авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 || 3 |

Особенности формирования и развития семейных домохозяйств в регионе с высоким демографическим потенциалом: теория и методология исследования (на примере кыргызской республики)

-- [ Страница 2 ] --

Демографическое своеобразие домохозяйств проявляется, прежде всего, в показателе их среднего размера, который отражает совокупное влияние ряда демографических особенностей. Средний размер домохозяйства будет тем выше, чем больше в нем детей и чем выше доля сложных семей. В 2009 г. средний размер частных домохозяйств в целом по республике составил 4,7 чел., в городах - 3,8, в селах - 5,2. Из 1-4-х человек состояла половина домохозяйств, из 5-6 – более 30% домохозяйств и около 20% имели в своем составе 7 и более человек. В городской местности наиболее распространены домохозяйства, состоящие из 2-4–х человек (53% городских домохозяйств). В сельской местности преобладают домохозяйства размером 5 и более человек (61% сельских домохозяйств). Это связано с разницей в бытовом укладе городских и сельских жителей. В городских поселениях ниже рождаемость, менее распространено проживание в одном домохозяйстве с родителями или другими родственниками, а также намного выше доля одиночных домохозяйств.

В территориальном разрезе самый большой размер частных домохозяйств отмечался в Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областях (5,3-5,9 чел.), где высок удельный вес кыргызского и узбекского населения, традиционно проживающего несколькими семьями. Самый маленький размер домохозяйств характерен для столицы (3,6 чел.). В других областях он представлен следующим образом: в Нарынской и Таласской областях – 5-5,1 чел.; г. Ош – 4,5; Иссык-Кульской – 4,2 и Чуйской области – 3,8 человека.

Таблица 2

Распределение домохозяйств по типам и числу членов домохозяйств в 1999, 2009 гг. (по данным переписей населения на 24 марта)

Типы домохозяйств

Годы

Число

домохозяйств,

единиц

Численность

членов

домохозяйств,

человек

Средний

размер

домохозяйств,

человек

Все домохозяйства

1999

1 109 633

4 787 757

4,3

2009

1 145 707

5 334 513

4,7

Домохозяйства, состоящие из одного человека

1999

123 388

123 388

1,0

2009

98 934

98 934

1,0

Нуклеарные домохозяйства

1999

674 463

2 842 126

4,2

2009

639 634

2 672 673

4,2

Расширенные домохозяйства

1999

291 089

1 728 902

5,9

2009

386 951

2 455 855

6,3

Составные домохозяйства

1999

19 528

86 858

4,4

2009

20 168

106 888

5,3

Прочие домохозяйства

1999

1 165

6 483

5,6

2009

20

163

8,2

Анализируя распределение домохозяйств по типам и числу членов, выявлено, что самый большой размер отмечался у расширенных домохозяйств (6,3 чел.), на их долю приходилось 387 тыс., или 33,8% (26,2% – 1999 г.) домохозяйств. Из табл. 2 видно, что за десятилетний период значительно сократилось число одиночных, нуклеарных и прочих домохозяйств, а число расширенных и составных домохозяйств, напротив, возросло. Численность членов в расширенных домохозяйствах увеличилась почти на 750 тыс. чел., или в 1,4 раза. Таким образом, эти данные подтверждают наше предположение об объединении нескольких семей (и не родственников) в одном семейном домохозяйстве.

Характеризуя домохозяйства по этническому составу, отмечается, что из 1 млн. 146 тыс. домохозяйств, учтенных переписью 2009 г., домохозяйства, где все члены принадлежали к одной национальности, составили 1 млн. 57 тыс., или 92% от общего числа всех домохозяйств (90% – в 1999 г.). Число интернациональных домохозяйств составило 89 тыс., или 8%, против 10% в 1999 г., т.е. произошло сокращение их числа.

В 2009 г. в структуре мононациональных домохозяйств домохозяйства кыргызов составили 70%; узбеков и русских – по 12%; дунган – 1,1% (остальных национальностей менее 1%). И за десятилетний период произошел рост, в основном, этих мононациональных домохозяйств (за исключением русских). Такое распределение весьма приблизительно соответствует изменениям в этническом составе общей численности населения.

Средний размер мононациональных домохозяйств кыргызов увеличился с 4,7 в 1999 г. до 4,9 человека – в 2009 г. Кроме того, увеличение отмечается среди узбекских домохозяйств (с 5,1 до 5,4 чел.), уйгурских (с 3,8 до 4,1 чел.) и таджикских (с 4,8 до 5,1 чел.). Среди остальных мононациональных домохозяйств этот показатель либо остался неизменным (русские, украинцы, турки и др.), либо сократился (дунгане, татары, казахи, немцы). Таким образом, автором исследования делается вывод о том, что рост численности населения среднеазиатских национальностей и их родственные связи, способствующие совместному проживанию, увеличили как число мононациональных домохозяйств, так и их средний размер.

Анализ показал и то, что если число мононациональных домохозяйств за межпереписной период возросло как в городских поселениях, так и в сельских, то распространенность интернациональных домохозяйств по прежнему больше в городах, чем в селах (соответственно, 10% и 6% от общего числа домохозяйств). Этнический состав национально-смешанных семей составил 79,1 тыс., или 7,7% общего числа семей в 2009 г. против 105,4 тыс., или 11%, – в 1999 г.). Из их числа наиболее распространенным типом, как среди славянских, так и среди среднеазиатских национальностей, был тот, где схожи основные особенности культур. Так, доля семей, состоящих из кыргызов и казахов или кыргызов и узбеков, составила 12-14% в общем числе разно-национальных семей. Аналогичная ситуация прослеживалась и у русских: здесь число семей, состоящих из русских и украинцев, составило 12%, русских и немцев и русских и татар – 4-5%.

За десятилетний период доля национально-смешанных семей кыргызов и русских удвоилась, как и кыргызов и дунган (в 1,7 раза), кыргызов и уйгуров (в 1,5 раза), кыргызов и узбеков (в 1,4 раза) и др. В то же время удельный вес национально-смешанных семей с такими национальностями, как русские, украинцы, немцы и татары, сократился, что связано со снижением их численности вследствие эмиграционного оттока.

В региональном разрезе наибольший удельный вес национально-смешанных домохозяйств отмечался в столице и Чуйской области (12%), Иссык-Кульской области (8%). Для остальных регионов он примерно одинаков: Ошская область – 4%, Баткенская, Джалал-Абадская и Таласская – по 6%. Наименьшее число таких домохозяйств зарегистрировано в Нарынской области (1%), где население остается однородным по этническому составу.

Таким образом, в ходе проведенного анализа автор приходит к выводу о том, что тенденция к увеличению среднего размера домохозяйств, их укрупнению на основе родственных и неродственных связей, особенно наглядно проявилась начиная с итогов переписи населения 1999 г. В значительной степени это было обусловлено экономическими условиями жизнедеятельности. Способствовало этому и то, что в рассматриваемый период, после распада Советского Союза, многочисленных эмигрантов-горожан европейских этносов заменили новоселы-сельчане азиатских национальностей с их более многочисленным составом домохозяйств. А в сельской местности, где всегда была более высокая, чем в городах, рождаемость, и население традиционно проживало по несколько поколений в домохозяйствах, данная тенденция усилилась за счет сложившихся экономических обстоятельств.

3. Уточнено понятие «демографический потенциал».

Настоящее исследование предполагало уточнение понятия демографического потенциала. Работ, посвященных категории «демографический потенциал» в настоящее время достаточно много. Уже, начиная с Э.Фильрозе, известного польского демографа, который написал книгу «Потенциальная демография», была сделана попытка сформулировать определение демографического потенциала, выделить основные факторы, влияющие на жизненный потенциал определенной группы лиц, определить его зависимость от числа рождений, числа смертей, структуры умерших по возрасту, показателей средней продолжительности предстоящей жизни для отдельных возрастных групп, старения и миграции населения.

При определении демографического потенциала применяются различные методологии. Есть чисто математический подход, где с помощью математических моделей пытаются показать некую картину будущего демографического развития. Делаются попытки объяснить его через систему ряда демографических показателей, выходя на некоторые демографические прогнозы. Применяется и социологический подход, когда под демографическим потенциалом пытаются понять совокупность социальных связей, позволяющих более эффективно осуществлять демографическое поведение, воспроизводство и т.д.

Существует и подход, определяющий потенциал собственно с демографических позиций, под которым понимается совокупность населения (народонаселения) с определенными характеристиками, необходимыми для социально-экономического развития данной территории.2 В данном случае для оценки демографического потенциала применяются количественные и качественные показатели, которые выступают критерием для его сравнения по странам (регионам). К числу основных количественных показателей относятся абсолютная численность населения и показатели, характеризующие тенденции ее изменения. Не менее значимы для оценки демографического потенциала и качественные показатели, в числе которых основное место занимают детализированные показатели структуры и состава населения территории по полу и возрасту, брачной, этнической, образовательной структурам и пр.

С точки зрения автора, определение демографического потенциала с позиций демографического подхода, является наиболее предпочтительным. Единственное, что мы в своем уточнении добавляем - это то, что в данном случае речь идет не о сумме разных демографических процессов, а о взаимодействии этих процессов, направленных на воспроизводство населения. Причем это уточнение обусловлено спецификой демографического и экономического развития территории, ее региональными особенностями.

Анализ количественных показателей демографического потенциала свидетельствует о сохранении тенденции роста численности населения Кыргызстана за последние полвека (см. рис. 3).

Рисунок 3. Численность постоянного городского и сельского населения по данным переписей населения 1959-2009 гг. (тысяч человек)

По данным переписи населения 2009 г. численность наличного населения (с учетом временно проживающих) составила 5 млн. 108 тыс. чел., численность постоянного населения (с учетом временно отсутствующих) – 5 млн. 363 тыс. чел. За десятилетний период численность наличного населения страны увеличилась на 256,9 тыс. человек, или на 5,3%. И городское, и сельское население увеличилось в равной мере – на 5,2-5,4%.

Однако следует отметить, что, начиная с 1970-х годов, в Кыргызстане наблюдается последовательное снижение темпов прироста численности населения. Если в период между переписями 1959-1970 гг. среднегодовой темп прироста составлял 3,2%, то в последующем десятилетии он уменьшился до 2,1%; в 1980-е годы – до 2%; в 1990-е годы – до 1,2% и в 2000-е годы – до 1,1%. Прирост городского населения за весь полувековой период был ниже сельского, исключение составляют лишь 1960-е и 1970-е годы – период бурного процесса индустриализации страны.

К специфическим особенностям демографических процессов Кыргызстана относится традиционно высокий уровень общего коэффициента рождаемости при относительно низком уровне общей смертности, и он является определяющей переменой в увеличении численности населения при отрицательном миграционном балансе.

Территориальные различия в темпах роста населения обусловили изменения в его размещении. За два последних десятилетия горные регионы находились в состоянии демографической стагнации. На юге, благодаря высокой рождаемости, население быстро увеличивалось, а в северной части страны, главным образом, из-за сочетания значительного миграционного оттока за пределы республики и притока населения из ее других регионов, наблюдался умеренный демографический рост.

В 1999-2009 гг., главным образом, из-за международного миграционного оттока, а также низкого естественного прироста в городских поселениях и высокого – в сельской местности, доля (но не численность) городского населения в общей численности населения республики сократилась. В результате уровень урбанизации в 2009 г. составил только 34,1%, против 34,8% в 1999 г. Сегодня Кыргызстан является одной из наиболее аграрных стран, а, кроме того, одной из редких стран в мире, переживших процесс рурализации.

Основная часть населения страны (около 80%) расселена в низкогорной зоне (до 1500 м над уровнем моря); небольшая часть (15%) – в среднегорной зоне (до 2000 м) и немногим меньше (9%) – в высокогорной зоне страны (от 2000 м и свыше 3000 м над уровнем моря).

Наибольшее увеличение плотности населения произошло также на равнинных зонах. Здесь она составляет более 60 человек на 1 кв. км, против 13 человек на 1 кв. км – в среднегорных (Иссык-Кульская область, часть районов Джалал-Абадской и Таласской областей) и 7 человек на 1 кв. км. – в высокогорных зонах (Нарынская область и некоторые районы др. областей).

Характеризуя качественные показатели демографического потенциала Кыргызстана, прежде всего, необходимо отметить интенсивность процессов в изменении этнического состава населения. Этническую структуру населения и ее изменение можно расценивать как самостоятельный фактор, формирующий возрастную структуру населения страны в целом.

Кыргызстан – страна полиэтничная. Народы, проживающие на ее территории, демографически неоднородны. Дифференциация в показателях возрастной структуры 12-ти наиболее значительных по своей численности национальностей в 2009 г. очень велика (см. табл. 3). Среди них отчетливо выделяются две группы: демографически молодые дунгане, кыргызы, турки, узбеки и таджики, и демографически старые русские, татары, украинцы. К последним близки также немцы и корейцы. Промежуточное положение занимают уйгуры, казахи и «другие национальности».

Таблица 3.

Удельный вес и показатели возрастной структуры 12 народов Кыргызстана по переписи 2009 г. все население(*)

Национальности

Процент в общей численности населения

Медианный возраст, лет

Процент населения в возрасте, лет:

индекс старения

Все

100,0

23,73

30,3

6,4

0,9

21

Дунгане

1,1

22,34

34,1

4,8

0,4

14

Кыргызы

70,9

22,53

32,0

4,8

0,7

15

Турки

0,7

22,81

31,6

4,8

0,6

15

Узбеки

14,3

23,04

32,0

5,4

0,6

17

Таджики

0,9

23,26

31,3

5,8

0,6

18

Другие национальности**

1,2

25,09

26,7

7,5

1,0

28

Уйгуры

0,9

26,46

27,3

7,2

0,5

27

Казахи

0,6

28,31

23,3

6,9

0,7

30

Немцы

0,2

30,62

18,3

11,0

1,5

60

Корейцы

0,3

33,34

19,8

13,0

1,3

66

Русские

7,8

37,45

15,9

19,4

2,9

122

Татары

0,6

38,85

14,9

20,3

3,1

136

Украинцы

0,4

54,01

6,0

38,3

7,1

642

(*) национальности ранжированы по величине медианного возраста.

За последние полвека этнический состав сильно трансформировался. В 1959 г. удельный вес русских был чуть более 30%, а вместе с украинцами, немцами и татарами – 41,5%, т.е. больше, чем доля самих кыргызов. Однако за пятьдесят лет ситуация резко изменилась. В 2009 г. кыргызы составляют почти 71% населения страны, тогда как перечисленные выше национальности – только 9, в т.ч. русские – 7,8%. Процесс нарастания моноэтничности шел непрерывно, но его плавность была нарушена в последние два десятилетия. Особенно выделяется период с 1989 по 1999 г., когда удельный вес кыргызов вырос сразу на 12,5 процентных пункта – больше, чем между переписями 1959 и 1989 гг. (11,9 п.п.). Причиной стал миграционный отток русских, хотя в относительном выражении еще больше потеряли в своей численности немцы, украинцы и татары. Массовый исход русских в 1990-е годы привел также к тому, что второй по численности национальностью стали узбеки. Вообще, с 1999 г. национальности, демографически сходные с кыргызами, вошли в пятерку самых многочисленных, помимо кыргызов и русских.

Параллельно с этим идет процесс расселения этнических кыргызов и выходцев из Кыргызстана в постсоветских странах, прежде всего – в России и Казахстане. В этих странах кыргызстанцы формируют новые диаспоры, постоянно пополняющиеся за счет трудовых мигрантов из страны. Это новое для Кыргызстана явление, оно начало бурно разворачиваться в 2000-е гг. и, скорее всего, процесс формирования зарубежных диаспор будет продолжаться в ближайшее десятилетия.

Анализируя изменения возрастного состава населения, автор отмечает особенность того, что в 1950-е годы Кыргызстан относился к группе демографически старых стран мира, занимая очень высокую позицию по всем показателям, измеряющим старение. Однако такое положение сохранялось недолго. Бурный рост числа рождений в 1950-1960-е годы омолодил возрастную структуру населения Кыргызстана, и уже в 1970 году значения двух показателей – медианного возраста и доли детей – сместились к шестому и четвертому децилю, соответственно. Направление движения этих показателей населения Кыргызстана не выбивается из общего русла изменений тех лет: тенденция к омоложению была свойственна в эти годы подавляющему большинству стран. Необычна лишь очень высокая скорость изменений. Особенность Кыргызстана в том, что поначалу он был очень далек от плотной массы стран с молодой возрастной структурой населения, но быстро – уже в 1965 г. по доле детей до 15 лет и в 1970 г. по медианному возрасту – с ней слился.

Переход в группу молодых стран – качественный скачок в позиции Кыргызстана. В дальнейшем темпы изменения этих двух индикаторов больше не опережали темпы изменения соседних децилей. Напротив, с 1980 г. возникло заметное отставание, и к 1995 г. был пройден важный рубеж: их значения пересекли границу пятого дециля, делящего все страны на две равные части, так что Кыргызстан «официально» присоединился к половине стран с молодым населением. Но поскольку в этой половине темпы роста медианного возраста и убыли доли детей после 1995 г. оказались заметно выше, чем в Кыргызстане, то он продолжил движение к все более и более молодым населениям мира.

К 2010 г. Кыргызстан оказался в числе 40% демографически самых молодых стран по значению медианного возраста и доли детей в населении. В том же направлении – от старости к молодости – менялось положение Кыргызстана в мире по показателю, непосредственно измеряющему степень старения, – удельному весу населения в возрасте 60 лет и старше.

Особенность эволюции возрастной структуры населения Кыргызстана в общемировом контексте состоит в том, что, изначально обладая довольно старой по меркам 1950-х – 1960-х годов возрастной структурой населения, Кыргызстан переместился к 2000-м гг. из группы относительно старых стран в группу молодых.

Данная особенность проявилась в изменении относительного положения Кыргызстана по удельному весу трудоспособного населения. Так, в 1965-1970 гг., когда уровень этого показателя достиг минимума, опустившись ниже 50%, Кыргызстан переместился не к медианному значению для всех стран, как это произошло по удельному весу детей, а гораздо ниже – к границе второго дециля, поскольку по доле пожилых он находился в то время достаточно высоко – между восьмым и седьмым децилями. Важно подчеркнуть, что достигнутые Кыргызстаном во второй половине 1960-х значения доли населения в рабочих возрастах были экстремально низки. В последующие годы Кыргызстан по удельному весу населения 15-59 лет переместился со 156-го места на 64-е. В итоге общая демографическая нагрузка снизилась к 2010 г. в 1,8 раза в сравнении с 1965 г. Однако, за исключением 1985 г., уровень демографической нагрузки в 1970-2000 гг. на общемировом фоне оставался умеренно высоким, и только в самые последние годы ситуация изменилась.

Все это приводит к выводу о том, что процесс омоложения возрастной структуры населения не отличает Кыргызстан от других стран, ибо этот процесс является закономерным для данной стадии демографического перехода (рост уже высокого уровня рождаемости вследствие улучшения здоровья женщин, снижение смертности, способствующее увеличению показателей воспроизводства). Отличие Кыргызстана – в необычно высоком удельном весе пожилых и необычно долгом его снижении.

Необычный характер изменения возрастной структуры во многом связан с изменениями этнического состава населения Кыргызстана. Снижение удельного веса русских, украинцев, татар, и схожих с ними по демографическим характеристикам народов препятствовало старению населения страны в последние 20-лет. Значимым влияние снижения удельного веса русских и других народов европейского происхождения стало после 1970 г., а по-настоящему важным – после 1989 г. – в годы массового оттока русских, без которого в 1990-е годы доля пожилых не уменьшилась бы, а увеличилась. И хотя в 2000-е годы эффект этого фактора ослаб, в городском населении его воздействие на снижение доли пожилых в 1989-2009 гг. было очень весомым.

Демографическая неоднородность этнических групп остается важнейшим фактором региональной дифференциации показателей возрастной структуры населения даже в 2009 г. Русские и остальные демографически старые народы (татары, казахи, украинцы, немцы) проживают преимущественно в Бишкеке, Чуйской и Иссык-Кульской областях, что определяет особое положение этих регионов по отношению к остальным областям страны, населенным азиатскими народами. Это же объясняет крайне незначительную территориальную дифференциацию сельского населения, в котором удельный вес этих этносов совсем мал. Кроме того, снижение удельного веса русских в 1999-2009 гг., в т.ч. в результате миграции, привело к заметному стиранию региональных различий в возрастном составе, особенно в городском населении.

Все это позволило сделать вывод о том, что этническую структуру населения Кыргызстана и ее изменение можно расценивать как самостоятельный (наряду с другими демографическими процессами) фактор, формирующий возрастную структуру населения страны в целом. В этом – главная особенность эволюции возрастной структуры населения Кыргызстана за прошедшие полвека. Но поскольку в 2009 г. удельный вес русских, татар и украинцев стал мал (8,8%), данный фактор сходит со сцены. Он остается актуальным для населения в городах, где удельный вес этих национальностей составляет 17%, а в возрасте 60 лет и старше – 51,5%.

4. Выявлены основные факторы поддержания высокого демографического потенциала с учетом региональной специфики государств Средней Азии.

В ходе проведенного исследования автором диссертационной работы выявлены факторы, обусловливающие сохранение высокого демографического потенциала в Кыргызстане. Проанализировав характер и соотношение процессов естественного движения населения (рождаемости и смертности) было установлено, что абсолютное число рождений превышает абсолютное число смертей, что свидетельствует о сохранении положительного естественного прироста населения. В 2011г. темп прироста численности населения составил 1,4%. Выше среднестранового темп прироста численности населения отмечался в Баткенской области (1,8%), Джалал-Абадской области и г. Бишкек (по 1,7%) за счет высокого естественного прироста в этих областях положительного сальдо по внутренней миграции населения в столице.

Население Кыргызстана в демографическом отношении молодое: на начало 2012г. 32,4% общей численности составляли дети и подростки, 61,0% – лица в трудоспособном возрасте и 6,6% - лица старше трудоспособного возраста.

Для анализа выделяют три основные возрастные группы: население в трудоспособном, до- и старше трудоспособного возраста. В возрастной группе моложе трудоспособного возраста отмечается ежегодное сокращение, происходящее из-за снижения рождаемости в 1990-х годах. За последние годы значительными темпами продолжает увеличиваться численность населения в трудоспособном возрасте (с 3 млн. 96 тыс. чел., или 59,0% в общей численности населения – в начале 2007г. до 3 млн. 384 тыс., или 61,0% - в начале 2012г.). Эта тенденция обусловлена пополнением этой возрастной категории молодыми людьми 1980-х, начала 1990-х годов рождения, когда в стране отмечался всплеск рождаемости. Благодаря росту численности лиц трудоспособного возраста, снижается коэффициент демографической нагрузки, составивший на начало 2012г. 640 чел. (на начало 2007г. – 695 чел.).

Для Кыргызстана характерна ярко выраженная этническая дифференциация рождаемости, поэтому общенациональные, то есть рассчитанные для всего населения, показатели воспроизводства в значительной мере определяются доминирующей по численности этнической группой – кыргызами. Доля кыргызов в населении растет, соответственно, усиливается и их роль в формировании генеральных тенденций рождаемости. Так, если в 1989г. дети, рожденные матерями кыргызками, составляли 64,9% всех новорожденных, то в 1999 и 2009 гг. эта цифра увеличилась до 71,4% и 73,8%, соответственно. Существенная часть рождений приходилась и на узбечек (1989г. – 15,0%, 1999 г. -15,9%, 2009 г. -16,2%), тогда как вклад русских женщин в общую рождаемость, особенно в последние годы, был невелик (1989 г. – 10,4%, 1999 г. – 5,5%, 2009 г. - 3,9%)3.По результатам переписей, доля кыргызов в постоянном населении республики составляла 52,4% в 1989 г., 64,9% в 1999 г. и 70,9% в 2009 г. Доля узбеков в те же годы была, соответственно 12,9%, 13,8% и14,3%; доля русских –21,5%, 12,5% и 7,8%.

В динамике общенациональных показателей рождаемости в период с 1989 по 2009 гг. можно выделить два этапа: снижение, продолжавшееся до 2000 г., и последующий рост. К 2009 году численность родившихся достигла своего максимального за рассматриваемый двадцатилетний период значения - 135,5 тысяч.

Суммарный коэффициент рождаемости (СКР) в 1990 г. снизился более чем на36% (с 3,78 детей на 1 женщину в 1989 г. до 2,40 в 2000г.), в последующее десятилетие значение этого показателя увеличилось на 20%, достигнув 2,88 в 2009 г4. Среди бывших союзных республик по значению СКР Кыргызстан в последние годы уступает только Таджикистану. Согласно классификации ООН вместе с другими среднеазиатскими республиками и Азербайджаном он входит в группу государств, в которых уровень рождаемости выше порога простого замещения поколений (СКР>2,1).1 Для сравнения отметим, что Армения, Грузия, Молдова и Эстония находятся в группе государств со значением СКР от 1,5 до 2,1. Россия, Беларусь, Латвия, Литва и Украина - в группе с самой низкой рождаемостью (СКР<1,5)5.

Яркой чертой современной демографической ситуации является существенный рост рождаемости в г. Бишкеке и Чуйской области – регионах, где традиционно проживала основная часть некоренного населения. Именно эти регионы испытывают наиболее ощутимые потери от внешней миграции и, в тоже время, принимают основной поток внутренних мигрантов. Примечателен и тот факт, что массовая миграция сельских жителей в города приводит к повышению рождаемости в городских поселениях и сглаживанию разрыва между показателями рождаемости «город-село».

Характеризуя тенденции в изменении показателей смертности, в работе указывается на то, что после получения независимости начался новый этап в динамике. В первой половине 1990-х гг. показатели смертности ухудшились. Эта тенденция не укладывалась в рамки теории эпидемиологического перехода. В 1994 году ожидаемая продолжительность жизни при рождении снизилась до своего полувекового минимума и составила у мужчин 61,1 года, у женщин – 69,9 года. Страна повернула вспять, в направлении второй стадии перехода. В дальнейшем уровень смертности в республике снижался вплоть до 2000 г., затем, после пятилетнего периода стабилизации, сокращение смертности продолжилось. В результате продолжительность жизни в 2009 году приблизилась к максимальным значениям, которые наблюдались в период антиалкогольной кампании.

В течение последних двух десятилетий советского периода ожидаемая продолжительность жизни при рождении у мужчин в Кыргызстане и России была практически одинаковой. Однако после 1991 г. показатели смертности мужчин в Кыргызстане стали даже лучше, чем в России, несмотря на большую разницу в уровнях жизни двух стран. У женщин лучшие показатели сохранились у россиянок. Следует отметить, что линии увеличения продолжительности жизни за последние годы в Кыргызстане и в России были практически параллельны. При этом одно существенное отличие сохранялось: разница в значениях продолжительности жизни при рождении между мужчинами и женщинами в Кыргызстане меньше, чем в России. В 2009 году она составляла 7,9 лет, в то время как в России – 11,9 лет.

До середины 1960-х г. Кыргызстан занимал лидирующие позиции по продолжительности жизни среди стран третьего мира. Но с 1970-х гг. в этой сфере не наблюдается прогресса. За последние 20 лет ожидаемая продолжительность жизни практически не выросла. В итоге республика по этому показателю в 2009 году занимала 111 место среди 180 стран мира6

.

Остается высокой материнская смертность. В 2011г. от осложнений беременности, родов и послеродового периода умерли 82 женщины, или 54,8 женщины на 100 тыс. родившихся живыми. Важнейшей характеристикой здоровья населения является младенческая смертность. В 2004г. осуществлен переход Кыргызстана на международные критерии живорождения и, соответственно, младенческой смертности, когда в органах ЗАГС началась регистрация смерти новорожденных с низкой массой тела (от 500 до 1000г) и дополнительными признаками жизни. В течение 2007-2011гг. ежегодно от различных заболеваний, отравлений и травм из 1000 новорожденных умирал 21-31 ребенок.

Сравнение возрастных коэффициентов смертности в Кыргызстане с другими странами подтверждает неоднозначность процессов изменения смертности в республике. В Кыргызстане смертность в детских возрастах выше по сравнению не только с развитыми, но и со многими странами третьего мира. Завышенным представляется и уровень смертности в трудоспособных возрастах. Однако, в Кыргызстане он ниже, чем в России и некоторых странах Восточной Европы.

Что касается соотношения мужской и женской возрастной смертности, то в Кыргызстане, как и в России, смертность мужчин в возрастных группах после 10 лет начинает существенно превышать женскую смертность. Хотя это превышение менее значительное, чем в России, но оно позволяет говорить о наличии феномена мужской сверхсмертности в республике.

Структуры заболеваемости и смертности по причинам в стране нельзя назвать современными. В структуре заболеваемости взрослого населения ведущее место принадлежит болезням органов дыхания, мочеполовой системы и органов пищеварения. У детей на первом месте также находятся болезни органов дыхания, на втором – инфекционные и паразитарные заболевания, а на третьем – болезни органов пищеварения. Если рассматривать структуру смертности всего населения, то на основе ведущей роли, которую играют болезни системы кровообращения (49% всех смертных случаев), можно сделать вывод о том, что республика находится на третьей стадии эпидемиологического перехода. Но возросший в прошедшие годы удельный вес внешних причин смерти (до 10% всех смертей) свидетельствует о признаках обратного перехода. В тоже время сравнительно высокий уровень смертности от социально-обусловленных инфекционных причин, а также неинфекционных болезней дыхательных путей и болезней системы пищеварения ставит под сомнение устойчивость нахождения на третьей стадии.

Фактором поддержания высокого демографического потенциала страны выступают и социально-экономические процессы. Показатели уровня жизни населения, затрат государства, доступности для населения услуг здравоохранения и образования, наличие жилья и комфортных условий жизни и пр., оказывают огромное влияние на демографический потенциал. Так, например, показатели смертности людей в трудоспособном возрасте и в Кыргызстане, и в России обусловлены распространением негативных социальных явлений - безработицы, стрессов, пьянства, наркомании и т.п. Пониженные показатели рождаемости могут быть обусловлены отсутствием жилья и достойной зарплаты.

Анализ сложившейся ситуации в Кыргызской Республики в области реализации социально-экономических процессов свидетельствует о том, что указанные факторы на настоящий момент оказывают негативное влияние на формирование демографического потенциала, что требует корректировки политики экономического развития страны.

Характеризуя показатели социально-экономического развития Кыргызстана в диссертационной работе были выявлены следующие тенденции. В начальный период независимости с 1991 по 1998 гг. экономическое развитие страны сопровождалось кризисными явлениями. Рост экономики возобновился с 1999 г. С 1999 по 2001 гг. ВВП ежегодно увеличивался на 3,7-5,4%; в 2003 -2004 гг. его среднегодовой прирост составлял 7%. Политическая нестабильность в 2005 г. оказала негативное воздействие на экономику и привела к снижению ВВП по сравнению с 2004 г. на 0,2%. В дальнейшем рост экономики республики восстановился. Однако, негативное воздействие на него оказал разворачивающийся мировой экономический кризис: в 2009 г. ВВП увеличился всего на 2,9%. При этом экономика республики еще не достигла дореформенного состояния: ВВП в 2009 г. составлял 99,4 % от уровня 1990г. Единственной отраслью экономики, которая достигла и превысила уровень развития последних лет советского периода истории, явилось сельское хозяйство.

Результаты исследования показали, что секторами, определяющими дальнейшее развитие Кыргызстана, по-прежнему являются сельское хозяйство и промышленность. Так, увеличение объемов сельскохозяйственного производства на 1% обеспечивало рост ВВП почти на 0,38%, а промышленного производства – на 0,24%. В этих секторах экономики сосредоточена большая доля занятого населения, поэтому их развитие может привести к росту занятости и, соответственно, сокращению бедности. Серьезный вклад в обеспечение экономического роста вносит развитие транспорта и связи. Рост на 1% в этих секторах ведет к увеличению ВВП на 0,18%, в то время как аналогичный рост в торговле и социальной сфере увеличивает ВВП соответственно на 0,11% и 0,10%. Вклад финансового сектора в экономическое развитие республики невелико: его расширение на 1% вело к росту валового внутреннего продукта примерно на 0,02%. Таким образом, решающую роль в выводе экономики Кыргызстана из кризиса должно сыграть ускоренное развитие реального сектора экономики.

Одним из главных негативных последствий экономических реформ в Кыргызской Республике, начавшихся в конце 1980-х годов и незавершенных до сих пор, является отход от практически полной занятости. Катастрофическое сокращение экономики, когда страна за первые пять лет независимости потеряла половину своего ВВП, сопровождалось возникновением и ростом масштабов безработицы. Другая причина, затрудняющая решение проблем занятости, кроется в демографических особенностях страны. Неудивительно, что естественным решением проблемы безработицы стала трудовая миграция главным образом в Россию и Казахстан, а также в страны дальнего зарубежья. По экспертным оценкам, ежегодное количество трудовых мигрантов в России и Казахстане в отдельные периоды достигает одного миллиона человек.

В работе проанализирована двойственную роль трудовой миграции в демографическом развитии. Несмотря на то, что французский ученый Альфред Сови в 50-х годах ХХ века уже затрагивал этот вопрос, автором исследования предпринята попытка показать не просто какие-то негативные моменты, связанные с трудовой миграцией, но и выйти на некие плюсы, которые она дает для развития государства в целом.

Подчеркивается, что в современных условиях миграционные процессы в значительной степени определяют интенсивность демографического развития отдельных территорий, к числу которых можно отнести и Кыргызскую Республику. Миграция населения выступает в данном случае важным фактором формирования численности и состава ее жителей. Это обусловлено большими масштабами и высокой интенсивностью миграционного движения в республике за последние годы.

Эмиграционные процессы в Кыргызстане можно расценить как с позитивной, так и негативной стороны. Позитивная сторона заключается в определенном снятии напряжения на рынке труда, негативная – представлена выбытием значительной части квалифицированных работников, что ослабляет интеллектуальный и профессиональный потенциал республики.

Анализируя потоки трудовой миграции, представляется целесообразным определить предпосылки и перспективы вовлечения денежных переводов трудовых мигрантов в экономику страны. На настоящий момент в Кыргызстане в процессы внешней трудовой миграции вовлечено (в зависимости от различных оценок масштабов трудовых потоков) от 12 до 26% экономически активного населения.

Несомненно, что иностранная валюта, зарабатываемая гражданами за рубежом, играет позитивную роль в экономике страны - экспортере рабочей силы. Денежные переводы способствуют уменьшению бедности населения. Переводы мигрантов, проходя через банковский сектор, становятся важным источником иностранной валюты, позволяющим странам выезда импортировать жизненно необходимые товары или выплачивать внешние долги. При этом осознание возможностей, с помощью которых денежные переводы трудовых мигрантов оказывают влияние на социально-экономическое развитие стран выезда, все более увеличивается.

Автор подчеркивает, что поскольку переводы в Кыргызстане составляют значительную долю ВВП (около 30%, что составляет около полутора миллиардов долларов США), правительство страны должно регулировать трудовые потоки, разрабатывая систему эффективного использования денежных переводов мигрантов в целях развития не только отдельных домохозяйств, но и национальной экономики в целом. Одной из мер стимулирования инвестиций для целей развития могла бы стать разработка мер по изменению соотношений между двумя основными типами переводов денег трудовыми мигрантами – официальным и неофициальным в сторону увеличения доли первого из них.

Важно то, что существующая экономическая ситуация в Кыргызской Республике стимулирует приток денежных переводов трудовых мигрантов в страну, однако при этом складывается ситуация, когда можно ожидать общего положительного воздействия на ВВП, но в меньшей степени, чем на частное потребление. При этом рост внутреннего производства потребительских товаров и услуг, спровоцированный переводами, может привести к некоторому росту занятости и в целом оказать положительное воздействие на социально-экономическое развитие страны.

Рассматривая положительные стороны влияния трудовой миграции на экономическое развитие страны, отмечается и тот факт, что с точки зрения демографии, конечно это очень негативное явление, приобретающее такие масштабы, которые в настоящее время и в Кыргызстане, и в Таджикистане, и в Узбекистане наносит существенный негативный удар по демографическому развитию, не только современному, но и будущему, закладывая своеобразную мину под демографический высокий потенциал.

5.Выявлены негативные факторы влияния миграции на сохранение оптимального демографического потенциала.

Анализ миграционных процессов показал и обратное их воздействие на формирование демографического потенциала. Тенденции миграционного оттока, как по безвозвратной международной миграции, так и трудовой миграции, зачастую трансформирующуюся в безвозвратную, оказывают существенное воздействие на изменение численности населения, ухудшая ее качественные характеристики в плане изменения этнической, половозрастной и образовательной структуры. В частности, происходят процессы моноэтнизации общества, а поскольку различия в репродуктивных установках и показателях рождаемости у разных народов (азиатского и славянского происхождения) неоднородны, данный фактор можно охарактеризовать как проявление региональной специфики в формировании демографического потенциала. В результате миграционного оттока снижается удельный вес в возрастном составе населения лиц, находящихся в трудоспособном и репродуктивном возрастах, ухудшаются показатели профессионально-квалификационной структуры населения. При этом автором подчеркивается, что наблюдаемые за межпереписной период тенденции изменения количественных и качественных характеристик демографического потенциала в Кыргызстане аналогичны для всех стран среднеазиатского региона.

Проведенный автором исследования анализ показал, что ситуация в области миграционного движения населения в различные периоды имела определенные тенденции и существенно менялась на протяжении нескольких десятилетий. Так, с конца 50-х годов важным источником роста населения республики, наряду с естественным, был миграционный прирост. С 1970 г. республика стала терять население. Миграционная активность жителей Кыргызстана резко возросла в начале 90-х годов, а ее пик пришелся на 1993 г., когда из страны эмигрировали 143,6 тыс. человек. В этот период, впервые за послевоенные годы, было зафиксировано сокращение численности населения страны.

Фактические данные современного состояния развития миграционных процессов показывают, что в 2010г. миграционные изменения происходили в результате значительного усиления, как внутристрановых передвижений, так и миграции населения за пределы страны. Миграционный отток населения за пределы страны составил -50,6 тыс. чел. (-29,6 тыс. чел. – в 2009г.), т.е. увеличился на 21,0 тыс. чел., или в 1,7 раза. По-прежнему, как и в предыдущие годы, в 2010г. основную долю эмигрантов (86%) составили лица трудоспособного возраста.

Рисунок 4. Валовая миграция населения по потокам миграции

в 2009-2010гг. (тыс. человек)



Pages:     | 1 || 3 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.