевое пространство, включает в себя как формальные, так и неформальные контакты. Политические сети интегрируют в своем составе как государственных, так и негосударственных акторов. Отношения внутри сетей строятся на основе формальных и неформальных кодов, постоянно происходит обмен ресурсами, основанными на устойчивых коммуникациях внутри сети (К. Бенсон).

Автор подчеркивает роль социального доверия как важнейшего фактора, определяющего характер обменов между акторами пространства политической коммуникации. Проблема доверия непосредственно присутствует в социологических теориях, представляющих социальное взаимодействие как обмен. Роль фактора доверия в политических обменах подчеркивал Т. Парсонс. Вопрос о роли доверия в современном обществе в своих работах исследовали Э. Гидденс, Н. Луман, А. Селигмен, С. Айзенштадт, П. Штомпка.

Функциональность доверия проявляется как в личностном, так и в общественном аспектах. В первом случае доверие удовлетворяет базовые потребности индивида в онтологической безопасности. Персонифицированные и неперсонифицированные формы доверия призваны придать повседневной жизни более надежный характер. Во втором случае доверие непосредственно участвует в конструировании горизонтальных и вертикальных социальных взаимодействий. В частности, доверие – это ресурс рядовых граждан, который включен в механизм легитимизации институтов власти и определяет поддержку проводимого ими экономического и политического курса. На основе доверия формируются социальные идентичности и отношения взаимности и солидарности, что является необходимым фактором формирования гражданского общества. Наряду с этим, доверие выполняет важнейшую функцию уравновешивания социокультурного, политического, этнического многообразия современных обществ. В обществе с низким уровнем доверия очень сложно осуществлять позитивные перемены на всех уровнях

С целью выявления перспектив оптимизации политической коммуникации автором был проведен анкетный опрос жителей Саратовской области. Полученные в ходе опроса результаты были соотнесены с данными ФОМ «Уровень протестных настроений», 2010 (N = 1500, 45 регионов России), центром Юрия Левады «Доверие россиян к институтам власти 2011 (N = 1520, 45 регионов России), Исследовательского холдинга Ромир «Уровень доверия жителей России к общественным института» 2011 (N = 1520, 8 федеральных округов России), ФОМ «Несправедливость в обществе», 2011 (N = 2000, 44 регионов России).

В ходе проведенного автором анкетного опроса, были получены следующие результаты: 54% респондентов скорее не доверяют органам власти, 20% – равнодушны, 13% – не доверяют. Более того, заметна тенденция к резкому падению уровня доверия к общественным институтам. Так, по результатам всероссийского опроса общественного мнения, проведенного исследовательским холдингом Ромир, в сентябре 2011 года, за 7 лет, прошедших со времени аналогичного исследования (февраль 2004), уровень доверия жителей России к общественным институтам снизился. Наиболее заметно снизился уровень доверия по отношению к институту президентской власти (с 59 до 20%). Также произошло снижение доверия к Правительству (с 14 до 11%), армии (с 10 до 8%), правоохранительным органам (с 7 до 4%) и Совету Федерации (с 4 до 2%). 

Низкий уровень доверия общества к власти способствует повышению уровня общественного контроля. Так, поставить власть под контроль общества считают необходимым 61% респондентов, в необходимости ее укрепления убеждены 29%.

На фоне низкого уровня доверия общества к власти повышается конфликтный потенциал общества. Проведенный опрос показывает, что наиболее приемлемой формы коммуникации общества с властью 47% респондентов считают «обращение», 39% «протест», 4% респондентов «угрозу». Настороженность вызывает резкий рост протестного потенциала в обществе по стране. Так, по данным проведенного исследования ВЦИОМ за 2009–2011 годы резко возросло число россиян намеренных участвовать в митингах (с 14 до 24%) и петициях (с 21 до 37%), зато сократилась группа не готовых участвовать ни в каких акциях (с 57 до 41%). Высокий протестный потенциал подтверждает необходимость регулярного мониторинга социальной напряженности.

Обобщая полученные данные эмпирического анализа, автор приходит к выводу о необходимости аккумулирования в пространстве важнейших коммуникативных ресурсов – доверия и контроля.

Основываясь на идеях Н. Шматко, диссертант подчеркивает роль экспертного сообщества в оптимизации политической коммуникации. Эксперт – это агент пространства политической коммуникации, который наряду с другими акторами формирует легитимные представления о той или иной социальной, экономической или политической проблеме, а также конструирующие новые социальные категории, предлагая при этом свой специфический продукт – экспертизу.

В пространстве политической коммуникации в качестве таковых могут выступать представители науки и независимых экспертно-аналитических центров, лидеры организаций гражданского общества, независимые журналисты, члены общественных палат, совещательно – консультативных структур при органах власти.

В заключение диссертантом подчеркивается, что в условиях политической модернизации возрастает роль не только эксперта-медиатора, который способствует формированию необходимых дискурсивных практик, аккумулируя тем самым доверие общества к власти. Особую значимость приобретает эксперт – конфликтолог, предлагающий особый продукт – конфликтологическую экспертизу. В связи с чем, необходимо создание такой исследовательской системы, которая позволяла бы обстоятельно изучать процессы возникновения, обострения, взаимовлияния и взаимоперепплетения различных социальных конфликтов, моделировать их и разрабатывать на этой основе программу эффективного управления данной совокупностью возникающих противоречий и противоборств в интересах конструктивного регулирования и разрешения.

В заключении изложены основные теоретические выводы и результаты проведенного исследования, обозначены пути дальнейшей разработки данной проблемы.

В приложении даны результаты эмпирических исследований, образец анкеты.

Основные результаты работы изложены в публикациях автора.

Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК Минобразования РФ:

  1. Герасимова Е.В. Специфика пространства коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации России // Теория и практика общественного развития. (Электронный журнал). 2012. № 2 (0,3 п.л.). URL: – 4 –2010/politica/gerasimova2.pdf.
  2. Герасимова Е.В. Социологическая рефлексия взаимодействия власти и общества: конфликт как ресурс решения социально-политических проблем // Вестник Поволжской академии государственной службы. 2010. № 2. С. 47–53 (0,5 п.л.).

Публикации в других изданиях:



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.