авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

Образование и духовность в современном российском обществе: факторы и вектор диспозиции в процессе системных реформ

-- [ Страница 4 ] --

Параграф 1.3. «Духовный кризис современного российского общества как фактор деформаций образования» посвящен исследованию влияния посттрансформационного духовного кризиса в России на состояние системы образования. Автор подчеркивает, что российское общество на сегодняшний день, несмотря на наличие определенных позитивных сдвигов, в целом продолжает оставаться в состоянии духовного и социокультурного кризиса. Факторы, обусловившие кризис, коренятся в первую очередь в недавно пережитой обществом трансформации институтов и переоценке базовых социетальных ценностей. В то же время многие исследователи полагают, что фактором духовного кризиса стал сам характер преобразований и избранная стратегия их осуществления. Реализация программ догоняющего развития всегда несет с собой возможные негативные последствия для социокультурного контекста: как пишет Т.И. Заславская17, начальный этап трансформации большинства посткоммунистических обществ сопровождается деструктивными процессами в сфере духовно-интеллектуальной жизни и культуры, что проявляется в числе прочего в кризисе науки и образования, депрофессионализации высококвалифицированных кадров, «утечке умов», ухудшении качества жизни и условий развития личности, широком распространении иллегальных форм социальных практик, коррупции, преступности, размывании нравственных критериев. Характеризуя сложившийся в России на сегодняшний день социокультурный контекст, автор подчеркивает наличие черт аномии, которая возникает в посткоммунистических обществах как побочный продукт догоняющей модернизации: быстрое и радикальное изменение институциональных структур значительно обгоняет соответствующие процессы в культурно-ценностной сфере. Отсюда вытекает усиленное внедрение в социальную практику самой логикой экономических отношений ценностей и моделей, получивших определение «общечеловеческих», но реально ориентирующих на индивидуальную достижительность, экономический расчет и потребление. Речь идет не только о столкновении новых и старых ценностей, но о специфике модернизационных процессов, которые при механически понимаемой догоняющей направленности могут стать и становятся деструктивными для духовности и культуры18. В настоящее время, подчеркивает автор, когда российское общество находится в процессе относительной стабилизации и есть уже достаточно заметные достижения в экономике и внешней политике, духовный кризис общества продолжается в силу высокой инертности духовной сферы. Тем более что удар по духовности и культуре был нанесен уже культурной революцией и долгой духовной стагнацией советского периода19. Согласно Л.П. Буевой, речь идет о «неоднократном насильственном разрушении системы высших, надличностных, гуманистических ценностей, определяющих главные цели, идеалы и смысл как общественного, так и личного бытия»20.

Это привело к дезинтеграции общества как на уровне социокультурного контекста, который характеризуется разобщенностью и взаимной отчужденностью партнеров взаимодействия, так и на социетальном уровне, поскольку лишенное духовной вертикали общество теряет способность поддерживать себя как целостность. Утрата трудового этоса, который в прошлом тщательно воспитывался советским обществом, проявляется в обесценивании в общественном сознании ценностей труда, творчества и профессионализма, а также в падении престижа профессионального образования, превалировании потребительских установок в повседневных практиках большинства групп населения ввиду утраты обществом духовных оснований созидательного труда. Одним из важных факторов кризиса духовности в России, подчеркивает автор, стала массовая бедность, влекущая за собой частичную или полную депривацию россиян в сфере потребления культуры.

Социальная невостребованность культуры, образованности, талантов, лучших человеческих качеств приводит к занижению уровня качеств востребованных: усреднению предъявляемых требований, снижению качества образования на всех его уровнях, господству посредственности и образованщины в структурах, обеспечивающих культурное воспроизводство, оттоку наиболее ценного человеческого потенциала в бизнес-структуры и за границу. Это коснулось и семьи: исследования ИКСИ РАН выявили сознательное нежелание родителей осуществлять свои важнейшие функции – воспитывать у своих детей необходимые духовные качества.

Кризис духовности, констатирует автор, затронул и состояние российской системы образования: произошло изменение взаимных диспозиций образования и духовности, единство образования и духовных ценностей, соответствующее традиционной для российского общества культурной модели, уступило место их взаимному отчуждению. Отмеченная выше утрата трудового этоса, снижение ранга творческого профессионального труда как ценности сказались в массовом нежелании учиться и вытекающем отсюда общем снижении качества образования на всех уровнях. Дефицит духовности в характере функционирования системы образования как института социокультурного воспроизводства сказался в том, что оно, как подчеркивает автор, приобрело имитационный характер: декларативная поддержка ценностей духовности и культуры в образовательных программах обесценивается как отсутствием реального и эффективного духовно-нравственного воспитания, так и очевидной бездуховностью, проявляемой на уровне повседневных практик в системе образования. В этой имитации, формализации процессов обучения и воспитания, по мнению автора, заключается важнейшая функциональная деформация системы образования, деятельность которой стала формальной.

В главе второй «Макросоциальные факторы взаимного дистанцирования духовности и образования в современной России» рассматривается влияние на изменение диспозиций образования и духовности в российском культурном пространстве социокультурных процессов современности.

Параграф 2.1. «Глобализация образования и проблема сохранения ценностей национальной культуры» посвящен выяснению влияния процесса глобализации образования и вхождения России в мировое и европейское образовательное пространство на осуществление российским образованием функции воспроизводства национальных культурно-исторических и духовных ценностей. По мнению автора, глобализация образования выступает существенным макросоциальным фактором современности, влияние которого сказывается на состоянии национальных систем образования, в том числе российской.

Автор подчеркивает актуальность, неоднозначность и многоуровневость проблематики, связанной с глобализацией образования, что определяется диктуемым ею ростом объективной значимости уровня и качества образования, повышением и усложнением соответствующих адаптационных критериев в контексте самих глобализационных процессов. Стратегически образование все больше выступает как фактор роста конкурентоспособности национальной экономики и устойчивого развития последней, что общепризнано мировым сообществом и становится все яснее лидерам и элитам национальных государств.

Тенденция глобализации образования находит проявление в стремлении к формированию единого образовательного пространства с общностью основных подходов и критериев. Однако, как подчеркивает автор, неолиберальные подходы, будучи теоретической и идеологической базой глобализации, требуют рассматривать национальные системы образования прежде всего как элемент рынка и объект рыночной регуляции. С одной стороны, такой подход способствует росту открытости системы образования для среднеобеспеченных в европейском понимании семей, а также ее адаптации к динамике глобального и европейского рынков труда. Коммерциализация образования означает также придание конкурентного характера его деятельности, что может положительно сказываться на качестве обучения. Однако, подчеркивает автор, в условиях России, где уровень жизни подавляющего большинства населения остается достаточно низким и доходы многих семей не превышают прожиточного минимума, коммерциализация и приватизация образования, сокращение его финансирования из государственного бюджета ведут к сужению реальных возможностей в этой области для выходцев не только из маргинализированных слоев, но и из базового слоя.

Негативное влияние идеологии глобализации проявляется в деструктивных изменениях направленности и качества воспитательного процесса. Рыночный менталитет, пронизывая всю систему образования, вызывает масштабную перестройку ценностных ориентаций и мотиваций деятельности как преподавателей, так и студентов. Исключение из образовательного процесса воспитательной составляющей и сосредоточение его на узкопрофессиональных целях способствует переориентации сознания обучающихся на удовлетворение утилитарных потребностей, потребительские ценности и запросы. Формируется культ материального благополучия, складываются установки на обязательную связь профессионального труда с обогащением и коммерческим успехом. Но, как показал еще Г. Маркузе, потребительские ценности, превращаясь в базу социальной интеграции, производят эффект замыкания культурного пространства, утраты им духовного измерения, в результате чего складывается тип «одномерного человека».

Вторжение инокультурных воспитательных моделей представляет серьезную опасность с точки зрения эффективности социокультурного воспроизводства. Как утверждал К.Д. Ушинский, характер и направленность общественного воспитания является «продуктом длительного исторического развития нации, которое нельзя заимствовать у других народов»21.

Автор разделяет мнение А. Запесоцкого22, согласно которому игнорирование духовных оснований национальной культуры ведет к утрате обществом способности сохранять свои жизненно важные параметры. Так, переориентация воспитательной деятельности на идеалы индивидуализма и самодостаточности, на основе которых в свое время сложился трудовой и профессиональный этос западной цивилизации, в России на практике принесла не укрепление созидательных трудовых мотиваций, а, наоборот, их утрату значительным количеством молодых людей. Согласно результатам опросов, у российской молодежи наблюдается снижение ранга трудовых ценностей, а также патриотизма, гуманизма, справедливости. Инаковость отечественной системы образования воспринимается молодежью как ее отсталость, что способствует падению престижа и снижению ценности учебы вообще. Согласно данным, приведенным А. Гежа23, 24% опрошенных молодых людей хотят во что бы то ни стало обучаться за границей, считая российскую систему образования неэффективной, не отвечающей современным требованиям.

Автор полагает, что имеется растущее противоречие между вызовами глобализации и потребностью в расширении открытости системы образования, с одной стороны, и целями культурного и духовного самосохранения нации – с другой. В результате включения российской системы образования в глобальное образовательное пространство могут быть существенно ограничены реальные возможности воспроизводства специфического российского культурного мира. Российское общество станет более уязвимым для культурных и духовных угроз, связанных с некритическим принятием и воспроизводством унифицированных моделей глобальной массовой культуры. Это может привести к необратимой утрате молодым поколением потребности в восприятии ценностей отечественной культуры и атрофии самой способности понимать заложенные в ней смыслы.

Единственным продуктивным вариантом разрешения этого противоречия автору представляется продолжение шагов по модернизации российской системы образования и включению ее в Болонский процесс на основе пересмотра и коррекции сложившихся представлений и подходов с учетом национально-культурной специфики России, традиций отечественного образования и воспитания, необходимости укрепления патриотических ценностей и возрождения интереса молодого поколения к российской истории, культуре и духовности. Духовные ценности должны снова стать центральным ориентиром воспитательного процесса при сохранении значимости профессиональных начал и ценностей.

Параграф 2.2. «Кризис интеллигенции как субъекта воспроизводства культурной модели единства духовности и образования» посвящен обоснованию влияния на состояние российского образования как агента социокультурного воспроизводства кризиса интеллигенции в традиционном смысле этого понятия. Автор полагает, что в российском культурном контексте именно интеллигенция была субъектом воспроизводства единства духовности и образования, одновременно являя собой устойчивый социальный тип, поведенческими характеристиками которого выступали самоотверженность в служении общественному благу, нестяжательство, сочетание глубоких профессиональных знаний, общей культуры и образованности, высоких нравственных качеств. На социетальном уровне этот комплекс качеств и вытекающих из них стандартов поведения может, на взгляд автора, рассматриваться как устойчивая культурная модель, стержневая для российской светской духовной традиции. Эта культурная модель в течение длительного времени была стержневой в воспроизводстве социокультурной идентичности россиян, однако уже в советский период, считает автор, начался объективный процесс ее утраты, кульминация которого наблюдается в современном российском обществе. При этом обращает на себя внимание практическая историческая синхронность развития кризиса интеллигенции и кризиса образования в России, что говорит о тесной взаимосвязи этих процессов.

В ходе научно-теоретических конференций и публицистических дискуссий, посвященных сущности, исторической роли и судьбе в наши дни российской интеллигенции, на итоги которых опирается автор, отмечалось, что интеллигенция представляет собой уникальное, специфическое для России культурное явление24, отличное от типа «интеллектуала», присущего западной культуре, и констатировался уход интеллигенции с российской исторической сцены25. При этом некоторые исследователи рассматривают кризис российской интеллигенции как результат развития ее собственных негативных, социально-разрушительных черт26. Критикуя эту позицию, автор солидаризируется с М.С. Каганом27, рассматривающим интеллигентность как культурное качество, состоящее в прочном единении высокой интеллектуальности со столь же высоким духовно-нравственным потенциалом, и видящим функциональное назначение образования как социального института в воспроизводстве ассоциируемых с интеллигенцией типологических социокультурных параметров и качеств. Однако в программных документах по образованию формулировка этой цели отсутствует, также как сама эта цель выпадает из поля культурной рефлексии правящей элиты. Отсутствие понимания ценности и значимости для воспроизводства российского общества интеллигентности как культурной модели является, по мнению автора, отражением длительного и прогрессирующего кризиса интеллигенции, вступившего в кульминационную фазу в период реформ. Пореформенный период ознаменовался резким падением уровня жизни интеллигенции в массе и соответствующим снижением ее статусных позиций в обществе, социального престижа высококвалифицированного умственного труда. Обесцениванию подверглись и формы досуга, ассоциируемые с интеллигенцией, прежде всего чтение. Общество фактически перестало быть читающим, особенно это касается молодежи и детей. Нарастание социальной дифференциации, как подчеркивает автор, быстро привело к тому, что ценности и символы той культурной модели, носителем которой выступала интеллигенция, в конечном счете бывшие основой социетального единства, были отторгнуты другими социальными группами. Произошла коммерциализация социокультурного контекста, охватившая и образование. Оно более не воспроизводит ценностей, ассоциируемых с духовностью. Цели и ценности образования подверглись прагматизации, процесс обучения в вузах и школах в значительной мере утратил свое былое духовное измерение, десакрализовался. Преподаватели, реализующие личные и корпоративные коммерческие цели в своей профессиональной деятельности, не могут воспроизводить в ней традиционную для российской культуры модель самоотверженного, не привязанного к материальным мотивам просветительства. В то же время студенты и учащиеся рассматривают обучение вне духовных ориентиров и взаимосвязей – как процесс прохождения необходимых для жизненного успеха формальных инстанций, а не как путь к духовной и профессиональной самореализации. Таким образом, взаимоотношения «учитель – ученик» перестали быть культурной моделью, высоко значимой и ценимой обществом.

Тем не менее, подчеркивает автор, в обществе сохраняется и даже возрастает ценность образования как символического капитала. Однако идет процесс расторжения его естественной связи с интеллигентностью и духовностью. Сужение воспроизводства системой образования интеллигенции и, следовательно, соответствующей культурной модели представляет собой событие с далеко идущими духовными и культурными последствиями. Одно из таких последствий – замена подлинной, духовно ориентированной интеллигенции другой социально-типической категорией, получившей выразительное название – «образованщина».

По мнению автора, восстановление воспроизводства российской системой образования интеллигенции как социокультурного типа является одним из базовых условий выхода общества из духовного кризиса и в то же время одним из элементов дальносрочной стратегии развития. Автор полагает, что интеллигенция имеет реальные перспективы стать решающей силой обретения Россией конкурентоспособности на мировой арене и формирования российской культурной идентичности, способной противостоять вызовам глобальной культуры. Поэтому обеспечение воспроизводства интеллигенции должно стать приоритетной стратегической целью реформы российской системы образования. Достижение этой цели требует соответствующей целостной программы образовательной и воспитательной деятельности, направленной на формирование комплекса интеллектуальных, эмоциональных, духовных качеств у обучаемых, в частности на развитие гуманитарной составляющей образования.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.