авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Институциальные противоречия в системе защиты детей, оставшихся без попечения родителей

-- [ Страница 2 ] --

3. Интеграция России в международно-правовой институт защиты детей вызвала серию институциальных изменений, распределившихся в противоречивом континууме «деинституциализация – институциализация». Отход от одних практик (государственное попечение) сопровождается усилением альтернативных и новых форм (институт замещающей семьи, Уполномоченный по правам ребенка). Позиционирование замещающего родительства как действенного инструмента преодоления сиротства не учитывает возможности распространения на него кризисных трансформаций института семьи, что подтверждается увеличением возвратов детей из приемных и опекаемых семей. Стимулирование семейных форм устройства сирот требует их своевременного профессионального сопровождения. Введение института Уполномоченного по правам ребенка, дискуссии вокруг ювенальной юстиции свидетельствуют о продолжении поиска институциальной формы, которая обеспечила бы качественные трансформации в сфере защиты детства.

4. В риторике региональных агентов проблематизируются наиболее явные зоны межведомственных разногласий, определяемые как сегменты институциальных противоречий в системе защиты детей, оставшихся без попечения родителей. Законодательная зона отражает пробелы и рассогласованность в федеральных и региональных нормативных актах. Зона административных разногласий возникла при перераспределении полномочий между областной и муниципальной властью. Экономическая зона демонстрирует рассогласованность между заявляемыми властью приоритетами защиты детства и выраженностью их финансовой поддержки. Функциональная зона касается практик взаимодействия агентов защиты детства между собой, характеризующихся иерархичностью и нечетким разграничением функциональных обязанностей. Практическая зона отражает патерналистские технологии взаимодействия специалистов с детьми и семьями, воспроизводящие низкую ответственность получателей социальных услуг. Зона личностных контактов, способная стать источником разногласий, чаще выступает неофициальным каналом преодоления ведомственных интересов.

5. Региональные специалисты выступают проводниками интересов детей, их мнение важно при принятии управленческих решений. Положительные перемены в сфере защиты детей-сирот отметили 89,7% респондентов. Однако выделенные ими положительные тенденции (совершенствование законодательства, увеличение темпов решения жилищной проблемы сирот) не связаны с главными приоритетами – созданием служб поддержки замещающих семей (19 %) и профилактикой сиротства (11%). Признание значимости согласованных действий полномочных структур в интересах детей-сирот (94%) не коррелирует с низкой оценкой улучшения ситуации в этой сфере (21,7%). Уполномоченный по правам ребенка получил дифференцированную оценку от представителей традиционных региональных сервисов, что характеризует двойственность его восприятия как нового органа контроля и радикального инструмента восстановления прав детей. Невысокая оценка включенности общественных организаций в сферу защиты сирот отражает тенденцию снижения активности НКО в силу усложнения налоговых обязательств и дифференциации российского некоммерческого сектора.

6. Преодоление рассогласованности в сфере защиты детей-сирот связывается комплексом мер законодательного, организационного и кадрового характера, направленным на своевременное правовое подкрепление складывающихся практик, четкое распределение функциональных обязанностей, дальнейшую профессионализацию кадров. Развитие согласованной кадровой политики в региональной системе защиты детства должно сочетаться с повышением мотивационной включенности специалистов социальных сервисов в модернизационные процессы. Открытость процессов институциальных трансформаций в сфере защиты детства, позволяющая анализировать их с позиции рисков, четкая артикуляция противоречий выступают ресурсом развития системы и совершенствования ее управления в интересах детей.

Теоретическая и практическая значимость исследования определяется востребованностью социологического анализа социальных институтов в условиях трансформирующегося общества. Теоретическая значимость выявления институциальных противоречий состоит в обобщении предпосылок и факторов, дестабилизирующих институциальные связи. Это, в свою очередь, способствует более глубокому пониманию трудностей, которые возникают в сфере защиты детей-сирот на уровне региона. Результаты исследования представлялись диссертантом в ходе заседаний межведомственной рабочей группы «Безопасность в семье» при министерстве социального развития Саратовской области (2010-2011 гг.), организации семинаров для межведомственных районных команд, при разработке учебного курса для сотрудников полиции, они могут быть использованы для административной рефлексии межведомственного взаимодействия на региональном уровне.

Апробация работы. Основные положения, выводы и рекомендации, полученные в ходе диссертационного исследования, докладывались на заседаниях кафедры социологии, социальной антропологии и социальной работы СГТУ, были представлены на региональных, всероссийских и международных научно-практических конференциях (2008-2011гг.): «Здоровое поколение: традиции, опыт и перспективы профилактической работы в образовании» (Саратов, 2008); «Конфликты в социальной сфере и их урегулирование» (Казань, 2009); «П.А. Сорокин и современные проблемы социологии» (Санкт-Петербург, 2009); «Образование и общество» (Москва, 2009); «Актуальные проблемы теории и практики социальной работы с семьей и детьми» (Томск, 2010); «Постинтернатное сопровождение детей-сирот и детей, оставшихся без родительского попечения» (Саратов, 2010); «Ювенальные технологии как основа системной помощи несовершеннолетнему, находящемуся в социально-опасном положении» (Саратов, 2010)»; «Новые подходы и актуальные проблемы в работе по развитию семейных форм устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» (Саратов, 2010); «Социально-психологическое сопровождение детей и подростков группы риска по социальному сиротству» (Саратов, 2011).

Публикации. По теме диссертации опубликовано 11 научных работ, в том числе в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации, общим объемом 4,8 п.л.

Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, двух глав (пяти параграфов), заключения, списка использованной литературы, приложений.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, осуществляется постановка проблемы, анализируется степень ее разработанности, определяются цель и задачи, объект, предмет, методы и гипотеза исследования, очерчиваются методологические основы диссертации, ее эмпирическая база, формулируются положения, отражающие новизну и теоретико-практическую значимость работы.

В первой главе «Институт защиты детства в контексте приоритетов российской социальной политики», состоящей из трех параграфов, анализируются теоретические подходы к процессу институциализации защиты детства, а также основные трансформации этого института, связанные с модернизацией социальной сферы и развитием практик, стимулированных продвижением России к международным нормам защиты детства.

Первый параграф «Теоретико-методологические подходы к исследованию институциализации системы защиты детства» систематизирует существующие в зарубежной и отечественной социологии научные представления о процессах становления и трансформации социальных институтов. Анализ институциализации современной российской системы защиты детства строится в ракурсе функционального, конфликтологического и интерпретативного подходов. Автор определяет место защиты детей-сирот в общей системе защиты детства, обобщает предпосылки макро- и микроуровня, инициирующие рассогласованность институциальных связей в этой сфере.

Обращаясь к методологии структурно-функционального подхода, диссертант рассматривает российский институт защиты детства в ракурсе стимулировавших его становление общественных потребностей, связанных с социально-экономическими трансформациями 90-х гг. ХХ в., определяет структурные элементы и функций этого института. Автор обращается к идеям Э. Дюркгейма о воспитательных системах как видоизменяющихся во времени продуктах истории и функциях профессиональных гильдий, призванных стабилизировать и поддерживать общественный порядок. Общие принципы функционирования социальных систем, которые могут быть основой анализа системы защиты детства, рассмотрены в работах Т. Парсонса. Взгляды Р. Мертона позволяют признать наличие дисфункций характерной особенностью сложно-дифференцированных систем, что, в свою очередь, нацеливает на изучение степени функциональности и интеграции институциальных элементов системы защиты детства. Научные суждения представителей институциональной школы, в частности
Т. Веблена, имеют ценность для изучения эволюции социальных институтов, а также понимания роли экономических рычагов и технократии в стимулировании процессов институциальных изменений.

Опираясь на работы отечественных исследователей, посвященные анализу социальных институтов (М.Б. Глотов, С.Г. Кирдина, В.В. Радаев), российского института защиты детства (В.А. Варывдин, И.П. Клемантович, Т.Н. Поддубная, Е.М. Рыбинский), автор, привлекая официальные документы, международные и российские нормативные акты, обозначает основные этапы формирования его концептуальных, законодательных и организационных основ. Диссертант вслед за В.Н. Ярской рассматривает институт защиты детства как инструмент осуществления социальной политики в интересах социально язвимых детских групп. Его формирование продолжается и осложняется переходным характером общественного развития.

Противоречивые и конфликтные тенденции процесса институциальных изменений могут быть осмыслены с помощью представителей теории конфликта. Работы К. Маркса, Г. Зиммеля, Р. Дарендорфа, Л. Козера, позволили автору выделить институциальные противоречия в качестве предмета исследования. По мнению П.С. Лемещенко, переходные периоды характеризуются состоянием институциального неравновесия, порождая противоречия в функционировании институтов. В. Н. Минина рассматривает противоречие как ядро социальных проблем. Признавая, что институциальные противоречия могут быть выявлены в различных сегментах института защиты детства, автор фокусируется на их исследовании в сфере защиты детей-сирот. Привлекая данные М.С. Астоянц, И.А. Григорьевой, Н.И. Ловцовой, Г.В. Семьи, В.Р. Шмидт, С.Н. Щегловой диссертант выделяет предпосылки макро- и микроуровня, обусловившие наличие противоречий в сфере защиты сирот: непоследовательность мер социальной политики и законотворческой деятельности, скрытые значения распределения экономических ресурсов, наличие разных подходов к пониманию феномена сиротства и практик взаимодействия с семьей и детьми, иерархичные отношения между агентами защиты детства.

Методологической основой исследовательского интереса к микроуровню стали концепция рациональной бюрократии (М. Вебер), теория обмена типами деятельности (Дж. Хоманс, П. Блау, Р. Эммерсон), роли микрокоммуникаций для развития личности ребенка и выстраивания социальных связей (Дж. Мид, Г. Блумер), динамическая теория институциализации (П. Бергер, Т. Лукман). Автор подчеркивает, что интерпретативный взгляд на процесс институциализации системы защиты детства фокусируется на действиях отдельных агентов и профессиональных групп.

Диссертант отмечает достаточно противоречивое положение индивидуальных агентов защиты детства. С одной стороны, следуя идеям
В.Н. Ярской, необходимо признать, что социальный институт по созданию условий для поддержки и помощи нетипичному индивиду должен быть дополнен инновационной моделью социального менеджмента. С другой стороны, как отмечает Г.П. Кулешова, усложнение современного общества характеризуется возросшей трудностью приспособления человека, коллективов, институтов к быстро меняющейся социальной реальности, распадающейся на множество автономных картин. Автор подчеркивает, что именно на микроуровне происходит конкретизация защиты прав детей, детство перестает быть абстрактной категорией, оно воплощается в реальном ребенке, в эффективных или неэффективных действиях институциальных представителей.

Во втором параграфе «Защита детей-сирот в условиях модернизации социальной сферы и образования региона» рассматривается, как реализуются приоритеты социальной политики в отношении детей-сирот, преломляясь в ходе решения задач, напрямую не связанных с социальными проблемами детства (перераспределение полномочий между уровнями власти, административно-бюджетные преобразования, модернизация основных социальных сервисов и образования).

Диссертант обращает внимание, что указанные преобразования затронули как сферу жизнеустройства детей-сирот, так и сферу профилактики сиротства. Вслед за Н.И. Ловцовой автор доказывает, что передача ответственности за решение проблем социального сиротства с федерального на региональный и далее на муниципальный уровень делает усилия ведомств дотационных регионов менее эффективными. Объемы местного финансирования и выделяемых областным бюджетом субвенций влияют на условия жизни детей-сирот в учреждениях интернатного типа, размер опекунских пособий, материальное стимулирование замещающих семей.

Анализируя процессы модернизации социальной сферы, автор рассматривает их через рационализацию управления, рисками осуществления которой выступают оторванность решений властной элиты от социальных агентов, несинхронность измене­ний в различных подсистемах общества
(П. Штомпка), трудности совмещения технологических и гуманитарных показателей модернизации (В.А. Ядов).

Опираясь на исследования Л.С Ржаницыной, привлекая региональную статистику, автор приходит к выводу, что модернизация учреждений социального обслуживания наряду с позитивными переменами сопровождается рисками, связанными с реорганизацией учреждений, сокращением персонала, внедрением финансирования, ориентированного на «результат». Это, в свою очередь, стимулирует преобладание формально-статистических и количественных показателей, усиливая тенденции рационализации и менеджерализма (П.В. Романов, Е.Р. Ярская-Смирнова) в социальной работе. Диссертант считает, что интенсификация труда специалистов социальных сервисов, перевод учреждений на финансовую автономию, стимулирование развития платных услуг для населения делают уязвимой сферу профилактики социального сиротства, которая позиционируется властью как приоритетная.

Анализируя модернизационные процессы в региональном образовании, автор считает возможным разделить взгляды Г.Е. Зборовского,
Е.Ш. Гонтмахера, Л.Е. Санковой, А.А. Сычева, согласно которым скрытой функцией национального проекта «Образование» стало усиление неравенства в сфере образования. Автор доказывает, что коммерциализация образования дискриминирует его специальные формы, не имеющие потенциала позиционировать себя на рынке образовательных услуг. Внедренная нормативно-подушевая схема финансирования интернатных учреждений способствует заинтересованности администрации в наполняемости классов и рекрутировании новых воспитанников, что противоречит задачам деинституциализации. Диссертант выделяет противоречия макроуровня, возникшие на поле пересечения приоритетов социальной политики в интересах сирот и глобальных задач децентрализации власти и модернизации социальной сферы.

В третьем параграфе «Институциальные изменения в комплексе международных норм защиты детей» анализируются процессы собственно институциальных преобразований, инициированных вниманием власти к проблемам сиротства и связанные с международными обязательствами России. Диссертант подчеркивает, что эффективность защиты детей-сирот определяется приоритетными для государства формами замещающей заботы, а конкретное воплощение этого тезиса проявляется в региональных практиках.

Процесс деинституциализации анализируется автором с привлечением мнения федеральных и региональных экспертов (Г.В. Семья, группы экспертов «Института экономики города» и НИСП). Диссертант считает, что возможно двойственное понимание и рассмотрение процесса деинституциализации. Во-первых, как непосредственное сокращение государственных форм попечения. Во-вторых, как масштабные преобразования в существующей системе защиты детства, когда отказ от одних практик (деинституциализация) сопровождается усилением других и закреплением новых институциальных форм – института замещающей семьи, Уполномоченного по правам ребенка, дискуссиями вокруг ювенальной юстиции.

Несмотря на признание экономических и социальных предпосылок деинституциализации, в регионе избежали рисков ее форсирования, однако существуют трудности, связанные с трудоустройством высвобождаемых кадров, нормативным регулированием создаваемых на базе интернатных учреждений центров сопровождения замещающих семей и постинтернатной адаптации выпускников. По сравнению с периодом активного старта деинституциализации (2006 г.) официальная риторика стала звучать шире, признается существование групп детей, имеющих в силу возраста, состояния здоровья или этнического статуса, наименьшие шансы на принятие в замещающую семью.

Опираясь на данные ВЦИОМ, согласно которым большинство россиян (83%) не собираются  усыновлять детей, диссертант суммирует проблемы более востребованных форм замещающего родительства: отсутствие обязательного обучения кандидатов-опекунов; использование статуса приемных родителей для трудоустройства в сельской местности; дефицит качественного сопровождения замещающих родителей, следствием которого являются возвраты детей и травма «вторичного сиротства». Привлекая работы исследователей семейных форм попечения (В.Н. Ослон, авторского коллектива, возглавляемого академиком РАН В.И. Жуковым), автор приходит к выводу, что развитие семейных форм устройства сирот на данный момент рассматривается как стратегический ресурс развития системы защиты детства, дискредитации которого нельзя допустить несвоевременностью их поддержки и сопровождения.

Анализируя становление института Уполномоченного по правам ребенка, автор отмечает, что новая структура, являясь механизмом комплексной защиты интересов детей, на практике действует в режиме экстренной помощи, реагируя на самые тяжелые ситуации детского неблагополучия. Реализация общественных ожиданий, возлагаемых на этот институт, сдерживается отсутствием федерального закона, а функция дополнительного контроля вызывает настороженное отношение со стороны структур, традиционно работающих в сфере защиты детства.



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.