авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Терроризм в регионах адатных культур (на примере северо-кавказского региона)

-- [ Страница 4 ] --

3.1. Специфика примордиализма в национально-государственном и этнонациональных сообществах. Полиэтнизм – это характеристика человечества в целом, поэтому конфликты между этносами сопровождали человечество изначально. Но поскольку носителями этнической субъектности выступали такие социальные формы как родоплеменные и раннегосударственные объединения, этнические конфликты реализовывались в этих формах. Условием бесконфликтного развития более позднего образования нации-государства в Новое время становится формирование надэтнической гражданственно-политической идентичности, которая понимается как осознание причастности к сообществу граждан того или иного государства. Профилактика этнических конфликтов включает стратегии снижения полиэтничности отдельного государства – запрет на проявление этнического своеобразия, вплоть до ассимиляции и этнических чисток. Формируется представление об этничности как конструируемой социальной категории, в отличие от примордиального представления о естественности, врожденности этой характеристики и, соответственно, врожденности связи человека с этнической группой. Причем данные представления сосуществуют. В качестве постмодернистской конструкции воспринимают этничность высокообразованные слои, социальная и интеллектуальная элита общества, для основной массы населения этничность выступает примордиальной характеристикой.

Полиэтнизм современных государств связывается не только с этническим разнообразием входящих в его состав территорий, но и этнокультурным многообразием, создаваемым этнической миграцией. На смену модели этнической ассимиляции, «плавильного котла» приходит мультикультурная модель этнического сосуществования, в рамках которой сохраняется этническое своеобразие, анклавное, диаспорное существование этносов в рамках национально-государственных образований. В современном мире роль диаспорного существования этносов значительно усилилась: увеличиваются и организационно усиливаются «старые» диаспоры (армянская, еврейская, татарская, греческая и т.д.); увеличивается число новых диаспор в связи с трансформацией политической карты мира последних десятилетий, усиливается связь диаспор между собой и исторической родиной благодаря современным технологиям и средствам коммуникации. При этом национальные диаспоры, сохраняющие приоритетную связь диаспор с исторической родиной, имеющей суверенно-национальную форму бытия, становятся серьезным фактором международной политики.

3.2. Социальные особенности этнорелигиозного состава террористических объединений. В России как многонациональном государстве этнически окрашенный терроризм исторически занимал значительное место. Исследование этнического состава современных террористических объединений затруднено их нелегальным положением. Полученные в ходе психологических исследований личности террористов в местах заключения данные подтверждают гипотезу о существовании специфических этнонациональных форм терроризма на территории РФ. Среди осужденных террористов большинство составляют представители русских и чеченцев. Такое процентное соотношение свидетельствует о высокой степени накала социальных противоречий в Чечне. Сведения, полученные от задержанных в ходе контртеррористических операций, выяснение личностей погибших, анализ видеоматериалов террористов подтверждают нахождение среди террористов лиц, не имеющих российского гражданства, иностранцев, что свидетельствует о плотности связей с международным терроризмом.

С этническим фактором переплетается религиозный. К этническим мусульманам относят представителей этносов, исторически исповедующих ислам, многие этносы видят в исламе суть традиций своего народа. Но ислам исповедует множество этносов не только на территории России. Возникает своеобразная связь этнической идентичности и исламского «интернационала». На основе призывов к джихаду этнический терроризм на Кавказе давно выходит за рамки борьбы местных автохтонных кавказских этносов, втягивая в свои ряды все новых людей не только из Северокавказского региона, но и других стран.

3.3. Этнические и религиозные аспекты идеологии терроризма. В основании идеологии терроризма лежит идея допустимости насилия в отношении «чужих» – классов, этносов, неверующих или верующих не так мы и т.д. Поскольку в примордиальных общностях ведущим мотивом процесса консолидации является противопоставление «мы» – «они», этнический компонент становится ведущим в обосновании допустимости и приемлемости терроризма. Возникновение идеологических комплексов этнической вражды, теоретически отрефлексированного неприятия другого этноса, осуществляется на основе существующих в данном обществе инстинктивных страхов, фобий «чужих», т.е. появление ксенофобии-идеи происходит на основе инстинктивной ксенофобии. Существует и обратный ход: от идеи, доктрины к эмоциональному неприятию.

В ксенофобии можно выделить «антиварварский снобизм», который выражается в презрении к народам, которые расцениваются как стоящие на более низких ступенях развития, как менее «культурные», «менее цивилизованные», а также ненависть и презрение к этническим группам, занимающим более высокие статусные позиции. В условиях кризиса, внешних угроз, отношение к «чужим» архаизируется, ксенофобия становится моделью архаической формы защитно-компенсаторных механизмов. Именно такая форма ксенофобии, возникающая как следствие архаизации социальных отношений наиболее актуальна в современной России. Трудности экономического состояния заставляют воспринимать других как конкурентов в борьбе за экономические ресурсы.

Терроризм нуждается не только в психолого-эмоциональной подпитке, необходима индоктринация ксенофобии. В массовое сознание внедряются псевдонаучные и рационально-логические обоснования ксенофобии. В этом направлении «работает» риторика относительно коренных/некоренных этносов: обосновываются преимущественные права представителей того или иного этноса на данную территорию, оговариваются особые привилегии для коренных этносов. Другой концепт, на основании которого выдвигаются требования относительно особых прав, это «место компактного проживания». «Пришлый» этнос, долго проживающий на определенной территории, увеличиваясь в числе, получает возможность выдвинуть требование на автономию, вплоть до государственного отделения. Утверждение о принципиальной склонности какого-либо народа к преступлению не только разжигает ненависть к нему, но и оправдывает самые суровые меры, применяемые к нему. Особенно опасно, когда ксенофобские настроения поддерживают политические лидеры, заявляя о невозможности совместного проживания разных народов, «в силу глубоких социокультурных различий, несовпадения поведенческих стереотипов и экономических ориентаций».

Этнические противоречия не только в прошлом, но и в современном мире связаны с религиозными конфликтами. Межконфессиональные противоречия придают терроризму особую остроту, но связь религии и терроризма – очень сложная проблема. С одной стороны, мировые религии несут мощный гуманистический потенциал, с другой стороны, реальность такова, что более всего террористических действий в современном мире, совершается в связи с исламом. Ислам не является «террористической идеологией», но существует множество движений, поставивших себе целью добиваться воплощения основных идей ислама вплоть до вооруженной борьбы. В Коране содержится ряд текстов, которые, будучи неверно истолкованными, могут создавать мотивы, в которых черпают вдохновение организаторы и исполнители террористических акций. Из этого следует высокое значение исламского образования и роль, уважаемых мусульманским народом учителей, которые могли бы правильно объяснить трудные места Корана. Для того чтобы выбить у террористов религиозную почву из-под ног, необходимо вести диалог и предоставить возможность исламским ученым и учителям развивать содержащиеся в Коране идеи миролюбия, кротости и терпения, уважения к человеческой жизни, призывы к мирному сосуществованию и добрососедству.

В главе IV «Элементы изоморфизма кратических структур адатных сообществ и отдельных видов террористических групп» рассмотрены проблемы и закономерности формирования и функционирование террористических групп, принципы групповой саморегуляции, для того, чтобы выявить элементы социокультурной обусловленности терроризма в адатных сообществах СКР.

4.1. Принципы ингрупповой саморегуляции. Существование вне правового поля определяет формирование и функционирование террористических групп как предельно закрытых, потребность в конспирации обусловливает высокий уровень организованности. Важнейшей характеристикой, определяющей процессы внутригрупповой динамики и регуляции террористических групп, выступает замкнутость и изолированность от остального мира. Для того, чтобы решиться вести образ жизни изолянта, необходима глубоко личностная мотивация, цели группы должны быть глубоко интернализованы личностью. В числе мотивов выделяются стремление к самоутверждению, поиски и утверждение самоидентичности, стремление к молодежной романтике и героизму. Использование наемников в террористических организациях позволяет говорить о корыстных мотивах участия в террористической организации.

Включение в предельно закрытую террористическую группу, изолированную от общества определяется особой, специфичной идентификацией, основанной на продуцировании жесткой конструкции мира, в котором четко разграничены и противопоставлены два мира (разграничение может быть религиозно-мистическое, временное, территориальное). Конструкция мира дополняется «деятельным» компонентом – включением особого набора деятельных черт в характеристики «своих». Кроме негибкого структурирования реальности на «наш мир» и в «мир враждебный», распаду террористической организации противостоит гомогенность тергруппы, а также стратегии, в основном ориентированные на то, чтобы рекрут быстрее прошел «точку невозврата». Используется обычная стратегия преступных групп – «повязать кровью». Вербовщики часто используют «эффект стигмы», создавая ситуацию, когда человек не может вести обычную жизнь среди родственников, друзей, соседей в силу запятнанной репутации. Строгая дисциплина опирается не только на обязательность исполнения приказов, но и на жесткую иерархическую организационную структуру, в рамках которой индивиды проходят вторичную социализацию.

Процессы групповой динамики и регуляции различаются в зависимости от типа террористической организации: является ли эта организация традиционной изолированной группой (совокупность таких групп), или это функционально дифференцированная террористическая сеть, в которую подобные изолированные группы могут включаться в качестве конечных «инструментальных манипуляторов», в то время как более сложная основная террористическая структура находится вовне. Первый тип групп требует от своих членов навыков изолированного существования, разрыва всех социальных и родственных связей, в то время как участники организаций второго типа сохраняют легальные социальные связи, уходя во «внутреннюю эмиграцию».

Вхождение в этнотеррористические группировки, которые поддерживаются местным населением, может осуществляться как следование по пути отцов, друзей, что одобряется старейшинами, религиозными авторитетами. Включение в число террористов не делает человека социальным изгоем, а превращает в народного мстителя. Законы жизни и внутригрупповых взаимодействий не требуют особого насилия над личностью, понятны и принимаются неофитами в силу их конгруэнтности законам легальной жизни адатной общины, местного этнического сообщества. Сохранение связей является не только фактором, облегчающим вступление в террористическую организацию, но и обеспечивает возможность выхода из нее, поскольку не закрывает окончательно для участника группировки возможностей возвращения к мирной жизни.

4.2. Социокультурная обусловленность отношений власти и лидерства. Рассмотрение власти в террористических организациях выявило не только универсальные характеристики организационной власти, но и социокультурную специфику. Считается, что культура располагает двумя основными парадигмами власти - западной и восточной, и выводит их суть из противоположности древнегреческой и китайской культур. Кавказ не относится ни к западной, ни восточной системам в чистом виде. Российский ученый Ю.А. Жданов называл Кавказ «солнечным сплетением Евразии». На территории Кавказа формируется особый социокультурный синтез, вмещающий как культурное многообразие, так и устойчивое воспроизводство собственных социокультурных форм. Институционально-духовным основанием кавказского единства может считаться наличие у каждого кавказского этноса своих морально-этических кодексов, сходных по смыслу и характеру норм. В этих кодексах нашли выражение общекавказские обычаи и традиции, отразившиеся на формировании кавказского характера, фольклора и ментальности. Особое место в системе ценностей, определяющих духовное единство, занимают мужество, честь, достоинство, уважение к старшим.

Родовая организация определяет особенности реализации кавказской власти как геронтократии. Геронтократия представляет собой наделение старших по возрасту функциями управления общиной и суда над ее членами. На чем основывалась данная модель власти? Необходимым условием становления власти старейшин является представление о том, что хранимый и устанавливаемый ими порядок, единственно правильный и единственно возможный. Роль старейшин определяется тем, что адаты и этические кодексы ведут начало из глубокой древности, которая воспринимается как «наилучшее общество» (не с точки зрения богатств, комфорта, удобств, а с точки зрения правильности жизни, общественной морали и порядков). Кавказской цивилизации не чужд ни западный страх перед хаосом, ни восточная любовь к порядку и стабильности. В то же время кавказская власть и общественный порядок не предполагает вторжения в законы мироздания и общественные порядки, свойственное западному сознанию и поведению, ни пассивно-созерцательную отстраненность китайского востока, стремление к познанию своего собственного Пути. Кавказский строй предполагает активное следование установленному порядку, хранителями которого выступают старшие. В кавказском этикете и адатах отразились не только кратические особенности кавказской цивилизации, но и характеристики кавказского лидерства. Ряд исследователей (Х.Г. Тхагапсоев, В.С. Поликарпов и др.) полагают, что кавказская цивилизация выработала, сформировала собственный базовый архетип, отличающий Кавказ от «рационалистически умствующего» Запада и «пассивно созерцательного» Востока. Это архетип «действования», «мобилизованности». Кавказцы скорее реализуют свое недовольство в действие, что совершенно не понимают и не учитывают в государственной политике и при разработке антитеррористических программ.

4.3. Сходство и различия моделей социального управления в адатных общинах и террористических организациях. Террористы, считая себя выразителями интересов какого-либо сообщества, как правило, находятся за пределами этого сообщества, т.е. принятые в этом сообществе нормы не являются обязательными для членов террористической организации. Разрыв террористической организации с внешним миром требовал от террористов введения собственных правил и норм управления организацией. Несмотря на разрыв с доминирующими нормами общества, модели социального управления террористическими организациями являются воплощением существующих социальных отношений и принципов социальной организации. «Военная демократия» кавказских террористов воспроизводит систему правления, издревле принятую в горном Кавказе. Тейповые структуры заменяли у вайнахов (ингушей, чеченцев, бацбийцев) классовые механизмы и выступали основным социальным институтом, обеспечивающим организацию и управление обществом в условиях крайнего малоземелья, когда малейшее ущемление интересов и прав грозило голодной смертью обиженным. Общность экономических интересов, территориальная близость, необходимость обороны от внешних врагов укрепляли тейповую структуру, тесными скрепами привязывали человека к тейпу, определяя его поведение и характеристики. Вайнахский тейп не относится к ретрофеноменам. Актуализация архаичных и традиционных структур в постсоветское время усилила и легитимизировала тейповые структуры в обществе, превратив вайнахский тейп в реальный субъект социальной, политической и культурной жизни кавказского общества, особенно в наиболее активных в террористическом плане регионах – Ингушетии и Чечне.

Институциональная и организационная структура тейпа при всей простоте ее организации обеспечивала на протяжении веков главную функцию – достижение независимости и свободы, заставляла сопротивляться любым веяниям российской, советской или постсоветской модернизаций, направленных на разрушение традиций народа. Тейп оставлял за собой право не только самостоятельного обустройства общества, выработки нормативов поведения, но и функции защиты тейпа от внешних угроз, от врагов. Если таковой угрозой воспринимаются федеральные силы, вполне естественна мобилизация членов сообщества против этой угрозы. Тем более что участие в делах тейпа требует активности в соответствии с архетипом деятельной, мобилизованной личности, присущей кавказской цивилизации. Реализация определяемого тейпом самостоятельного права на защиту (вполне законного с точки зрения тейпа) ведет к появлению вооруженных формирований, квалифицируемых федеральным российским законодательством как «незаконные». Эти формирования относятся к террористическим организациям, не разрывающим связей с генерирующей их общностью. В отличие от политико-идеологических террористических группировок в тейповых сообществах многие террористы тесно связаны родственными узами с мирным населением. Эти связи определяют длительность существования террористических группировок, ролевую структуру и модели управления, тождественные тейповым структурам. Родственные связи террористов с мирным населением частично легализуют террористические структуры и организации, мирное население частично военизируется, что разрушает обычную для террористических организаций социальную изоляцию. Такая ситуация чрезвычайно осложняет контртеррористические операции, поскольку утрачивается четкая граница, отделяющая террористов от мирного населения. Кроме того, включается механизм кадрового воспроизводства террористов через семейно-родственные связи. Именно поэтому победа над терроризмом адатных обществ не может быть достигнута путем уничтожения отдельных террористов. Представители этнической группы не могут дистанцироваться от террористов в силу институтов тейповой организации и этнических этических кодексов (например, законов гостеприимства).



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.