авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |

Военный коммунизм и нэп как этапы трансформационного перехода

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи

КУЗНЕЦ ВАЛЕНТИНА МИХАЙЛОВНА

«Военный коммунизм» и НЭП

как этапы трансформационного перехода

Специальность 08.00.01 – Экономическая теория

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук

Москва – 2011

Работа выполнена в Центре исследования реальной экономики Учреждения Российской академии наук «Институт экономики РАН».

Научный руководитель:

доктор экономических наук, профессор

Новицкий Николай Александрович

Официальные

оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Миженская Эльвина Федоровна

доктор экономических наук

Никулин Николай Николаевич

Ведущая организация:

кафедра экономической теории

факультета государственного управления МГУ им. М.В.Ломоносова

Защита диссертации состоится 27 апреля 2011 г. в 14.30 на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д. 521.005.01 при Институте международного права и экономики им. А.С. Грибоедова по адресу: 111024, г. Москва, шоссе Энтузиастов, д. 21, ауд. 508.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института международного права и экономики им. А.С. Грибоедова

Автореферат разослан «25» марта 2011 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

Д. 521.005.01,

к.э.н., доцент Е.П. Пилипенко

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования определяется тем, что Россия вступила в новый этап социально-экономической трансформации, выбора системы перспективного социально-экономического развития страны. От того, какая система будет выбрана, какие направления социально-экономического развития будут стимулироваться экономической политикой, какие общественные силы будут воздействовать на происходящую общественную трансформацию, на какой социальной базе будет происходить развитие, зависит не только сохранение страны и ее адекватное включение в мировое сообщество, но и ее превращение в современное социально-ориентированное государство. Достижение этих целей возможно только на основе анализа отечественного исторического опыта, учета многообразных факторов, формировавших и продолжающих формировать социально-экономическую систему страны.

Особенность современного этапа и важность учета исторического опыта заключается также в том, что еще не сформированы определяющие основы той новой исторической системы, в которую могут трансформироваться социально-экономические процессы, наблюдаемые в современной России. Формирование таких определяющих основ должно базироваться как на анализе многогранного и специфического опыта, накопленного страной, ее включенности в общемировые тенденции развития, так и на выявлении взаимовлияния российского и мирового направлений трансформационного перехода.

С точки зрения выявления определяющих основ трансформационных процессов в России периоды «военного коммунизма» и НЭПа являются чрезвычайно показательными, поскольку на их примере можно анализировать социально-экономические результаты различных подходов к трансформационным процессам, учитывать противоречивость каждого предшествующего этапа и его влияние на последующие, обосновывать выбор перспективных социально-экономических вариантов развития страны.

Степень разработанности проблемы. К настоящему времени разработаны и накоплены литературные, исторические, социологические и статистические материалы, позволяющие провести обоснованный анализ рассматриваемой проблемы, опираясь на следующие группы источников. Во-первых, на официальную литературу советского периода, в значительной степени искажающую реальную действительность, но отражающую при этом содержание того, что предполагалось создать 1. Во-вторых, опубликованную к настоящему времени долгие годы закрытую или не публиковавшуюся литературу советских авторов, раскрывающих особенности социально-экономического развития России в первой трети ХХ века2. В-третьих, отечественную литературу последних лет, анализирующую и описывающую события того времени3. В-четвертых, на литературу российского зарубежья, оценивающую особенности советского периода и его историю4.

Цель исследования – выявить противоречивость и единство военного коммунизма и нэпа как начальных этапов формирования советской социально-экономической системы и их влияние на последующее социально-экономическое развитие страны.

Для достижения этой цели ставились следующие задачи:

– рассмотреть социально-экономическое развитие России в историческом аспекте в русле общемировых тенденций общественной трансформации;

– выявить особенности и предпосылки изменений социально-экономических отношений в хозяйственной системе и экономической политике России в период предшествующий анализируемым этапам (конец ХIХ-начало ХХ в.в.) и повлиявших на их зарождение и развитие;

– провести анализ подходов предреволюционной обществоведческой мысли по основным концептуальным проблемам развития России;

– раскрыть экономические, политические и идеологические предпосылки политики «военного коммунизма»;

– проанализировать основные противоречия НЭПа, их отражение в экономических дискуссиях 20-х годов и связь с принимаемыми социально-экономическими решениями;

– рассмотреть сворачивание НЭПа как результат влияния экзогенных и эндогенных факторов социально-экономического развития.

Объект исследования состояние экономики в предреволюционный период, в периоды «военного коммунизма» и нэпа, совокупность факторов, определяющих выбор экономической политики на каждом из этапов.

Предмет исследования «военный коммунизм» и НЭП как этапы формирования и становления советской социально-экономической системы.

Методологической основой исследования является концепция развития общеисторических и исторически преходящих систем, суть которой заключается в том, что на каждом историческом отрезке в ходе развития общеисторических систем действуют преходящие исторические системы, каковыми являлись «военный коммунизм» и НЭП как этапы советской общественной системы, предопределяемые, с одной стороны, особенностями соответствующих конкретных исторических условий, а, с другой стороны, включенные в общеисторические процессы, характеризующие более глубинные соотношения единства общественных и естественных начал развития человеческого общества.

Научная новизна диссертационного исследования заключается в том, что в нем:

1. Доказывается, что национальная экономика на определенных этапах выступает в качестве социально-экономической основы исторически преходящих систем, на которую воздействуют как экзогенные, так и эндогенные факторы, сформированные под влиянием экономических и социальных особенностей конкретных периодов, отражающие влияние экономик других стран (других исторически преходящих систем), а также глобальные текущие и долговременные тенденции мирового развития (развитие общеисторических систем).

2. Обосновывается позиция, согласно которой, экономическая политика России конца ХIХ – начала ХХ вв. базировалась на целостном видении экономических и финансовых проблем страны на длительную перспективу и включала ряд направлений (аграрная, региональная, промышленная, финансово-денежная, кооперативная политики, развитие железнодорожного транспорта, нацеленность на использование потенциала саморазвития населения и территорий), подчиненных генеральной цели – созданию условий проведения капиталистической аграрно-индустриальной модернизации страны.

3. Утверждается, что политика «военного коммунизма» и НЭПа, хотя и была подготовлена предшествующим социально-экономическим развитием страны, однако не была однозначно предопределена. Реализация обоих этапов стала возможной благодаря совокупности экономических, политических и идеологических предпосылок, находящихся в сложном, диалектическом взаимодействии друг с другом. «Военный коммунизм» содержал элементы политики правительства царской России в ее попытке сформировать мобилизационную экономику на основе комбинации рыночных и директивных методов, в которой преобладали не финансово-экономические инструменты, а централизация, национализация, продразверстка и другие чрезвычайные меры. НЭП, базируясь на сложившихся хозяйственных сложностях и механизмах их преодоления, широко использовал рыночные инструменты, но тем самым не соответствовал идеологическим революционным представлениям.

4. Делается вывод о том, что важнейшие причины сворачивания НЭПа заключались, во-первых, в его противоречивости, определяемой идеологическими факторами, придающими ему промежуточный характер. Во-вторых, в том, что он не стал целостной экономической системой, поскольку устойчивый тип общественного воспроизводства в нем не сложился. В-третьих, у власти отсутствовал опыт управления, как на макро, так и на микро уровне формировавшейся социально-экономической системы. В-четвертых, периодические кризисы НЭПа и его закат явились отражением воздействия не только внутренних, но и внешних факторов как экономического, так и идеологического плана, в частности, начавшегося в этот период острого экономического кризиса в индустриальных странах.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в том, что содержащиеся в нем обобщения и выводы могут быть использованы: при разработке проблем модернизации современной экономики страны в связи с опытом использования как зарубежных, так и собственных социальных и технико-технологических инноваций в период подготовки к индустриализации в 1920-е годы; при анализе современной многоукладности российской экономики, исторически характерной для России и особенно актуальной в современных условиях в связи с необходимостью более рационального освоения ее ресурсного и пространственного потенциала; при введении эффективных в современных условиях для различных территорий институциональных хозяйственных форм, в частности, кооперации и концессий, широко используемых в период НЭПа; при подготовке учебных курсов по специальностям «Экономическая теория», «История экономики России», «История экономической мысли» с особым вниманием к проблемам становления и развития общеисторических и исторически преходящих систем.

Объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя 6 параграфов, заключения. Объем диссертации - 123 страницы машинописного текста. Список литературы включает в себя 153 наименования.

СТРУКТУРА РАБОТЫ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. Основные тенденции развития России в конце ХIХ начале ХХ века

    1. Общемировые тенденции и социально-экономическое развитие России
    2. Экономика и экономическая политика России в конце ХIХ-начале ХХ века

ГЛАВА 2. «Военный коммунизм» как исходный этап формирования командно-административной системы

    1. Предреволюционная обществоведческая мысль об основных концептуальных подходах к развитию России

2.2. Экономические, политические и идеологические предпосылки политики «военного коммунизма»

ГЛАВА 3. Промежуточный характер НЭПа и становление советской хозяйственной системы

3.1. Основные противоречия НЭПа и их отражение в экономических дискуссиях

3.2. Сворачивание НЭПа как результат влияния экзогенных и эндогенных факторов

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

1. Анализ экономических отношений, развивающихся в конце ХIХ-начале ХХ века в России, и их интенсивная трансформация в последующие периоды, возможен только на основе политико-экономических подходов. Одним из наиболее обоснованных, на наш взгляд, является подход, выделяющий две группы исторических систем. Во-первых, общеисторические, системы, характерные для человеческого общества на всех ступенях его развития. Во-вторых, исторически преходящие системы, предопределяемые особенностями конкретных исторических, периодов и характеризующие социальную сущность и специфику отношений между людьми в конкретный период5.

С точки зрения экономического развития системы первого типа, являются системами общеисторического характера, являющиеся обязательным атрибутом жизнедеятельности человека на всех ступенях развития человеческого общества и отражают его взаимосвязи с обществом и природой. Примерами таких систем являются совокупности подсистем, включающие семью как важнейший социально-экономический институт человеческого развития; город и село как формы организации пространственного развития; частное и общественное хозяйство, товарное и натуральное производство как элементы и механизмы экономических отношений; прямые и опосредованные формы экономических взаимосвязей и т.д. Системы второго типа характеризуются как исторически преходящие, сменяющие друг друга по мере изменения среды жизнедеятельности и жизнеобеспечения, иначе говоря, общественные устройства, представляющие собой совокупность конкретных производственно-экономических, политико-экономических и социальных отношений, охватывающие в той или иной форме названные выше совокупности общеисторических систем.

Переплетения и сложная взаимосвязь общеисторических и исторически преходящих систем, влияние на них степени развитости и характера окружающего мира, определяют суть социально-экономических отношений, складывающихся в той или иной стране на конкретных этапах ее развития.

Возникновение отношений между людьми по поводу решения конкретных экономических или социально-экономических задач и реализации расширяющихся целей, усложнения экономических отношений и т.п. определяются исторически преходящими системами, сменяющими друг друга, причем каждая из стран дает свои примеры их организации и функционирования.

Постепенно сменяющие друг друга исторически преходящие системы, которые можно определить как общественный строй, конкретный способ производства, социально-экономическая и экономическая система, ускорялись в своем развитии по мере достижений научно-технического прогресса, роста на его основе производительности труда и т.д. Сменяя друг друга, эти исторически преходящие системы формировали и преходящие социально-экономические отношения. Формировались общественные силы, определяющие и отстаивающие характер сложившихся отношений, но одновременно развивались и противостоящие им силы, способствующие смене социально-экономических отношений, смене общественного строя. Первобытно-общинный строй сменился рабовладельческим или феодальным, феодальный строй – капиталистическим, ему на смену идет общественный строй, характеризующийся в современной литературе как смешанное общество6. Каждая из этих смен означала переход к новой исторически преходящей общественной системе, в свою очередь, каждая из последних имела свои этапы развития, замедляющие или ускоряющие социально-экономические перемены, которые, в конечном счете, влияли на формирование общеисторических систем.

В России, развивающейся на основе национальной специфики, но в русле общемировых процессов, в череду преходящих систем вошла исторически относительно быстро прошедшая советская система, названная социалистической. Исторически быстро исчезнув, она, тем не менее, оказала серьезное социально-экономическое влияние на общественное развитие не только России, но и многих стран мира, в целом на развитие общеисторических систем.

Главным стимулом смены исторически преходящих систем, согласно рассматриваемой концепции, было их соотношение с общеисторическими системами. Это выражалось в уравновешенном развитии или нарушении баланса, характерного для общеисторических систем. Для России было характерно нарушение баланса между подсистемами общеисторических систем, что было отчасти связано как с естественно-природными факторами, прежде всего, с масштабами ее территории, так и с общественными факторами, выражающимися в сочетании абсолютистских тенденций, с одной стороны, и с многоукладностью экономики и социальной сферы, с другой.

Наиболее яркие проявления такого рода нарушений, ведущие к смене исторически преходящих систем, можно показать на примере советской системы. Достаточно назвать антитоварную направленность в противоположность рыночному развитию, что было характерно для советской России, и наоборот; преобладание городских интересов в ущерб сельским, что также явилось основой советского строя, или наоборот; противостояние личностного и общественного факторов (в советской России преобладающим стал общественный фактор) и т.п. Именно расхождения между основными принципами общеисторических и исторически преходящих систем ускоряли или замедляли смену исторически преходящих систем. Россия в течение одного ХХ века неоднократно продемонстрировала это.

Между тем, становление специфических исторических систем вовсе не означает, что отметается вся система ранее сложившихся социально-экономических отношений. Смена таких отношений вызывается накоплением определенных черт и их перевесом, а вовсе не отменой или исчезновением всех ранее преобладающих черт и отношений, также, впрочем, как и появлением новых, которые постепенно формируются и накапливаются. Носителями как остаточных, так и нарождающихся социально-экономических отношений выступают общественные уклады, характерные для российских условий в силу ее естественно-природных и национально-исторических особенностей 7.

Процесс становления исторически преходящих систем формируется под влиянием общественной среды, означающей, что соотношения и закономерности развития человеческого общества на каждом из этапов развития исторически преходящих систем определяются в то же время и характером общеисторических систем.

Смена исторически преходящих систем особенно ярко проявилась в ХХ веке, когда на протяжении исторически непродолжительного периода в России, произошла смена, по меньшей мере, трех исторически преходящих систем: нарождающийся российский капитализма конца ХIХ – начала ХХ веков сменился советской системой, названной социализмом; к концу ХХ века социализм сменился опять-таки российским капитализмом в конце ХХ – начале ХХI века.

Социалистический период также включает несколько относительно самостоятельных этапов и с точки зрения проводимой экономической политики и с точки зрения ее социально-экономических результатов, характеризующихся различными институциональными формами отношений собственности, хозяйственного оборота, организационных хозяйственных форм, социально-экономических взаимосвязей и т.д. Такими относительно самостоятельными социально-экономическими этапами на заре социалистического строительства явились «военный коммунизм» и НЭП. «Военный коммунизм» как стартовый этап советской социально-экономической системы сменился новой экономической политикой (НЭПом). Окончательно сложившаяся в 1930-е годы система, названная социалистической, по существу, не менялась на протяжении 50-ти лет, хотя время от времени под влиянием идеологических факторов и смены политического руководства страны, получала названия, в которых сочетались политические, экономические, социальные и идеологические определения – культ личности, волюнтаризм, застой, развитой социализм, перестройка. Эта система, переживая некоторые, весьма недолговечные импульсы развития, часто достаточно быстро превращавшиеся в свою противоположность (например, экономически необоснованное укрупнение сельскохозяйственных предприятий, приведшее, в конечном счете, к растрате сельскохозяйственного потенциала и ограничению малых сельскохозяйственных форм; деформированное индустриальное развитие, приведшее к деградации малых поселений; гигантомания промышленного производства и отрицание малого производства, отраслевое развитие в ущерб реализации пространственного потенциала многих территорий и т.д. и т.п.), оказалась недолговечной.

В России частые смены исторически преходящих систем являлись как способом реализации специфики России, так и фактором во многом усугубляющим, преимущественно, негативные стороны этой специфики. Специфика России, вызванная ее пространственными, климатическими (огромные северные территории), национально-историческими чертами, особенностями организации власти, способами ее реализации, часто идеологической направленностью и т.п. заключается в том, что в ней движение и темпы ускорения или замедления развития исторически преходящих систем осуществлялись в известном смысле искусственным, точнее насильственным, путем. Становление и развитие этих систем происходили не на основе естественно развивающихся хозяйственных процессов, а стимулировались идеологическими, в том числе революционными факторами, диктовались сверху. Именно таким образом происходило развитие российского капитализма в конце ХIХ-начале ХХ вв. Временами оно осуществлялось в значительной степени под влиянием ориентации на экономику других стран, часто с чуждыми особенностям собственной страны социально-экономическими отношениями, не всегда адекватными ее реально имеющемуся как экономическому, так и социальному потенциалу, а временами, совпадая с потребностями страны, но ориентируясь при этом, преимущественно, на интересы определенных групп населения.

Основой развития исторически преходящих систем является социально-экономическая система, воспроизводственную основу которой составляет «национальная экономика». Именно состояние национальной экономики является и предпосылкой и результатом проводимой экономической политики и используемого экономического оборота.

Состояния национальной экономики характеризуется набором объемных и структурных показателей, определяющим потенциал и динамику национального богатства и отдельных его составляющих, а также способов и форм его использования, включая отношения собственности. При этом важнейшую роль играют не столько количественные, сколько структурные показатели, поскольку именно они отражают экономические пропорции и позволяют составить представление о пропорциональности или диспропорциональности социально-экономического развития.

Национальная экономика как экономическая система состоятельна в том случае, если наблюдаются устойчивые экономические взаимодействия и связи между ее крупными компонентами (материальная и нематериальная сферы, отрасли и территории, социальные ресурсы, управляющая и управляемая составляющие).

2. Экономическая политика, как функция управляющей части национальной экономики, является предпосылкой и следствием состояния последней, а также одним из признаков национальной социально-экономической системы на том, или иным этапе. Содержание экономической политики предопределяется как состоянием национальной экономики, так и конкретными целями, заданными государством. В то же время существует и обратная связь – состояние социально-экономической системы и ее воспроизводственной основы – экономической системы – само во многом является результатом государственной экономической политики, направленной на поддержание или наоборот угнетение существующих в экономике тенденций и потенциалов.

Стратегической целью экономической политики выступает обеспечение устойчивости и целостности национальной экономической системы на основе поступательного и сбалансированного развития ее составляющих, а важнейшими стратегическими задачами – выявление и нейтрализация негативного воздействия экзогенных и эндогенных факторов развития национальной экономики и социально-экономической системы.

В качестве экзогенных факторов могут выступать внутренние особенности национальной экономики, в том числе пространственные, климатические, конфессиональные, культурные, политические и т.д. В качестве эндогенных – политическое и экономическое влияние других стран, а также глобальных тенденций мирового развития.

Одной из причин, определивших, на наш взгляд, ускоренную смену исторически преходящих систем в России в первой четверти ХХ века, явилось негативное сочетание эндогенных и экзогенных факторов. На рубеже ХIХ и ХХ веков важнейшим эндогенным фактором развития экономики России явилась несформированность внутреннего рынка и недостаточность капиталов, необходимых для ускорения модернизационных процессов. Стремление властей создать инфраструктурные условия для развития внутреннего рынка и обеспечить более высокую норму накопления осуществлялось за счет низкого потребления, что вело к перенапряжению в социальной сфере. Важнейшими экзогенными факторами развития выступала зависимость России от внешних рынков капитала и средств производства, мировые экономические кризисы и, в частности мировой аграрный кризис 1870-1890-х годов, а также войны за передел рынков сбыта.

С точки зрения выделения основных тенденций развития, Россия на рубеже веков находилась в состоянии трансформационного перехода от экономики, преимущественно натуральной и аграрной к рыночной и аграрно-индустриальной. Влияние дисбаланса общеисторических подсистем определяло в России особую роль государства и его экономической политики.

Гипертрофированная в известном смысле роль государства в социально-экономическом развитии России предопределила создание в ней соответствующей общественной среды, формирующей, с одной стороны, многообразные подходы к социально-экономическому развитию страны, а, с другой стороны, усилившей роль государственной власти в становлении новых исторически преходящих общественных отношений. В результате, сформировалось противоречие, оказавшее принципиальное влияние на социально-экономическое развитие страны в рассматриваемый период – усиление значения государственной власти и сохранение на этой основе инерционности и постепенности экономического развития и - постоянное идеологические раскачивание различными социальными силами государственных устоев, что, в конечном счете, также сдерживало позитивное социально-экономическое развитие.

Оценка экономической политики России в конце XIX – начале ХХ века объективно затруднена, поскольку ее результаты во многом стерты последствиями первой мировой войны и последовавшей за ней революцией и гражданской войной. Неопределимость результатов экономической политики по ее основным направлениям зачастую трактуется как ее безрезультативность. Однако в отсутствии зримых результатов экономическую политику государства можно оценивать и по другим критериям. В качестве таких критериев может выступать адекватность политики по отношению к состоянию национальной экономики и по отношению к стратегическим целям ее развития как целостного единства.

В советской экономической науке господствующей являлась точка зрения, что правительственные программы экономического развития России того периода «носили не общий, а ситуационный характер». В настоящее время, когда стал возможен более объективный анализ документов и материалов, на основании которых разрабатывались программы государственных преобразований, то становится очевидным, что экономическая политика страны базировалась на целостном видении экономических и финансовых проблем России на длительную перспективу. Ее основные ее направления были сформулированы в 1866 году в записке министра финансов М.Х. Рейтерна, которая содержала в себе анализ состояния экономики России после Крымской войны и реформы 1861 года, а также программу мероприятий по оздоровлению финансового положения страны и ее экономическому возрождению. Эта программа явилась фундаментом всей последующей экономической политики и не претерпела каких либо существенных корректировок (за исключением политики в области финансов), вплоть до октября 1917 года 8.

Таким образом, можно утверждать, что в основе экономической политики России в России в конце XIX – начале ХХ века лежала генеральная стратегическая цель, а сама политика представляла собой целостное единство, состоящее из отдельных направлений (блоков), подчиненных генеральной цели создания условий для капиталистической аграрно-индустриальной модернизации России. Среди них важнейшими являлись аграрная, финансовая, региональная, инфраструктурная, индустриальная и социальная политика, а также мероприятия, направленные на поддержку мелких хозяйственных форм, обеспечивающих реализацию потенциала саморазвития на низовом уровне (государственная поддержка кустарных промыслов и кооперации).

Если анализировать состояние экономики пореформенной России в разрезе основных направлений экономической политики, то становиться очевидной, что во многих случаях были достигнуты существенные результаты именно благодаря целенаправленным действиям государства. Это касается, прежде всего, аграрного вопроса (Столыпинская реформа), вопросов формирования производственной инфраструктуры (развитие железнодорожного транспорта и телеграфа). Большие успехи были достигнуты также в области развития кредитной системы и нормализации финансовых отношений, а также в использовании механизмов активизации внутренних источников саморазвития на уровне домохозяйств, что способствовало адаптации к капиталистическому рыночному хозяйству широких слоев населения.

Состояние промышленности России в конце XIX – начале ХХ века и успешность промышленной политики трудно оценить однозначно. В целом промышленная политика правительства была направлена на создание условий для постепенного развития отрасли. Подобный подход предполагал, что индустриальное развитие России будет происходить эволюционным путем, по мере развития внутреннего рынка, а также накопления капитала преимущественно за счет экспорта сельскохозпродукции. Такой подход был вполне оправдан с точки зрения учета аграрного характера российской экономики, курса на ее постепенную аграрно-индустриальную модернизацию, предусматривающую поддержание равновесия в системе общественного воспроизводства и медленное (эволюционное) изменение пропорций между аграрным и индустриальным секторами. Отсутствие антимонопольной составляющей в промышленной политике России было связано как с недостаточным уровнем развития самой промышленности, так и с тем фактом, что проблема антимонопольного регулирования начала осознаваться в промышленно развитых странах только к концу XIX века, и соответственно, еще не был накоплен, а тем более формализован, опыт подобного регулирования.

В целом экономическая политика России, включая ее промышленную политику, соответствовала эндогенным факторам развития и была вполне последовательной. Слабость этой политики становилась очевидной, только если ее рассматривать с точки зрения воздействия на социально-экономическую систему глобальных экзогенных факторов, к которым, прежде всего, относится влияние мировых кризисов и первой мировой войны. Главным экономическим итогом этой политики являлось формирование в России ряда условий, необходимых для дальнейшей индустриально-аграрной модернизации, прежде всего для развития транспортной и финансовой инфраструктуры.

Несмотря на то, что социально-экономическое развитие России проходило под сильнейшим влиянием абсолютистского государства, в ней, тем не менее, существовали различные уклады и формировались общественные силы, отстаивающие свои интересы и необходимые им направления социально-экономического развития. Эти общественные силы противостояли и в определенном смысле влияли на становление новых социально-экономических отношений, способствовали их смене и, соответственно, становлению новых исторически преходящих систем.

3. Специфика России состояла в том, что осознанная общественностью, которая вела активные, но часто бесплодные дискуссии, необходимость преобразований по существу не отражалась на реальных хозяйственных процессах и практически не влияла на общественное устройство. При этом далеко не все политические силы имели в своем арсенале проработанные стратегии социально-экономического развития России. Это в полной мере относится к революционным социал-демократам (большевикам), в руках которых и оказалась политическая власть в стране в октябре 1917 года. Это обстоятельство во многом предопределило становление конкретные черты и характеристики системы, названной социализмом.

Рассмотрение «военного коммунизма» и НЭПа представляется очень важным, поскольку выяснение причин их возникновения в значительной мере объясняет и причины социалистического эксперимента в России.

Политика «военного коммунизма» и последующий социалистический эксперимент были подготовлены всем предыдущим социально-экономическим развитием, однако не были однозначно предопределены. Их реализация стала возможной благодаря стечению обстоятельств, а также совокупности экономических, политических и идеологических предпосылок, находящихся в сложном, диалектическом взаимодействии друг с другом.

Несмотря на видимую смену курсов и задач политика «военного коммунизма» и НЭП представляют собой этапы единого процесса, связанного с выработкой принципов выстраивания новой исторически преходящей советской системы. Однако роль этих этапов, особенности и причины их появления и их функциональная нагрузка в процессе формирования общих принципов этой новой социально-экономической системы, различны.

Установление режима «военного коммунизма» стало возможным благодаря тому, что система управления экономикой Российской Империи оказалась не в состоянии ответить на глобальный вызов, каким являлась первая мировая война. В ситуации кризиса, в котором оказалась Российская Империя к октябрю 1917 года ни одна политическая сила, кроме революционных социал-демократов не стремилась взять на себя ответственность за страну. Это обстоятельство, в совокупности с умением социал-демократов подчинить все свои действия захвату и удержанию власти являются важнейшей политической предпосылкой политики военного коммунизма.

Идеологической предпосылкой военного коммунизма была определенная антирыночность свойственная не только идеологии большевиков, но и присущая основной массе населения России, включая ее элиту. Эта антирыночность имела как общемировые, так и специфические российские истоки. Общемировые истоки были связаны с тем, что в конце ХIХ века рыночная экономика в большинстве стран была деформирована в связи с ростом монопольной власти на рынках большинства важнейших товаров, усилением в связи с этим кризисных явлений в экономике, а также обострением борьбы между трудом и капиталом. В предреволюционной России, где происходило быстрое нарастание рыночных отношений, которое сопровождалось процессами монополизации и обострением социальных проблем, издержки рыночного механизма и необходимость его корректировки были очевидны. Однако требований по уменьшению роли государства в экономике не выдвигалось ни одной политической силой. В России антирыночность общественного сознания была формализована в учении марксизма, в теоретических работах социал-демократов. Это - важное обстоятельство для понимания сути политики «военного коммунизма».

Экономические предпосылки «военного коммунизма» проявлялись по ряду параметров: аграрный характер российской экономики, структура производимой промышленной продукции, в большей мере ориентированная не на производственный, а на потребительский спрос, удовлетворение спроса на инновационный товары во многом за счет поставок техники из-за рубежа, насыщение промышленности капиталом преимущественно на основе иностранных инвестиций, неравномерность размещения производительных сил по территории страны и т.п.

Доводы относительно неудовлетворительного состояния промышленности с точки зрения состояния обороноспособности страны справедливы, но они не вполне отражают реальность, поскольку война вызвала ряд качественных изменений в промышленности, которые в мирное время были невозможны. Так на фоне упадка паровозостроения, производства сельскохозяйственных машин и отраслей, ориентированных на конечный потребительский спрос, в первые годы войны резко возросла добыча нефти и угля, появился ряд новых высокотехнологичных отраслей. Таким образом, влияние первой мировой войны на промышленное производство в России было скорее противоречивым, чем однозначно отрицательным.

В связи с этим, представляется, что важнейшие предпосылки экономического хаоса и последовавшего за ним прихода к власти революционных социал-демократов в значительной мере кроются в особенностях функционирования внутреннего рынка России в период войны. Разрушение этого рынка во многом объяснялось неудачными попытками его административного регулирования. С одной стороны, власть экономическими мерами стимулировала частный сектор переключаться на выпуск оборонной продукции. С другой стороны, она игнорировала тот факт, что в связи с утратой части производственных мощностей, переключением многих частных предприятий на выпуск продукции военного назначения и ограничением импорта, ситуация на внутрироссийском рынке гражданской продукции крайне обострилась. Однако проблема насыщения внутреннего рынка товарами властями не осознавалась как проблема, требующая неотложного решения и системы продуманных и эффективных мероприятий. Правительство, представители предпринимательских кругов, а также органы местной власти стали предпринимать попытки централизованного распределения ресурсов и товаров первой необходимости. В результате, ресурсы и продовольствие практически перестали поступать на свободный рынок. Ситуация на внутреннем рынке стала стремительно ухудшаться. Таким образом, несбалансированность экономических и административных мер способствовала возникновению и углублению структурных диспропорций в экономике и порождала серьезные противоречия в экономической системе, которые и разрешил «военный коммунизм» в пользу полного запрета рыночных отношений, национализации и централизации.

4. Если экономическую политику «военного коммунизма» можно рассматривать, с одной стороны, как логическое продолжение экономической политики военного периода, с другой стороны, как единственно возможный способ обеспечить снабжение армии и населения в условиях политического кризиса, войны, интервенции, острого обнищания населения и угрозы голода, то период НЭПа представляет собой промежуточный этап, когда экономика России вернулась к эволюционному пути развития предвоенного периода. Можно выделить три базовых противоречия данного периода.

Первое противоречие НЭПа связано с борьбой между идеологической ограниченностью и экономической целесообразностью. Оно проявлялось в том, что на протяжении всего периода НЭПа происходило согласование чисто умозрительных представлений большевиков о социализме с тем реальным опытом управления, который они приобрели в ходе руководства страной, как в период «военного коммунизма», так и в период реализации самого НЭПа. В условиях отсутствия у большевиков проработанной концепции социально-экономического развития России, а также консенсуса по поводу того, что такое НЭП и к каким последствиям он может привести, НЭП открывал определенную возможность для различных вариантов разрешения данного противоречия. Этому служили определение меры и, прежде всего, соотношение экономики и идеологии, которое могло лечь в основу формируемой новой «социалистической» социально-экономической системы.

Второе противоречие НЭПа логически связано с первым. Оно заключалось в несоответствии политического режима своей экономической основе. Государственный режим в форме диктатуры противоречил экономической системе НЭПа, на которую был вынужден опираться. В результате этого официальный государственный курс по отношению к экономическим субъектам постоянно колебался. Это в свою очередь лишало экономических субъектов возможности нормально функционировать. Разрешение этого противоречия означало зачатки формирования устойчивой воспроизводственной основы новой социально-экономической системы.

Третье противоречие НЭПа заключалось в том, что, разрешая противоречия предшествующих периодов за счет повышения организующей и направляющей роли государства при сохранении многоукладности, органично свойственной экономической системе России конца XIX – начала ХХ веков, НЭП, представлял собой отказ от однолинейных представлений о социально-экономическом развитии страны. Социализм представлялся революционным социал-демократам, из которых рекрутировалась новая власть весьма схематично. Они не видели необходимости, не осознавали важности признания сложности и неоднородности социально-экономических отношений, рассчитанных на длительную перспективу. Между тем, учет комплекса проблем, связанных со становлением новых экономических отношений именно в России, мог создать реальные предпосылки для различных вариантов развития страны. Среди таких вариантов просматривались – деструктивный (отказ от экономических методов и возврат к «политике военного коммунизма»); оптимальный (определение оптимального с точки зрения социально-экономического прогресса соотношения между экономическими и административными методами воздействия на экономику); упрощенный (создание системы управления экономикой, базирующейся на административных методах, но при сохранении рынка и экономических методов управления экономикой в минимальных пределах, необходимых для поддержания устойчивости национальной экономики).

Борьба между сторонниками возможных вариантов развития страны и, прежде всего, и выбор между, в конечном счете, реализованной (упрощенной) и оптимальной моделями, нашли свое отражение в дискуссиях 1920-х годов. Спектр этих дискуссий был очень широк. Он включал как вопросы непосредственной хозяйственной практики, так и теоретические и методологические проблемы 9. Однако можно выделить два основных дискутируемых вопроса, от ответа на которые зависел исход борьбы вокруг выбора модели формируемой исторически преходящей системы. Это, во-первых, вопрос об определении путей, темпов и финансовых источников индустриализации и, во-вторых, вопрос о соотношении плана и рынка 10.

Как показано в диссертации, экономические дискуссии 1920-х годов являлись наиболее практически значимыми с точки зрения разрешения базовых противоречий НЭПа. Однако практика распорядилась по-своему. Сворачивание НЭПа означало окончательный отказ от вариантов формирования в России разновидности наиболее адекватного для страны, смешанного общества на основе многоукладной экономики, но также и от возврата к военному коммунизму. В основе того, что был выбран вариант развития, ориентированный на постепенное вытеснение социалистическим укладом всех остальных укладов лежал ряд идеологических, политических, а также экономических факторов как экзогенного, так и эндогенного свойства.

К идеологическим факторам, относятся, во-первых, укорененность у большинства представителей господствовавшей политической верхушки упрощенных представлений о социализме и уравнительно-распределительных способах его становления; во-вторых, исключение из политической элиты представителей наиболее интеллектуально подготовленной части общества.

К политическим факторам относятся, первое – характер созданной государственно-политической системы, которая изначально была оформлена как диктатура пролетариата, предусматривающая подчиненное положение социально-экономических укладов одному из них – государственно-социалистическому, а также жесткую зависимость направлений и форм развития экономики от политических решений. Второе – конфликты между политическими группировками, которые использовали приверженность ранее провозглашенным целям революции для упрочения своих позиций в борьбе за власть. Третье – ожидание внешней интервенции.

К экономическим факторам можно отнести, прежде всего, ограниченность ресурсов, необходимых для индустриализации страны, обеспечения ее обороноспособности и максимальной самодостаточности ее экономики. Решение данных проблем требовало мобилизации ресурсов и их концентрации на определенных направлениях, выбранных и заданных управляющей подсистемой. Все это подразумевало определенную неизбежность усиления централизации, ограничения рыночных начал, а также ужесточения налогового давления на негосударственный сектор. К экономическим факторам отказа от многоукладного варианта развития и сворачивания НЭпа относятся также отсутствие опыта управления смешанной экономикой, как на макро, так и на микро уровне (на уровне отдельных рынков и предприятий).

К двадцатым годам ХХ века проблемы выработки подходов к государственному регулированию экономических процессов еще не оформились в самостоятельные экономические концепции ни в российской, ни в мировой экономической мысли, также как и экономика развитых стран еще не выработала основных принципов разрешения противоречия между необходимостью поддерживать и рыночный динамизм и общую стабильность экономической системы. При этом сами по себе объемы советской национализированной промышленности ставили перед управленцами трудноразрешимую задачу руководства промышленностью из единого центра в условиях, когда управленческий корпус являлся в большинстве своем непрофессиональным. Современники (из числа эмигрантов) оценивали подобную задачу как невероятно сложную. Таким образом, определенный теоретический и практический вакуум накладывался на нехватку у большевиков опыта и кадровых резервов. Необходимы были и соответствующие институциональные структуры. Без этих условий были неизбежны кризисы, которые, в конечном итоге и подорвали НЭП.

Представляется, что одна из основных причин сворачивания НЭПа заключалась в том, что сам по себе НЭП не являлся достаточно целостным экономическим явлением. Он не являлся чем-то законченным и устоявшемся, а представлял собой некий поиск социальных и экономических форм, предшествующих формированию в России новой исторически преходящей, но относительно устойчивой с точки зрения общественного воспроизводства, социально-экономической системы.

Ни военный коммунизм, ни НЭП не представляли собой устойчивый тип общественного воспроизводства. Каждый из них имел свою природу, но в то же время они обладали определенным сходством. Это сходство заключалось в том, что они в той или иной степени были вызваны неумением совместить рыночные и плановые механизмы, а также в том, что каждый раз выход из кризиса сопровождался усилением административного регулирования экономических процессов.

В качестве внешнего идеологического фактора сворачивания НЭПа допустимо рассматривать мировой кризис капиталистических отношений в индустриальных странах. На фоне глубоких экономических потрясений в США и Западной Европе плановая бескризисная экономика СССР выглядела более выигрышно. Это обстоятельство не могло не влиять на сведение рыночных начал в экономике России к минимально-допустимому уровню.

В качестве внешнеэкономического фактора сворачивания НЭПа можно рассматривать воздействие, которое оказало на экономику страны падение цен на мировом хлебном рынке, спровоцированное «великой депрессией». Несмотря на то, что данная зависимость пока только нуждается в изучении, однако можно согласиться с рядом современных исследователей, склонных оценивать влияние изменения мировых цен на экспортные товары России как весьма высокое.

***

В настоящее время Россия, также как в период НЭПа находится перед возможностью формирования в ней смешанного общества. Если в период НЭПа на пути реализации данной модели стояли серьезные ограничения в виде отсутствия опыта управления подобной системой, а также рядом других экономических, идеологических и политических факторов эндогенного и экзогенного свойства, то в настоящее время многие из этих ограничений сняты. Анализ возможностей и тупиков развития, который содержится в прошлом России, могут быть дополнены опытом функционирования смешанных общественных моделей в развитых странах Запада. Политические, идеологические и социокультурные предпосылки благоприятствуют формированию смешанного общества в нашей стране. Однако реализация этой возможности очередной раз зависит от выбора стратегии развития России в среднесрочной и долгосрочной перспективе, которая пока четко не сформулирована.

III. ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ АВТОРА

ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:

В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Кузнец, В.М. Значение НЭПа как этапа формирования «советской» социально-экономической системы и причины его сворачивания / В.М.Кузнец // Транспортное дело России. 2006.№11. часть 3. – 0,9 п.л.

2. Кузнец, В.М. Военный коммунизм как тип социально-экономической трансформации / В.М.Кузнец // Транспортное дело России. 2010. № 4. 0,5 п.л.

3. Кузнец, В.М. Предпосылки становления политики «военного коммунизма»: основные особенности // Микроэкономика. 2011. № 2. 0,5 п.л.

В других изданиях:



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.