авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |

Институализация и особенности функционирования информационных процессов в российском обществе

-- [ Страница 4 ] --

Каждый шаг в освоении мира, сопровождающийся развитием языка имеет творческую природу. Творчество неотъемлемо от человеческой природы. Возникают предпосылки для возникновения письменной культуры как новой формы передачи информации. Она отличается от дописьменных форм передачи информации, но нельзя говорить об этих формах как о «более простой» или «более сложной».

В параграфе 2.2. «Письменные культуры и новые форма передачи информации» показано, что развитие письменности тесно связано с разделением труда, технологическим развитием, социальной дифференциацией, политическими изменениями. В социуме постепенно возникает необходимость в новых формах знаковой деятельности. Формирующиеся новые более высокодифференцированные модели госу­дарственной власти задают иной характер жизни, нежели род, племя или община. Те способы самоорганизации культуры, которые годились для родовых отношений, не годятся в новой системе социальных связей, основывающихся на развитом разде­лении труда и наличии дифференцированных социальных групп.

Под воздействием социальных преобразований происходит разрыв бывшего единства предметности, знаковости и идеаль­ности мифологического культурного кода. Отныне предметность, связанная с вещественно-хозяйственной деятельностью, закреп­ляется в труде земледельцев и ремесленников, а духовно-со­держательный пласт деятельности – в новой знако­вой системе – письменности.

Письменные культуры формируются с конца IV – начала III тысячелетия до н.э. Изобретение письменности означало коренной перелом в истории культуры.

И письмо, и изобретение алфавита в некоторых ближ­невосточных мистических учениях считались священными. В иу­дейской традиции алфавит почитался как вместилище неизречен­ных тайн; мистическую интерпретацию алфавита мы находим у каббалистов, пифагорейцев, гностиков, астрологов. И.Е. Гельб приводит старинное рассуждение о латинском алфавите: «Ла­тинский Алфавит... является идеографическим отражением вели­ких греческих мифов...; по этой причине он преподносит нам... удобное для пользования «выражение» фундаментальных истин, содержащихся в человеке и во Вселенной, истин живых, «Божеств», которые представляют собой манифестацию Единой Истины, созидательной и суверенной»40.

Новая культурная информация (в отличие от информации, передаваемой как образец через ритуал) более разнообразна и требует иной формы своего выражения – письменной.

Кассирер отмечает, что «наряду с формой интеллектуального синтеза, которая выражается в системе научных понятий, в целостной духовной жизни имеются и другие виды формирования … они достигают своей цели – общезначимости – на совершенно ином пути, не прибегая к помощи логического понятия или закона. Любую другую функцию духа роднит с познанием только то, что ей внутренне присуща изначально-творческая сила, а не только способность к воспроизведению. Она не просто пассивно запечатлевает налично - данное - в ней сокрыта самостийная энергия духа, придающая наличному бытию определённое «значение», своеобразное идеальное содержание. Это в такой же мере относится к искусству, мифу и религии, как и к познанию…. Все они создают свои особые символические формы, если и не похожие на интеллектуальные символы, то, по крайней мере, равные им по своему духовному происхождению.… Если искусство и язык, миф и познание понимать в этом смысле, то возникает проблема, предвещающая новый подход к общей философии гуманитарных наук».41

Бесспорно, что письменный текст не является единственным способом хранения и передачи культурной информации. Появле­ние торговли, усложнение хозяйственной и социальной жизни способствовали взаимообмену не только экономическому, но и культурному. Появляются смешанные социокультурные связи и способы освоения новых социальных и культурных пространств.

С возникновением письменной формы передачи информации: во-первых, расширяется область смыслов, передаваемых через письменные источники; во-вторых, письменный текст многократно расширяет пути и способы передачи информации; в-третьих, письмо способствует обогащению лексическо­го запаса языка; в четвертых, формируется литературный язык. Появление печатного станка значительно ускорило формирование обозначенных выше черт развития информации, круг потребителей информации расширяется, развиваются языковые нормы, происходит не смена языковых возможностей, а их накопление, аккумуляция.

Таким образом, расширение области смыслов, передаваемых через письменные источники, резкое возрастание количества информации, многократное расширение путей и способов передачи информации явились фундаментом для возникновения не только качественно новых коммуникаций, но и определило появление и развитие качественно новых свойств социального пространства.

Новые информационно-коммуникационные технологии (ИКТ), реализовали настоятельную необходимость появления нового языка коммуникации. Они определили также возникновение принципиально нового социального пространства – информационного общества.

В параграфе 2.3. «Информационно-коммуникативные технологии как новая культурная форма производства, сохранения и потребления информации» обосновывается, что термин «информационное общество» появился в 60-е гг. XX века, когда японский социолог Дж. Масуда зафиксировал вторжение нового типа социальных отношений на историческую арену: «Информационное общество будет новым типом общества, целиком отличающимся от своего индустриаль­ного предшественника»42. Правомерно ли говорить о новом типе социума, основываясь только на количественном росте информационных потоков?

Но процессы внедрения информационных технологий еще не означают «вхождения» в информационное общество. И вот почему. Если обобщить материал, имеющийся по проблеме информационного общества, то можно выделить базовые черты этого типа социальной организации:43

- определяющим фактором общественной жизни является знание. Ядром социальной организации становится университет как центр производства, переработки и накопления знаний. Промышленная корпорация теряет главенствующую роль:

- экономика постиндустриального общества становится «обслуживающей»;

- уровень знаний, а не собственность становятся фактором социальной дифференциации;

- социальная организация и информационные технологии образуют «симбиоз», социальные процессы становятся программируемыми.44

Д.В. Иванов справедливо отмечает, что такое информационное общество нигде не состоялось потому что информация «играет колоссальную роль, но отсюда вовсе не следует, что в современном обществе знание – сила…. И за словом «информация» кроется именно коммуникация, а не знание. … Огромная техническая, экономическая, культурная роль информации объясняется именно тем, что она не содержательна («знание») и не предметна («продукт»). Информация операциональна. Информация служит обоснованием/оправданием действий. … Поэтому в современном обществе информация – это идол».45

Гипотеза о качественных трансформациях социумов, в которых отмечается резкий рост производства информации, стала толчком многочисленных социальных, экономических, политических, психологических исследований, за короткий срок были сформулированы многие научные концепции и теории информационного общества.

Формирование информационного общества в техническом смысле связывают с появлением компьютеров. Чем было вызвано их появление? Прежде всего, необходимостью в хранении и распространении огромных массивов информации. В настоящее время компьютер является универсальным устройством, которое используется в качестве профессионального инструмента чиновниками, юристами, преподавателями и т.д. Дж. Бенигер концептуализирует это положение дел следующим образом. Согласно его теории, компьютерная техника была призвана обслуживать в пер­вую очередь информационные процессы в сфере управления.

Появление кино и телевидения явилось началом нового спо­соба передачи информации – экрана. Еще на заре кинематографа его влияние на культуру оценивалось противоречиво: он пони­мался и как средство ликвидации «ценности традиций», и как средство «обновления человечества». С одной стороны, кино (по сравнению с литературой или живописью) способно охваты­вать большую аудиторию в короткие сроки и, таким образом, в значительной мере способствовать появлению массовой культуры. С другой стороны, оно же способно не только достоверно выражать информацию, но и искажать ее. И все же телевидение, кино и книга переда­ют информацию «в одну сторону»: от ее источника к субъекту культуры. Совершено иные возможности открываются с появлени­ем видеокассет, повышающих уровень технического манипули­рования: кассету можно просматривать бесчисленное количество раз, останавливать в любом месте и в любое время и т.п.

Важнейшим социокультурным элементом информационного общества является изменение качества и ценности знания. А. Тоффлер в книге «Сдвиг власти» определяет ин­формационное общество как общество, в котором фактор знания и сфера знания играют определяющую роль в общественном раз­витии. При этом под сферой знания он подразумевает «образо­вание, науку, технологию, национальные стратегические кон­цепции, международные интеллектуальные средства, язык, общее знание о других культурах, культурное и идеологическое понимание мира, многообразие коммуникационных каналов, спектр новых идей, воображение»46.

Формирование информационного общества было бы невозможно без создания новых информационных технологий – то есть таких способов и навыков обработки информации, которые применяются в технике, специально предназначенной для хранения, обработ­ки, воспроизведения и переработки информации. Такой техникой в настоящее время являются, прежде всего, электронно-вычисли­тельные устройства (компьютеры) и их сети.

В повседневную жизнь людей входит виртуальная реальность. Этот термин получил широкое распространение, стал «модным», при этом оставаясь все еще содержательно туманным. Как правило, он связывается с компьютерной сферой; однако все чаще его начинают употреблять в самом широком контексте: уже сложились понятия «виртуальных денег», «виртуальной демократии», «виртуального образования», «виртуального правительства», «виртуальной нации» и так далее. Подобные факты говорят о том, что проблема, связанная с распространением информационных технологий, выходит за рамки специальных наук и становится проблемой, требующей философского, социологического и социокультурного обобщения.

Информационно-технологические изменения, происходящие в настоящее время, детерминируют конституирование нового типа общества – информационного, или, как его еще называют, общества знания. Одной из основополагающих характеристик этого общества является его глобальный характер.

Информация и знания становятся одним из стратегических ресурсов государства, разворачивающихся в безграничных масштабах. Усиление значимости информации вызвано следующими причинами: а) ростом информационных потребностей населения, б) становлением информации как экономической категории, в) спецификой информационного рынка: он не подчиняется законам совершенной конкуренции.

Возникает экранная культура, основным признаком которой является диалоговый характер взаимоотношений экранного текста с партнером, что качественно отличает эк­ранную культуру от письменной. Зрелой формой экранной культуры выступают компьютеры и компьютерные сети. Экранная культура формируется как новая культура, которая объединяет интеллектуальные возможности человека с техническими возможностями информатики. Возникающее в процессе исторического развития, информационное общество изменяет интерпретацию самого понятия «информация». В культурологическом плане в понятии «информация» теперь акцентирован аспект новизны; информация сегодня – это всегда новая информация, это поток новшеств, или поток смыслов, который несет новшества в своей потенции. В социологическом плане – в интерпретации понятия «информация» и в исследованиях «потоков информации», на наш взгляд, должен быть актуализирован аспект формирования жизненных практик, социальных норм и институтов, позволяющих ассимилировать новизну, вычленять новшества, которые могут принести положительный социальный и экономический эффект и создавать механизмы, интегрирующие их в социум.

Важнейшим социокультурным элементом информационного общества является изменение качества и ценности знания. Информация становится главным действу­ющим звеном в цепи социальных взаимосвязей. Новое качество экранной культуры связано с Интернетом, как новой средой общения людей и новых возможностей в производстве и потреблении информации.

Интернет расширяет жизненное пространство повседневной жизни людей, активно влияет на все виды экранной культуры, письменную и невербальную формы коммуникации. Вместе с тем возникает проблема подмены первичной онтологической реальности в процессе потребления Интернет-продуктов, получают распространение технологии, симулирующие действительные отношения и связи.

Происходит становление иных слоциальных процессов, для которых принципиальное значение имеет не столько количественный рост информационных потоков, сколько рост потенциально новой информации, рост новизны, потенциала социальной, технической и культурной инновационности.

В главе третьей «Информационная среда в социокультурном пространстве российского общества» говорится, что в понятие «социальный контекст» мы вводим следующие компоненты: статусы и роли индивидов, социальные структуры, социальные институты, способы их организации и взаимодействия. Социальный контекст любого общества представляет собой совокупность ценностей, норм, интересов, потребностей индивидов и социальных групп, различные культурные артефакты, жизненные стили. Следует добавить также введенные Э. Дюркгеймом в класс социальных фактов феномены «моральная атмосфера общества», «ценностные коллективные представления».

В параграфе 3.1. «Особенности функционирования информации в социальном контексте: теоретико-методологический аспект» показано, что существуют различные методологические подходы к исследованию социального пространства. В рамках структура­листского анализа, доминирует идея струк­турного единства общества и культуры. Это единство выявляется, в первую очередь, посредс­твом семиотического анализа культурных текстов, в качестве которых выступают не только письменные источники, но и язык ритуала, культа, обряда. Различные культурные феномены есть варианты некоего инварианта, так называемого семиотического культурного кода. Коды возникают в ходе коммуникации для обеспечения воз­можности передачи тех или иных сообщений. Код – это осново­полагающее правило при формировании ряда конкретных сообще­ний. У. Эко анализирует особенности визуальных, риторических, архитектурных, антропологических, музыкальных, эстетических и идеологических кодов и приходит к выводу, что все коды могут быть сопоставлены между собой на базе общего кода, более простого и всеобъемлющего47. Что же такое культурный код? Как показала М.С. Киселева, основной код культуры должен обладать следую­щими характеристиками: универсальностью (способностью рабо­тать в любом культурном типе и любом историческом времени), самодостаточностью для формирования и сохранения человечес­кой культуры, открытостью к изменениям48.

В рамках современных неклассических подходов49, социокультурное пространство – это реальность повседневной, обыденной жизни. Оно является синтезом, интегральной величиной от обыденного человеческого знания (хотя нельзя умалять также и значения теоретического знания, например, философии или физики), то есть субъективных значений и смыслов, формируемых в ходе человеческой деятельности, исторического периода и уже имеющихся, сложившихся ранее институтов. Человеческое мышление и поведение всегда контекстуально, именно взаимосвязь человеческого мышления и социального контекста формирует социокультурное пространство.

Категорию социального пространства мы трактуем в духе теории П. Бурдье, как систематизированное пересечение связей, объединяющих субъектов, обладающих общими признаками.

По П. Бурдье, восприятие социального мира возникает в результате двойного структурирования. На объективном уровне общество структурировано, поскольку характерные признаки, присущие субъектам или институтам, сочетаются между собой с разной степенью вероятности. На субъективном уровне восприятие социального мира структурировано, так как модели восприятия и оценки, особенно зафиксированные в языке, отражают строение связей символической власти. При помощи этих двух механизмов обыденное сознание создает целостный мир здравого смысла или, по меньшей мере, вырабатывает минимальный консенсус в отношении социального мира50.

В рамках структурно-семиотических методов анализа куль­туры предпринимаются плодотворные попытки интерпретировать культуру как определенное структурно-упорядоченное, но исто­рически изменчивое apriori, как некое единство основополагающих кодов. Одним из интересных вариантов таких попыток яв­ляются работы М. Фуко, который, опираясь на структурные мето­ды, пытается обнаружить «основополагающие коды любой куль­туры, управляющие ее языком, ее схемами восприятия, ее отме­лями, ее формами выражения и воспроизведения, ее ценностями, иерархией ее практик, сразу же определяют для каждого чело­века эмпирические порядки, с которыми он будет иметь дело и в которых будет ориентироваться»51.

В рамках культурологической концепции Ю.М. Лотмана символ трактуется, во-первых, как «простой синоним знаковости»; во-вторых, как знак некоторого искусственного языка, например, химические или математические символы; в-третьих, как выражение иррациональной незнаковой функции (глубинного сакрального смысла)52.

В рамках постструктурализма подчеркивается особая роль языка, письма, речи. Однако единый, все обобщающий и все объясняющий центр общественной системы отрицается; мы все находимся «внутри текста» и маргинальные элементы там также значимы, как и «основные», «центральные». Социокультурное пространство возникает не в виде системы, а как мозаика мыслей, знаков, символов, текстов. Текст понимается как «само воплощение принципа гетерономности, «разнозакония», отсутствия единого направляющего принципа: это образование, на теле которого видны следы множества «прививок», знаки «включенности» в этот текст текстов, не сводимых ни к какому синтезу»53.

В социологии символический интеракционизм складывался (наравне с теорией К. Маркса) как основная альтернатива функционализму и теории систем. По Дж. Миду, общество – это обмен жестами, символами, его развитие – это развитие, прежде всего, коммуникативных форм. Социальная жизнь зависит от нашей способности представлять себя в других социальных ролях, а принятие роли других зависит, в свою очередь, от нашей способности к внутреннему диалогу с собой.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 8 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.