авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   |
|

Организация деятельности финансово-промышленных групп швеции (на примере фпг валленбергов)

На правах рукописи

Русинович Михаил Валерьевич

ОРГАНИЗАЦИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ФИНАНСОВО-ПРОМЫШЛЕННЫХ ГРУПП ШВЕЦИИ

(НА ПРИМЕРЕ ФПГ ВАЛЛЕНБЕРГОВ)

Специальность 08.00.14 Мировая экономика

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание учёной степени

кандидата экономических наук

Москва, 2008 г.

Работа выполнена на кафедре менеджмента, маркетинга и коммерции

Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России

Научный руководитель: доктор экономических наук, профессор

Герчикова Ирина Никоновна

Официальные оппоненты: доктор экономических наук, профессор

Сабельников Леонид Владимирович

кандидат экономических наук

Волков Алексей Михайлович

Ведущая организация: Учреждение Российской академии наук

Институт Европы РАН

Защита состоится «_____» ____________ 2008 г. в ________ часов на заседании диссертационного совета Д 209.002.06 при Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России по адресу: 119454, г. Москва, проспект Вернадского, д.76.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного института международных отношений (Университета) МИД России.

Автореферат разослан «_____» ________________ 2008 г.

Учёный секретарь

диссертационного совета Соколова М.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Многие российские финансово-промышленные группы (ФПГ) формировались в условиях структурного кризиса, низкой инвестиционной активности и спада производства, возникших в результате разрушения командно-административной системы хозяйствования в 90-е годы ХХ века. Создание ФПГ посредством включения в их состав разрозненных производственных и финансовых активов, приобретённых в результате приватизации, предопределило их существование в виде конгломератов – диверсифицированных финансово-промышленных комплексов с низким уровнем организационной целостности.
Структура акционерного капитала компаний российских финансово-промышленных групп отличается высоким уровнем концентрации и инсайдерским характером собственности. Системы принятия решений, корпоративное управление, сетевые механизмы взаимодействия компаний в рамках ФПГ проходят стадию становления. Чрезмерная концентрация капитала вызвала в России значительные социальные последствия, такие как разрыв между бедными и богатыми слоями населения, правовой нигилизм, неразвитость социальной ответственности бизнеса.

Современные тенденции экономической стабилизации и роста ставят перед российскими финансово-промышленными группами новые задачи. В условиях роста концентрации капитала и производства, централизации экономической власти, компании, функционирующие в рамках финансово-промышленных групп, получают ряд конкурентных преимуществ, эффективное использование которых способно содействовать укреплению роли ФПГ в национальной экономике и усилению экономического влияния России на международной арене.

Реализация указанной задачи невозможна без преодоления организационной раздробленности и превращения конгломератов в высокоинтегрированные финансово-промышленные комплексы с глубоким уровнем общегрупповой координации, активного содействия всех членов ФПГ достижению синергетического эффекта.

Опыт ведущих зарубежных экономических держав показывает, что эффективно организованные финансово-промышленные объединения могут являться опорой национальной экономики и фактором экономической стабильности. Успешное функционирование ФПГ указывает на то, что они являются одной из наиболее успешных и перспективных форм взаимодействия банковского капитала, ресурсов науки, промышленности и государства. Наиболее эффективные в организационном плане ФПГ успешно решают задачи мобилизации и рационального использования трудовых, финансовых и производственных ресурсов компаний группы, повышают конкурентоспособность производимых товаров и услуг, упрощают продвижение перспективных технологий на мировые рынки, способствуют росту национальных экономик.

Финансово-промышленная группа Валленбергов является самым крупным финансово-промышленным объединением Северной Европы; ежегодный оборот компаний, входящих в её состав, превышает 100 млрд. долларов США. На протяжении 150 лет своего существования компании Группы, в числе которых Ericsson, Volvo, Electrolux и целый ряд других, демонстрируют способность к интенсивному росту. Род Валленбергов, по сей день являющийся крупнейшим акционером компаний Группы, имеет репутацию «королевской семьи» в бизнесе, известном, помимо страны своего происхождения – Швеции, – во всём мире. Организационная структура Группы и механизмы управления входящими в её состав компаниями, позволили Валленбергам превратить небольшие североевропейские фирмы в крупнейшие мировые ТНК.

Реализация шведской модели организации финансово-промышленных групп в Швеции способствовала внедрению культуры социальной ответственности в деятельность крупного бизнеса, обеспечила достижение консенсуса между интересами государства, профсоюзов и ФПГ, гарантировала права собственности их акционеров, что, в свою очередь, содействовало большей прозрачности деятельности компаний национальных ФПГ, внедрению передовых стандартов в области организации и управления и обеспечению реальной эффективности.

Опыт Швеции – страны, где организация ФПГ легла в основу национальной социально-экономической модели, – несомненно, является актуальным для новой России, компании которой активно расширяют сферу экономического влияния и укрепляют позиции в международных экономических отношениях.

Степень разработанности темы. В российской экономической науке финансово-промышленные группы явились объектом ряда исследований, анализ которых концентрируется, в основном, на вопросах государственного регулирования деятельности ФПГ, становления ФПГ в Российской Федерации, определению места и роли ФПГ в современной рыночной экономике и общественном производстве, механизмах и целях формирования ФПГ. При этом практические аспекты организации и деятельности передовых мировых финансово-промышленных групп рассматривались в ограниченном числе работ и касались преимущественно глобальных аспектов и условий их деятельности, таких как формы и виды финансово-промышленных объединений, правовые основы их функционирования, место и роль в современном мире.

Изучению деятельности финансово-промышленных групп посвящены исследования Винислава Ю.Б., Дементьева В.Е., Мовесяна А.Г., Цветкова В.А., Калина А.А., Зелтынь А.С., Михайлова А.В., Беляевой И.Ю., Макаровой Г.Л. и других отечественных авторов. Опыт зарубежных ФПГ исследовался в весьма ограниченном числе работ, в числе которых, в первую очередь, следует отметить работы Герчиковой И.Н., Сабельникова Л.В., Волкова А.М., Балабанова Н.В., Леванского Е.В., Цветкова В.А., Тимофеева Н.И., Мовесяна А.Г.

Исследование финансово-промышленных групп на постоянной основе осуществляется в ряде институтов, среди которых особо следует отметить Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, Всероссийский научно-исследовательский конъюнктурный институт, Учреждение Российской академии наук Институт Европы РАН, Центральный экономико-математический институт Российской академии наук, Институт научной информации по общественным наукам Российской академии наук, Институт экономики и организации промышленного производства Российской академии наук. Деятельность финансово-промышленных групп исследуется в высших учебных заведениях: Московском государственном институте международных отношений (Университете) МИД России, Всероссийской ордена Дружбы народов академии внешней торговли Министерства экономического развития и торговли России, Финансовой академии при правительстве РФ, Российском государственном гуманитарном университете и ряде других – проводятся научные конференции, круглые столы, семинары, чтения, в рамах которых обсуждаются вопросы, связанные с функционированием финансово-промышленных групп.

В российской экономической науке детальное изучение опыта деятельности финансово-промышленной группы Валленбергов в рамках анализа шведской модели организации финансово-промышленных групп и перспектив её применения в российских условиях осуществляется впервые. Основной акцент в работе сделан на систематизации шведского опыта функционирования ФПГ и организационном аспекте деятельности крупнейших Групп в качестве единых комплексов взаимосвязанных компаний с высоким уровнем общегрупповой координации.

Цели и задачи исследования. Цель работы: анализ шведского опыта организации финансово-промышленных групп и выработка рекомендаций по его использованию в России.

Для достижения указанной цели потребовалось решить следующие задачи:

1. Изучить особенности создания и функционирования ФПГ Швеции с момента их основания.

2. Исследовать эффективность реализации принципа родовой преемственности власти в рамках ФПГ и функционирования Группы в условиях концентрированной структуры собственности.

2. Проанализировать организацию и управление финансово-промышленной группы Валленбергов.

4. Рассмотреть шведскую модель организации ФПГ, выявить её характерные черты, преимущества, недостатки, эффективность применения, сопоставить с альтернативной моделью организации ФПГ в других странах.

5. Выявить основные проблемы становления и развития российских финансово-промышленных групп и определить потенциальные сферы применения шведского опыта организации ФПГ в России.

Объект исследования: шведская модель организации финансово-промышленных групп.

Предмет исследования: механизмы организации и совершенствования деятельности финансово-промышленной группы Валленбергов.

Методология исследования. В диссертации использованы такие способы и приёмы исследования, как статистико-математический, структурный и сравнительный анализ, индукция и дедукция, системный подход и другие. Помимо общенаучных методов, в работе нашли широкое применение и отдельные специальные методы, к числу которых, в частности, относятся исторический метод, использовавшийся в связи с широкими хронологическими рамками исследования, охватывающими период с момента создания шведских финансово-промышленных групп по настоящее время, а также компаративный метод, применявшийся при сопоставлении показателей развития отдельных компаний Группы Валленбергов.

Теоретической базой диссертации явились исследования отечественных и зарубежных авторов. При экономическом анализе в диссертации использовались труды Долинской В.В., Функ Я.И., Михалеченко В.А., Хвалей В.В., Хэй Д., Моррис Д., Рудык Н.Б., Семенкова Е.В., Уильямсон О.И., Мирюкова В.Ю., Авдашевой С.Б., Беляевой И.Ю., Эскиндаровой М.А. и ряда других.

В основу теоретического исследования влияния организационной структуры финансово-промышленной группы, её механизмов управления и контроля на деятельность компаний Группы легли работы иностранных и отечественных авторов по теории организации, корпоративному управлению, теории организации промышленности, корпоративному контролю, теории взаимодействия экономических субъектов, стратегическому планированию, управлению корпоративным капиталом, транснационализации в мировой экономике.

В качестве информационной базы исследования в основном задействовались оригинальные источники на шведском, английском и испанском языках – финансовая отчётность компаний, входящих в состав финансово-промышленной группы Валленбергов (ABB, Ericssson, Electrolux, Astra Zeneca, Gambro, Saab, Scania, Investor AB и многих других), законодательные и подзаконные акты Швеции, касающиеся условий регулирования предпринимательской деятельности, материалы зарубежной периодической печати (статьи и аналитические обзоры изданий Aftonbladet, Dagens Nyheter, Dagens Industri, Privata Affarer, Time International и целого рядя других), материалы Статистического бюро Швеции, Института исследований экономической истории Стокгольма.

При составлении таблиц и диаграмм использовались данные Статистического бюро Швеции, финансовой отчётности компаний ФПГ Валленбергов, Центрального североевропейского депозитария ценных бумаг.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в выбранном объекте и методологии исследования. Выводы, полученные в результате теоретического и прикладного анализа, а также отдельные предложенные рекомендации, содержат элементы научной новизны. Наиболее важными результатами, полученными в ходе исследования и выносимыми на защиту, являются следующие:

  1. Модель организации финансово-промышленных групп, основанная на концентрированной акционерной собственности со значительным влиянием легитимного контролирующего акционера способна обеспечить высокую эффективность ФПГ и баланс интересов государства и крупного бизнеса.

2. Важнейшими условиями реализации социально-ориентированной шведской модели организации финансово-промышленных групп в России являются сходство с базовыми критериями её применимости, такими как значительная доля промышленности в национальном ВВП и высокая концентрация собственности в рамках ФПГ, а также государственные гарантии и поддержка сложившейся структуры собственности и трёхсторонний консенсус государства, профсоюзов и делового сообщества относительно необходимости реализации модели.

3. Родовая преемственность власти в рамках ФПГ способна обеспечить преемственность традиций и гармоничное развитие финансово-промышленной группы на протяжении десятилетий.

4. Важнейшим фактором долгосрочного успеха финансово-промышленной группы Валленбергов является её организация и управление на основе долгосрочных приоритетов, к которым относятся стратегия долгосрочного участия в акционерном капитале компаний Группы, активное участие контролирующих акционеров в развитии компаний Группы, высокая мобильность инвестиционных, организационных и интеллектуальных ресурсов в рамках центральной компании ФПГ, развитые механизмы общегрупповой координации и контроля.

5. Необходимым условием эффективного сетевого взаимодействия компаний ФПГ является активная деятельность центральной компании Группы, являющейся инструментом административного и финансового влияния контролирующей группы собственников.

Теоретическая и практическая значимость работы. Результаты исследования могут быть использованы существующими и формирующимися финансово-промышленными группами России для совершенствования практики управления и организации, органами государственного управления – для анализа текущего состояния национальных ФПГ и выработки программ мер по стимулированию их дальнейшего развития. Кроме того, результаты исследования могут быть задействованы в ходе преподавания учебных курсов «Мировая экономика», «Международные экономические отношения», «Предпринимательство», «Экономика Швеции», «Менеджмент».

Апробация результатов диссертационного исследования проведена в форме выступлений на научно-практических конференциях и семинарах в городах Москва и Минск. Основное содержание диссертационной работы и результаты проведённых исследований изложены в научных публикациях общим объёмом 8,75 п.л.

Структура и объём работы. Структура и объём работы определяются целями и задачами научного исследования; диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка литературы. Иллюстрационно-справочный материал представлен рисунками, таблицами и диаграммами. Объём работы составляет 193 машинописные страницы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность выбранной темы исследования и необходимость её научной разработки, отражена степень разработанности проблемы и новизна работы, рассмотрена методологическая база исследования, дан обзор источников фактологического материала, отмечена теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе («Особенности создания и функционирования финансово-промышленных групп Швеции») исследованы особенности создания и функционирования финансово-промышленных групп Швеции, приводится классификация и методология исследования ФПГ, выявляются и анализируются базовые принципы их построения и долгосрочные приоритеты развития с учётом факторов внешней и внутренней предпринимательской среды.

В ходе определения понятия «финансово-промышленная группа» было установлено, что наиболее полные определения ФПГ учитывают концепцию трёх критериев интегрированной корпоративной структуры, согласно которой данная структура должна удовлетворять следующим требованиям: 1) хотя бы часть экономических агентов – экономические организации, действующие с целью получения прибыли; 2) между агентами существуют устойчивые, более жёсткие, чем рыночные, взаимосвязи; это означает, что в некоторых существенных аспектах всё объединение выступает как единое целое; 3) имеется стратегический центр принятия решений, который может быть как юридическим лицом, так и группой физических лиц – собственников и высших менеджеров; этот центр именуется центральным элементом.

Для целей данного исследования финансово-промышленная группа определена как специфическая форма организации предпринимательской активности определённой группы хозяйствующих субъектов промышленного и финансового секторов экономики, базирующаяся на разнообразных методах объединения активов, капиталов и управления участников для оптимизации производственной и сбытовой деятельности в целях максимизации рентабельности собственного капитала консолидированной группы.

В основе организации компаний финансово-промышленных групп используется, как правило, одна из двух моделей корпоративного контроля и управления: модель блокирующего собственника и модель открытой акционерной корпорации. В модели блокирующего собственника собственник, группа собственников или организация контролируют значительное или большее число голосов акционеров на акционерных собраниях корпорации, при этом блокирующий собственник имеет право назначать (увольнять) членов совета директоров, которые, в свою очередь, назначают (увольняют) главного распорядительного директора. Для модели открытой акционерной корпорации характерна раздробленная структура собственников, каждый из которых контролирует незначительное число голосов и имеет ограниченные контрольные полномочия.

Шведской модели организации ФПГ, основные черты которой характерны для модели блокирующего собственника, также присущ родовой принцип построения Групп, который рядом исследователей рассматривается как анахронизм в современной экономической системе, осложняющий мобилизацию компаниями финансовых ресурсов для осуществления крупных инвестиций, отягощающий семейные фирмы традиционными и устаревшими подходами к принятию решений, трудностями с преемственностью власти и т.д. Однако если подойти к оценке эффективности компаний, построенных по родовому признаку, с эмпирической точки зрения, то некоторые мифы об их неэффективности будут разрушены. По данным ОЭСР, более 75% всех зарегистрированных компаний индустриального мира является семейными. Порядка трети публичных компаний из числа 500 крупнейших фирм по версии журнала Forbes управляются семейными династиями. Сорок три из 100 крупнейших компаний Италии являются семейными, данный показатель во Франции и Германии составляет, соответственно, 26 и 17. Семейные фирмы обеспечивают занятость порядка 50-60% рабочей силы в индустриальном мире. Имеющиеся статистические данные указывают на то, что от 45 до 75% ВВП промышленно развитых стран приходится именно на долю семейных компаний1. Семейные компании в Европе представляют собой доминирующую категорию среди фирм малого и среднего размера. Глобальное исследование, проведённое на основе шведских статистических данных, указывает на то, что период существования семейных фирм значительно выше, чем компаний, не являющихся таковыми: 37 и 22 года соответственно. Помимо этого, институциональные собственники предприятий гораздо чаще, по сравнению с акцтонерами, объединёнными по родовому принципу, продают свои компании: в то время как семья в Швеции остаётся основным собственником предприятия порядка 30 лет, институциональные собственники – только 12-13 лет2

. Родовой принцип управления деятельностью финансово-промышленной групп обусловлен, во-первых, желанием из поколения в поколение сохранять блокирующий пакет акций в компаниях, входящих в сферу интересов Группы, и, во-вторых, ожиданием появления в новом поколении человека, обладающего способностями и желанием принять на себя руководство семейным бизнесом.

Централизация экономической власти в Швеции в рамках ограниченного числа крупных финансово-промышленных объединений восходит к моменту их образования в первой половине XX века и во многом связана с особенностями национальной социально-экономической модели, согласно которой правящая социал-демократическая партия Швеции не только не прекратила функционирование частного капитализма, но также гарантировала его существование, что явилось результатом объединения интересов государства и бизнеса. Крупнейшим акционерам шведских ФПГ была обеспечена политическая поддержка, заключавшаяся в легитимизации использования ими двуклассовой системы акций и пирамидальной структуры ФПГ как базовых механизмов сохранения сложившейся концентрированной структуры собственности в рамках Групп, в обмен на финансовую поддержку социальных и экономических инициатив правительства. С 1932 года структура собственности крупнейших шведских ФПГ остаётся весьма концентрированной.

В Швеции существует два вида бизнес-групп, отличающихся своим историческим происхождением. К первому относятся семейные группы, начавшие своё существование с конкретного предпринимателя или фирмы, и превратившиеся к настоящему времени в мощные центры власти, благодаря активному инвестированию средств в различные сферы деятельности. Некоторые из них эволюционировали в мощные конгломераты, проявляющие активность в целом ряде несвязанных отраслей. Часть руководителей данных групп занимают видное место среди представителей бизнес-элиты Швеции – к таковым относятся члены семейства Раусингов, Люндбергов, Стенбеков, Бонниер и другие.

Ко второму виду относятся бизнес-группы, сформировавшиеся вокруг крупнейших коммерческих банков, что имело место в период до и во время Первой Мировой войны. Их большая часть косвенно входила в сферу банковских интересов, не семейных групп. Долгое время они доминировали в крупной промышленности Швеции, и некоторые из них обладают сильным влиянием до сих пор. Однако, в отличие от остальных крупных шведских банков и банковских групп, одна из них контролировалась семейством, являвшимся миноритарным владельцем акций. Речь идёт о семействе Валленбергов, которое, руководствуясь родовым принципом в процессе централизации экономической власти, создало одну из крупнейших финансово-промышленных групп Западной Европы. Центральная компания ФПГ Валленбергов – Investor AB – является крупнейшей инвестиционной промышленно ориентированной группой Северной Европы и традиционным атрибутом экономики стран Скандинавии.

История удержания экономической власти в Швеции в руках отдельных семейств выглядит следующим образом. 4 из 14 семейств, установивших контроль над крупнейшими фирмами до 1920 года, по-прежнему контролируют свои компании (Валленберги (Wallenberg), Бонниер (Bonnier), Ёнссоны (Johnsson), Сёдерберги (Sderberg)), 6 из 23 родов, учредивших свои фирмы в период с 1932 по 1965 годы, по-прежнему оказывают значительное влияние и являются активными собственниками по сей день (Раусинг (Rausing), Кампрад (Kamprad), Олссон (Olsson), Валлениус (Wallenius), Пешон (Persson), Стенбек (Stenbeck)). Другие семейства постепенно утратили своё влияние, хотя и сохраняли его до 80-х годов ХХ века: Щемпе/Карлгрен (Kempe/Carlgren), Сален (Salen), Эдстранд (Edstrand), Роос (Roos), Мальмруз (Malmros), фон Канцоу (von Kantzow), Троне-Холст (Throne-Holst), Филипсон (Philippson), Вент (Wendt). Имея широкую сеть связей и контактов, наиболее вероятными причинами ослабления экономической власти указанных семейств стало угасание предпринимательского духа и финансовых средств. Число новых бизнес-семейств Швеции, завоевавших и удерживающих экономическую власть, продемонстрировавших быстрый внушительный рост, очень невелико, несмотря на значительное число реализованных первичных размещений акций подконтрольных им компаниям. В настоящее время основной доминирующей силой шведского частного бизнеса продолжают оставаться очень старые и известные деловые семейства3

.

Во второй главе («Организация и управление финансово-промышленной группы Валленбергов») подробно рассматриваются организация и управление финансово-промышленной группой Валленбергов, в частности, структура её организации и корпоративного управления, особенности инвестиционного процесса. Приведена оценка сложившейся структуры холдингов Группы и деятельности её центральной компании как основного фактора сбалансированного развития и эффективности деятельности ФПГ.

Структура холдингов центральной компании финансово-промышленной группы Валленбергов Investor AB отражает три основные сферы её деловой активности: «основные инвестиции», «операционные инвестиции» и «инвестиции в частный акционерный капитал». Каждая из подгрупп ФПГ Валленбергов обладает своим фокусом и вектором развития, особой схемой взаимодействия с центральной компанией Группы, нацеленной на эффективную реализацию максимального числа инвестиционных возможностей. Основными сферами компетенции Investor AB, в которых функционируют 95% всех компаний инвестиционного портфеля, являются инженерное и технологическое оборудование, финансовые услуги и здравоохранение. К важнейшим стратегическим активам центральной компании Группы Валленбергов относятся организационная структура, глобальная сеть связей и контактов, а также бренд компании. Организационная структура центральной компании ФПГ Валленбергов создаёт рабочее пространство, призванное способствовать отлаженному функционированию всех структурных подразделений компании; глобальная сеть связей с контактов даёт доступ к экспертной среде, а также широким возможностям для осуществления новых выгодных вложений и реализации имеющихся активов. Бренд Investor олицетворяет собой философию и практику деятельности компании, многолетние традиции её успешного существования.

Центральная компания Группы Investor AB является связующим элементом организационной структуры ФПГ Валленбергов и выступает центром административного и финансового влияния контролирующих акционеров. Основой деятельности компании является преемственность деловых традиций рода Валленбергов. С целью контроля и эффективной реализации стратегии Группы на уровне отдельных компаний в Советах директоров всех крупнейших компаний Группы присутствуют представители центральной компании. В частности, Председатель Совета директоров Investor AB Якоб Валленберг в настоящее время совмещает указанный пост с постами заместителя Председателя Правления Atlas Copco AB, SAS AB и банковского концерна SEB, члена Совета директоров компании ABB Ltd., фондов The Knut and Alice Wallenberg Foundation и The Nobel Foundation, университета Stockholm School of Economics, Thsibe AB и The Wharton Executive Board for Europe, Africa and the Middle East.

Важнейшим фактором, влияющим на деятельность всех компаний ФПГ, является действующая в рамках центральной компании Группы система корпоративного управления, призванная обеспечить, помимо успешной реализации миссии и целей Investor AB, единство перед лицом внешних угроз и динамизм в развитии отдельных компаний. Практика корпоративного управления в рамках Investor AB определяет структуры и системы принятия решений, посредством которых акционеры прямо или косвенно осуществляют контроль над компанией. Центральная компания финансово-промышленной группы Валленбергов Investor AB является акционерной корпорацией. В акционерных корпорациях властные, управленческие и контрольные функции распределены между акционерами, советом директоров, Главным распорядительным директором и Группой управления. Практика корпоративного управления в Швеции регулируется шведским законодательством, в первую очередь, Актом о шведских компаниях, Соглашением о листинге со Стокгольмской фондовой биржей и другими правилами и рекомендациями, такими как Шведский кодекс корпоративного управления. Помимо описанных источников, важнейшим документом выступает Устав Investor AB, в котором указаны название и цель существования компании, место регистрации Совета директоров, основные виды деятельности, а также информация, касающаяся акционерного капитала.

Назначение Главных распорядительных директоров компаний и контроль за их деятельностью происходят под эгидой центральной компании Группы, которая также оказывает консультационную помощь в определении их приоритетных целей и задач, участвует в принятии решений по вопросу о структуре капитала, дивидендной политике, реализации инвестиционных проектов и программ реструктуризации компаний Группы, проводит мониторинг их финансового состояния.

Работа представителей Investor AB в составах Советов директоров компаний инвестиционного портфеля обеспечивает тесный контакт с их управленческим персоналом, возможность непосредственного участия в принятии важных стратегических решений. Группы аналитиков, работающих в центральной компании Группы, профессионально изучают деятельность компаний инвестиционного портфеля, их конкурентов, отраслей экономики, ориентируясь на поиск новых возможностей роста. Предоставляемая ими информация имеет большую ценность для членов Совета директоров в вопросе ведения эффективного диалога с управленческим персоналом компании. Деловые команды, состоящие из аналитических групп и членов Совета директоров, работают с каждым из холдингов Investоr AB. Основной целью их деятельности является преобразование компаний в лидеров соответствующих сегментов рынка и генерирование максимально высоких дивидендов для акционеров центральной компании Группы.

Указанная система организации и управления характерна для семейной модели капитализма и получила широкое распространение, в том числе, за пределами Швеции. По сходному принципу организованы финансово-промышленные группы Бронфманов в Канаде, Оппенгеймеров – в Южной Африке, Ли Кай Ши – в Тайване.

Структура холдингов имеет пирамидальный характер. Миноритарные акционеры привлекаются для получения дополнительного капитала, однако не получают большинство голосов ни в одной из фирм; контроль над бизнесом полностью принадлежит контролирующей группе акционеров. Важнейшими инструментами осуществления контроля за деятельностью компаний ФПГ также являются использование двойного класса акций, перекрёстное владение акциями и участие высшего руководства центральной компании Группы в Советах директоров её других компаний.

Критика сложившейся структуры холдингов и системы контроля, характерной для финансово-промышленной группы Валленбергов, как правило, сводится к ограничению прав внешних акционеров, возможностям перекачивания контролирующими собственниками ресурсов группы на верхние этажи пирамиды, где им принадлежат большие права собственности и контроля, и ограничению инновационной деятельности, что несовместимо с потребностями современной экономики, в которой инвестиции в инновации являются важнейшим источником роста. На практике большинство из указанных угроз в Швеции не получили эмпирического подтверждения.

В третьей главе («Перспективы шведской модели организации финансово-промышленных групп и применимость шведского опыта в российских условиях») проанализирована шведская модель организации ФПГ, выявлены её характерные черты, преимущества, недостатки и эффективность применения, произведено сопоставление с альтернативными моделями организации ФПГ и изучена возможность её применения в Российской Федерации.

Шведская модель организации финансово-промышленных групп была на практике реализована в Швеции, где явилась фактором успешного развития национальной экономики с 30-х годов ХХ века по настоящее время.

Ключевыми особенностями шведской модели организации ФПГ стали:

  • Доминирование крупных финансово-промышленных групп в корпоративном секторе;
  • Концентрация усилий бизнеса и государства на обеспечении органического роста крупнейших фирм;
  • Значительное регуляторное влияние государства;
  • Активное участие незначительного круга акционеров, обладающих ограниченной долей участия в акционерном капитале компаний, в управлении крупнейшими ФПГ.

Шведская модель организации ФПГ объединила в себе черты, присущие европейской и англо-саксонской моделям организации финансово-промышленных объединений. Европейская (континентальная) модель предполагает наличие влиятельной группы акционеров, контролирующих работу менеджмента компаний Группы и участвующих в принятии стратегических решений. Зачастую влияние указанной группы акционеров основывается на внутрикорпоративном разделении отношений собственности и контроля посредством использования ряда специальных инструментов – привилегированных акций, пирамидальных организационных структур, перекрёстного владения акций и других механизмов, предоставляющих объём контрольных полномочий, непропорционально больший, чем объём инвестированных средств. Более того, указанная модель, как правило, ограничивает права других инвесторов по пересмотру существующей системы контроля.

Модель организации финансово-промышленных групп, доминирующая в англо-саксонском мире (США, Канада и Великобритания), предполагает наличие больших полномочий всех групп акционеров. Данная модель, предоставляющая значительный уровень защиты миноритарных акционеров крупнейших компаний, пользуется высоким доверием населения. Отсутствие крупных акционеров, активно участвующих в управлении компаниями, предполагает большую независимость их менеджмента.

Шведская модель организации финансово-промышленных групп, относящаяся к модели европейского типа, но обладающая отдельными чертами англо-саксонской системы (требования раскрытия компаниями корпоративной информации, высокой прозрачности их деятельности), явилась образцовым примером сбалансированности интересов бизнеса и эгалитарного общества.

Модель предусматривает существование относительно небольшой группы собственников, т.н. «идентифицируемой промышленной элиты», которая признаёт и принимает ответственность за реализацию долгосрочных социальных реформ, инициируемых правительством. В свою очередь, профсоюзы воздерживаются от требований социализации промышленного сектора. По мнению ряда исследователей, создание культуры компромисса и, в частности, выбор указанной модели существования корпоративной собственности в Швеции, были бы весьма затруднены без доминирования в промышленности Швеции нескольких крупнейших фирм и ещё меньшего количества групп собственников4.

Крупная промышленная корпорация рассматривалась социал-демократами как важнейшая производственная единица. Один из наиболее видных идеологов СДПШ, министр финансов Эрнст Уигфош (Ernst Wigforss), в 1956 году заявил, что тенденция к усилению эффекта масштаба в экономике европейских стран должна благоприятствовать развитию крупнейших фирм Швеции. Изначально планировалось, что крупные промышленные корпорации должны были превратиться в «социальные предприятия без собственников»5

, а высокая концентрация собственности, рассматривалась как среднесрочная задача на пути к обобществлению производства, однако развитие экономической ситуации в стране и долгосрочное партнёрство государства и делового сообщества в достижении важнейших национальных экономических целей упразднили указанную задачу.

В итоге экономический рост в Швеции был обеспечен крупными экспортоориентированными фирмами, которые в принятии решений руководствовались не только рыночной, но и социальной целесообразностью, налоговым и финансовым законодательством, активной промышленной политикой государства. Законодательство всячески содействовало удержанию капитала внутри корпораций и реинвестированию прибыли в их развитие.

Частный сектор Швеции был построен вокруг нескольких семей (Валленбергов, Стенбеков, Клингспоров, Вон Хорн и некоторых других) и банков (Svenska Handelsbanken SHB, Skandinaviska Enskilda Banken SEB и ряда других). Основы шведской модели организации финансово-промышленных групп, заложенные в 30-е годы ХХ века, существуют по настоящее время. Ведущие современные компании страны являлись крупнейшими работодателями Швеции сто лет назад. Анализ 23 крупнейших нефинансовых компаний, акции которых котируются на бирже, показал, что:

  • 13 указанных компаний были в числе 25 крупнейших работодателей 40 лет назад (1967), а 7 – в 1925 году;
  • два инвестиционных фонда – Investor (контролируемый родом Валленбергов) и Industrivrden (контролируемый родом Люндбергов) владеют контрольными пакетами 13 из 20 крупнейших компаний;
  • 30 крупнейших компаний, представленных на бирже, составляют 70% её капитализации6.

Типичной особенностью шведской модели организации финансово-промышленных групп является активное участие незначительного круга акционеров, обладающих ограниченной долей участия в акционерном капитале компаний, в управлении крупнейшими ФПГ. – перекрёстное владение акциями, пирамидальные организационные структуры, двуклассовую систему акций и т.д.

Разрыв в полномочиях собственности и контроля в Швеции является самым крупных среди европейских стран. Активное использование основными собственниками инструментов усиления контроля – перекрёстного владения акциями, пирамидальных организационных структур, двуклассовой системы акций и т.д. – объясняет концентрированность и устойчивость структуры собственности крупнейших шведских финансово-промышленных групп.

Шведская модель организации финансово-промышленных групп имеет ряд преимуществ: во-первых, компании, управляемые предпринимательскими династиями, стоявшими у их истоков, обладают возможностью на раннем этапе развития привлекать венчурный капитал фондового рынка, при этом предприниматель сохраняет контроль над компанией. Во-вторых, указанная модель организации ФПГ позволяет национальному капиталу удерживать контроль над крупнейшими шведскими ТНК. В-третьих, политика «активного владения акциями», реализуемая крупными шведскими собственниками, во многих случаях способствует динамичному развитию компаний Группы.

Несмотря на недостатки шведской модели организации ФПГ, связанные, в основном, с доминирующим положением ограниченной группы акционеров, на практике были продемонстрированы позитивные результаты преодоления таких из них, как

  • риск использования ресурсов компании в интересах контролирующих собственников в ущерб другим категориям акционеров;
  • неэффективное распределение капитала (избыточное инвестированием в традиционные отрасли экономики и нежелание руководства воспринимать новые инвестиционные возможности);
  • риск столкновения интересов делового сообщества и власти.

В настоящее время Швеция характеризуется крепкой и всеобъемлющей системой социального обеспечения, экспортоориентированной, конкурентоспособной, диверсифицированной экономикой, основанной на культуре консенсуса и диалога.

Целесообразность и возможность применения шведского опыта организации финансово-промышленных групп в России продиктованы эффективностью модели в борьбе с типичными для России проблемами и сходством базовых условий применимости модели, таких как высокая концентрация собственности в рамках ФПГ и значительная доля промышленности в ВВП (в Швеции и в России она составляет порядка одной трети).

Современные российские финансово-промышленные группы формировались в ходе приватизации в условиях дефицита капитала и экономического спада. Условия формирования российских групп оказали значительное воздействие на становление их отличительных черт – концентрированный, инсайдерский характер собственности, неэффективный общегрупповой менеджмент и зачаточное состояние корпоративного управления. Чрезмерная концентрация капитала имела значительные социальные последствия – разрыв между бедными и богатыми слоями населения, развитие правового нигилизма, неразвитость социальной ответственности. Основными проблемными сферами российских ФПГ в современных условиях являются переориентация их целей и задач, развитие сложившейся модели собственности, внутригрупповых механизмов принятия решений и контроля. Важными представляются становление и совершенствование эффективной системы корпоративного управления, позволяющей осуществлять внешний контроль за деятельностью компаний российских ФПГ, централизация полномочий внутри групп, в особенности, в области принятия финансовых решений, развитие сетевых механизмов взаимодействия. Проведенный в настоящем диссертационном исследовании анализ показал, что реализация шведской модели в Швеции позволила решить многие из указанных проблем.

Основанная на балансе интересов государства и делового общества, модель обладает рядом преимуществ для каждой из сторон, что увеличивает шансы достижения консенсуса относительно её реализации в России. Важнейшими преимуществами шведской модели организации ФПГ для государства являются внедрение культуры социальной ответственности в деятельность крупного бизнеса, ориентация делового сообщества на достижение консенсуса в диалоге с государством и профсоюзами, реализация доказанного альтернативного метода достижения высоких экономических темпов роста в стране, внедрение передовых мировых стандартов в области организации и управления ФПГ, обеспечение реальной эффективности российских ФПГ.

Основными преимуществами шведской модели организации ФПГ для делового сообщества являются гарантия прав собственности контролирующих акционеров и поддержка государством и профсоюзами сложившейся структуры собственности в обмен на социальную ответственность, возможность сконцентрироваться на максимизации рентабельности консолидированной группы, внедрении современных механизмов корпоративного управления, эффективном владении акциями, укреплении собственного контроля, росте инвестиционной привлекательности ввиду большей информационной прозрачности.

Шведская модель организации финансово-промышленных групп позволяет превратить основные критикуемые недостатки российских ФПГ в преимущества – как для самих Групп, так и государства и общества. В частности, это касается высокой степени концентрации собственности в крупнейших компаниях российских ФПГ. По мнению ряда исследователей, концентрация основной части акций в руках одного или узкой группы держателей помогает дисциплинировать поведение менеджеров и обеспечить эффективный контроль собственников, оптимизировать результаты хозяйственной деятельности. Шведский опыт является подтверждением тому, что поддерживаемая государством высокая степень концентрации значительных пакетов акций компаний крупнейших ФПГ в руках узкой группы контролирующих собственников позволяет осуществлять эффективный контроль за деятельностью предприятий и одновременно решать актуальные социальные проблемы.

Опыт Швеции интересен России и потому, что в нашей стране существует значительный разрыв между бедными и богатыми слоями населения. Согласно данным Росстата за 2007 год, на долю 10% наиболее обеспеченных граждан приходилось 31% общего объёма денежных доходов, а на долю 10% наименее обеспеченных – 1,9%. Соотношение 10% наименее обеспеченных к 10% наиболее обеспеченных составляет около 16. Реализация шведской модели организации ФПГ способствует искоренению бедности и сокращению разрыва в уровнях доходов основных групп населения.

Активное участие шведских ФПГ в решении важных социальных проблем – обеспечении занятости, перераспределении прибыли посредством фондов на научно-исследовательские и социальные цели, создании конкурентоспособных компаний, подконтрольных национальным собственникам – лишь актуализирует важность плодотворного диалога между государством и крупным бизнесом, который, согласно опыту Швеции, должен существовать и пользоваться государственной поддержкой, однако при условии соблюдения государственных и социальных интересов.

В заключении подведены итоги диссертационного исследования, приведены основные выводы и предложения, имеющие теоретическую и практическую значимость, обозначены перспективные направления исследований.

Основные положения диссертационного исследования опубликованы в следующих работах:

    1. Русинович М.В. Применимость шведского опыта организации финансово-промышленных групп в российских условиях: статья в соавторстве // Имущественные отношения в Российской Федерации. – 2008. – №7 (82). – 0,86 п.л. / 0,76 п.л.
    2. Русинович М.В. Финансово-промышленная группа Валленбергов (Швеция): монография. – М.: МГИМО-Университет, 2005. – 7,5 п.л.
    3. Русинович М.В. «Шведская модель» и механизмы регулирования на рынке труда: статья в сборнике «Дни студенческой науки МГИМО (У) МИД РФ». – М.: МГИМО-Университет, 2001. – 0,29 п.л.
    4. Русинович М.В. Механизм функционирования рынка труда в Японии: статья в соавторстве в сборнике по материалам научн.-практ.конф. «Механизм функционирования национальной экономики и проблемы экономического роста». – Минск: БГЭУ, 2001. – 0,29 п.л. / 0,2 п.л.

1 Neubauer E. The Family Business. In Governance for sustainability / E. Neubauer, A.Lank. – London: MacMillan, 1998. - P.10-11

2 Emling, E. Svenskt familjefretagande, Licenciate thesis / Economic Research Institute (EFI), Stockholm School of Economics.- Stockholm, 2000.- P. 67-68

3 Holmn M. A law and finance analysis of Initial Public Offerings / M. Holmn., P. Hgfeldt // Journal of Financial Intermediation.- №13.- 2004.- P. 324-358.

4 Reiter J. Changing the Microfoundations of Corporatism: The Impact of Financial Globalisation on Swedish Corporate Ownership // New Political Economy.- 2003.- Vol.8.- № 1.- P. 103

5 Henrekson M. The Swedish Model of Corporate Ownership and Control in Transition / M. Henrekson, U. Jakobsson.- Stockholm, 2003.- Р. 11

6 Habbard P. Corporate Governance in Sweden – An International Trade Union Perspective.- Paris, 2008.- P. 8



Pages:   |
|
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.