авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:     | 1 | 2 ||

Становление теории хозяйственного кругооборота в российской традиции экономического анализа конца xix – первой трети xx века

-- [ Страница 3 ] --

Сформулированная в таком виде система допускает ее интерпретацию в рамках метода «затраты – выпуск» Леонтьева, ибо можно определить соответствующую матрицу технологических коэффициентов A в базовом уравнении для выпуска X:, где Y – вектор конечного спроса.

Кроме того, Курской сформулировал условие «беспрерывного сохранения взаимной пропорциональности», которое соответствует основному условию получения стандартной системы и стандартного товара в «Производстве товаров» Сраффы (§ 25). Вследствие этого схема Курского допускает трансляцию на язык круговой схемы Сраффы без участия труда:

,

и с учетом меновых пропорций и нормы прибыли r:

5. Метод возвратной традиции. В диссертации показано, что в целях развития теории кругооборота после Маркса Туган-Барановский возвращался к Кенэ, но делал это еще несовершенным образом; его «исправил» вторично вернувшийся к Кенэ Харазов, а если иметь в виду практический аспект проблемы, то – Леонтьев (1936). Дмитриев возвращался к Смиту и Рикардо, Борткевич – к Рикардо, но более прямолинейно чем Дмитриев, вследствие чего концепция Борткевича так и не стала неорикардианской. Шапошников возвращался к концепции К. Родбертуса. Слуцкий – но пока без формулировки новой схемы – возвращался к наследию У. Петти (1914). На втором этапе развития традиции показательным является возвращение Леонтьева не только к Кенэ, но и к Туган-Барановскому (теория диспропорциональности) и Дмитриеву (теория издержек производства и идея капитальных запасов «мгновенной величины»). В целях формирования нового взгляда на проблему соотношения статики и динамики Кондратьев возвращался уже не только к классике (от Кенэ до Дж.С. Милля), но и к Марксу (1934). Наконец, Слуцкий для формирования своей «программы формализма» в экономике осуществил в 1920-е гг. обширное возвратное движение к истокам статистической мысли (закон больших чисел С.-Д. Пуассона). Следовательно, можно утверждать, что использование метода возвратной традиции российскими экономистами-теоретиками было неотъемлемой чертой в процессе создания ими собственных концепций кругооборота.

6. Второй этап развития российской традиции анализа хозяйственного кругооборота (1917 – первая половина 1930-х гг.) уже не был связан непосредственно с осмыслением «Капитала», а характеризовался построениями, отвечающими реалиям тогдашнего капитализма. Он включал имена Н.Д. Кондратьева, В. Леонтьева и Е.Е. Слуцкого. Кроме того, изменился характер возвратного движения: экономисты 2-го этапа опираются больше на построения экономистов 1-го этапа, чем на классических авторов политической экономии. Даже Леонтьев не переосмысливает, по существу, физиократические идеи Кенэ, как это делал Харазов, а под влиянием Баланса 1923/24 гг. ставит задачу применить «Tableau conomique» к реальной экономике, наполнить ее конкретным статистическим содержанием (1925-1936).

Н.Д. Кондратьев, подошедший к идее большого цикла (1922), в целях переосмысления понятий статики, динамики и конъюнктуры вернулся к классическим теориям и характеризовал их, в том числе и кругооборот Кенэ, как статические (1924). Между тем Конъюнктурный институт, созданный для изучения динамических проблем, сосредоточился на изучении «народнохозяйственных конъюнктур», но в своих исследованиях не касался структурных проблем экономики, характерных для изучающих кругооборот А. Леве (1926) и других экономистов «Кильской группы». Эти проблемы, однако, возникли для самого Кондратьева уже в середине 1920-х гг. при необходимости найти материальную основу для больших циклов, дабы они не остались просто «объясняющей гипотезой». Новизна Кондратьевской модели, ярко высвечиваемая в сравнении с подходами У. Митчелла и У. Персонса, несколько блекла от полемики с С.А. Первушиным, считавшим большие циклы просто «гигантскими структурными сдвигами в экономике», а также с сотрудниками секции методологии Конъюнктурного института (Н.С. Четвериковым, Е.Е. Слуцким), которые критиковали большие циклы в части статистических и эконометрических приемов. В итоге Кондратьев, до конца 1920-х гг. следовавший в своих исследованиях «ценностному подходу» и индексному методу (вместе с сотрудниками секции индексов и цен А.А. Конюсом, М.В. Игнатьевым и Л.М. Ковальской), столкнулся с необходимостью создания и изложения законченной системы взглядов.

Материальная основа больших циклов, найденная Кондратьевым в изнашивании, смене и расширении основных капитальных благ, требующих длительного времени и огромных затрат для своего производства (крупнейшие постройки, сооружения значительных железнодорожных линий, прокладка каналов, крупные мелиоративные сооружения, подготовка кадров квалифицированной рабочей силы), ставила вопрос о динамике сферы основного производства, в терминологии Харазова (Grundproduktion). Инвестиции в основное производство, подчеркивал Кондратьев в 1926 г., должны быть рентабельными; процесс накопления на фазе подъема должен идти темпом, превышающим темп текущего инвестирования. Это значит, что норма прибыли в основном производстве, производящем капитальные блага, растет. Должен, однако, наступить период, когда удорожание капитала (вследствие либо непроизводительного его потребления, либо увеличения спроса на капитал) понизит темп накопления и приведет к снижению нормы прибыли. Тем не менее, и стадия спада, согласно 1-й эмпирической правильности, служит для основного производства стимулом к новым техническим разработкам и усовершенствованиям, особенно при производстве базисных товаров. Стало быть, Кондратьев фактически доказывал, что рассмотренное в изоляции от внешнего мира основное производство вообще не знает снижения нормы прибыли, потому что в нем создается гигантский товарный излишек, излишек материально-вещественного и наукоемкого богатства. Сокращение затрат в конце фазы спада важно именно в контексте наращивания излишка произведенной стоимости (когда товары еще не продаются) над затраченной. Тогда большие циклы есть не что иное как характеристика взаимоотношения этой сферы с остальной экономикой через колебательное взаимодействие спроса и предложения на капитал и производимые при его посредстве товары.

В «Бутырской рукописи» 1930-1931 гг. общество и хозяйство рассматривается Кондратьевым как статистическая совокупность и как сложным образом организованная иерархическая структура. Однако, как показано в диссертации, Кондратьев в это время оставался на традиционном понимании таких статистических проблем, как причинная связь (не верил в существование корреляционной связи между явлениями), случайность, закон больших чисел. Это не позволяло ему реализовать последовательно холистическую точку зрения на хозяйство в его целом. Ситуация меняется в Суздальский период (1932-1933): Кондратьев штудирует основные статистические произведения Слуцкого за период 1912-1927 гг., и начинает разработку новой экономической модели, основываясь, с одной стороны, на работах по экономической теории (Л. Вальрас, Р. Ауспиц, Р. Либен, К. Викселль, А. Пьетри-Тоннелли), а с другой – на работах по биологии в поисках надлежащих кривых роста (А. Лотка, Р. Пирль, В.А. Базаров). Созданная им динамическая модель экономического роста (1934) содержит в себе идею воспроизводящейся совокупности, которая в основе своей эмпирически проверяема и означает развитие теории эволюционных (необратимых) экономических процессов. Два аспекта сформулированной Кондратьевым модели указывают на тесную связь ее с традицией кругооборота.

Во-первых, модель формулируется не как система одновременных независимых уравнений, а построена на принципе каузальности, возвращающей к «причинной точке зрения Маркса». Первые два уравнения для капитала и труда («самодеятельного населения») являются основными, потом из них выводится третье для национального дохода, и затем идут остальные семь уравнений (Кондратьев, 2004, с. 408). Во-вторых, формулируется одно и то же уравнение динамики и для капитала K, и для труда A (там же, с. 406). В отличие от распространенной трактовки Кондратьевской модели в русле модели роста Ф. Рамсея (1928) и производственной функции Кобба Дугласа (1928) «Суздальские письма», а также «Система марксизма» Харазова позволяют установить, что в основе данного уравнения лежит принцип эволюционизма: Кондратьев теоретически следует закону Мальтуса, который не до конца был понят и оценен Марксом, т.к. в основе закона лежала «проблема закономерной связи между темпом роста населения и темпом роста общественного капитала» (указание Харазова, 1910, гл. XIX).

7. Политико-экономическое наследие В. Леонтьева 1925-1936 гг. в контексте исследований российской традиции анализа хозяйственного кругооборота. В. Леонтьев, отмечавший, что проблема хозяйственного кругооборота еще слабо связана с существующими теоретическими направлениями (1928), находился в русле исследований российской традиции экономического анализа от Туган-Барановского до Харазова.

В методологии он осуществил троякий «выход за пределы»: а) неокантианского различия наук о природе и наук о культуре (имея в виду пример А.А. Чупрова), б) «спора о методах» между К. Менгером и Г. Шмоллером; в) «экономического принципа», который означал индивидуалистическую точку зрения на хозяйство и размежевание на этом основании «хозяйства» и «техники». В отличие от Кондратьева, который говорил о существовании обратимых и необратимых процессов, созревавший в среде «Кильской группы» экономистов Леонтьев, строивших общее учение о конъюнктуре (allgemeine Konjunkturtheorie), пошел дальше, и был сосредоточен на теоретической и эмпирической схемах кругооборота. Он с самого начала четко осознавал не только различие между статикой и динамикой, но в рамках динамической постановки проблемы кругооборота, – и различие между циклическими и структурными изменениями. Анализ последних в диссертации «Хозяйство как кругооборот» (1928) привел к формулировке фундаментальных для теории кругооборота понятий «затрат» и «выпуска», «технических коэффициентов» (вслед за Дмитриевым), «ступеней производства» (вслед за Харазовым и Борткевичем), «перемещения затрат» и «динамики коэффициентов распределения» (вслед за Туган-Барановским). В то же время выйдя уже за рамки «органического синтеза» трудовой теории ценности и теории предельной полезности, Леонтьев сформулировал представление о том, что законы цен являются самоочевидными тавтологиями: так получается когда кругооборот есть не отдельный сектор экономики, а окружность с максимальным радиусом. В своих графических схемах, представляющих собой связные графы, он обобщил обменные процессы, имеющие место в схемах Туган-Барановского (Леонтьев, 2008, с. 950-951).

8. Интерпретация наследия Е.Е. Слуцкого 1920-х гг. в контексте теории хозяйственного кругооборота и в увязке с предшествующим периодом 1902-1915 гг. В своей интерпретации перехода от Петти к позднейшим теориям Слуцкий делает уклон в сторону физиократов, которые исчисляли издержки содержания рабочего человека в «буханке хлеба», а не в количестве дневного труда. К этой точке зрения присоединяется общая система «основных интересов» (диссертация 1910 г., ч. II; здесь наш рис. 1), а также рассуждения Слуцкого о «внутренней очевидности» субъекта (1915). В этом же русле находится критика теории ценности О. фон Бем-Баверка: Слуцкий выступает против «гедонизма», за объективистскую точку зрения, критикует концепцию окольных методов производства австрийской школы, наконец, предлагает перевернуть схему этой школы и рассматривать в качестве благ 1-го порядка «первичные блага» (средства производства), потребительские же описывать как блага, удовлетворяющие не основным, а производным интересам. В рамках нашей базовой схемы (1) это означает, что будет описывать «первичное благо».

В § 6 статьи по праксеологии (1926) Слуцкий подразделяет системы деятельности на основную и дополнительную; здесь мы встречаемся с общей структурой, аналогичной модели Харазова, в которой проведено фундаментальное деление системы кругооборота на «основное производство» и «дополнительное производство». Предпосылки, вводимые Слуцким для описания различных соотношений между этими двумя подсистемами (особенно 1-2), релевантны и в теории Харазова, и в теории Сраффы, имеющей дело с «базисными» и «небазисными» товарами. Родство идей Слуцкого и теории хозяйственного кругооборота обеспечивается за счет соблюдения общего принципа стационарности, т.е. анализа систем, не меняющих свои характеристики со временем. В статистических работах Слуцкого 1920-х гг. этот анализ дополняется уже не аналогиями из механики, а контурами естественнонаучной геометрии (по примеру Д. Гильберта). Но теория кругооборота и у классиков Кенэ и Рикардо, и у их последователей Харазова и Сраффы строилась, в противоположность механическим аналогиям Маршалла («теории колебаний промышленности»), именно как «геометрическая теория ценности». Учение о пространстве, философия Канта и теория кругооборота, связанные воедино, оказываются адекватными идеям Слуцкого, если рассматривать их в контексте эволюции и логики развития, в динамике жизненного и творческого пути мыслителя.

Ретроспективное исследование теории кругооборота указывает на два существенных момента в тенденции ее развития: это перспективное движение в сторону «Зигзага» Кенэ в качестве общей аналитической структуры, и эвристический потенциал метафизического принципа «очевидности». Оба момента мы находим реализованными в выводах Слуцкого 1922-1925 гг. (прежде всего в статье «К вопросу о законе больших чисел»), который статистическим путем получил образец связного ряда, обнаруживающего свой собственный предел, в смысле реальности не по количеству (он бесконечно или же неограниченно протяжен), а по качеству. Исходное «нечто» в результате многократного повторения достигает предела, замыкающего выстраиваемое пространство, и таким образом образуется реальность, которая очевидна. В статистических работах 1920-х гг. в связи с общей задачей построения статистики как науки на объективной основе праксеологическая линия рассуждений у Слуцкого приобретает новый аспект: формализации содержания в смысле создания фундаментальной надындивидуальной структуры, первичной по отношению к своим частным проявлениям (термин «Grundgebilde», 1926, «метатеория» в интерпретации Л. Смолинского, 1984).

Обобщая сказанное выше с учетом завоеваний политико-экономической традиции, будем различать праксеологию Слуцкого в узком и в широком смысле. Праксеология в узком смысле означает учение о Я на всем пространстве его деятельности, что соответствует циклу работ 1901-1915; праксеология в широком смысле есть формальным образом истолкованный предмет экономической науки как учения о хозяйстве в целом. Целостный образ «базовой структуры» последнего вызревал у Слуцкого в период статистических исследований 1915-1929 гг., но остался в экономических исследованиях в качестве незавершенного проекта (начат в конце 1925 г.). Более полной была реализация праксеологической точки зрения в широком смысле на материале науки статистики. Поэтому ее основной результат должен по смыслу идти первым. Он и реализован в нашей базовой схеме (1).

Обращаясь к праксеологии в узком смысле и сталкиваясь с проблемой введения категории Я в систему кругооборота, замечаем, что она означает необходимость выразить функцию полезности субъекта в категориях цели и средства. Создание Слуцким уже не статической, как у Дмитриева (1898-1904), а динамической теории спроса предполагает субъекта, который осуществлял бы свободный выбор и получал излишек полезности Я, аналогичный излишку продукта в теории производства. Поэтому Я вводится в систему кругооборота через выражение:

. (9)

9. Сраффа и российская аналитическая традиция хозяйственного кругооборота. Процесс критического освоения Сраффой в середине 1920-х гг. метода «частичного равновесия» Маршалла и всей его теории в целом соответствует движению «Дмитриев – Шапошников» в отечественной традиции, с поучительным тупиком Шапошникова в теории ценности при буквальном применении «органического синтеза» к задаче определения рыночной цены. Возвратное движение Сраффы к Марксу в нашей традиции дореволюционного периода было естественным; аналог продуктивного возвратного движения к Петти и Кенэ у Сраффы находится в теориях Туган-Барановского, Слуцкого и Харазова (у последнего с большим успехом). Освоение Сраффой наследия Рикардо в 1930-е гг. корреспондирует с 1-м очерком Дмитриева о Рикардо, где сформулирована ранняя версия «зерновой модели», и рассуждениями Харазова об «эффекте Рикардо»; сюда же можно отнести сходные критические упреки Сраффы и российской традиции в адрес австрийской теории капитала и особенно в адрес фигуры Бем-Баверка. Критическая оценка Сраффой в 1940-е гг. построений Туган-Барановского и особенно Борткевича, а также формулировка им стандартной системы (1944), находит отражение в конструкциях Дмитриева, Слуцкого и Харазова. Харазов обошел «проблему трансформации» и разрешил проблему несовпадения стоимостей и цен производства в «Капитале» посредством придуманной им новой «производственной диалектики» (ср. аналогичную точку зрения Мирабо-старшего о «Зигзаге» Кенэ). Вместе с тем, если даже предположить, что Харазов не придумал ничего нового по сравнению со Сраффой – а конкретных уравнений у него все-таки нет, что является большим минусом праксеологические идеи Слуцкого не находят отражения в системе Сраффы. Тем самым в нашу схему (1) добавляются микроэкономические основания в виде отдельного субъекта, Я (согласно формуле 9). С другой стороны, следование идеям классиков привело Сраффу к отказу от теории денег (Д) и представления последних в схеме кругооборота. Между тем продуктивное возвращение к Марксу в рамках отечественной традиции, возможное благодаря обобщению идей Харазова и Слуцкого, а также «очевидности» Кенэ, позволяет встроить элемент Д в новую схему кругооборота.

10. Характеристика «Кильской группы» экономистов в теории хозяйственного кругооборота в связи с исследованиями В. Леонтьева в конце 1920-х гг. Экономисты «Кильской группы» (нем. Kieler Schule; англ. Kiel school, Kiel group), с которыми Леонтьев сотрудничал во второй половине 1920-х гг., в период разработки общей теории конъюнктуры, сформулировали общее представление о понятии «кругооборот» как таковом (der Kreislauf). Они мыслили его как аналитико-методологическую схему репрезентации хозяйства и его составных частей, что в период до появления «Общей теории» Кейнса (1936) было равнозначно макроэкономическому моделированию. Основатель группы А. Леве (1893-1995) провел фундаментальное разграничение «кругооборота» (в смысле исследования структуры) и «экономического цикла» как двух принципиально разных динамических проблем (1926). Х. Найссер (1895-1975), один из наиболее, по словам Шумпетера, «блестящих экономических умов своего поколения», поставил вопрос о соотношении понятий «равновесия» и «кругооборота» (1927) и применил последнее к бурно развивавшейся тогда теории денег; провел продуктивный анализ «кругооборота денег» (Kreislauf des Geldes, 1931), отказавшись, в частности, от распространенного термина «денежное обращение» (Geldumlauf). Ф. Бурхардт (1902-1958) впервые произвел систематическое сопоставление теорий производства Маркса и Бем-Баверка, показав необходимость каждой из них для построения общей аналитической схемы кругооборота (1931-1932). В работе примыкающего к этому исследованию Р. Нурксе (1907-1959) был сформулирован четкий итоговый вывод: австрийская теория капитала (Бем-Баверк в «Позитивной теории капитала», Хайек в «Производстве и ценах»), исповедующая линейную схему производства, годится только для представления оборотного капитала; основной капитал, который способен воспроизводить себя сам, требует уже не линейной, а круговой схемы (1935). Наконец, А. Келер (1900-1981) предложил в рамках проблемы кругооборота теорию замещения человека машиной (синоним технического прогресса) и построил одну из первых моделей «затраты – выпуск» (1933).

Исследование наследия теоретиков «Кильской группы» позволило, с одной стороны, увидеть расширительное и продуктивное толкование термина «кругооборот» как целой парадигмы исследования производственной структуры системы (в дальнейшем А. Леве, Г. Хагеманном и др. на этой основе будут развиты т.н. траверс-анализ и теория структурного роста); но с другой – осознать необходимость анализа всей традиции исследования кругооборота в экономике, начиная с Кенэ.

11. Конструирование новой схемы кругооборота. Всеобщая формула метаморфоза капитала ДД', содержащаяся в «Капитале» Маркса, допускает развитие в рамках базовой схемы (1) для конкретной области (по примеру праксеологической программы Слуцкого).

Будем трактовать схему (1) как процедуру многократного повторения, которая применена к первой строке. Сформулируем задачу следующим образом. Пусть строка означает воспроизводственный, замкнутый в себе контур, который расширяется или «растет». Тогда имеем:, где. Положим Д,, и отвлечемся от содержательной интерпретации остальных строк схемы (1). Что произойдет с капиталистической системой, которая описывается формулой ДД', которую представим как ДД', через п циклических повторений?

В диссертации показано, что в отличие от Марксовой трактовки ДД' как кругооборота в духе взаимно-разнонаправленной смены двух денежной и товарной форм капитала, выраженных в купле (Д – Т) и продаже (Т – Д), трактовка этой формулы в терминах идей Харазова и Слуцкого (а также Кондратьева в Суздальский период) позволяет перейти от нашей схемы (1) к конкретной схеме кругооборота экономики.

Применение к всеобщей формуле капитала процедуры повторения по схеме (1), где ряд средств задан как ряд приращений товарных «излишков», предлагает следующий процесс исторической трансформации:

Д Т Д' Д Д'. (10)

В результате исторического движения капиталистической системы средний термин Т вытесняется из всеобщей формулы капитала. Происходит это, подобно схеме «Зигзага» Кенэ, путем поступенчатого «снятия»:. Действительно, этому сходящемуся ряду соответствует ряд последовательно возрастающих величин органического строения общественного капитала вплоть до момента, когда «рабочие могли бы жить воздухом» (К. Маркс, П. Сраффа). В отличие от трактовки Д Д' Марксом (III том «Капитала», гл. 24) новая трактовка видит в этом выражении не частный акт сбережения и не формулу одной из разновидностей капитала, а все ту же всеобщую формулу капитала, только требующую дополнения.

Это дополнение связано с двумя шагами. Первый шаг связан с переходом T на более низкий уровень, потому что трансформация (10) вытеснила не рабочего, а все товарное производство в целом. Здесь мы пользуемся идеей Т. Веблена о «дихотомии индустрии и бизнеса». Товарное производство остается основанным на труде, но оно уступает место господству т.н. «абсентеистской собственности». В этом денежном секторе и существует сегодня максимальная норма прибыли R. Поэтому выполняется:

Д' = Д. (11)

Соответственно, экономическая система вместо одного воспроизводственного контура Д – Т – Д' имеет теперь два и выглядит, согласно структуре схемы (1), так:

Т – Д – Т' (r) (12)

Д – Д'. (R)

Первая строка (12) Т – Д – Т' отличается от аналогичной Марксовой формулы (I том «Капитала», гл. III, § 2, а) тем, что характеризует не простой товарный обмен, а реальное производство, в котором осуществляется приращение, равное.

Второй шаг связан с тремя аргументами в пользу тезиса о незавершенности системы кругооборота типа (12). Во-первых, этот излишек в системе должен быть кем-то потреблен. Во-вторых, характер строки Т – Д – Т' указывает на то, что трудовая теория ценности претерпевает существенную модификацию, ибо Я оказывается не сильнее, а слабее T, и при этом T слабее Д. И, в-третьих, в сочетании с идеей получения субъектом Я излишка полезности Я это означает, что Я (население, живущее на заработную плату w) находится сегодня на месте не созидающего среднего термина, а на месте термина крайнего, т.е. описывается формулой (9).

В итоге Я в согласии с принципом базовой схемы (1) спускается вниз еще на один уровень, и система кругооборота принимает следующий окончательный вид:

Я – Т – Я' (w)

Т – Д – Т' (r) (13)

Д – Д'. (R)

Такое представление позволяет, кроме прочего, провести новую демаркационную линию между «кругооборотом» (Kreislauf) и «воспроизводством» (Reproduktion). «Воспроизводство» означает замкнутое круговое движение в пределах одноконтурной схемы, т.е. одной строки, и протекает в горизонтальном направлении. В то время как «кругооборот» означает движение по многоконтурной схеме, и его направление по вертикали.

III. ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

Монография:

1. Элементы теории хозяйственного кругооборота в трудах российских экономистов-математиков конца XIX – первой трети XX в. М.: ИЭ РАН, 2010. (16,9 п.л.)

Статьи в журналах, содержащихся в Перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованном ВАК РФ:

2. Ревизия неорикардианской теории ценности и распределения: новые свидетельства и новые горизонты // Вопросы экономики. 2007. № 5. (1,8 п.л.)

3. Творческое наследие Г.А. Харазова в контексте развития экономической теории воспроизводства // Вопросы экономики. 2008. № 2. (1,3 п.л.)

4. Творческая мысль Ф. Кенэ в 1736-1756 годах в связи с метафизикой «очевидности» и политико-экономической традицией // Вопросы экономики. 2008. № 12. (1,4 п.л.)

5. Документы РГАЛИ о творчестве Е.Е. Слуцкого // Отечественные архивы. 2009. № 2. (0,7 п.л.)

6. «Экономическая таблица» В. Леонтьева // Экономист. 2009. № 8. (0,5 п.л.)

7. Кругооборот общественного продукта в русскоязычной «традиции Туган-Барановского»: Н.И. Бернштейн и Л.В. Курской // Финансы и Бизнес. 2009. № 4. (1,8 п.л.)

8. Инноватика, капитал и рента в современной российской экономике: политико-экономический подход и поиск антикризисных мер управления // Экономические стратегии. 2009. № 5-6. (1 п.л.)

9. VII Международный симпозиум по эволюционной экономике // Финансы и Бизнес. 2007. № 4. (0,5 п.л.)

10. Серия «Антология экономической мысли» // Вопросы экономики. 2007. № 8. (0,3 п.л.)

11. Комментарии к авторскому переводу: Кенэ Ф. Предисловие к I тому «Записок королевской хирургической академии» [1743] // Вопросы экономики. 2008. № 12. (Пер. с франц., 1,2 п.л.)

12. Комментарии к авторскому переводу: Леонтьев В. Количественные соотношения затрат и выпуска в экономической системе США [1936] // Экономист. 2009. № 8. (Пер.с англ., 1,5 п.л.)

13. Серия «Антология экономической мысли» и новое издание «Капитала» Маркса // Вопросы экономики. 2010. № 11. (0,45 п.л.)

14. Статистический метод в анализе проблем «социальной экономии» в работах Н.Д. Кондратьева и Е.Е. Слуцкого // Вестник СПбГУ. 2011. Серия 5. (Экономика.) Вып. 3. (0,85 п.л.)

Составление и научное редактирование сборников с комментариями и примечаниями:

15. Дмитриев В.К. Экономические очерки. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. 580 с.

16. Кондратьев Н.Д. Суздальские письма. М.: Экономика, 2004. (Серия «Экономическое наследие».) 879 с.

17. Избранные труды Кондратьевского Конъюнктурного института. М.: Экономика, 2010. (Серия «Экономическое наследие».) 719 с.

Серия «Антология экономической мысли»

18. Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008. 1200 с.

19. Адам Смит. Исследование о природе и причинах богатства народов. М.: Эксмо, 2007. 960 с.

20. Давид Рикардо. Начала политической экономии и налогового обложения. Избранное. М.: Эксмо, 2007. 960 с.

21. Карл Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Т. I. М.: Эксмо, 2011. (Совместно с Л.Л. Васиной и О.И. Ананьиным.) 1200 с.

22. Карл Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Т. II. М.: Эксмо, 2011. 1200 с.

23. Карл Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Т. III. М.: Эксмо, 2011. (Совместно с Л.Л. Васиной.) 1200 с.

24. Альфред Маршалл. Основы экономической науки. М.: Эксмо, 2007. 832 с.

25. Джон Мейнард Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: Эксмо, 2007. 960 с.

26. Евгений Евгеньевич Слуцкий. Экономические и статистические произведения. Избранное. М.: Эксмо, 2010. 1152 с.

Вступительные статьи к сборникам:

27. «Экономические очерки» В.К. Дмитриева: опыт «органического синтеза» или прелюдия к посттрудовой теории ценности? // Дмитриев В.К. Экономические очерки. М.: ГУ-ВШЭ, 2001. (1,5 п.л.)

28. Не придуманная история (о значении Суздальских писем) // Кондратьев Н.Д. Суздальские письма. М.: Экономика, 2004. (1,5 п.л.)

29. Значение теоретического наследия Д. Рикардо: П. Сраффа, российская аналитическая традиция и их синтетическое восприятие // Давид Рикардо. Начала политической экономии и налогового обложения. Избранное. М.: Эксмо, 2007. (5,5 п.л.)

30. Поворот к физиократической метафизике (к 250-летию «Экономической таблицы» Ф. Кенэ) // Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008. (2,3 п.л.)

31. От редакции // Там же. (0,4 п.л.)

32. От редакции // Джон Мейнард Кейнс. Общая теория занятости, процента и денег. Избранное. М.: Эксмо, 2007. (0,5 п.л.)

33. Конъюнктурный институт в новых исторических координатах («экономическая мысль – хозяйственная система») // Избранные труды Кондратьевского Конъюнктурного института. М.: Экономика, 2010. (1,5 п.л.)

34. Конъюнктурный институт в лицах: биографический очерк // Там же. (2,5 п.л.)

35. Генетический принцип в исследовании наследия Е.Е. Слуцкого и его основные результаты // Евгений Евгеньевич Слуцкий. Экономические и статистические произведения. Избранное. М.: Эксмо, 2010. (7,2 п.л.)

36. От редакции. (Историография публикуемых трудов Е.Е. Слуцкого.) // Там же. (0,8 п.л.)

37. От редакции // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. II. М.: Эксмо, 2011. (0,3 п.л.)

38. Причинная схема метаморфоза капитала. (Предисловие к переводу статьи Л. фон Борткевича о процедуре «трансформации».) // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. III. М.: Эксмо, 2011. (1,2 п.л.)

39. От редакции // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. II. М.: Эксмо, 2011. (0,3 п.л.)

Главы в научных монографиях:

40. Развитие российской экономико-математической школы в первой трети XX века // Российские экономические школы / Под ред. Ю.В. Яковца. М.: МФК, 2003. Гл. 14. (3,5 п.л.)

41. Взгляд на историю экономической мысли через соотнесение с проблемой будущего // Новая парадигма прогнозирования / Под ред. В.М. Бондаренко, Г.Г. Фетисова. М.: Экономика, 2008. Гл. 2, § 2.1-2.4. (2 п.л.)

Статьи в научных сборниках:

42. On Kondratieff’s «Suzdal Letters» and Transformation of K-Cycles Approach // NATO Security through Science Series: Human and Societal Dynamics. Vol. 5. Kondratieff Waves, Warfare and World Security / Ed. by T.C. Devezas. Amsterdam, 2006. (В соавт. с Yu.V. Yakovets, общ. объем 0,7 п.л., авторских – 0,4 п.л.)

43. Ментор Бунятян и его наследие в связи со становлением российской школы экономического анализа в первых двух десятилетиях XX века // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. II. М.: Эксмо, 2011. (0,75 п.л.)

44. Интеллектуальное одиночество Тадэоса Авдалбегяна и воспроизводственная традиция // Там же. (0,65 п.л.)

45. Творческая биография Е.Е. Слуцкого в свете архивных фондов // Сб. избранных статей молодых ученых ИЭ РАН / Под ред. И.А. Болдырева, М.Ю. Головнина, П.Н. Клюкина. М.: Экономика, 2010. («Библиотека Новой экономической ассоциации».) (1 п.л.)

46. Берлинский период творчества В. Леонтьева и его значение для истории экономической мысли // Леонтьев В. Документы. Воспоминания. Статьи. М.: Гуманистика, 2006. (1,8 п.л.)

47. Логика развития воспроизводственного подхода к экономике после К. Маркса и маржиналистской революции // Эволюционная теория, теория самовоспроизводства и экономическое развитие. Материалы VII межд. симпозиума по эволюционной экономике / Под ред. В.И. Маевского, С.Г. Кирдиной. М.: ИЭ РАН, 2008. (0,5 п.л.)

48. Праксеология Е.Е. Слуцкого в свете развития экономической теории кругооборота // Эволюционная экономика и финансы: инновации, конкуренция, экономический рост. Материалы VIII межд. симпозиума по эволюционной экономике / Под ред. В.И. Маевского и С.Г. Кирдиной. М.: ИЭ РАН, 2010. (1,5 п.л.)

49. Был ли В. Леонтьев представителем российской традиции? / Макромодели Василия Леонтьева и перспективы развития российской и мировой экономики. Материалы XX междисциплинарной дискуссии. М.: РАГС, 2006. (0,85 п.л.)

50. О проблеме человека в русле воспроизводственной традиции Кенэ – Маркса Сраффы // Есть ли у России несырьевое будущее? XV Кондратьевские чтения. Докл. и выступления участников VI Международной Кондратьевской конференции. М.: ИЭ РАН, 2008. (0,85 п.л.)

51. Е.Е. Слуцкий и российская экономическая мысль первой трети XX века: штрихи к портрету экономиста-теоретика // Iсторiя народного господарства та економiчно думки Украни. Сб. наукових прац. Вип. 42. Кив, 2009. (0,6 п.л.)

52. Задачи теории воспроизводства на современном этапе развития экономической мысли // Обновление процессов воспроизводства в экономике России. Сб. научных статей. М.: РАГС, 2008. (0,5 п.л.)

53. «Суздальские письма»: еще раз об эволюции теоретических взглядов Н.Д. Кондратьева // Закономерности и перспективы трансформации общества. Материалы межд. симп. Т. 1. М.: МФК, 2004. (0,6 п.л., также на англ. яз.)

54. Н.Д. Кондратьев и В. Леонтьев в 1920 1930-е годы: сходство или традиция в изучении проблем хозяйства как единого целого // Инновационное обновление социального сектора России: перспективы и последствия. Материалы XIV Кондратьевских чтений. М.: МФК, 2006. (0,3 п.л.)

55. Инноватика и капитал в теории ренты Д. Рикардо // Инновационное развитие экономики России. Национальные задачи и мировые тенденции / Сб. ст. под ред. В.П. Колесова и Л.А. Тутова. В 2-х тт. М.: Макс-Пресс, 2008. Т. 1. (0,5 п.л.)

56. И.Г. Блюмин как историк экономической мысли: несколько слов в связи с публикацией фрагментов из «Субъективной школы в политической экономии» 1928 г. // Ойген фон Бем-Баверк. Избранные труды о ценности, проценте и капитале / Под ред. В.С. Автономова. М.: Эксмо, 2009. (0,25 п.л.)

57. О потенциале воспроизводственного подхода к анализу процессов в экономике современной России // Экономическая теория в XXI веке. № 5 (12). Национальная экономика и социум / Под ред. Ю.М. Осипова, В.С. Сизова, Е.С. Зотовой. М.: Магистр, 2007. (0,5 п.л.)

58. Суздальская модель Н.Д. Кондратьева в контексте теорий экономического роста // Есть ли у России несырьевое будущее? Тезисы VI Международной Кондратьевской конференции. М.: МФК, 2007. (В соавт. с П.А. Кривенко, общ. объем 0,5 п.л., авторских – 0,3 п.л.)

59. Два отношения российской экономической науки к маржинализму и возможность их «органического синтеза» // Взаимодействие традиций отечественной и западноевропейской философии. Материалы межд. конференции / Под ред. А.И. Алешина. М.: РГГУ, 2005. (0,5 п.л.)

60. Особенности использования статистического метода Н.Д. Кондратьевым и Е.Е. Слуцким: сравнительный анализ // Контуры экономики будущего. VII Международная Кондратьевская конференция. М.: МФК, 2011. (0,75 п.л.)

Главы и разделы в учебных пособиях:

61. Россия в системе международного разделения труда: взгляд с позиций экономической теории. М.: РАГС, 2008. (В соавт. с О.И. Маликовой, общ. объем 3,4 п.л., авторских – 3,0 п.л.)

62. Макромодель В. Леонтьева для долгосрочного прогнозирования развития мировой экономики // Кузык Б.Н., Кушлин В.И., Яковец Ю.В. Прогнозирование и стратегическое планирование социально-экономического развития. Учебник. М.: Экономика, 2006. Гл. 6. (0,4 п.л.)

63. Балансовые методы и макромоделирование в прогнозировании, стратегическом и индикативном планировании // Прогнозирование, стратегическое и индикативное планирование / Под ред. Ю.В. Яковца. М.: Экономика, 2007. Гл. 6, § 6.1-6.5. (1 п.л.)

64. Макроэкономика. Государственное регулирование в условиях глобализации / Учебно-методический комплекс для подготовки магистров. М.: РАГС, 2007. Гл. 1. Макроэкономика и показатели функционирования национальной экономики; гл. 2. Основные макроэкономические модели; гл. 3. Теоретические основы макроэкономического регулирования; гл. 7. Денежно-кредитная политика и ее модели в условиях открытой экономики; гл. 8. Бюджетно-налоговая политика: управление доходами и расходами государства; гл. 9. Внешнеэкономическое регулирование в условиях укрепления курса национальной валюты. (В соавт. с В.И. Кушлиным и Г.Ю. Ивлевой, общ. объем 20 п.л., авторских 12 п.л.)

65. Рыночный механизм и особенности его функционирования // Микроэкономика: инновационные аспекты. Учебно-методический комплекс для подготовки магистров / Под общ. ред. А.Н. Фоломьева. М.: РАГС, 2007. Гл. 2. (1,1 п.л.)

66. Экономические решения в институциональной среде // Там же. (1 п.л.)

Статьи в энциклопедических изданиях:

67. Баумол У.Дж. // Большая российская энциклопедия. Т. 3. 2005. (0,1 п.л.)

68. Борткевич В.И., Вейнтрауб С. // Там же. Т. 4. 2006. (0,15 п.л.)

69. Госсен Г.Г., Госсена законы // Там же. Т. 7. 2007. (0,2 п.л.)

70. Дмитриев В.К., Домар Е.Д., Дюпюи Ж. // Там же. Т. 9. 2007. (0,2 п.л.)

71. Жюгляр К., Зибер Н.И. // Там же. Т. 10. 2008. (0,1 п.л.)

72. Калдор Н., Канторович Л.В. // Там же. Т. 12. 2008. (0,15 п.л.)

73. Кассель К.Г. // Там же. Т. 13. 2009. (0,05 п.л.)

74. Кондратьев Н.Д. // Там же. Т. 15. 2010. (0,1 п.л.)

75. Купманс Т., Курно О. // Там же. Т. 16. 2010. (0,1 п.л.)

76. Леонтьев В., Лозаннская школа // Там же. Т. 17. 2010. (0,4 п.л.)

77. Антонович А.Я., Жуковский Ю.Г. // Экономическая история России с древнейших времен до 1917 г. Энциклопедия. Т. 1. М.: РОССПЭН, 2008. (В соавт. с Я.В. Соловьевым, общ. объем 0,15 п.л., авторских 0,1 п.л.)

78. Арнольд В.Ф., Булгаков С.Н. // Там же. (0,1 п.л.)

79. Кризисов теория // Там же. (0,9 п.л.)

80. Марксизм // Там же. (0,75 п.л.)

81. Петербургский политехнический институт // Экономическая история России с древнейших времен до 1917 г. Энциклопедия. Т. 2. М.: РОССПЭН, 2009. (0,3 п.л.)

82. Политическая экономия // Там же. (0,6 п.л.)

83. Слуцкий Е.Е., Харазов Г.А. // Там же. (0,25 п.л.)

84. Экономическая география // Там же. (0,4 п.л.)

85. Вальтух К.К., Даниельсон Н.Ф., Ден В.Э., Дмитриев В.К., Железнов В.Я., Журавский Д.П., Залесский В.Ф., Каблуков Н.А., Кантильон Р., Канторович Л.В., Кауфман А.А., Конюс А.А. // Новая российская энциклопедия. М.: Энциклопедия, 2008-2011. Т. III (2), V (1-2), VI (1), VII (1-2), VIII (2). (0,25 п.л.)

Прочие статьи:

86. Формирование предмета политической экономии в современных условиях: проблема идеального // Вестник Международного института Александра Богданова. М., 2004. № 20. (0,6 п.л.)

87. Модификация субъекта трансцендентальной философии: деньги как новая реальность // Философия хозяйства. 2005. № 1 (37). (0,5 п.л.)

88. Суздальские письма Н.Д. Кондратьева // Вестник архивиста. 2005. № 3 (87). (0,6 п.л.)

89. К критике экономического разума: Кант и деньги // Вестник Международного института Александра Богданова. 2005. № 2 (22). (0,6 п.л.)

90. Новое издание «Капитала» К. Маркса в России // Марксизм и современность. (Международный теоретический и общественно-политический журнал.) 2011. № 1-2. (№ 47-48.) (В соавт. с Л.Л. Васиной, общ. объем 0,75 п.л., авторских 0,6 п.л.)

Важнейшие переводы с английского, немецкого, французского по теме диссертации

с примечаниями и комментариями:

91. Леонтьев В. Хозяйство как кругооборот [1928] // Леонтьев В. Документы. Воспоминания. Статьи. М.: Гуманистика, 2006. (Пер. с нем., 3 п.л.) [Переизд.: Леонтьев В. Избранные произведения. В 3-х тт. / Под ред. А.Г. Гранберга. М.: Экономика, 2006. Т. 3; Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008.]

92. Самуэльсон П. Хозяйство как кругооборот: предисловие [1991] // Леонтьев В. Документы. Воспоминания. Статьи. М.: Гуманистика, 2006. (Пер. с англ., 0,25 п.л.)

93. Борткевич Л. фон. К исправлению основополагающей теоретической конструкции Маркса в третьем томе «Капитала» // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. III. М.: Эксмо, 2011. (Пер. с нем., 1 п.л.)

94. Сраффа П. Общее введение к «Трудам и эпистолярному наследию Давида Рикардо» и предисловие к «Началам политической экономии и налогового обложения» [1951] // Рикардо Д. Начала политической экономии и налогового обложения. Избранное. М.: Эксмо, 2007. (Пер. с англ., 3 п.л.)

95. Кенэ Ф. Очевидность [1756] // Физиократы. Избранные экономические произведения. М., 2008. (Пер. с франц., 2,8 п.л.)

96. Письма Кенэ к Мирабо, касающиеся «Экономической таблицы» [1759] // Там же. (Пер. с франц., 0,25 п.л.)

97. Кенэ Ф. Первая экономическая проблема [1766] // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. II. М.: Эксмо, 2011. (Пер. с франц., 1,5 п.л.)

98. Кенэ Ф. Вторая экономическая проблема [1767] // Там же. (Пер. с франц., 1,5 п.л.)

99. Кенэ Ф. Свобода [1747] // Там же. (Пер. с франц., 0,75 п.л.)

100. Кенэ Ф. О бессмертии души [1747] // Там же. (Пер. с франц., 0,3 п.л.)

101. Дюпон де Немур П.-С. О происхождении и развитии новой науки [1768] // Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008. (Пер. с франц., 2,1 п.л.)

102. Слуцкий Е.Е. К критике понятия ценности Бем-Баверка и его учения об измеримости ценности [1927] // Слуцкий Е.Е. Экономические и статистические произведения. Избранное. М.: Эксмо, 2010. (Пер. с нем., 1 п.л.)

103. Слуцкий Е.Е. К формально-праксеологическому основанию экономической науки [1926] // Там же. (Пер. с нем., 1 п.л.)

104. Слуцкий Е.Е. О случайном циклическом расположении попарно равных между собой элементов [1926] // Там же. (Пер. с нем., 1 п.л.).

105. Переводы энциклопедических статей о Слуцком А.А. Конюса, Дж. Гандольфо, Е. Сенеты [1978-1997] // Там же. (Пер. с англ., 0,5 п.л.).

106. Бунятян М.А. Теория экономических циклов, основанная на склонности к чрезмерной капитализации [1928] // Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т. II. М.: Эксмо, 2011. (Пер. с англ., 1,5 п.л.)

107. Райнов Т.И. Волнообразные колебания творческой продуктивности в развитии западноевропейской физики XVIII и XIX веков [1929] // Избранные труды Кондратьевского Конъюнктурного института. М.: Экономика, 2010. (Пер. с англ., 1 п.л.)

108. Кузнец С. «Деловые циклы» Й. Шумпетера [1940] // Новая парадигма прогнозирования / Под ред. В.М. Бондаренко, Г.Г. Фетисова. М.: Экономика, 2008. (Избранные фрагменты, пер. с англ., 0,35 п.л.)

109. Онкен А. История политической экономии до Адама Смита [1902]. Кн. II. Гл. I. Система физиократов // Физиократы. Избранные экономические произведения. М.: Эксмо, 2008. (Пер. с франц. и нем., 0,2 п.л.)

110. Бауэр С. «Экономическая таблица» Кенэ [1895] // Там же. (Пер. с англ., 1,5 п.л.)

111. Нейл Т.П. Кенэ и физиократия [1948] // Там же. (Пер. с англ., 1,6 п.л.)

112. Филлипс А. «Экономическая таблица» как простая модель Леонтьева [1955] // Там же. (Пер. с англ., 0,45 п.л.)

113. Майтал Ш. «Экономическая таблица» как простая модель Леонтьева: поправка [1972] // Там же. (Пер. с англ., 0,25 п.л.)

114. Барна Т. «Таблица» Кенэ в современном представлении [1975] // Там же. (Пер. с англ., 1,1 п.л.)

115. Билджинсой С. «Экономическая таблица» Кенэ: аналитика и выводы для экономической политики [1994] // Там же. (Пер. с англ., 1 п.л.)


1 Patinkin D. Frank Knight as Teacher // American Economic Review. 1973. Vol. 63. No. 5. Dec. P. 791.

2 Мэнкью Г. Макроэкономика / Пер. с англ. М.: МГУ, 1994. С. 59-60, 95, 137.

3 Матвеева Т.Ю. Введение в макроэкономику / Учебное пособие. 5 изд., испр. М.: ГУ ВШЭ, 2007. С. 21, 22, 24, 27.

4 Samuelson P.A. Understanding the Marxian Notion of Exploitation: A Summary of the So-called Transformation Problem Between Marxian Values and Competitive Prices // Journal of Economic Literature. 1971. Vol. 9. No. 2. June. P. 400, 416.

5 Политическая экономия / Под ред. А.М. Румянцева. Т. 1. М., 1972. С. 443-444; Всемирная история экономической мысли в 6 тт. / Под ред. В.Н. Черковца. Т. 3. М., 1989. С. 183, 189, 192-193.

6 Впервые были упомянуты у Р.Д. Теохариса (1983), проанализированы проф. Г. Юбе из Гамбурга (1988-1990), привнесены на российскую почву проф. М.Г. Покидченко (1994, 2010).

7 Где любой объект, «нечто», например, товар; в левом столбце расположены исходные состояния «нечто», подлежащие развитию («затраты»), в правом – целевые их состояния («выпуски»); в центре – средства, с помощью которых посредством логического оператора «» осуществляется перевод «нечто» из исходного состояния в целевое.

8 Важно отметить тот факт, что Маркс не зная о существовании этих статей Кенэ, не мог, поэтому, полностью использовать потенциал физиократической теории. Здесь этот пробел заполняется.

9 Где цена товара i; цена продукта, потребляемого рабочим (хлеба); a – дневное количество хлеба; совокупная прибыль в производстве i.

10 Где время оборота авансированного в производство капитала; датированные количества труда; r – норма прибыли.

11 Где W – стоимость годового продукта, – суммарная доля постоянного капитала, поступающая в стоимость продукта.

12 Где P – цена производства; норма прибавочной стоимости; доля постоянного капитала в совокупном капитале в соответствующей производственной сфере; то же самое отношение просуммированного капитала для всех без исключения производственных сфер. Соотношение между средней нормой прибыли и r таково:.

13 Где X – произведенный продукт; X' – капитал, как средство для производства X; X'' – капитал второго порядка, как средство для производства X' (через год) и X (через 2 года), и т.д.

14 Технические соотношения между отраслями: требуется 1) 1 пуд железа для производства 10 пудов каменного угля, 2) 1 пуд каменного угля для производства 5 пудов каменного угля, 3) 2 пуда каменного угля для производства 1 пуда железа, 4) 1 пуд железа для производства 4 пудов железа.



Pages:     | 1 | 2 ||
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.