авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Трансформационные процессы в россии: субъектный аспект

-- [ Страница 2 ] --
  1. Признавая верифицируемость основных принципов деятельностно-активистской парадигмы в социологии социальных изменений, под социальной трансформацией следует понимать форму социальных изменений. Её сущностью выступает переход (переходный период) социальных систем, их структурных элементов и функций из одного состояния в качественно другое, к иной социальной системе, посредством целенаправленной деятельности социальных субъектов.
  2. Трансформационный, социально-инновационный потенциал общества зависит, в первую очередь, от установок, интенсивности, качества и социальной направленности соответствующей деятельности социальных субъектов, то есть групп, оказывающих целенаправленное институциональное воздействие на ход трансформационного процесса. Именно понятие субъект отражает самодеятельность, самостоятельность, инновационность, творческий характер деятельности социальной группы (индивида), её авторство конкретного социального действия. В условиях кардинальных социоструктурных изменений российского общества, в отсутствии чётких ролевых предписаний, преобразующей деятельности социальных групп (индивидов) присуще самостоятельное, самодеятельное, продуцирующее те или иные социокультурные формы начало, что позволяет нам полагать её как деятельность не исполнителя (актора), а субъекта.
  3. Системное усложнение современных обществ обусловливает формирование гетерогенных субъектов трансформационного процесса с многоуровневой структурой. Процессы демократизации и либерализации в различной степени сопровождающие развитие современных обществ определяют включение массовых общностей в структуру субъекта социальных трансформаций. Они составляют низший (массовый) уровень субъектов трансформационного процесса, исполняя роль проводников трансформационных стратегий субъектов высшего уровня. Высший уровень субъектов занимают элитарные группы. Совпадение общественно-политических интересов массовых и элитных групп политического действия на определённом (чаще всего раннем) этапе трансформационного процесса даёт нам основание объединять два различных в социальном отношении уровня в один субъект. Иерархическое разделение между уровнями субъектов происходит не столько по принципу массовости и социальных различий, сколько по поведенческим характеристикам, в соответствии с качествами субъектности. Субъекты высшего уровня обладают свойствами подлинной субъектности, их активность самостоятельна, относительно свободна и способна оказывать влияние на поведение субъектов низшего уровня. Активность субъектов низшего уровня отличают качества псевдосубъектности.
  4. Основной характеристикой социальных изменений в современных обществах является включённость науки в модернизационный процесс. Проведение социальных преобразований на современном этапе невозможно без научной составляющей (научные рекомендаций, технологии принятия решений и управления), что позволяет признать социологическую науку непосредственным участником трансформационного процесса. Научно постигая наличное социальное состояние, информируя общество о происходящих процессах, формируя ценностно-нормативную систему социальных субъектов общественных изменений, влияя на механизмы поведения и взаимодействия сил, определяющих общественное развитие, социология выступает основным элементом динамики современных обществ. Успех модернизационных процессов объективно коррелирует с влиянием науки на жизнь общества. Чем доступнее становятся достижения науки, тем устойчивыми становятся социокультурные предпочтения личности в выборе современных «модернистских» ценностей и сценариев социального развития, конституирующих обновляющийся социум. Наличие прямых и опосредованных взаимодействий между практикой социальных трансформаций и социологической наукой позволяет предложить и использовать в исследовании субъектов трансформационного процесса в историческом ракурсе метод анализа социологических теорий социальных изменений.
  5. Кризисность развития российского социума в периоды реформ, незавершённость модернизационного проекта объясняются неорганичностью проводимых преобразований социально-экономической, политической и культурной специфике общества. Неразвитость общественных сил, заинтересованных в переменах, вынужденный характер реформ и политическая апатия основной массы населения выдвигает в России на роль субъекта преобразований государство, властвующую элиту. Российское государство, исполняя исключительную, в сравнении с другими странами роль в инициировании и осуществлении модернизационного проекта на всех его стадиях, выступает не только прогрессивной, инновационной силой, но и консервативной, инерционной. В отсутствии массовой поддержки реформ и обладая монопольным правом на реформаторский проект, не допуская альтернативных программ, государство становится инертной структурой, мало соответствующей природе глубинных социальных преобразований как таковых и блокирующих естественное разрешение назревших противоречий. Модернизация в России, становление современного, научно-технического, инновационного типа общества невозможна без интериоризации в индивидуальном и массовом сознании социокультурных ориентаций, конституирующих обновляющийся социум.
  6. Отечественная социология, на протяжении всей истории своего развития проявляла приверженность элитистским позициям в конструировании субъектов трансформационного процесса. В силу политических и идеологических позиций отечественных социологов, разные массовые общности (пролетариат, крестьянство) обозначались носителями социальных изменений. Но это обозначение было лишь номинальным. Качествами реального субъекта трансформационного процесса ими наделялись элитарные группы (интеллигенция, политическая партия, государство, персонифицированное политическими элитами). Оценивая качества социальной субъектности массовых и элитных групп, отечественные социологи, в большинстве случаев, устанавливали жёсткую модель отношений между субъектами разных уровней, строящуюся по принципу: приказ – подчинение. При значительной составляющей политико-утопических и идеологических компонентов в теориях отечественных социологов, их модели субъектов социальных трансформаций всё же отражают реальные тенденции развития социальных процессов в российском обществе.
  7. В постсоветской трансформации России, в отсутствии развитых институтов гражданского общества и экономически независимых от государства сил, реальным субъектом модернизации остаётся политическая элита. Однако качества элит (идеология, ценностные установки, социальный состав), механизм ротации и тип элитной структуры, формирующийся в России, слабо соотносятся с экономической и политической модернизацией. Сложившийся состав, конфигурация, идеология и ценности новых российских политических элит, а также характер их взаимоотношений с формирующимися сильноресурсными субъектами, наиболее вероятным делают авторитарный сценарий развития России, в стратегической перспективе незначительно коррелирующий с целями инновационного развития, всесторонней модернизацией общества.

Теоретическая и практическая значимость работы заключается в том, что результаты и выводы проведённого исследования расширяют научные представления о характере и направленности современных социальных трансформаций и могут быть использованы для решения теоретических и практических проблем социально-экономического и политического реформирования российского общества.

Диссертация представляет интерес при подготовке и чтении лекций для студентов и аспирантов социологических специальностей, в частности, при разработке курсов по «Социологии», «Социальной философии», «Социологии социальных изменений», «Социальным трансформациям в России», «Истории социологии».

Апробация работы

Основные положения диссертации изложены в выступлениях автора на научно-практических конференциях, методологических семинарах, а также в открытых публикациях общим объёмом 4,5 п.л.

Структура работы Диссертация состоит из введения, двух глав, семи параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы. Общий объём – 200 страниц машинописного текста. Список использованной литературы составляет 281 источник.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы диссертационного исследования, анализируется степень её научной разработанности в отечественной и зарубежной литературе, определяются цель и задачи, объект и предмет исследования, указывается теоретико-методологическая основа исследования, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость представленной работы. Формулируются основные научные положения, выносимые на защиту.

Первая глава диссертационного исследования «ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ТРАНСФОРМАЦИЙ» содержит три параграфа.

В первом параграфе «Социальные трансформации: понятие, сущность, основные характеристики» даётся обоснование теоретико-методологических процедур анализа трансформационных процессов, предлагается обзор понятий, используемых для описания трансформирующихся обществ, и предпринимается попытка определить совокупность теоретических категорий, в наибольшей степени соответствующих новейшим изменениям в российском обществе.

Теоретический анализ общественных процессов в современной России, острая необходимость которого определяется всем ходом реформ, оказывается во многом затруднительным по причине отсутствия дифференциации в базовых категориях, описывающих социальные изменения. Значительный интерес к проблеме социальных преобразований со стороны разных социальных наук, исследующих их в рамках различных парадигм, обусловил появление множества специфических понятий и терминов, зачастую тождественных друг другу и пересекающиеся в смысловом отношении. Поэтому достижение положительных результатов в исследовании социальных трансформаций в немалой степени зависит от разграничения, операционализации и интерпретации основных теоретических категорий, обеспечивающих наличие прочной научной опоры для углубленных оценок направленности и характера общественных преобразований в России.

Понятие «социальное развитие», используемое советским обществознанием для интерпретации общественных преобразований, тождественно «социальному прогрессу», а потому является уязвимым для научной критики.

Кризис марксистского подхода к интерпретации социальных преобразований обусловил обращение социологов в анализе общественных перемен к универсальным категориям, не содержащим оценочного компонента. Именно таким, социологическое сообщество признаёт понятие «социальное изменение», охватывающее самые различные перемены в социальных системах, безотносительно к их направленности, скорости протекания, масштабу, механизму и многим другим параметрам. Однако, мы полагаем, что социальные изменения не следует понимать как вообще любые изменения, происходящие в обществе. Точнее, стоит иметь в виду только те изменения, которые являются социальными в строгом смысле этого слова и выступают предметом социологической рефлексии, а не узкой экономической, технологической и других.

Со второй половины ХХ века понятие «социальные изменения» всё чаще рассматривается в постклассической, постмодернистской парадигме. Суть нового понимания состоит в том, что социальные изменения осмысливаются не как естественно-исторический, но как социально-исторический процесс, в котором «социальный субъект», или «актор», играет активную преобразующую роль. Это подход представлен в работах А. Турена, Э. Гидденса, П. Штомпки, М. Арчер, В. А. Ядова и других1

. Исследуя соответствие основных теоретических постулатов «активистских» парадигм реальному развитию социальных процессов в российском обществе, следует признать их верифицируемость.

Кардинальные структурные изменения, происходящие в последнее время в странах Центральной и Восточной Европы и в республиках бывшего СССР, преображающие все сферы социальной действительности, актуализировали использование в общественных науках категорий, отражающих специфику подобного рода социальных сдвигов. Теоретическое осмысление разворачивающихся на посткоммунистическом пространстве социальных процессов на макро и микроуровнях, чаще всего происходило с использованием понятия «трансформация».

Социальная трансформация, является сложным понятием, содержание которого расширяется по мере становления социального качества. Дискуссионный характер проблемы социальных трансформаций в современном мире, привёл к тому, что даже при широком распространении данного понятия в современной социологии, оно так и не получило однозначного определения. В большинстве трактовок трансформационных процессов преобладало макросоциологическое понимание.

Под социальной трансформацией мы понимаем форму социальных изменений, существом которой выступает переход (переходный период) социальных систем, их структурных элементов и функций из одного состояния в качественно другое, к иной социальной системе, посредством целенаправленной деятельности социальных субъектов – людей и их институтов.

Во втором параграфе «Субъекты социальных трансформаций: постановка проблемы» анализируются теоретико-методологические подходы к исследованию проблемы субъектов социальных трансформаций.

Основными предпосылками (факторами) трансформационного процесса являются социальные субъекты – носители процесса. В новейшей социологии их чаще всего определяют понятиями «социальный субъект», «актор» и «агент». Однако нам представляется, что при анализе движущих сил трансформационных процессов необходимо использовать понятие «социальный субъект». Именно это понятие отражает самодеятельность, самостоятельность индивида (социальной группы), его авторство конкретного социального действия, то есть инновационность, творческий характер деятельности. Использование понятия «субъект» кажется нам более правомерным ещё и потому, что в условиях трансформации российского общества не все социальные роли ещё чётко установлены, обозначены. Таки образом, социальный субъект – не просто активно действующий индивид (группа), его деятельности обязательно присуще самостоятельное, самодеятельное, продуцирующее те или иные социокультурные формы начало.

В условиях системного усложнения современных обществ ни одна социальная группа не способна независимо от других социальных групп осуществить стратегии социальных изменений, быть самостоятельным субъектом социальных трансформаций. Характерным для современных обществ становится формирование разнородных и структурированных субъектов социальных изменений. Низший, массовый уровень субъектов трансформационного процесса составляют массовые слои общества, без учёта интересов и участия которых в современных демократических обществах совершить преобразования невозможно.

Высший уровень субъектов занимают элитарные группы, обладающие значительным политическим, культурным, образовательным, интеллектуальным капиталом, будь то политическая элита, интеллигенция, политическая партия, преимущественно состоящая из интеллектуалов (по П. Бурдье и М. Фуко).

Совпадение социально-политических интересов массовых и элитных групп политического действия, на определённом, чаще всего раннем этапе социальных преобразований даёт нам основание объединять два различных в социальном отношении уровня в один субъект. Отношения между субъектами различных уровней в разных обществах строятся на основании типичных для них моделей. Для современных западных обществ данные отношения являются гибкими, чаще основанными на сотрудничестве. В России и других, модернизирующихся незападных обществах преобладала жёсткая модель отношений. Элитные группы сознательно осуществляя трансформационные проекты, стратегии, навязывают свою волю массовым слоям общества, сплачивают в жёсткие организационные формы и «подталкивают» их к политическому активизму. Более того, они способствуют сознательному росту акторов, привнося в массовые слои идеологию, оправдывающую их трансформационную активность.

Иерархическое разделение между уровнями субъектов происходит в соответствии с качествами субъектности. Под социальной субъектностью автор понимает сущностное качест­во субъекта (индивида, группы), проявляющееся, прежде всего в его социально творческой деятельности. Анализируя характеристики активности социальных субъектов, следует различать подлинную социальную субъектность и псевдосубъектность. Основным отличием псевдосубъектности от подлинной субъектности является имитация активной деятельности. Подлинная субъектность присуща субъектам высшего уровня, а псевдосубъектность субъектам низшего.

В зависимости от носителя можно говорить о социальной субъектности личности, социальной общности и социального института. Движущими силами социокультурной трансформации могут выступать и реально выступают не только отдельные социаль­ные группы и индивиды, но и социальные институты.

В России и странах с формирующейся, нестабильной политической системой, индивиды занимают особое место среди субъектов социальных трансформаций. Российское государство традиционно играло и продолжает играть ключевую роль в качестве субъекта трансформационного процесса.

Неотъемлемой характеристикой социальных изменений в современных обществах является включённость науки в модернизационный процесс. Завершение модернизации объективно коррелирует с влиянием науки на жизнь общества. Чем доступнее становятся достижения наук, как естественных, так и социально-гуманитарных, тем устойчивыми становятся социокультурные предпочтения личности в выборе современных «модернистских» ценностей и сценариев социального развития, конституирующих обновляющийся социум.

Среди социальных наук особое место в трансформации общества принадлежит социологии. Социология возникала с претензией быть не только теоретико-описательной наукой, но и политико-функциональной, практической. В России появление социологии стало возможным лишь с распространения западного опыта или процесса модернизации в целом. Противоречия в осуществлении модернизационных проектов, устойчивость традиционных элементов социальной жизни привели к тому, что социологию в России отличали черты, свойственные наукам традиционного общества, и прежде всего глубокая мировоззренческая нагруженность. В силу консерватизма правящих элит, социология в российском обществе становилась чрезвычайно ангажированной в политику наукой. Сверхполитизация, как особенность развития отечественной социологии сохранялась при царском и советском режиме, и более того, по сути, сохраняется и ныне.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.