авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

Терроризм в регионах адатных культур (на примере северо-кавказского региона)

-- [ Страница 6 ] --

Символические методы, используемые для террористической атаки, для возбуждения страха, ненависти, преодолеваются только символическими средствами. Пример 11 сентября 2001 г. показал, что американцы устояли не столько вследствие силовых мер против Афганистана и усиления полицейских полномочий, сколько используя символические средства: символический капитал международной солидарности и символический капитал общенационального единства. Способствовало усилению единства обращение к символическим ценностям, призыв к единению нации на основе религиозного чувства. Отечественный опыт оказался менее удачным. Международная поддержка России в связи террористическими актами была слаба. Даже события, безусловно, трагические, такие как смерть детей в захваченной террористами школе, привлекли меньше внимания международной общественности, чем журналистские репортажи из лагерей сепаратистов. Российские СМИ не бывали едиными в оценке многих событий. Информационная картина, подаваемая через российские средства информации, не способствовала общенациональной солидарности. Более того, очевидны были метания авторов медиатекстов из одной позиции в другую, иногда просто растерянность, а часто равнодушие к согражданам. Кроме того, язык вражды, который использовала власть в отношении террористов, вряд ли мог сплотить граждан, а жителями адатных кавказских обществ воспринимался как общая угроза.

6.2. Терроризм в контексте общественного мнения россиян. Если общественное мнение в современном обществе выступает инструментом воздействия на власть и принятие решений, важно выяснить, как относятся россияне к терроризму и террористам, а также видение россиянами перспектив преодоления террористических угроз в России, для чего были опрошены респонденты из Ростовской области, республики Адыгея и Ингушетии. Полученные данные были сопоставлены с исследованиями общественного мнения в Чеченской республике и результатами общероссийских исследований, проведенных по репрезентативной выборке в разных регионах России, в том числе и достаточно удаленных от Северного Кавказа.

В Ростовской области, как и в стране в целом преобладает представление о насильственной природе и сути терроризма (31% против 25% высказавшихся за фанатизм и жертвенность). В Адыгее два процента разницы в пользу фанатического, жертвенного служения идеям (30 %) по сравнению с насилием над людьми вплоть до их физического уничтожения (28 %). В Ингушетии заметно преобладает выбор инструменталистской позиции – устрашение противников (30%), что почти в два раза больше, чем в Адыгее и Ростовской области. Наиболее симптоматичен выбор такой позиции как «форма политической борьбы в условиях, когда власть не желает идти на контакты и не выказывает готовность решить проблемы отдельных групп граждан». Именно этот аспект разрыва политической коммуникации населения и власти отметили 19,5 % респондентов в Ингушетии.

Мотивация людей, которые оказывают вооруженное сопротивление федеральным войскам и органам правопорядка в Ингушетии, Чечне оценивается, в первую очередь, через фактор национального самосознания недооцененный жителями других более спокойных регионов, для которых наиболее значимым фактором выступает пассивное исполнение приказов лидеров террористических организаций. Многие респонденты указывают на наемническую суть терроризма. Зафиксирована важная тенденция: чем ближе респонденты проживают к терроопасному региону, тем более разнообразна оценка конкретной мотивации террористов.

Оценка терроризма во многом зависит от включенности террористических рисков в жизнь человека. В нашем опросе не оказалось ни одного человека, душу которого опалила бы личная причастность к терактам или участие родственников в качестве жертв терактов. Только 5,5 % респондентов из Адыгеи проживают в населенных пунктах, где теракты случались, но 30 % из всех опрошенных считают, что в их местности теракт возможен. О том, что теракт практически невозможен, заявили всего лишь 10 % опрошенных в Адыгее и 8 % в Ростовской области. Важно отметить, что опрошенные нами респонденты считают себя, обычных, рядовых граждан, более вероятным объектом террористической атаки. Эта точка зрения не всегда соответствует реальности, но она отражает страхи и ощущение беззащитности простых людей перед рисками.

Проблема преодоления угроз терроризма в сознании населения связывается исключительно с действиями властей, силовых органов, но не с общественной самоорганизацией. Респонденты считают, что наибольшее значение для победы над терроризмом имеет ужесточение наказаний за участие в террористической деятельности, изоляция или уничтожение лидеров террористических организаций. В нашем пилотном опросе жители Ингушетии ужесточение наказаний за участие в террористической деятельности, уничтожение лидеров террористических организаций поддерживают не более 6 %, отдавая предпочтение преодолению экономических, геополитических и религиозных противоречий, экономической помощи, дееспособности власти.

Опрошенные нами эксперты и граждане в отношении перспектив победы над террористами демонстрируют умеренный оптимизм: более 30 % считают, что терроризм в современном мире неистребим в принципе, остальные полагают, что победа возможна при определенных условиях.

В главе VII «Преодоление угроз терроризма в адатных культурах» исследованы проблемы организации системы противодействия терроризму в адатных сообществах СКР. Полученные автором выводы относительно условий и предпосылок воспроизводства терроризма в адатных сообществах заставляют искать решение проблемы в изменении глубинных структур общественной самоорганизации, устранении причин и условий, способствующих осуществлению террористической деятельности.

7.1. Обеспечение баланса в развитии самоорганизации и традиционных форм саморегуляции в связи с преодолением угроз терроризма. В современных стратегиях борьбы с терроризмом отмечается существенный перекос в сторону силового воздействия. Большинство опрошенных нами экспертов (это представители местной администрации, преподаватели, работники силовых структур Адыгеи) подчеркивали необходимость активной борьбы с террористами. Наиболее решительную позицию высказали работники правоохранительных органов. Автор полагает, что система работы силовых структур по сдерживанию терроризма работает достаточно эффективно. Необходимо совершенствование законодательной базы в отношении использования террористами международных наемников. Но силовыми методами проблему терроризма не разрешить. Необходима стратегия структурных преобразований, проведение изменений на уровне социальной системы в целом. В этом ключе следует оценивать инициативу Президента РФ по созданию Северо-Кавказского федерального округа.

Снижение террористических рисков и угроз в Северо-Кавказском регионе зависит от обеспечения баланса традиционных и современных форм саморегуляции в адатном сообществе. Нельзя допустить усиление агрессивной архаизации социальных форм и взаимодействий (что произошло в 90-е годы), но и навязать традиционному адатному обществу современные способы саморегуляции невозможно. Путь установления баланса проходит через признание наличия нормативного плюрализма в социально-правовом пространстве Северо-Кавказского региона.

В нормативном пространстве северокавказских республик сталкиваются не столько полезные-вредные нормы, сколько несовместимые нормы разных типов самоорганизации. Так, кровная месть – это норма адатной регуляции, допустимая и поощряемая в примордиально-этничных сообществах, несовместимая с современной европеизированной системой абстрактного права и сложной системой судопроизводства. Но, объявив эту норму вредной, мы сразу же зарываем социокультурный диалог, не остановив волну кровомщения в северокавказском сообществе. Если в советское время мерами репрессии удалось загасить кровную месть, то в начале 90-х она получила мощный импульс социальной легитимации.

Преодолеть последствия идейной обработки путем запрета невозможно, единственно продуктивный путь – это создание региональных механизмов сдерживания, предотвращения кровной мести. На первом этапе, возможно, следует цивилизовать эту норму, ограничив ее действие регионом и установив жесточайшую систему доказательств, обоснований, установления ответственности, не отнимая право, за которое в настоящее время готовы сражаться многие, установить процедуру многоступенчатой судебной, правой регламентации и ограничений. Установление процедур регуляции кровомщения должно сопровождаться идейной, культурной работой, направленной на формирование общественного неприятия этой нормы в самом обществе. Важно отметить, что норма кровомщения не совместима не только с принципами современной самоорганизации общества, но и религиозными принципами ислама. Развитие религиозного образования, становление духовных исламских институтов способно постепенно снизить напряжение по линии допустимости и возможности реализации нормы кровомщения. По сути дела в современном северокавказском обществе наблюдается не только противостояние принципов адатной и современной саморегуляции, но и постепенное ослабление адатных принципов за счет усиления религиозных норм ислама. С точки зрения социальной перспективы этот процесс представляет собой очевидный прогресс.

Противоречия адатной, религиозно-традиционной, современной нормативных систем ослабляют процессы легитимации нормативного порядка. Особое влияние на становление нормативного порядка оказывают различные общественные объединения и движения, причем это влияние зачастую носит дестабилизирующий характер за счет противостояния этнических, казачьих и религиозных общественных объединений друг другу. Результатом становится общая дестабилизация обстановки, накопление конфликтного потенциала в обществе, который выливается не только в противостояние общественных движений разных этнических групп (адыго-абхазской и тюркоязычной, осетинских и ингушских), но и традиционного и радикального ислама, традиционных этнических институтов и федеральных институциональных структур.

7.2. Деанклавизация социально-экономического, социополитического и социокультурного развития адатных обществ в СКР. Программа противодействия терроризму в России должна включать меры социально-экономического характера – развитие социальной сферы и экономики региона, борьба с безработицей, создание рабочих мест, повышение уровня жизни. Программы восстановления Чечни подвергаются критике с разных сторон. С одной стороны, раздаются упреки в нецелевом использовании средств. С другой стороны, критика существующих программ восстановления экономики Чечни указывает на недостаточное финансирование этих программ. Но основной упрек в адрес программ заключается в отсутствии стратегических решений относительно экономики Чечни.

Стратегия экономического развития региона должна учитывать утрату многими чеченцами российской гражданской идентичности и быть направлена на преодоление закрытости адатных сообществ, вписывание их в экономический, политический, культурный контекст российской жизни. Автор доказывает, что ставка на социально-экономическое и социально-политическое «закрытие» терроопасных регионов может привести к более сложной модели взаимодействия с ними, к усилению террористических угроз. Стратегия анклавизации терроопасных регионов усиливает проблемы для других российских территорий в силу особенностей демографического развития Северного Кавказа. Ингушетия, и особенно Чечня, демонстрируют демографический рост, характерный для развивающихся стран, что порождает усиленную миграцию из региона при диаспорном расселении кавказских этносов и сохранении связи с «исторической» родиной.

Преодоление культурной закрытости требует воплощения стратегии межкультурного диалога в бахтинском смысле, как взаимодействие открытых культур, которые раскрывают себя полней и глубже во взаимодействии, как открытое единство. В настоящее время этот диалог нарушен. Телевидение, пресса, школьные программы практически не ориентированы на культурное общение народов. Социокультурный диалог с этническими и религиозными группами адатных культур должен ориентироваться на принципы ненасильственной коммуникации. Необходима взаимная трансформация межгрупповых восприятий и деконструкция антагонистических мифов, деконструкция образа этнического и религиозного врага. Задачей является формирование позитивных референтных объектов за пределами этнорелигиозных групп. Диалог должен вестись на основе формирования равноправных отношений, на основе принципов консенсуса, плюрализма и толерантности. Необходимо формирование чувства взаимной эмпатии, доброжелательства во избежание инстинктивной ксенофобии, формирования чувства взаимной безопасности.

В заключении диссертации сформулированы основные результаты проведенного исследования.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях автора:

Работы, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, определенных Высшей аттестационной комиссией:

  1. Гурба В.Н., Дегтярев А.К. Метаморфозы правового государства в современной социальной теории // Философия права. – 2005. - № 3(15). – С. 5-8 (0,5 п.л., авторские – 0,3 п.л.).
  2. Гурба В.Н. Теория безопасности образования как интегративное научное знание // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - № 2. - С. 153-157 (0,63 п.л.).
  3. Гурба В.Н. Из истории политического террора как средства давления на политический режим// Научная мысль Кавказа. Спецвыпуск. - 2006. - №10. - С. 30-35 (0,63 п.л.).
  4. Гурба В.Н., Игнатов С.Н. Управление развитием безопасной и толерантной образовательной средой в регионе// Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - № 9. – С. 194-197 (0,5 п.л., авторские – 0,3 п.л.).
  5. Гурба В.Н. Подготовка управленческих и педагогических кадров для обеспечения безопасности системы образования // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2006. - № 9. – С. 207-211 (0,63 п.л.).
  6. Гурба В.Н., Мостовая И.В. Социальные аспекты анализа самоорганизации террористических сетей и групп // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 2. – С. 163-166 (0,38 п.л., авторские – 0,25 п.л.).
  7. Гурба В.Н. Терроризм: проблемы за пределами террора// Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 2. – С. 166-169 (0,38 п.л.).
  8. Гурба В.Н. Терроризм как преступление // Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2008. - № 4. – С. 191-194 (0,38 п.л.).
  9. Гурба В.Н. Влияние социальных трансформаций на развитие терроризма// Гуманитарные и социально-экономические науки. – 2009. - № 3. – С. 129-132 (0,53 п.л.).
  10. Гурба В.Н. Терроризм в контексте общественного мнения россиян // Научная мысль Кавказа. - 2010. - № 2. - С. 40-47 (1,0 п.л.).
  11. Гурба В.Н., Чуланов В.А. Сходство и различия моделей социального управления в адатных обществах и террористических организациях // Научная мысль Кавказа. - 2010. - № 3. - С. 41-47 (0,88 п.л., авторские – 0,5 п.л.).
  12. Гурба В.Н. Терроризм: источники социальной поддержки. – Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010. – 344 с. (21,5 п.л.).
  13. Гурба В.Н., Чуланов В.А. Феномен современного терроризма: социологический анализ. – Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010. – 168 с. (10,5 п.л., авторские – 8 п.л.).

Другие издания:

  1. Гурба В.Н. Социальная сущность терроризма. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2001. 32 с. (2,0 п.л.)
  2. Гурба В.Н. Социальный террор в политике. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. 27 с. (1,7 п.л.)
  3. Гурба В.Н. Процессы глобализации и международный терроризм. Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2002. 29 с. (1,8 п.л.)
  4. Гурба В.Н., Дегтярев А.К. Некоммерческие общественные организации в Российском обществе: поиск институциональной ниши или тупики антисистемности // Сетевые стратегии Запада на Юге России. Южно-Российское обозрение ЦСРИиПИППК РГУ и ИСПИ РАН. Вып. 34. – Ростов н/Д.: Изд-во СКНЦ ВШ, 2006. – С. 92-102 (0,69 п.л., авторские – 0,5 п.л.).
  5. Гурба В.Н. Социальный террор – механизм поддержания господства тоталитарных режимов и средство мобилизации общества// Социальная структура и социальные процессы в современном обществе: под науч. ред. акад., проф. В.А. Чуланова; Шахтинский институт (филиал) ЮРГТУ (НПИ). – Новочеркасск: «Оникс+», 2007. – С. 31-38 (0,44 п.л.).
  6. Гурба В.Н. Терроризм в контексте социальных процессов современности// Социально-экономические и правовые вопросы современного российского общества: сб. науч.тр./ Шахтинский ин-т (филиал) ЮРГТУ (НПИ). - Новочеркасск: УПЦ «Набла» ЮРГТУ (НПИ), 2007. - С.187-191 (0,25 п.л.).
  7. Гурба В.Н. Подготовка управленческих кадров к противодействию терроризму в образовательной среде в парадигме безопасности образования // Актуальные проблемы дополнительного профессионального образования на Юге России: Вып.2. – Ростов-на-Дону: Изд-во ПИ ЮФУ, 2007. – С. 57-60 (0,25 п.л.).
  8. Гурба В.Н., Сухорукова Л.М. Государственное и международное управление непрерывным образованием и развитием управленческих и педагогических кадров для реализации безопасности и устойчивости образовательной, социокультурной и гуманитарной сфер: основные идеи проекта // Вестник непрерывного образования. – 2008. - № 1-2. – С.43-47 (0,31 п.л., авторские – 0,2 п.л.).
  9. Гурба В.Н. Понятие «терроризм» и критериальное определение границ этого явления// Социальная структура и социальные процессы в современном обществе: сб. науч. тр./ Шахтинский институт (филиал) ГОУ ВПО ЮРГТУ (НПИ), - Шахты: Изд-во ЮРГУЭС, 2008. – Вып. 3. – С. 49-56 (0,47 п.л.).
  10. Гурба В.Н. Социальные трансформации и развитие терроризма. – Ростов н/Д.: Логос, 2008. – 32 с. (2,25 п.л.).
  11. Гурба В.Н. Терроризм: возможен ли социальный контроль? – Ростов н/Д.: Логос, 2008. – 40 с. (2,5 п.л.).
  12. Гурба В.Н., Чуланов В.А. Экономические источники терроризма // Вестник ЮРГТУ (НПИ). Серия «Социально-экономические науки». – 2009. - № 4. – С. 63-74 (1,5 п.л., авторские – 1 п.л.).
  13. Гурба В.Н. Экономические и финансовые условия существования терроризма// Вестник ЮРГТУ(НПИ). Серия «Социально-экономические науки». – 2010. - № 1. – С. 111-122 (1,5 п.л.).
  14. Гурба В.Н., Чуланов В.А. Социологический анализ сущности и социальных форм терроризма// Вестник ЮРГТУ(НПИ). Серия «Социально-экономические науки». – 2010. - № 2. – С. 172-180 (0,5 п.л., авторские – 0,25 п.л.).
  15. Гурба В.Н., Чуланов В.А. Феномен социальной поддержки терроризма // Вестник ЮРГТУ(НПИ). Серия «Социально-экономические науки». – 2010. - №3. - С.87-96 (1,25 п.л., авторские – 1 п.л.).

1 Jenkins B.M. International Terrorism: A New Mode of Conflict. Research Paper 48. California Seminar on Arm Control and Foreign Policy. Crescent Publications. Los Angeles, California, - 1974; Laqueur W. New Terrorism. Oxford University Press, 1977; Lodge J. Introduction // Terrorism: A Challenge to the State / Edited by Juliet Lodge. - N.-Y.: St. Martin's Press, - 1981; Terrorism: Theory and Practice / Edited by Yonah Alexander, David Carlton and Paul Wilkinson. Boulder, Colorado: Westview Press, - 1979; Townshend С. The Process of Terror in Irish Politics // Terrorism, Ideology and Revolution: The Origins of Modern political Violence / Edited by Noel O'Sullivan. Boulder, Colorado: Westveiw Press, - 1986; Shmid A.P., Jongman A.J. Political Terrorism. Amsterdam: NorthHolland Publishing Company, - 1988.



Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.