авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Трансформационные процессы в россии: субъектный аспект

-- [ Страница 4 ] --

Бухарин полагал классовым союзником рабочего класса в построении «аграрно-кооперативного» социализма трудовое крестьянство. Соглашаясь с Троцким, он считал, что уровень организационной, управленческой и других видов культуры советского пролетариата остаётся крайне низким. И именно в период пролетарской диктатуры должен произойти процесс переделки, изменения природы рабочего класса, называемый им культурной революцией.

Троцкий был абсолютно убеждён в невозможности социалистических трансформаций в СССР без поддержки мирового пролетариата. Он увязывал достижение социализма исключительно с развитием мировой революции, «угасание» мирового революционного процесса связывал с усталостью русского рабочего класса, его низким революционным потенциалом, всё ещё недостаточно высокой революционной сознательностью и социальным сотрудничеством с мелкобуржуазными слоями, влияющими на его социальную психологию. Крестьянству Троцкий отводил в социалистическом строительстве лишь второстепенную роль, а допущение его возвышения, неизбежно привело бы, по его мнению, к капиталистическому перерождению. Без помощи мировой пролетарской революции сохраняется опасность капиталистического перерождения, реставрации в Советской России капитализма. Сталин доводы Троцкого о невозможности рабоче-крестьянского союза опровергал в большей степени в силу субъективных, политических причин, но отнюдь не объективных.

Наиболее предпочтительным и самым вероятным, в предложении Троцкого, вариантом разрешения, сложившихся в социальных отношениях СССР противоречий, было бы революционное, политическое низвержение советским пролетариатом бюрократической диктатуры. Революционная партия пролетариата большевистского типа должна будет свершить «антибюрократическую революцию». Но, выдвигая подобные предположения, Троцкий недооценивал всей силы утвердившегося в СССР тоталитарного режима, подавляющего в зародыше любые недовольства политической властью.

В конце 30-х годов с выходом в свет статьи Сталина «О диалектическом и историческом материализме» (1938) и книги «История ВКП (б). Краткий курс» (1938), была завершена догматизация марксизма – ленинизма в сталинском изложении. И какие либо отклонения от догмы чреваты были жёсткими наказаниями.

Лишь с 60-х годов происходит возобновление социологических исследований, но развитие теоретической социологии продолжало служить дополнением партийной марксистско-ленинской идеологии. Рабочий класс в советском обществознании всё так же представал «авангардом социального прогресса».

В четвёртом параграфе «Субъекты модернизации в постсоветской России: теории и реальность» исследуется соответствие отечественных теорий социальных изменений реальной ситуации развития трансформационных процессов в современном российском обществе, на основе эмпирической информации анализируется модернизационный потенциал российских политических элит.

В конце 80-х – в 90-е годы ХХ века в период кардинальных социально-экономических и политических изменений, в отечественной социологии появилось множество моделей, объясняющих, происходящие в обществе процессы. Большинство из них, в той или иной степени опирались на марксистские теоретические подходы в анализе действительности.

Субъектом социального прогресса в большинстве случаев называлось рабочее движение, либо же в нём видели потенциальную силу способную определять направленность социальных трансформаций. Наиболее явно марксистский подход в понимании российских социальных трансформаций возобладал в работах социолога и экономиста Г.Я. Ракитской.

Больше всего сторонников было у концепции Л.А. Гордона, Э.В. Клопова, А. Темкиной, А.К. Назимовой, представивших собственное видение российских социальных трансформаций. Не изменяя принципам марксистской социологии, они всё также субъектом социальных изменений признавали рабочее движение. Но подлинным субъектом прогресса оно пока не стало, поскольку размежевание по отношению к рыночным реформам затронуло и его, выявив во внутренней структуре рабочего класса группы настаивающих на продолжении демократических преобразований и надеющихся на возврат к социалистическому прошлому. Окончательно направленность социально-политических и экономических преобразований будет установлена в зависимости от исхода противоборства сил, отстаивающих различные социальные идеалы и, прежде всего противоборства сил внутри рабочего класса. Авторы концепции явно преувеличивали роль рабочего класса в постсоциалистических трансформациях. А определение социологами политических и социальных интересов, как и построение моделей политического поведения различных категорий трудящихся, выделяемых ими в составе рабочего класса основывалось на логическом предположении, нежели соответствовало действительности. К тому же разделение по политическим интересам в рабочем классе не было столь жёстким, как они пытались его представить.

Из новейших теорий российских социальных трансформаций наиболее концептуализирована модель Т.И. Заславской и М.А. Шабановой. В соответствии с тремя, выделяемыми ими уровнями трансформационного процесса, они определили три основных актора социальных трансформаций, действующих на этих уровнях. При таком подходе субъектом социальных изменений оказывается не только элита, но и массовые слои общества. Но если оценивать по степени сознательности действий и влияния на трансформационный процесс, подлинным субъектов российских преобразований стоит признать лишь акторов макроуровня.

Со второй половины 90-х годов ХХ века в отечественной социологии начинает развиваться элитологический подход к проблеме субъектов постсоветской модернизации, который на наш взгляд, наиболее полно соответствует происходящим в российском обществе трансформациям.

Как уже ранее отмечалось, в России государство являлось и является ситемообразующим механизмом общественного развития. Любые крупномасштабные изменения инициируются государством, персонифированным характерными социальными группами – политическими элитами. В отсутствии сильноресурсных социально-экономических субъектов, модернизация в стране могла быть возможна исключительно на основе государственной инициативы. Радикальные преобразования в СССР в конце 80-х и либеральные реформы в России в 90-х годах ХХ века были типичным в отечественной истории проявлением «революции сверху».

Учитывая определяющую роль политических элит в трансформации российского общества, мы полагаем, что понимание механизмов изменения, перспектив дальнейшего развития России становится возможным в исследовании структуры, модели формирования, ценностных, идеологических установок и деятельностных характеристик современных посткоммунистических политических элит. Она будет оставаться единственным субъектом модернизации, организованным, владеющим материально финансовыми средствами деятельности и рычагами управления до тех пор, пока в России не сформируется реальное гражданское общество и экономически независимые от государства силы.

Новая российская элита отличается от советской по своей структуре, механизмам рекрутирования и легитимации, более высокой степенью конкурентности. Однако её состав и некоторые черты внутриэлитных отношений несут на себе отпечаток «номенклатурного прошлого». Спецификой российских политических элит является то, что практически все они были рекрутированы из прежней советской партийной и государственной бюрократии. По данным исследований ВЦИОМ более 60 % представителей бывшей номенклатуры и сегодня занимают элитные позиции, вполне сопоставимые с номенклатурными должностями советского времени. Лишь 13 % советской правящей элиты конца 80-х годов оказалось сегодня за пределами круга руководящих работников. При этом 15 % из числа бывших представителей номенклатуры владеют сегодня собственным бизнесом. Что касается новых руководящих кругов, то около 80 % нынешних представителей этой группы занимают элитные и «предэлитные» позиции в конце 80-х годов. И только 22 % новой российской элиты действительно являются «новичками на этом празднике власти»3. По данным исследования О. Крыштановской современная правящая элита на 69,9 % сформировалась из субэлит старой номенклатуры: высшее руководство – на 75 %, партийная элита – на 57,1 %, региональная – на 82,7 %, правительство – на 74,3 %4.

То же самое можно сказать и о формирующейся экономической элите. На 61 % основу её составили представители прежней административ­ной и политической номенклатуры, которые в ходе привати­зации трансформировали права распоряжения собственнос­тью в право собственности. По некоторым данным, представители спецслужб и номенклатуры получили в результате приватизации 1992 года более 65 % всей бывшей государственной собственности5. Сработал принцип: чем более высокими номенклатурно-должностными полномочиями при прежнем режиме обладала та или иная группа из правящего слоя, тем большую долю собственности она получает в результате новейшей приватизации. Косвенно это подтверждает и то, что 28,6 % нынешней бизнес-элиты принадлежали в свое время к советской номенклатуре6. Характерно, что 14 % новой бизнес-элиты пришли в бизнес с высших государственных постов. Этот тип карьеры сложился только в новой России.

Тип элитной структуры, формирующийся в современной России, слабо соотносится с экономической и политической модернизацией. Он не поощряет коренных изменений. Обозначившаяся тенденция к обособлению элиты от общества, стремление к её самозамыканию, приводит к установлению непубличного характера власти, и утверждению моноцентрического, авторитарного режима, который может создать предпосылки и условия для всесторонней модернизации мобилизационного типа, но его инновационный, реформаторский потенциал ограничен. Неизбежное установление при авторитаризме контроля над развитием рыночных структур, интеллектуальных ресурсов сковывает модернизационный потенциал общества.

Диссертант приходит к выводу, что успех российской модернизации зависит не только от элиты, но и от доверия масс к элите и к проводимым реформам. Отчуждение общества от элиты, недоверие к проводимым преобразованиям делает успехи модернизационного проекта в России призрачными.

В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования, делаются краткие выводы, а также определяются пути дальнейшей исследовательской работы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

  1. Проблема субъектов социальных изменений в западной теоретической социологии ХХ века // Экономика и управление: Межвуз. сб. науч. тр. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2001. – С. 71–74. – 0,2 п.л.
  2. Проблемы российского рабочего движения в отечественной социологии 90-х гг. ХХ века // Экономика и управление: Межвуз. сб. науч. тр. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2001. – С. 82–85. – 0,2 п.л. (в соавторстве).
  3. О политическом характере современного рабочего движения // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2002. – № 2. – С. 7–9. – 0,1 п.л.
  4. Научно-технический прогресс и изменение типа работника // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2002. – № 2. – С. 14–19. – 0,3 п.л.
  5. Теория пролетарского мессианства в философско-социологической концепции А.А. Богданова // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2002. – № 7. – С. 27–34. – 0,4 п.л. (в соавторстве).
  6. Проблема «Россия-Запад» в идеологической борьбе 20-х годов ХХ в. // Научные исследования в области экономики, техники, образования и информационных технологий: Межвуз. сб. науч. тр. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2002. – С. 144–149. – 0,3 п.л.
  7. Состояние рабочего движения в постсоциалистической России // Научная мысль Кавказа. Приложение. Спецвыпуск (1). – 2003. – С. 17–21. – 0,3 п.л.
  8. Русское народничество: взгляд из современности // Научные исследования в области экономики, образования и информационных технологий: Межвуз. сб. науч. тр. – Новочеркасск: ЮРГТУ, 2003. – С. 260–269. – 0,5 п.л.
  9. Герцен и Чернышевский о перспективах освобождения России // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2003. – № 11. – С. 44–50. – 0,4 п.л.
  10. Проблема мировой революции и возможности построения социализма в одной стране во внутрипартийных дискуссиях большевиков 20-х годов ХХ века // Научная мысль Кавказа. Приложение. Спецвыпуск. – 2003. – № 3. – С. 53–61. – 0,4 п.л.
  11. Значение образования в концепции социального освобождения М.А. Бакунина // Научная мысль Кавказа. Приложение. Спецвыпуск. – 2003. – № 3. – С. 92–97. – 0,3 п.л. (в соавторстве).
  12. Социальные изменения: поиск теоретической модели объяснения // Социально-экономические и правовые проблемы: Сб. науч. тр. / Шахтинский ин-т ЮРГТУ (НПИ). Юж. – Рос. гос. технический ун-т. – Новочеркасск: УПЦ «Набла» ЮРГТУ (НПИ), 2004. – С. 32–38. – 0,4 п.л.
  13. Проблема субъектов социальных изменений в концепциях русской христианской социологии // Научная мысль Кавказа. Приложение. – 2005. – Спецвыпуск № 3. – С. 84–89. – 0,3 п.л.
  14. Проблема рациональности и свободы в социологии М. Вебера // Актуальные проблемы науки на современном этапе: Межвуз. сб. науч. тр. / Институт открытого образования. – Ростов–на / Д.: Изд–во «Логос», 2005. – С. 166–172. – 0,9 п.л.

Подписано в печать.06. Формат 60х84 1/16. Гарнитура Таймс. Печать офсетная. Арт-787. Уч.-изд. л. 1,4. Тираж 100.


1 См.: Touraine A. Le retour de l`acteur. – Paris: Fayard, 1989. (в русском переводе Турен А. Возвращение человека действующего. Очерк социологии. – М.: Научный мир, 1998); Touraine A. The Post-Industrial Society. – N.Y., 1971; Touraine A. The Rise and the French Labour Movement. – Social Theory and Social Criticism. – L., 1987; Giddens A. Central Problems in Social Theory: Action, Structure and Contradiction in Social Analisis – Berkeley: University of California Press, 1979; Giddens A. The Consequences of Modernity. – Cambridge: Polity Press. 1990; Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. – М.: Академический Проект, 2003; Гидденс Э. Девять тезисов о будущем социологии // Альманах THESIS. Теория и история экономических и социальных институтов и систем. – 1993. – № 1; Гидденс А. Риск и судьба // THESIS. – 1994. – № 5; Штомпка П. Социология социальных изменений / Пер. с англ. под ред. В.А. Ядова. – М.: Аспект Пресс, 1996; Арчер М. Реализм и морфогенез // Социологический журнал. – 1994. – № 4. – С. 50-68; Арчер М. Реализм и морфогенез // Теория общества. Фундаментальные проблемы. – М.: КАНОН-пресс-Ц, 1999. – С. 157-195; Ядов В.А. «Посткоммунистические» трансформации с позиций современных теорий // Россия реформирующаяся / Под ред. Л.М. Дробижевой. Ин-т социологии РАН, – М., 2004. – С. 346–356; Ядов В.А. Россия как трансформирующееся общество (резюме многолетней дискуссии социологов) // Общество и экономика. – 1999. – № 10–11; Ядов В.А. Россия в мировом пространстве // Социс. – 1996. – № 3. – С. 27–31.

2 Российская модернизация: проблемы и перспективы (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. – 1993. – № 7. – С. 3–39.

3 Ершова Н.С. Трансформация правящей элиты в условиях социального перелома // Куда идет Россия?.. Альтернативы общественного развития: Междунар. симпоз. 17-19 дек. 1993 г. – М.: Интерпракс, 1994. – С. 151–155; Головачев Б., Косова Л., Хахулина Л. Трансформация правящей элиты в России // Экономические и социальные перемены: Мониторинг общественного мнения. Информационный бюллетень. – 1995. – N6 (20); 1996. – N 1 (21);

4Крыштановская О. Трансформация старой номенклатуры в новую российскую элиту // ОНС. – 1995. – № 1. – С. 63.

5 Панарин А.С.  Искушение глобализмом. – М., 2000. – С. 45.

6 Крыштановская О.В. Трансформация бизнес-элиты России: 1998-2002 // Социс. – 2002. – № 8. – С. 23. 



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.