авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |

Выбор инструментов регулирования охраны окружающей среды при развитии энергосистемы региона (на примере оао новосибирскэнерго)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

ЛИМАНОВА ЕЛЕНА ГЕННАДЬЕВНА

Выбор инструментов регулирования охраны окружающей среды при развитии энергосистемы региона

(на примере ОАО «Новосибирскэнерго»)

Специальность: 08.00.05 – экономика и управление народным хозяйством (экономика природопользования; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами: промышленность)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Новосибирск - 2006

Работа выполнена в Новосибирском государственном университете

Научный
руководитель:

Мкртчян Гагик Мкртичевич
доктор экономических наук, профессор

Официальные
оппоненты:

Герт Александр Андреевич
доктор экономических наук, профессор

Харитонова Виктория Николаевна

кандидат экономических наук, доцент

Ведущая
организация:

Алтайский государственный университет

Защита состоится « 27 » октября 2006 г. в 14-30 час. на заседании диссертационного совета К 212.174.03 при Новосибирском государственном университете по адресу: 630090, г. Новосибирск, ул. Пирогова, 2, к. 304.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке
Новосибирского государственного университета.

Автореферат разослан « 26 » сентября 2006 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат экономических наук, А.В. Комарова

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. Развитие эколого-экономических отношений на протяжении последних нескольких десятков лет характеризуется, с одной стороны, усилением антропогенной нагрузки на окружающую среду в масштабах, опасных для здоровья и жизнедеятельности человека; с другой – ужесточением требований со стороны природоохранных органов. Последнее в значительной мере обусловлено тем, что с повышением уровня жизни экологические проблемы начинают играть определяющую роль в том, как люди оценивают качество жизни, и появляется необходимость учета экологического фактора в оценке благосостояния. Поскольку благосостояние складывается из многих взаимообусловленных компонент, принятие решений в экономической политике на основе классического критерия роста общественного благосостояния приводит к необходимости выбора оптимальных вариантов, которые позволили бы учесть сочетание взаимосвязанных экологических и экономических последствий политических решений для оценки благосостояния. В настоящее время в перечне национальных интересов России, как и во всем мире, возрастает значение проблематики безопасности. Спектр проблематики включает в себя энергетическую, экологическую, технологическую и другие виды безопасности. При этом высокие темпы экономического роста определяются как предпосылка, условие и инструмент обеспечения национальной безопасности. Между тем задачи обеспечения национальной безопасности, в частности, ее экологического аспекта, и высоких темпов экономического роста часто воспринимаются как взаимоисключающие, по крайней мере, в кратко- и среднесрочной перспективе. Вместе с тем при успешном использовании рычагов регулирования эколого-экономических взаимодействий можно добиться того, чтобы охрана окружающей среды оказывала позитивное влияние на экономическую активность в стране и регионе в частности.

Современное состояние разработанности темы. Вопросам оценки общественного благосостояния, формирования и эффективной реализации охраны окружающей среды, оценке влияния природоохранного регулирования на экономический рост посвящено множество работ, в которых, тем не менее, влияние охраны окружающей среды на благосостояние рассматривается довольно редко и, как правило, на макроэкономическом уровне.

Большой вклад в развитие теоретико-методологических основ анализа природоохранных действий в рамках неоклассической парадигмы внесли Л. Вальрас, А. Маршалл, А. Пигу, М. Фридмен, Дж.Р. Хикс с постановкой проблемы внешних эффектов и достижения оптимального уровня загрязнения, Р. Коуз с теорией прав собственности. Действие инструментов природоохранной политики в рамках модели оптимального уровня загрязнения представлено глубоким и структурированным анализом, например, у У.Баумоля и У.Оутса. А.А. Гусев и Ф. Арнольд предлагают анализ возможностей и ограничений использования этой модели в практике природоохранной деятельности.

В то же время, ряд авторов отмечают значительную роль социальных, институциональных и этических факторов в поведении человека и говорят об ограничениях неоклассического анализа в экономической теории (Р. Бишоп, М. Загофф, М. Когой, Р. Констанца, Р. Норгаард, Д. Норт, Б. Нортон, Г. Саймон, П. Сёдербаум, Р. Ховарт, Г. Хогдсон и др.).

Практическая экономика природопользования за рубежом сосредоточена на анализе затрат-выгод для широкого спектра регулирующих и нерегулирующих воздействий, используя для этого методы микро- и макроэкономического анализа, модели общего и частичного равновесия, а также теорию общественного выбора и другие теоретические подходы (Ф. Арнольд, Л. Бовенберг, Дж. Ван ден Берг, Дж. Вильямс, Т. Гилис, М. Домбек, Х. Зиберт, Дж. Клаассен, Ч. Кольстад, Х. Кошель, Дж. Кэмерон, Д. Пирс, Т. Прато, К. Реннинг, Т. Титенберг, Л. Уиггинс, С. Фунтовиц, П. Экинс, Дж. Эспиноза, С. Яффе и др.).

Проблемы природоохранного регулирования с середины семидесятых годов рассматривались в работах российских ученых – О.Ф. Балацкого, С.Н. Бобылева, Э.В. Гирусова, А.А. Голуба, К.Г. Гофмана, А.А. Гусева, В.И. Данилова-Данильяна, Д.С. Львова, К.Б. Львовской, Г.М. Мкртчяна, Н.В. Пахомовой, Е.В. Рюминой, Т.С. Хачатурова. При этом в теории и практике экономики природопользования преобладает акцент на обосновании выбора целевых параметров регулирующего воздействия и способов его достижения.

Методологические ограничения концепции оптимального уровня загрязнения, связанные, в частности, с проблемами определения экономического ущерба от загрязнения, и определяют основные направления исследований в области экономики природопользования как в России, так и за рубежом. В России экологические риски и оценка экологических благ исследовалась К.Г. Гофманом, А.А.Гусевым, Л.Г. Мельником, И.М. Потравным, Н.П.Тихомировым, Т.М. Тихомировой. За рубежом задачей экономической оценки натурального ущерба, учета экологических рисков и стоимости экологических благ в природоохранной политике занимаются Г. Дали, С. Абрамсон, Л. Гульдер, Дж. Кан, Е. МакКенна, С. Перрингс, Р. Уильямсон, А. Фармер и др.

Между тем, такие последствия управления охраной окружающей среды (ООС), как изменение экономических результатов деятельности объектов под воздействием, как правило, опускаются в теоретическом обосновании природоохранных решений или рассматриваются в агрегировано - в макроэкономических расчетах. Для России, в которой вопросы экономического роста и развития являются ключевыми, это приводит как к невозможности реализовать заявленные цели экологической политики, так и к фактической девальвации экологической безопасности.

Вопросы функционирования промышленности и отраслевых рынков в связи с последствиями для окружающей среды рассматривались как в отечественной, так и в зарубежной литературе. В частности, энергетические рынки, экономический и экологический анализ энергетики, проблемы развития энергетики и ТЭК в последнее десятилетие исследовались в работах О.П. Бурматовой, Б.З. Гамма, М.В. Лычагина, Л.Б. Меламеда, Г.М. Мкртчяна, Н.И. Пляскиной, Н.И. Суслова, В.Н. Чурашева и др. Эколого-экономические аспекты функционирования электроэнергетики, а также вопросы ценообразования в данной отрасли рассматривались такими зарубежными авторами, как Э. Амудсен, К. Андерсен, М. Бъондал, Ж.-М. Глашан, Ф. Унандер.

Однако если вопросы воздействия ТЭК на окружающую среду рассмотрены достаточно подробно, такой аспект, как воздействие природоохранных мер на промышленность и энергетику, в частности, а также на отраслевые рынки и благосостояние участников рынка, остается малоизученным.

Актуальность и недостаточная разработанность указанных проблем обусловили выбор темы и логику данного исследования.

Цель и задачи исследования. Целью диссертационной работы является обоснование выбора инструментов регулирования ООС с позиций общественной эффективности и обеспечения экономически устойчивого развития объекта регулирования – региональной энергосистемы, как ключевой отрасли, определяющей благосостояние региона и перспективы его развития.

Для реализации поставленной цели решаются следующие задачи:

  • разработка методики анализа изменения общественного благосостояния вследствие применения регулирующих воздействий экологической направленности в системе вертикально и горизонтально связанных рынков;
  • моделирование регионального рынка электроэнергии Новосибирской области;
  • выбор и обоснование целевого показателя регулирующего воздействия;
  • оценка стратегий приспособления ОАО «Новосибирскэнерго» к требованиям регулирующего органа;
  • оценка изменения благосостояния на региональном рынке электроэнергии вследствие воздействия различных направлений природоохранной политики;
  • выбор способа регулирования ООС на основе соотношения последствий для потребителей и региональной энергосистемы.

Объектом исследований диссертационной работы является рынок электроэнергии Новосибирской области и монопольный поставщик электроэнергии в регионе - ОАО «Новосибирскэнерго», производственная деятельность которого вносит существенный вклад в загрязнение окружающей среды.

Предметом исследования выступает экономический механизм природоохранной деятельности, в частности, на примере региональной энергосистемы.

Область исследования по паспорту ВАК: 5.12.4. Обоснование выбора критериев эколого-экономического обоснования принятия хозяйственных решений; 5.15.18. Проблемы повышения энергетической безопасности и экономически устойчивого развития ТЭК; 5.15.20. Состояние и перспективы развития отраслей топливно-энергетического, машиностроительного, металлургического комплексов.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования являются принципы неоклассического экономического анализа, которые, будучи рассмотренными в рамках системного подхода в совокупности с институциональным, социологическим подходами и современными междисциплинарными подходами к изучению эколого-экономических проблем, применяются с учетом преимуществ и ограничений методологии анализа. В диссертации использованы методы сравнительного, содержательного эколого-экономического, статистического и микроэкономического анализа, метод экспертных оценок, эконометрическое моделирование и соизмерение затрат и выгод во времени.

Эмпирическую базу исследования составили нормативные акты РФ, данные МПР РФ, статистических ведомств США, Германии, официальных документов ОЭСР, Госкомстата России. Расчеты по модели регионального рынка электроэнергии проводились на основе данных Новосибирского областного комитета статистики и данных энергосистемы. Выбор целевого параметра природоохранного регулирования и оценка возможных реакций загрязнителя осуществлялась с использованием данных Новосибирского городского комитета ООС и ПР, проектной документации и экспертных оценок специалистов ОАО «Новосибирсктеплоэлектропроект».

Концепция диссертационной работы заключается в выдвижении гипотезы, согласно которой оценка последствий природоохранного регулирования на основе измерения изменений общественного благосостояния в системе связанных рынков позволяет увеличить эффективность принятия решений в природоохранной политике, что проявляется в минимизации потерь участников рынка вследствие регулирования и, таким образом, предпосылках выбора максимально доступного с точки зрения экономической устойчивости и экологической безопасности варианта развития регулируемой отрасли.

Научная новизна исследования заключается в развитии и апробации механизма принятия решений в природоохранной политике, учитывающего реакцию рынков, которые попадают под воздействие регулирования, и позволяющего реализовать природоохранные цели с минимальными потерями для потребителей и производителей. Конкретно элементы новизны состоят в следующем:

  • выявлены возможности использования оценки общественного благосостояния в модели частного равновесия для принятия решений в природоохранной политике, указаны преимущества данного метода и возможности совместного с концепцией оптимального уровня загрязнения использования в практике охраны окружающей среды;
  • разработана схема анализа изменения благосостояния в модели частного равновесия для каждого вида регулирующего воздействия и определены критерии расширения анализа за пределы одной модели частного равновесия для более полного учета последствий регулирования;
  • построена модель регионального рынка электроэнергии Новосибирской области с использованием методов эконометрического анализа;
  • произведена оценка изменений общественного благосостояния на региональном рынке электроэнергии для каждого вида регулирующего воздействия в рамках выбранного целевого параметра регулирования и с учетом наилучшей стратегии приспособления производителя, дано обоснование наилучшему варианту природоохранного регулирования в краткосрочном и долгосрочном периоде.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Принципы теоретического анализа оценки последствий природоохранного регулирования в модели частного равновесия может использоваться для теоретического обоснования принятия решений в других сферах государственной политики, в частности, в промышленной политике.

Установленное соответствие между моделью оптимального уровня загрязнения и частным равновесием на рынке позволяет «замыкать цикл» в исследованиях эффективности природоохранного регулирования, когда с помощью модели оптимального уровня загрязнения определяются целевые параметры природоохранных мер, а моделирование рынков под воздействием позволяет оценить последствия регулирования для всех участников рынка.

Разработанная схема оценки изменений благосостояния в системе связанных рынков может рекомендоваться органам, осуществляющим экологическое регулирование, а также реализующим социальную политику для увеличения эффективности мер по охране окружающей среды и для принятия решений с минимальными потерями для населения.

Анализ конкретной природоохранной задачи может быть учтен в принятии решений как местными органами управления, так и ОАО «Новосибирскэнерго».

Апробация работы. Результаты исследования представлялись на международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы учета и финансов» (г. Новосибирск, 7-8 апреля 2006 г.), на XXXIV международной школе-семинаре «Математическое моделирование и рациональное природопользование» (г. Новороссийск, 11-16 сентября 2006 г.). Материалы и положения диссертации использовались автором в преподавании курсов экономики природопользования, экологии и экономики природопользования студентам экономических специальностей НГУ, НГТУ. По теме диссертации опубликовано 5 учебно-методических работ общим объемом 8,5 п.л., 5 научных работ общим объемом 2,5 п.л.

Объем и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка и приложений. Работа изложена на 198 страницах, содержит 29 таблиц и 28 рисунков.

Во введении обоснованы актуальность, цель, основные задачи и новизна диссертации.

В первой главе проводится анализ факторов, формирующих энергетическую и экологическую безопасность промышленного производства в современной России, и взаимодействия различных сфер государственной политики по реализации задач национальной безопасности экономической деятельности при условии приоритета задачи экономического роста; доказывается необходимость наличия эффективной природоохранной политики для обеспечения целей экологической безопасности производства; проводится сравнительный анализ выбора инструментов регулирования ООС в России и за рубежом и их эффективности; выявляются проблемы использования модели оптимального уровня загрязнения для обоснования выбора природоохранного регулирования и проводится оценка перспектив их решения.

Во второй главе осуществляется теоретическое обоснование выбора регуляторов управления охраной окружающей среды на основе оценки изменения общественного благосостояния, предлагается анализ изменения общественного благосостояния для всех видов инструментов управления охраной окружающей среды, даются рекомендации по учету особенностей реальных рынков в стандартном микроэкономическом анализе последствий природоохранного регулирования.

В третьей главе анализируются проблемы построения прикладных моделей оценки изменения общественного благосостояния для принятия решений в природоохранной политике России, моделируется региональный рынок электроэнергии для оценки последствий природоохранного регулирования теплоэнергетики; определяется выбор целевого показателя природоохранного регулирования деятельности ОАО «Новосибирскэнерго» - снижение выбросов окислов азота; оцениваются стратегии реакции загрязнителя на требования природоохранного органа; проводится оценка изменений общественного благосостояния на региональном рынке электроэнергии вследствие воздействия различных инструментов природоохранной политики с учетом реакции региональной энергосистемы; даются рекомендации по достижению экологических целей в краткосрочном и долгосрочном периоде с минимальными потерями для энергосистемы и потребителей электроэнергии.

В заключении обобщены результаты исследования, имеющие теоретическое и практические значение.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту

В диссертации развита теоретическая концепция, которая позволяет в разработке природоохранной политики учитывать последствия регулирования для участников рыночного процесса в системе связанных рынков, попадающих под воздействия регулирования; анализировать и рассчитывать изменения благосостояния участников рынка вследствие регулирования и, таким образом, обеспечивать экологическую безопасность производственной деятельности с минимальными потерями приспособления для потребителей и производителей.

В настоящее время природоохранная политика в России должна выполнять компенсаторную функцию обеспечения экологической безопасности при отказе от данной цели промышленной политики.

Необходимость наличия в стране эффективной природоохранной деятельности следует из анализа практического и политического аспектов реализации системы национальных интересов России. Обеспечение высоких темпов экономического роста остается приоритетной целью государственной политики России более десяти лет. Вместе с тем растет значение проблематики национальной безопасности и, в частности, экологической и энергетической безопасности, актуальность которых выходит за рамки национальных интересов и оказывает влияние на систему глобальной безопасности мирового сообщества. Фактическое состояние дел в экологической и энергетической сфере формирует угрозы национальной и глобальной безопасности и требует вмешательства государства. Однако новая промышленная политика России, декларируя приоритеты роста и безопасности, фактически оставляет вопрос экологической безопасности на усмотрение бизнес-сообщества. Анализ состояния промышленности и, в частности, энергетической отрасли, не позволяет рассчитывать на поддержку экологических целей со стороны производства.

Проведенный в первой главе обзор современного состояния природоохранного регулирования в России и за рубежом позволил получить несколько важных выводов.

1. Де-факто экологическая политика в России основывается на применении административно-командных методов регулирования (экологическое нормирование), платежи за загрязнение применяются, но как инструмент природоохранного регулирования неэффективны. Другие экономические, информационные и организационные инструменты либо только появились, но не играют значительной роли, либо еще находятся на стадии формирования или вообще отсутствуют.

2. Основа композиции инструментов природоохранной политики за рубежом - в странах-участницах ОЭСР - формируется критериями, заданными самими же разработчиками политики: соответствие цели – движение к устойчивому развитию; минимум издержек на достижение этой цели; максимум свободы в выборе действия субъекта под воздействием регулирования; неухудшение социальных условий в результате природоохранного регулирования; вовлечение негосударственного сектора в решение экологических проблем. В России же композиция инструментов природоохранной политики в значительной мере определяется внешними по отношению к разработчикам политики факторами: с одной стороны, наследием системы, которая с большей или меньшей эффективностью, но функционировала; с другой – незрелостью институциональной среды для использования инструментов, более адекватных новым условиям хозяйствования. В первом случае управляемость, несомненно, выше, как и возможность оценивать эффективность предпринимаемых действий.

Данные выводы получены на основе анализа официальных отчетов природоохранных органов в России и за рубежом, а также официальных статистических данных РФ, ФРГ и США. Исследование возможностей управления охраной окружающей среды проводилось на базе перечня инструментов природоохранной политики, который используется в качестве аналитического инструмента на протяжении всего исследования – от анализа состояния разработки проблем регулирования ООС – к разработке теоретической концепции учета последствий регулирования – до приложения к регулированию деятельности ОАО «Новосибирскэнерго».

В работе сформулированы требования, которым, по возможности, должна соответствовать теоретическая концепция выбора природоохранного регулирования:

  • учет максимально возможного круга экономических субъектов, попадающих под воздействие регулирования, для более полной оценки его последствий;
  • соответствие аналитической схемы типу и качеству доступной информации.

Модель оптимального уровня загрязнения, которая является доминирующей методической концепцией для определения общественно приемлемого уровня загрязнения и способов его достижения, не вполне отвечает данным требованиям, что затрудняет ее использование в управлении охраной окружающей среды.

Модель оптимального уровня загрязнения позволяет установить цель регулирования, способы достижения и реакцию субъекта, находящегося под воздействием регулирования, а также – более широко - определить диапазон природоохранного регулирования на разных уровнях эколого-экономического взаимодействия. Однако наряду с констатацией определенных успехов в отечественной экономике природопользования в рамках обсуждаемой здесь методологии, как и за рубежом, отмечается разрыв между теорией и практикой природоохранного регулирования. Причины существования этого разрыва также являются общими:

  1. недостаток количественной информации для проведения эмпирического анализа;
  2. сложность измерения и оценки экологических рисков и ущерба;
  3. ограничение свободы выбора регулирующих воздействий;
  4. сложный характер действия регулирующих мер, выходящий за рамки аналитических возможностей рассматриваемой методологии.

Суммируя оценку проблем и перспектив использования модели оптимального уровня загрязнения в качестве ориентира природоохранной политики, следует разделять сложности определения параметров модели на практике и ограничения самой методологии.

К первым следует отнести проблемы информационного обеспечения модели, которые затрудняют построение достоверных зависимостей, в частности – функций экономического ущерба от загрязнения окружающей среды. Как показал проведенный анализ, абсолютно полные, состоятельные оценки здесь невозможны, однако модификации функциональных зависимостей в соответствии с назначением требуемых оценок применяются на практике, а их аналитический аппарат постоянно совершенствуется.

Ко вторым – например, то, что модель плохо приспособлена для учета возможных реакций реципиентов загрязнения и иных акторов, имеющих прямое или косвенное отношение к производству и потреблению загрязняющего окружающую среду блага. Ограниченность рассматриваемой методологии носит двоякий характер: с одной стороны, она предполагает свободу выбора способов действия для регулирующего органа, в то время как в реальности принимаемые им решения подвержены влиянию различных групп интересов и приоритетов, не учитываемых в модели; с другой – модель не позволяет учесть все многообразие эффектов регулирующего воздействия, таких как реакцию различных социальных групп, влияние на конкурентные условия в стране или регионе, изменения спроса и предложения на связанных рынках и т.п.

Анализ ограничений модели и – более широко – неоклассического подхода, к которому она относится, позволил привести примеры широкого спектра альтернативных теоретических подходов, в той или иной мере снимающих эти ограничения. Тем не менее представляется нецелесообразным отказаться от использования неоклассического подхода при оценке методов выбора системы регулирования в природоохранной политике, как было бы ошибкой им и ограничиться. Появившись относительно недавно, альтернативные подходы пока не могут предложить такого уровня осмысления и многообразия исследовательского инструментария. Вот почему в качестве основной теоретической концепции для оценки природоохранного регулирования в исследовании был выбран неоклассический анализ изменений общественного благосостояния в модели частного равновесия.

Анализ влияния регулирования на благосостояние субъектов рынка, измеренное как изменения излишков продавца и покупателя, позволяет оценить чистые выгоды регулирования для потребителей и производителей блага, попадающего под воздействие, поставщиков ресурсов для производства данного блага, потребителей и производителей взаимодополняющих и взаимозаменяемых благ, а также, отчасти, государства, если речь идет о налогообложении благ на рассматриваемых рынках. К тому же, данная аналитическая схема опирается на более доступную информацию. Таким образом, анализ изменений общественного благосостояния в модели частного равновесия в большей мере соответствует требованиям к теоретической концепции выбора регулирующих воздействий в управлении ООС. Классическое ограничение стандартного анализа рынков, касающееся неспособности учитывать наличие экстерналий, оказывается преодолимо при его совместном использовании с моделью оптимального уровня загрязнения.

Внимание к оценке изменения благосостояния в управлении ООС основывается на том факте, что с повышением уровня жизни состояние окружающей среды начинает играть определяющую роль в оценке населением качества жизни. Проведенный в работе анализ показал, что управление охраной окружающей среды в краткосрочном периоде действительно приводит к потерям участников экономической деятельности и снижению уровня экономической активности, но эти потери приспособления компенсируются в долгосрочном периоде при сохранении экологических выгод, которые, так или иначе, отражаются в улучшении экономических показателей. Данный вывод подтвержден и в расчетах последствий регулирования деятельности ОАО «Новосибирскэнерго». Однако игнорировать краткосрочные потери было бы неверно, особенно в российской практике охраны окружающей среды, которая, как отмечалось, осуществляется в условиях приоритета цели экономического роста. Учет такого рода потерь в России еще более актуален при регулировании базовых отраслей, таких как электроэнергетика, которые определяют не только возможности роста в других сферах экономики, но и энергетическую безопасность страны в целом. Расчет краткосрочных потерь регулирования, исчисленных как потери излишков потребителя и производителя в системе связанных рынков, позволяет выбрать наилучший способ достижения экологических целей (подход минимизации издержек).

Поскольку регулирующее воздействие экологической направленности в большинстве случаев носит ограничительный характер, его последствия для благосостояния участников рынка оценивается как чистые потери от регулирования, а сама методология направлена на оценку стороны издержек регулирования. Выгоды же должны интерпретироваться в терминах достижения экологических целей, т.е. снижения ущерба от загрязнения или риска его возникновения. Это касается вопроса оценки последствий регулирования для реципиентов загрязнения, которая по умолчанию не отражается в модели частного равновесия. С теоретической точки зрения эти выгоды можно учесть в методологии анализа включением в предлагаемую аналитическую схему функции внешних издержек.

Таким образом, методологическое ограничение аналитической структуры в плане игнорирования экстерналий оказалось преодолимо. Правда, для этого необходимо представить ущерб от загрязнения в монетарном виде. На практике же при разработке и оценке природоохранной политики в большинстве случаев оперируют не монетизированными выгодами, а натуральными (например, количество предотвращенных случаев рака и т.п.). Это связано, как отмечалось, и с неопределенностью ущерба, и с его комплексным характером.

Важным следствием теоретического анализа стороны выгод регулирования является возможность связать микроэкономический анализ на основе спроса и предложения с моделью оптимального уровня загрязнения. Эти два подхода к анализу регулирования связаны функцией внешних издержек.

С одной стороны, это означает, что оба подхода столкнутся со схожими проблемами адекватной оценки социальных издержек загрязнения. Однако выводы об их функциональности различаются. Модель оптимального уровня загрязнения, вообще говоря, не сможет претендовать на достоверность полученных на ее основе выводов, поскольку одна из ключевых зависимостей аналитической структуры будет не определена или будет неточной. Между тем микроэкономический анализ регулирования на основе спроса и предложения позволит, по крайней мере, получить достоверную оценку издержек регулирующего воздействия для субъектов рынка. С учетом возможности скалькулировать затраты регулирующего органа на разработку и осуществление политики этот подход обеспечит необходимой информацией анализ мер, направленных на достижение установленной цели (cost-effectiveness goal).

С другой стороны, взаимосвязь двух подходов позволяет оценить перспективы их совместного использования при анализе регулирующих воздействий. Если окажется эмпирически возможно рассчитать внешние издержки и определить оптимальный уровень загрязнения, соответствующий ему уровень экономической активности может стать целевым ориентиром изменения параметров рынка. В этом случае будут подсчитаны как максимально полные издержки регулирования для каждой политической альтернативы, так и выгоды в виде монетарной оценки снижения ущерба от загрязнения или риска его возникновения. Если преодолеть информационные ограничения для модели оптимального уровня загрязнения не удастся, то невозможно и совместное использование подходов со всеми его преимуществами.

Микроэкономический анализ спроса и предложения при этом не теряет своего прикладного значения, поскольку может ориентироваться на любой целевой ориентир вне зависимости, оптимален он или нет. Поэтому если допустимо формулировать цель воздействия в немонетарных показателях снижения риска, уменьшения эмиссии и т.п., этот подход может использоваться на практике.

Адаптация микроэкономического анализа общественного благосостояния для целей природоохранного регулирования осуществляется теоретическим анализом сценария для каждого вида регулирующего воздействия, введенного в первой главе. Затраты и выгоды регулирования при этом считаются по товарным позициям как внутренние потери, трансферты и выигрыши излишков потребителя и производителя.

Данная аналитическая схема дополняется так, чтобы последствия природоохранного регулирования были учтены максимально полно. Для этого наряду с анализом рынков, являющихся непосредственными объектами регулирования, в исследовании рассматриваются условия, когда реакция конкурентов, не попавших под регулирующее воздействие, будет значимой для оценки изменения благосостояния; когда реакции рынков, горизонтально и вертикально связанных с рынком под воздействием регулирования, будут влиять на оценку изменения благосостояния; когда существуют возможности менять распределение бремени издержек регулирования, если этот вопрос является принципиальным в принятии политических решений; как можно учесть отдаленные затраты и выгоды, связанные с регулирующим воздействием.

Теоретические выводы работы подтверждены на примере учета последствий природоохранного регулирования на региональном рынке электроэнергии Новосибирской области.

Региональный рынок электроэнергии представляет собой пример регулируемой естественной монополии. Регулирование тарифов на электроэнергию на уровне средних издержек ее производства позволяет оценивать изменения благосостояния как потери излишка потребителя.

Регрессионный анализ функций спроса для следующих групп потребителей: промышленность, сельское хозяйство, лесное хозяйство, транспорт и связь, строительство, жилищно-коммунальное хозяйство, население, прочие отрасли - проводился на основе помесячных данных с января 1998 г. по декабрь 2002 г.:

  • об объемах энергопотребления (данные энергосистемы);
  • о начислении оплаты за отпущенную электроэнергию (данные энергосистемы);
  • об индексах потребительских и промышленных цен (данные Новосибирского областного комитета статистики).

Полученные ряды данных – нестационарные, поэтому при моделировании произведен переход к разности логарифмов. Поскольку потребление электроэнергии испытывает сильную сезонность, в регрессионных уравнениях она учтена введением фиктивных переменных. Моделирование производилось средствами пакета Matrixer.

Тот факт, что региональная электроэнергетика является естественной монополией, в настоящем исследовании был важен потому, что позволяет представить предложение горизонтальной линией на уровне регулируемой цены, равной средним издержкам. При этом оценка изменения общественного благосостояния, связанная с природоохранным регулированием, может быть измерена как разница излишков потребителя до и после регулирующего воздействия. Поэтому была проверена гипотеза о естественном характере монополии региональной энергосистемы на основе ежеквартальных данных ОАО «Новосибирскэнерго» об объемах отпуска электроэнергии, структуре и уровне затрат на ее производство за период с января 1998 по декабрь 2002 гг. Моделировалась зависимость затрат от объема производства, затраты дефлировались накопительным индексом промышленных цен. Как показала оценка, рост производства на 1 % приводит к увеличению переменных затрат на 0,88 %. Это очевидно указывает на убывающий характер предельных затрат, рассчитанных как производная переменных затрат по выпуску.

Совокупный спрос на электроэнергию был оценен как сумма (по горизонтали) полученных функций спроса по группам потребителей, в которых коэффициенты лагов цен и потребления рассчитывались бы на основе данных о выработке и средних ценах электроэнергии за 2005 г., но взвешенных соответственно структуре потребления 2002 г.:

.

Данная функция позволяет оценить среднемесячный спрос на электроэнергию в НСО. С учетом потерь в сетях, которые, по данным электробаланса Новосибирской области, составляют около13 % выработанной электроэнергии, расчетный показатель оказывается близок фактическому, что свидетельствует об адекватности смоделированной функции совокупного спроса.

Выбор целевых параметров регулирующего воздействия – снижение выбросов окислов азота - осуществлялся на основе информации о выбросах загрязняющих веществ теплоэнергетическими предприятиями Новосибирска и их вкладе в загрязнение ОС в регионе. Произведена численная оценка снижения выбросов NO, NO2 новосибирскими ТЭЦ. Достижение ПДК по нижней границе оценки годовых выбросов ОАО «Новосибисркэнерго» составит 2105 т. окислов азота в год.

Выявлены две принципиальные реакции загрязнителя – ОАО «Новосибирскэнерго» - на регулирующее воздействие с целью снижения выбросов окислов азота: сокращение выработки электроэнергии с покрытием ее дефицита закупками извне; техническая реконструкция по переводу части котлов на использование водоугольного топлива.

Выбор стратегии энергетической компанией осуществлялся на основе максимального приближения к экономически устойчивому ее развитию в условиях достижения экологической безопасности отрасли по выбранному параметру. Анализировались три принципиальные возможности выполнить требования регулирующего органа:

  • переход на другой вид топлива;
  • совершенствование технологии производства электроэнергии;
  • сокращение производства электроэнергии.

Анализ первой альтернативы, в которой оценивались показатели горения различных видов топлива, показал, что наиболее целесообразной является перспектива новых технологий сжигания угля, в частности, использование водоугольного топлива, полученного кавитационным способом. Перспективность разработки водоугольного топлива обусловлена, во-первых, снижением стоимости топлива за счет возможности использования угольной мелочи, которая в настоящее время является отходом угледобывающего производства; во-вторых, снижением потерь при транспортировке угля и связанного с этим загрязнения; и, в-третьих, существенным улучшением условий на стадии подготовки топлива к сжиганию на ТЭЦ за счет отсутствия запыления в системе подачи угля. При этом изменение условий горения угля из-за наличия воды приводит к снижению выбросов окислов азота на 30-50 %.

Анализ возможностей применения технологических схем, направленных непосредственно на снижение выбросов окислов азота показал, что в перспективе можно рассматривать только две возможности. Первая является относительно недорогой, когда снижение выбросов происходит за счет организации горения в топке. Регулирование подачи топлива и воздуха позволяет добиться уменьшения выбросов NOx примерно на 30 %, однако все варианты такого регулирования связаны с большими расходами, которые порой могут достигать 50 % стоимости станции.

В условиях дефицита инвестиционных средств выбор технологического способа снижения выбросов окислов азота, очевидно, может ограничиваться только наиболее дешевой схемой.

Произведена оценка альтернативы уменьшения выбросов окислов азота за счет сокращения объемов производства, что можно интерпретировать как моментальную реакцию загрязнителя на требования регулирующего органа. В работе рассчитан коэффициент, который позволит переводить сокращение выбросов окислов азота в уменьшение производства электроэнергии:

1 т NOx = 250 т. угля/0,00025 т. угля на кВтч = 1 млн. кВтч.

Корректировка целевого показателя годового снижения выбросов окислов азота на объем запланированного технологического сокращения выбросов дает следующий показатель:

т в год,

или на 153,5 т. ежемесячно, что связано с сокращением выпуска электроэнергии на 153 млн. кВтч ежемесячно.

Оценка изменений общественного благосостояния на региональном рынке электроэнергии вследствие воздействия различных инструментов природоохранной политики проводилась на основе аналитической схемы, предложенной во 2-й главе. Рассматривался полный перечень видов регулирующего воздействия, приведенный в первой главе. С учетом реакции ОАО «Новосибирскэнерго» воздействие практически всех инструментов (за исключением экологического информирования и вос-питания) сводилось к двум вариантам уменьшения предложения (рис. 1).

Исходное положение на рисунке соответствует равновесию по показателям первого полугодия 2005 г.: Р0 – на уровне среднего тарифа 0,91 р./кВтч, Е0 – расчетное значение совокупного среднемесячного спроса 870530.4 тыс. кВтч.

Равновесие 1 предполагает сокращение производства электроэнергии на величину, обеспечивающую требуемое снижение выбросов окислов азота, т.е. на 153 млн. кВтч. Таким образом, Е1=717530,4 тыс. кВтч, а тариф, соответствующий данному объему спроса, равен 1,485 р./кВтч (Р1). Чистые потери общественного благосостояния составляют площадь фигуры АВС. Величина издержек регулирования, рассчитанная как потери благосостояния, составляет около 38814 тыс. руб. в месяц.

Второй вариант реакции производителя предусматривает проведение реконструкции технологической схемы, в частности, перевод части котлов ТЭЦ-5 на КАВУТ. При этом произойдет сокращение объема поставляемой на рынок энергии, но величина этого сокращения будет обусловлена количеством котлов, переводимых на реконструкцию. Расчет, приведенный в работе, показал, что достижение целевого показателя снижения выбросов потребует реконструкции 5 котлов, осуществляемых в 3 этапа. В итоге предложение электроэнергии будет сокращено до уровня тыс. кВтч, которому соответствует цена 1,525 р./кВтч. Краткосрочные потери благосостояния в данном случае оцениваются площадью треугольника ADF и составляют около 43051 тыс. руб. в месяц.

Оба варианта приспособления компании к регулированию в долгосрочном периоде компенсируют краткосрочные потери благосостояния и, более того, приводят к повышению ее финансовых показателей через несколько лет за счет снижения себестоимости отпускаемой энергии. Техническая модернизация, по полученным оценкам, приводит к большему снижению себестоимости отпускаемой потребителю электроэнергии и обеспечивает большую независимость компании.

В таблице 1 приведены результаты расчетов изменения общественного благосостояния вследствие различных способов регулирования.

Наряду с этим получен ряд интересных выводов относительно использования некоторых видов регулирующих воздействий.

Например, оценены размеры налогов и платежей, необходимых для снижения выбросов на требуемую величину. Графическая интерпретация введения экологического налога соответствует равновесию 1 на рис.1, а ставка налога составит 1,485-0,91=0,575 руб. на кВтч. Ставка платежа за сверхлимитный выброс окислов азота рассчитана на уровне 17350 руб./т., что в 66,73 раза выше действующего тарифа.

Анализ последствий экологического информирования интересен тем, что если информация корректна, а потребители реагируют рационально, чистый эффект изменения благосостояния будет положительным и оценивается в размере около 25085 тыс. руб. ежемесячно. Эту цифру можно считать верхней границей оценки, поскольку она получена исходя из предположения, что потребители сэкономили электроэнергии настолько, что экологический ущерб от сверхнормативных выбросов больше не существует. Однако в реальности эта цифра окажется существенно меньше по целому ряду причин.

Таким образом, этот крайне привлекательный инструмент природоохранной политики оказывается в настоящий момент нерабочим. В этой ситуации возрастает роль такого инструмента природоохранной политики, как экологическое воспитание, которое и формирует соответствующую мотивацию отдельных граждан и общества в целом.

Таблица 1. Результаты оценки изменения общественного благосостояния вследствие природоохранного регулирования деятельности ОАО «Новосибирскэнерго»

Инструменты природоохранной политики

Краткосрочные изменения общественного благосостояния, тыс. руб.*

  • Стандарты воздействия;
  • Экологический налог в размере 0,575 руб./кВтч;

-38814

  • технологические стандарты;
  • Сертифицирование использования окружающей среды;
  • Разрешения и лицензии;
  • Платежи за сверхнормативные выбросы в размере 17350 руб./т. NOx;
  • Субсидии;
  • Ответственность за нанесение ущерба окружающей среде в размере 2654,55 тыс. руб. ежемесячно

-43051

  • экологическое информирование;
  • экологическое воспитание

25085



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.