авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Частная жизнь в культуре современного российского общества: социологический анализ

-- [ Страница 3 ] --

В третьем параграфе «Социокультурные характеристики сферы приватного в современном обществе» понятие частной жизни подвергается структурной, факторной и системной операционализации. Когда пишут и говорят о сути приватного, то в качестве главного выявляют понятие сферы частной жизни, которое применительно к описанию частной выступает результатом визуализации и овеществления (реификации) социального опыта. Метафорическое применение понятия пространства к социальным явлениям и их сопоставлению – характерный прием социологического теоретизирования, который имеет большое значение для представления объектов социальной и социокультурной жизни, а значит и для эмпирического исследования в социальных науках. Благодаря введению понятия социального пространства стало возможно выстраивать системно-структурные отношения внутри общества, описывать его как целостную систему, как единую социальную реальность.

Одним из первых в социологию понятие социального пространства ввел П. Бурдье, полагая, что физическое пространство позволяет упорядочить восприятие физических объектов, а для упорядочения социальных объектов необходимо сформировать подобную теоретическую конструкцию. Метрика социальной реальности оказалась важнейшим качеством общества как такового. Такие культурно-символические формы, как условный стук, различные фразы, вроде «разрешите войти», «разрешите обратиться», «извините» и другие выступают в качестве средств проникновения в чужое социальное пространство. В ответ появляются надписи «не входить без стука», «вход воспрещен», «в доме злая собака», показывающие ограниченность или невозможность преодоления социальной границы. Но если физические границы преодолимы при помощи физических средств, то для преодоления социальных границ требуются исключительно социальные средства.

Опираясь на коммуникативную теорию общества и доминирующие концепции социального пространства, частную жизнь можно определить как сегмент социального пространства, контролировать которое и распоряжаться которым может суверенная личность. Ее границы также зависят от технологических возможностей их удерживать и от социокультурной легитимации исходя из прав этой самой личности. В этом контексте возникает потребность обратить внимание на культурную перспективу социального дистанцирования.

В социологии культуры сложились предметные рамки качественно новой дисциплины, которую назвали проексемикой (proxime лат. – близкий, ближайший), суть которой в различении социальных территорий или пространств. Данный подход позволяет различать интимное, личное, социальное и публичное пространства, а также наделять их специфическими качествами.

В современной социологии актуализирован тезис о том, что пространство – это ресурс и контроль над пространством, что это есть средство для реализации собственных целей. Причем речь должна идти не только и не столько о количественных аспектах пространства как ресурса, сколько о его качественных характеристиках. Именно социальное пространство делает видимыми структурные отношения между индивидами. Социальные теоретики утверждают, что «личная территория» – это социальная конструкция, причем высокотехнологичная, зависящая от уровня развитости всего общества и, что особенно важно, от уровня сложности и дифференцированности соответствующей культуры.

Идеи социального конструирования разрабатываются сегодня в рамках социологии знания и социологического конструктивизма, иногда называемого конструкционизмом. Конструктивисты утверждают в частности, что социальная реальность конструируется посредством социальных взаимодействий, в которых есть нечто общее, повторяющееся, застывающее и превращающееся в привычку. Это знание и умение, делающее возможной совместную жизнь и деятельность, не является теоретическим или концептуальным. Речь скорее идет о знаниях, умениях и технологиях, фиксирующихся в языке, ритуалах, привычках, нормах и «правилах общежития». Именно в них, то есть в культуре, прочерчены настоящие границы сферы приватного, именно так, методом конструирования, создается сама сфера и ее сопряжения со сферами общественного и публичного.

Современная российская культура постепенно находит новый баланс при установлении границ между публичным и приватным. Но посткоммунистическое развитие российского общества и его культуры происходит на фоне как минимум трех разнонаправленных процессов. В первую очередь, это переход от социализма назад к капитализму (приватизация, построение рыночной экономики, восстановление прежних политических, экономических и правовых институтов, а также создание новых, отсутствовавших в дореволюционной России). Во-вторых, это возрождение социокультурных механизмов и традиций, характерных для традиционных аграрных обществ, рисующий образ докапиталистической России. И, наконец, третий процесс – глобализация, дополненная технологической революцией, преобразующая жизнь человека и общества не менее радикально, чем предыдущие два.

В современном обществе сфера приватного подвергается интенсивному воздействию новых технологий, среди которых выделяются как социальные технологии, так и собственно технические. Особое значение, как уже говорилось, имеет компьютерная революция и ее последствия. Среди факторов, влияющих на частную жизнь следует выделить технологические, социальные и культурные. Основной интерес для исследования представляют последние, но и без детального анализа первых и вторых невозможно реконструировать всю складывающуюся картину, все основные причины изучаемого процесса. Тем более, что и в обществе, и в культуре присутствуют технологии. Частная жизнь превращается в ресурс и капитал, который можно инвестировать в сферу социального, добиваясь различных форм власти или богатства. Фундаментальным фактором, влияющим на эволюцию представлений о приватном и на функционирование сферы были и остаются базовые ценности, определяющие действия людей, их цели и намерения. Именно они создают причинный комплекс, из которого вырастает сам феномен приватного с его сложной системой регуляции, включающей моральные, правовые, и социокультурные компоненты.

Во второй главе «Частная жизнь в системе культурных ценностей российского общества» производится анализ и интерпретация данных социологического исследования, осуществляется сравнение первичного и вторичного эмпирического материала, результаты подвергаются интерпретации, делаются обобщения.

В первом параграфе «Соотношение приватного и публичного в общественном мнении россиян» приводятся данные анкетного опроса и анализа документов, на основе чего делается вывод об отношении россиян к феномену частной жизни. Существовавший в советское время известный феномен двоемыслия проявлялся в том, что публичным называлось то, с чем шли на собрания и что в общении с другими людьми проявляли лояльность к существующему социальному порядку, а приватным считалось то, что можно было говорить и делать исключительно дома, в кругу самых близких людей.

Сейчас приватная сфера охватывает огромную часть жизни, поскольку после распада государственной оболочки общества на рубеже 1980—1990-х годов, который сделал институты власти ничтожными, общество начало искать собственные, автономные пути «спасения». Тогда-то и выяснилось, что спасительные программы хранились в культурных кодах частной жизни, из которой стали произрастать и развиваться бизнес и криминал как социальные институты, которые в прямом смысле начали кормить общество. Таким образом, приватное стало «полезным», поскольку надежность отношений, сформировавшихся во «второй жизни», давала возможность использовать их в кризисных ситуациях.

Интересным является то, что на фоне слабой сосредоточенности на ценностях отделяющих сферу приватного от проявлений социальности имеющей публичный характер позиция «неприкосновенность личной жизни и жилища», разделяется половиной респондентов. Справедливость подобных выводов подтверждается результатами масштабного многолетнего мониторинга Института социологии РАН, посвященного проблемам модернизации в России и отраженных в аналитическом докладе «Готово ли российское общество к модернизации», подготовленном в сотрудничестве с представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Российской Федерации.

Анализ полученных данных показывает, что за прошедшие 15 лет модернизационных реформ у населения России практически не произошло никакого сдвига в сторону увеличения значимости сферы приватного по сравнению с теми сферами социальной жизни, которые реализуются в публичном пространстве общества. Свобода слова и вероисповедания, право на  информацию, выбора места жительства и свободного волеизъявления на выборах в органы власти находятся в нижних позициях по сравнению с обеспечивающими, прежде всего, витальные потребности правами на  жизнь, бесплатное образование, медицинскую помощь, обеспечение в старости, хорошо оплачиваемую работу, собственность, гарантированный государством «прожиточный минимум».

Не смотря на вывод о том, что радикальных сдвигов в отношении иерархии интересов в сознании россиян за последние годы не произошло, можно утверждать, что в результате социальных трансформаций в повседневном социальном мире россиян выделились четыре жизненных пространства, а именно интимное, приватное, публичное и государственное. И хотя они еще не имеют четких границ, зафиксированных в сознании россиян, но соотнесение содержания сферы приватного и публичного уже оказывает влияние на выбор жизненных стратегий и типов поведения в модернизирующемся обществе.

С чем для Вас, в первую очередь, ассоциируется частная жизнь?

отдых, релаксация свобода творческая самореализация безопасность Затрудняюсь ответить
9,6% 33,2% 14,9% 10,7% 6%

Таким образом, в последние годы происходит некоторое движение в сторону осознания и принятия россиянами права частной жизни, что свидетельствует о формировании модернистского отношения к ценностям, составляющим приватное пространство, которое, однако, не стало еще преобладающим для российского общества и свойственно лишь незначительной части населения. Если же говорить о влиянии государства на частную жизнь современных россиян, то, по их мнению, эта роль должна быть достаточно значима. Таким образом, понимание свободы у россиян не совпадает с его пониманием, характерным для обществ модерна и указывает на незавершенность процессов социокультурной модернизации в российском обществе.

Во втором параграфе «Частная жизнь в системе ценностей российской духовной культуры» анализируются и обобщаются данные качественного исследования представленного экспертными интервью, проведенных автором. Обосновывается недостаточность применения в ходе исследования частной жизни в ее ценностном измерении только количественных методов сбора материала. Поскольку жесткая «объективность» исследовательских процедур основанных на массовых опросах в какой-то степени обезличивает приватную сферу человека, наделенного качествами субъектности и делающего выбор стиля жизни, друзей, партнеров, типов поведения, места жительства, которую нельзя описать в режиме «закрытых вопросов». Напротив, общение с респондентом в виде заинтересованного диалога, использование так называемого метода «экспертных оценок», который строится на личностно-ориентированном знании эксперта, на его профессиональном опыте и на интуиции позволяет на «качественном уровне» получить более глубокие представления о месте частной жизнь в системе ценностей российской правовой культуры. Метод качественных экспертных интервью не является специфическим при изучении именно частной жизни. Достаточно широко он используется историками, этнографами, культурологами, социальными антропологами.

На вопрос о понимании частной жизни с точки зрения законодательства, практически все специалисты ответили, что ни в одном законе не содержится точной дефиниции этого явления, и в случае обращения в суд гражданина, чьё право на неприкосновенность и защиту частной жизни нарушается, судья будет определять границы частной неприкосновенности исходя из собственного понимания данного вопроса. Подтверждением данной точки зрения могут служить следующие высказывания эксперта, специалиста в области теории права.

«Частную жизнь как определенную категорию, с одной стороны, трудно определить несколькими словами. В то же время ее смысл кажется всякому человеку, размышляющему на эту тему, крайне понятным и простым. Неприкосновенность определенной частной сферы жизни каждого из нас сегодня – неотъемлемая часть повседневной жизни, однако в действительности такое благо, как суверенная, неприкосновенная жизнь личности, стало для нас реальным совсем недавно. Исторический путь закрепления этого права как закона, а потом и международного стандарта, был растянут на несколько столетий, и развитие общества, его политических и социальных благ, постепенно приводил к возвышению роли человека, его прав и свобод, как высшей ценности».(Эксперт 1)

При этом, как отметило большинство респондентов, наряду со статьей 23 Конституции РФ, в которой сказано, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну», многие вопросы охраны и определения личной жизни попадают в поле зрения юристов. Особенно интересной представляется практика Европейского Суда по правам человека в Страсбурге, занимающегося реализацией международного права в области защиты прав человека.

По мнению специалистов в области научного изучения феномена культуры, за последние десять-пятнадцать лет в России заметно возрос интерес к литературе, по своему жанру описывающей частную жизнь известных людей. Если в советское время этот жанр, в силу факторов идеологической цензуры носил весьма специфический характер, то сегодня мемуары многих известных политиков, актеров, деятелей искусства, могут быть гораздо более откровенными, и это порождает к ним больший интерес читающей публики.

«Вспомните, какие мемуары можно было раздобыть в Советском Союзе – лишь написанные «бравым, идейным» слогом книги о жизни вождей, выдающихся «сынов» партии, да «отполированные» цензурой воспоминания фронтовиков, ветеранов труда, «стахановцев». Все это должно было вписываться в общую канву, где советская литература воспевала трудового человека, его идейную правду и подвиг. Сегодня же мы можем получить доступ к переведенным мемуарам и жизнеописаниям многих зарубежных политиков и звезд. Этот сегмент был особенно востребован в «постперестроечный» период. Наконец, сегодня привлечь внимание к каким-либо скандалам и тайнам в частной жизни популярных личностей – привычный рекламный ход для «раскрутки» новой книги. Примечательно, что книги в жанре жизнеописания звезд стали чуть ли не обязательным атрибутом «пиара» современных звезд, светских дам, известных шоуменов.» (Эксперт 5)

Становится понятным, что подобного рода реклама не может быть случайным явлением в средствах массовой информации – она является результатом тенденции к повышенному интересу потребителей такого рода продукции к каким-то скрытым, неизвестным сторонам жизни кумиров.

Таким образом, в современном мире сфера частной жизни дифференцирована на самостоятельные сегменты, которые прошли процесс институционализации и стали своеобразным хранилищем субъектности. Это проявляется, прежде всего, в том, что индивид получает возможность самостоятельно выбирать идентичность. Для того чтобы стать полноправным членом того или иного сообщества, индивиды сознательно формируют собственный имидж, используют оригинальный антураж, выступают режиссерами собственной биографии, при этом придерживаясь убеждения, что в жизни нет ничего случайного, и всё работает на образ.

В третьем параграфе «Перспективы формирование сферы приватного в развивающемся российском обществе» проводится анализ результатов анкетного опроса и качественного экспертного интервью, а также сравнение этих данных со вторичным эмпирическим материалом. Так, на вопрос о том, довольны ли респонденты своей частной жизнью, были даны следующие ответы.

Довольны ли Вы тем, как протекает Ваша частная жизнь?

Возраст Да очень Да вполне Не совсем Нет Не знаю
17-25 7,6% 34,1% 19,3% 7,7%
26-40 1,6% 6% 1,5% 4,6% 0,8%
41-55 3% 9,2%
56-75 1,5%
Больше 75 лет 2,3% 0,8%


Pages:     | 1 | 2 || 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.