авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Пространство коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации россии

-- [ Страница 2 ] --
  1. Модернизация политической системы России меняет саму структуру пространства политической коммуникации. Политическая коммуникация представляет собой символическое действие, реализующее особую логику политики, распределения властных символических ресурсов и норм, влияющих на поведение участников коммуникации. Пространство политической коммуникации выступает и как система отношений, и как система символов: оно характеризуется особым распределением символических капиталов и соответствующей расстановкой сил социальных и политических акторов – основных действующих лиц, реализующих в пространстве коммуникации собственные интересы. Пространство политической коммуникации задается двумя коммуникативными осями: конфликт-согласие, легитимность – нелегитимность.
  2. Легитимное видение политического мира выражается в терминах общепринятых ценностных ориентиров и правил и осуществляется в режимах оправдания действий: режим публичного обоснования действия, режим близости и режим планового действия. Каждому формату действия соответствует особый вид оценки норм и особая модель деятельности. Режим публичных обоснований связан с высшими общими принципами, общими формами блага и с ограниченным благом. Режим близости связан с взаимодействием человека с близким окружением и основан на привязанности и заботе. Режим интенционального действия относится к успешному выполнению регулярного рационального действия.
  3. Политическая коммуникация осуществляемая в континууме конфликт – солидарность реализуется в разнообразных формах: коммуникация «лицом к лицу», медийная коммуникация, сетевая коммуникация, гибридная коммуникация. В ходе общественного развития меняется значимости определенных видов коммуникации власти и общества, при этом значимость конфликтных форм остается достаточно высокой. По степени конфликтности выделены следующие формы политической коммуникации: форма просьбы, форма протеста, форма угрозы.
  4. Пространство коммуникации власти и общества в условиях политической модернизации приобретает децентрализованную сетевую форму. В сетевом пространстве политическая коммуникация представлена следующими полями: индивидуально-личностное поле (индивидуальные сайты, странички, блоги политических и общественных лидеров), групповое поле (блогосообщества), институциональное поле (сайты, порталы органов власти). Основными трендами политической коммуникации становятся: неотсроченность (возможность заявить свою позицию и получить немедленный ответ); перенос коммуникации «лицом к лицу» в виртуальную плоскость (телемосты, виртуальные коммуникативные площадки); коммодификация коммуникации (политические коммуникации выступают как особый товар, потребление которого предполагает особый акцент на имидже). Эмпирически доказано, что обоснование своей позиции в форме нелегитимного конфликта осуществляется посредством выбора соответствующей «мишени» и конструирования следующих образов «власть – враг», «народ – жертва». В условиях политической модернизации возрастает значимость легитимной коммуникации власти и общества.
  5. Децентрализованная сетевая форма пространства коммуникации требует новых форм управления, которые должны быть направлены на оптимизацию политической коммуникации. Результаты проведенного анкетного опроса в г. Саратове свидетельствуют о необходимости аккумулирования в пространстве таких коммуникативных ресурсов как доверие и контроль: на фоне низкого уровня доверия общества к власти (54% респондентов скорее не доверяют власти, 20% – равнодушны, 13% – доверяют) наблюдается высокий уровень протестного потенциала общества (48 % опрошенных готовы участвовать в протестных акциях). Особую роль в оптимизации политической коммуникации играет экспертное сообщество. Эксперт – это агент поля политики, который наряду с другими акторами пространства политической коммуникации формирует легитимные представления о социально-политических проблемах; способствует формированию соответствующих дискурсивных практик и спросу на специфический продукт – экспертизу. В условиях политической модернизации возрастает значимость конфликтологической экспертизы.

Теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Теоретическая значимость работы заключается в том, что она вносит существенный вклад в политическую социологию, социологию конфликта, расширяя перспективу социально-политического анализа конфликтов власти и общества в пространстве коммуникации. Практическое значение результатов диссертационного исследования выражается в возможности их использования органами власти, местного самоуправления при разработке приоритетных проектов политической модернизации.

Материалы проведенного исследования могут применяться для совершенствования образовательных программ в области социологии, политологии, конфликтологии, социологии массовой коммуникации, теории и практики связей с общественностью, связей с общественностью в органах государственной власти и общественных структурах, управлению общественными отношениями, предоставляя новые возможности разработки, методологической рефлексии и углубления содержания учебных курсов.

Апробация работы. Основные положения, выводы и рекомендации, изложенные в диссертации, докладывались на заседаниях кафедры социальных коммуникаций (2007–2011), а также на международных, всероссийских, межрегиональных, межвузовских научно-практических конференциях: Третьем Всероссийском социологическом конгрессе «Социология и общества: проблемы и пути взаимодействия (г. Москва, октябрь 2008), на IV Всероссийской научной конференцию «Сорокинские чтения» с международным участием (г. Саратов, декабрь 2008), Международной научной конференции «Имидж региона в отечественном и зарубежном контексте»« (г. Ярославль, апрель 2009), Санкт-петербургском Международном Конгрессе конфликтологов «Конфликтология для ХХI века: наука – образование – практика» (г. Санкт-Петербург, сентябрь – октябрь 2009), Международной научно-практической конференции «Основные направления реформирования и повышения эффективности государственной службы Российской Федерации» (г. Саратов, июнь 2009), Третьем международном конгрессе конфликтологов «Роль конфликтологии в обеспечении сотрудничества государства, бизнеса и гражданского общества» (г. Казань, сентябрь 2010), на Международной научно-практической конференции «Молодежный радикализм провинциального социума в условиях трансформирующегося общества» (Саратов, октябрь 2010), на Х Международной научно-практической конференции «Коммуникативные вызовы ХХI века» (Саратов, октябрь 2011).

Отдельные аспекты диссертационного исследования обсуждались в Институте социологии РАН в рамках курсов повышения квалификации «Социология массовой коммуникации» (г. Москва, июнь 2008) и «Социальное неравенство и структура современного общества» (г. Москва, ноябрь 2008).

Публикации. По теме диссертации опубликованы 10 работ общим объемом 3,4 п.л., в том числе три статьи – в изданиях, рекомендуемых Перечнем ВАК.

Структура диссертации включает введение, две главы, состоящие из четырех параграфов, заключение, список использованной литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, осуществляется постановка проблемы, раскрывается степень разработанности проблемы, обозначается понятийное поле исследования, формулируются цель и задачи, объект, предмет, методы и гипотеза исследования, представлены методологические основы диссертации, обозначены положения, демонстрирующие новизну и теоретико-практическую значимость работы.

Первая глава «Социологическая рефлексия пространства коммуникации власти и общества» включает два параграфа. Проводится социологический анализ пространства власти и общества, выявляется специфика политической коммуникации.

В параграфе 1.1 «Пространство политической коммуникации в условиях политической модернизации России» представлены различные подходы и история концептуализации модернизационных процессов. Рассматривая первые (М. Леви, Э. Хаген, Т. Парсонс, Ш. Эйзенштадт, Д. Эптер) и новые (С. Хантингтон, З.Бауман Дж.Гасфилд, Д.Белл) теории модернизации, теории неомодернизации (Э. Тирикьян), теории постмодернизации (Дж. Александер, Р. Инглхарт), теории экологической модернизации (Э. Гидденс, У. Бек), автор подчеркивает, что политическая модернизация на практике означает образование централизованных государств; разделение властей; рост активности политических акторов; созидание и повсеместное распространение современных институтов и практик, а также современной политической структуры и культуры.

При этом институты и практики могут складываться в соответствии с современными западными моделями или отличаться от них. В политическом контексте можно выделить либеральную и консервативную модернизацию. В первом случае успешное развитие и модернизация определяются степенью вовлеченности граждан в систему представителей демократии и условиями для открытой и безопасной конкуренции внутри правящей элиты за голоса избирателей. Консервативная модернизация предполагает высокоцентрализованные политические институты, жесткость политического режима, способного обеспечить стабильность, порядок, интеграцию общества.

Основной контекст пространственных рассуждений диссертанта выстраивается вокруг идеи В. Ильина о выделении двух традиций в понимании пространства: субстанциалистской и реляционной. Субстанциалисткая парадигма толкует пространство как абсолютное, неизменное и объективное вместилище тел, объектов, поселений. Реляционная парадигма связана с пониманием пространства как порядка сосуществования и связана с переходом к пониманию относительного пространства. Опираясь на идеи П. Бурдье, Б. Верлена и Г. Зиммеля, автор приходит к выводу, что реляционная парадигма предполагает взгляд на социальное пространство не как на самостоятельную сущность, а как на систему отношений, образуемых взаимодействующими субъектами. Автор подчеркивает, что социальное пространство понимается как символическое, или смысловое пространство, в котором воспроизводятся социальные различия и осуществляются социальные распознавания.

Важные теоретические проблемы социального пространства были обоснованы П. Бурдье. В его понимании социальная реальность выступает в форме многомерного социального пространства, построенного по принципам дифференциации и распределения. Он понимает социальное пространство как символическую сферу, в которой осуществляются социальные распознавания.

Наряду с социальным пространством С. Заболотная выделяет социально-политическое пространство, которое является видовой формой социального пространства. Социально-политическое пространство понимается, как структурная часть внутренне связано со всем социальным пространством; открыто для воздействия со стороны других его полей (подпространств); имеет свою внутреннюю структуру, представленную разными элементами, в том числе собственные подпространства; характеризуется особыми свойствами и функциями; обладает относительной автономностью по отношению к социальному пространству.

С учетом понимания социального пространства, разработанного в рамках социологического подхода, социально – политическое пространство можно представить как совокупность отношений и позиций социальных агентов (акторов), обладающих разными политически значимыми ресурсами. Утверждение подобного взгляда на политическое и социальное пространства как порядок позиций социальных агентов, обладающих разными ресурсами (капиталами), связано с именем П. Бурдье. Близкое представление о политическом пространстве получило развитие в работах Ю. Качанова, Н. Шматко.

В условиях формирования информационного общества пространство социально-политического взаимодействия определяется характером информационно-коммуникативных процессов и отношений (Д.Ю. Астапенко) Опираясь на концепцию социального пространства П.Бурдье автор полагает, что пространство политической коммуникации выступает и как система отношений, и как система символов: оно характеризуется особым распределением символических капиталов и соответствующей расстановкой сил социальных и политических акторов – основных действующих лиц, реализующих в поле политики собственные интересы. В этом контексте политическая коммуникация выступает как символическое действие, реализующее особую логику политики, распределения властных символических ресурсов и норм, влияющих на поведение участников коммуникации.

Более широкое знакомство российских социологов с западными постклассическими социальными теориями позволило расширить возможности использования новых подходов к исследованию пространства.

Так, развивая идеи П. Бурдье, Ю. Качанов рассматривает социальную реальность как пространство объективированных различий и считает, как и Н. Шматко, что социальное (политическое) пространство целесообразно рассматривать в рамках топологического подхода. Единицей пространства выступает «топос». По мнению Н. Шматко, каждый «топос» имеет свою качественную специфику, ему присуща своя пространственно-временная структура социальных явлений.

Мысль о движении, которое имеет определенную последовательность в пространстве, также была заложена Т.Гоббсом. Пространство мыслится как отношения элементов конструкции, а время — как их последовательность, при этом основными топико-темпоральными характеристиками социального мира выступают изменчивость и упорядоченность. Речь идет о едином пространстве-времени цивилизации, о ее пространственно-временном континууме. Содержательность континуума связана с выделением в нем констант, в которых фиксируется тождество некоторых элементов.

По мнению Т. Черняевой, характеристики пространства рекурсивно соответствуют доминирующим ценностям и практикам социальных групп. В свою очередь социальные практики в отношении пространства могут быть представлены в виде континуума, полюсами которого выступают практики пространственного закрепления и пространственной мобильности. В этом контексте, автор солидарен с мнением А. Максутова, о том, что политическая коммуникация происходит в рамках определённого пространственно-временного континуума. Вне определенного пространства и времени не существует понятия политической коммуникации.

Пространство власти и общества представляет собой систему, которой имманентны внутреннее движение, непрерывные установления и разрывы отношений: зависимости и автономии, сотрудничества и борьбы, протеста и поддержки, силового конфликта и переговоров и др. (Ю.Качанов). В этом контексте диссертант подчеркивает, что политическая коммуникация осуществляется в континууме конфликт – солидарность. Акторов в пространстве политической коммуникации объединяет общая ставка игры: претензия на навязывание легитимного видения мира (П.Бурдье). Легитимное видение политического мира выражается в терминах общепринятых ценностных ориентиров и правил и осуществляется в режимах оправдания действий: режим публичного обоснования действия, режим близости и режим планового действия. Каждому формату действия соответствует особый вид оценки норм и особая модель деятельности. Режим публичных обоснований связан с высшими общими принципами, общими формами блага и с ограниченным благом. Режим близости связан с взаимодействием человека с близким окружением и основан на привязанности и заботе. Режим интенционального действия относится к успешному выполнению регулярного рационального действия. В ходе конфликта акторы обозначают свою позицию в пространстве, закладывая основу для сотрудничества (Л. Болтанки и Б. Тевено). Данный подход позволили автору сделать вывод о том, что пространство коммуникации власти и общества задается двумя коммуникативными осями: конфликт – согласие, легитимность – нелегитимность.

Параграф 1.2 «Формы взаимодействия власти и общества в пространстве коммуникации» посвящен классификации коммуникации власти и общества и применению неоинституционального подхода к изучению пространства политической коммуникации.

Согласно концепции социального пространства Г.Зиммеля, в которой заложена мысль о движении и изменчивости пространства, автором подчеркивается, что каждое общество производит свое пространство.

Современное общество это «горячее общество», которое в противовес «холодному», быстро развивается и изменяется под воздействием информационных технологий. Пространство нового общества построено на потоках капиталов, информации, технологий, организационных взаимодействий, образующих сеть. Следовательно, социологическая интерпретация фундаментальных общенаучных категорий «пространство» и «время» приобретает сегодня практический смысл, а в силу этого неизбежно политизируется. Новейшие достижения науки и техники, новый образ жизненного пространства информационного общества изменяют социальные отношения производства, потребления и коммуникации, формируют новые связи.

В этом смысле диссертант солидарен с мнением М. Кастельса. Он отождествляя общество, с социальной структурой, сводит его к трем самым общим компонентам: пространству, времени, технологии. На разных этапах общественного развития можно наблюдать увеличение или уменьшение значимости определенных форм коммуникации.

На протяжении значительного отрезка человеческой истории формы социального взаимодействия сводились в большинстве случаев к межличностному общению. Люди имели возможность взаимодействовать друг с другом и обмениваться символическими формами только тогда, когда одновременно находились в одном и том же месте, либо участвовали в других видах социального действия в условиях физической, пространственно-временной локализации. Традиции и установки, в том числе и политического характера, передавались преимущественно в устной форме, и даже само их существование зависело от непрерывного процесса возобновления в основном через рассказ, реже – через показ или иные сходные действия, но опять-таки в контексте непосредственного межличностного взаимодействия людей.

Однако с развитием средств коммуникации социальное взаимодействие и символьный обмен все более отходили от формы межличностного общения в условиях физической локализации. Следовательно, средства коммуникации порождали новые формы социального, в том числе и политического взаимодействия – медийная коммуникация, когда для обмена сообщениями, несущими определенное смысловое содержание, людям уже не обязательно требовалось находиться вместе.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.