авторефераты диссертаций БЕСПЛАТНАЯ РОССИЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - WWW.DISLIB.RU

АВТОРЕФЕРАТЫ, ДИССЕРТАЦИИ, МОНОГРАФИИ, НАУЧНЫЕ СТАТЬИ, КНИГИ

 
<< ГЛАВНАЯ
АГРОИНЖЕНЕРИЯ
АСТРОНОМИЯ
БЕЗОПАСНОСТЬ
БИОЛОГИЯ
ЗЕМЛЯ
ИНФОРМАТИКА
ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ
ИСТОРИЯ
КУЛЬТУРОЛОГИЯ
МАШИНОСТРОЕНИЕ
МЕДИЦИНА
МЕТАЛЛУРГИЯ
МЕХАНИКА
ПЕДАГОГИКА
ПОЛИТИКА
ПРИБОРОСТРОЕНИЕ
ПРОДОВОЛЬСТВИЕ
ПСИХОЛОГИЯ
РАДИОТЕХНИКА
СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО
СОЦИОЛОГИЯ
СТРОИТЕЛЬСТВО
ТЕХНИЧЕСКИЕ НАУКИ
ТРАНСПОРТ
ФАРМАЦЕВТИКА
ФИЗИКА
ФИЗИОЛОГИЯ
ФИЛОЛОГИЯ
ФИЛОСОФИЯ
ХИМИЯ
ЭКОНОМИКА
ЭЛЕКТРОТЕХНИКА
ЭНЕРГЕТИКА
ЮРИСПРУДЕНЦИЯ
ЯЗЫКОЗНАНИЕ
РАЗНОЕ
КОНТАКТЫ


Pages:   || 2 |

Разработка механизма управления развитием ресурсного потенциала региона (на примере аграрного сектора экономики калининградской области)

-- [ Страница 1 ] --

На правах рукописи


Богданов Александр Геннадьевич



Разработка механизма управления развитием

ресурсного потенциала региона

(на примере аграрного сектора экономики

Калининградской области)



08.00.05 экономика и управление народным хозяйством

(региональная экономика; экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами

АПК и сельское хозяйство)





АВТОРЕФЕРАТ


диссертации на соискание ученой степени

кандидата экономических наук






КАЛИНИНГРАД - 2009

Работа выполнена в Калининградском государственном техническом университете

Научный руководитель:

кандидат экономических наук, доцент

Корнеева Алла Валентиновна

Научный консультант:

доктор экономических наук, профессор

Сергеев Леонид Иванович

Официальные оппоненты:

доктор экономических наук, профессор

Кетова Наталья Петровна

доктор экономических наук, профессор

Царегородцев Юрий Николаевич

Ведущая организация:

НОУ ВПО « Балтийский институт

экономики и финансов»

Защита диссертации состоится 7 апреля 2009 г. в ___ часов на заседании диссертационного совета Д 212.084.01 при ФГОУ ВПО «Российский государственный университет имени Иммануила Канта» по адресу: 236000, г. Калининград, ул. Чернышевского, 56 "а", ауд. 12.

.084.01 при РГУ им. И. Канта на экономическом факультете по адресу: 236000, г. Калининград, ул. Чернышевского, 56-а, ауд. 12.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки экономического факультета Российского государственного университета имени Иммануила Канта.

Автореферат разослан «___»____________2009 г.

Ученый секретарь диссертационного совета В. С. Корнеевец В.С. Корнеевец

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность темы исследования. Обеспеченность региона разнооб­разными природными ресурсами не означает на­личия и сию­минутной активи­зации стабильных и ключевых экономических «точек роста» вокруг природно­обусловленных факторов. Требуется раз­витие организаци­онно-финансовых средств использования этих возможностей.

Во­круг земель­ной компоненты ресурсного потенциала региона сконцен­трирован целый спектр про­блем экономического развития Калининградской об­ласти – сохране­ние жесткой кон­куренции местных производителей с запад­ными «игроками» и импорти­руе­мыми отече­ственными брендами; неэффектив­ность экономиче­ского меха­низма в АПК и структурной реформы в сельском хозяйстве; усу­губление кри­зиса на селе; объективное выпадение земельных ресурсов из ба­зисных бюдже­тоёмких и ин­вестиционно привлекательных акти­вов.

В этой связи задачей регионального управления является структурирова­ние системы функ­ционирования эффективного механизма управления ре­сурсным потенциалом (в рамках спланированной схемы реализации и в обос­нованных расчетных пропор­циях участия) и включение данного ор­ганизаци­онно-экономического механизма в систему стратегического планирования развития Калинин­градского региона и агрокомплекса экономики эксклава.

Результаты обобщения целевых ориентиров-установок программных до­кументов, посвященных развитию агропромышленного производства в субъ­ектах РФ, современное положение дел в отечественном сельском хозяй­стве свидетельствуют о том, что задача развития и повышения эффективно­сти ис­пользования ресурсного потенциала агросферы (далее – РП) является в сущ­но­сти опреде­ляющей и ключевой в рамках стратегии устойчивого развития ре­гиональных экономических систем.

Недостаточная проработка теоретико-методологических ос­нований и ин­струментария экономического сти­мули­рования повышения эффективности отраслевых факторов роста (ресурсных возможностей), сла­бая степень изу­ченности и адаптирован­ности от­дель­ных аспек­тов за­ру­беж­ного опыта при­вле­чения вложений в развитие РП специфических ком­плексов и секторов, мало­эффективные решения в области акти­виза­ции структурной и социальной политики на селе, незакончен­ность зе­мельной реформы – не позволяют орга­нам испол­нитель­ной власти на местах эффек­тивно влиять на про­цесс во­вле­чения в эконо­миче­ский оборот сель­ско­хозяйст­венных угодий, пустующих либо ис­поль­зуемых в квази­рыночных це­лях, без из­влече­ния ренты в законом определенной сфере.

Таким образом, актуальность исследования вызвана необходимостью по­иска пути научно обоснованного решения проблемы повы­ше­ния эффектив­но­сти ис­пользования земель сельхозназна­чения и создания условий для раз­вития ре­сурсно-производ­ственного потен­циала агрокомплекса Калининград­ского ре­гиона.

Степень научной разработанности проблемы. Начиная с 1991 года, реформирование экономических отношений и пе­ре­рас­пределение пол­номо­чий по уровням государственной власти Рос­сийской Федера­ции соз­дали но­вые нерешенные проблемы в области тео­рии и мето­доло­гии управления раз­витием регио­нальных подсистем, поста­вив перед экономи­че­ской наукой за­дачу более глубокого и основатель­ного изу­чения вопросов со­вер­шенст­вова­ния механизма управления РП ре­гио­нов и отраслей.

В научных исследованиях предложено сравнительно мало эф­фектив­ных комплексных моделей мобилизации и развития ресурсно-про­из­водст­венного потенциала, основанных на системном и много­профиль­ном использо­вании инструментов повышения производственных результатов и инвестицион­ной активности в аг­росекторе (инно­вационно-инвестиционных и гарантий­ных ме­ханизмов сти­му­ли­рования финан­совых вложений в развитие отраслевых под­систем регио­нальной экономики). Преимуще­ственно исследуется аспект внут­рихо­зяйствен­ного ме­ханизма разви­тия факторов производства, без увязки с го­су­дарствен­ными фи­нансово-инвестици­онными рычагами управления эффек­тивностью использо­вания стратегических ре­сурсов отраслевого развития.

Природные, организационно-правовые и экономические кри­те­рии-пока­затели исполь­зования сельхозугодий аккумулируют проблемы ре­гиональной важности, требующие совершенствования методических под­хо­дов к опреде­лению обоснованного экономического инструментария, который бы позволил ис­пользовать земли сельхозназначения в качестве основного ресурса эко­номи­ческого развития самого агрокомплекса, а также в форме привлекатель­ного инвести­ционного актива, генерирующего весомый бюджетный и соци­альный экономический эф­фект от использования в задан­ном экономико-пра­вовом ре­жиме.

Целью диссертационного исследования яв­ляется разработка модели меха­низма управления развитием ресурсного потенциала аграрного сектора экономики на базе совершенствования методических подхо­дов к процессу его формирования и реализации в контексте регионального управления ресурсами развития.

Для достижения цели исследования в рамках данной работы были по­ставлены и реализованы следующие задачи:

        • исследовать категорию «ресурсный потенциал» с пози­ции определения функционального места РП в системе потенциалов региональной эконо­мики и уточнения содержания организационно-экономического ме­ха­низма управления развитием ресурсного потенциала в регионе;
        • определить ключевые факторы и приоритетные инструменты воздейст­вия на уро­вень ресурсного по­тен­циала в про­цессе обобщения и углубле­ния теории и ме­тодо­логии функционирования меха­низма управ­ления РП на мезо­уровне;
        • оценить динамику развития ресурсного потенциала сельскохозяйствен­ной отрасли в целом и отдельных субъектов хозяйствования на базе разработки ме­тодического аппарата оценки ре­сурсно-инвестиционной привлекательности, а также с учетом исследования условий, тенден­ций и факторов развития агросферы эксклавного региона;
        • выработать научно-прак­тические пред­ложения по со­вершенст­во­ва­нию эффек­тив­ных средств обеспечения и восполнения ресурсных потребностей сель­хозпроиз­водителей региона на основе анализа и обобщения передового отечественного и за­рубеж­ного опыта применения мер го­су­дар­ст­венного регулирования и поощрения отраслевого развития;
        • разработать модель регионального механизма управления ресурсным потенциа­лом, ориентированного на решение структурной проблемы регио­нального развития, обусловлен­ной неэффективной эксплуата­цией сельхозу­годий и отсутствием достаточ­ных для этого финан­совых ресурсов;
        • разработать типовую сетевую модель региональной программы развития, предусматривающей стимулиро­вание вовле­чения в экономи­ческий оборот неис­пользуемых земель сельско­хо­зяйственного назначе­ния.

Объектом исследования является ресурсный потенциал Калининград­ской об­ласти и эффективность его использования в аграрном секторе региона.

Предмет исследования процессы управления ресурсным потенциа­лом в регионе (его разви­тием и эффек­тивным использованием на примере агросектора экономики эксклава).

Область исследования. Работа выполнена в рамках специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством: региональная эко­но­мика (5.16 «Управление экономикой регионов на национальном, регио­нальном и му­ни­ципальном уровнях, функции и механизм управления; разра­ботка, методи­ческое обоснование, анализ, оценка эффективности организа­ционных схем и ме­ханизмов управления» и п. 5.18 «Разработка проблем функционирования и разви­тия пред­приятий, отраслей и комплексов в регио­нах»); экономика, организация и управление предприятиями, отраслями, комплексами – АПК и сельское хо­зяйство (п. 15.33 «Государственная поддержка и регулирование агропромыш­ленного производства, предприятий и отраслей сельского хозяйства»).

Теоретической и методологической основой диссертации стали труды оте­че­ствен­ных и зарубежных ученых по вопросам:

  • управления природно-ресурсным потенциалом регионов, аграрного сек­тора и отдель­ных субъектов хозяйствования (Л.И.Абалкин, В.Г.Андрийчук, В.Беленький, К.В. Гур­нович, Ф.Н.Клоцвог, В.А.Котлов, В.Е. Кантор, А.А.Минц, А.В. Улезько, И.Ф.Хицков, А.Э.Юзефович и др.);
  • изучения основ функционирования экономиче­ских меха­низмов регулирова­ния производственно-ресурсного по­тенциала регионов (В.С. Бильчак, Г.Б. Клейнер, В.А.Клюкач, Н.В.Комов, Э.Н.Кузьбожев, А.Н.Сёмин, Б.И. Сма­гин, И.Г.Ушачёв, С.Г.Чепик, Т.Н. Шаталова, Д.Б. Эпштейн и др.);
  • анализа особенностей и проблем инвестирования в экономику Кали­нинград­ской об­ласти (В.С. Бильчак, В.В. Ивченко, В.А.Мау, Н.А. Сберегаев, А.В. Сербулов, Р.Ш. Хаджаев и др.);
  • трансформации и выработке направ­лений вы­хода на платформу эффектив­ного функционирования структурно-инве­стицион­ных и финан­со­вых процес­сов в агросекторе Калинин­градской области (В.С. Кор­неевец, Л.И.Сергеев, Е.В. Серова, Г.М. Федоров);
  • реформирования земельно-ипотечных отношений с точки зре­ния со­вершенст­вования земельной ипотеки в качестве одного из механиз­мов гене­рации вложений в аг­рарный сек­тор (М.П.Базаря, А.Н. Ба­рышников, М.А. Ко­робей­ников, С.А. Ленкин, А.С.Миндрин, Н.Э. Соко­линская и др.).

В ходе исследования применялся методический аппарат: си­туацион­ного, статистического и информационно-логического анализа; корре­ляционно-регрессионного и матричного моделирования; программно-целевого и сетевого планирования и управления.

В основу исследования положена информационная и ана­ли­тиче­ская база за 2001-2007 гг.: нормативные правовые акты РФ и субъектов Федерации в об­ласти стратегического развития сельского хозяйства; данные годовых отчетов сельхозпредприя­тий Калинин­градской области; док­лады ВБ, ФАО, ОЭСР по оценке конъ­юнк­тур­ной си­туации в российской эко­номике; аналитиче­ские об­зоры и концептуаль­ные планы раз­вития отдельных отрас­лей экономики РФ Центра страте­гиче­ских разработок; стено­граммы выступлений А. Гордеева, Д. Медве­дева на пла­новых заседа­ниях Пра­вительства РФ; тексты еже­год­ных По­сланий Прези­дента России Фе­деральному Со­бранию РФ; тради­цион­ные оп­росы пред­приятий реального сектора, прово­димые ИНП РАН и др. ис­точ­ники.

Статистическая база исследования включает в себя группировки СНС по РФ; ста­тистические ежегодники Росстата и Управления Федеральной службы госу­дарст­венной статистики по Калининградской области – «Кали­нинградская область в циф­рах», «Сель­ское хозяйство в Калининград­ской об­ласти», «Инве­стиционная деятельность в Калинин­град­ской об­ласти» и др.; ежегодные анали­тико-статистические рей­тинги субъектов РФ в части оценки потенциала раз­вития региональных агрокомплек­сов; авторские рас­четы и анали­ти­ческие груп­пи­ровки.

Научная новизна диссертационной работы

По специализации «Региональная экономика»:

        • идентифицирована категория «ресурсный потенциал» с точки зрения но­вой ресурсно-инвестиционной трактовки и уточнения ресурсно-произ­вод­ственного содержания РП отрасли. В этой связи уточнены следую­щие оп­ределения (производственный потенциал, экономиче­ское стиму­лирование как функциональное звено и подсистема госучастия в управ­лении эконо­микой региона) и введены новые понятия и категории («ме­ханизм управле­ния развитием ресурсного по­тенциала в регионе», «вло­же­ния в раз­витие ресурсного потен­циала»), характери­зующие значение и содержа­ние ре­сурсного потенциала аграрного сек­тора эконо­мики региона и по­зво­ляю­щие детерминировать предметный смысл РП в качестве объекта меха­низма управления ресурсным потен­циалом на мезоуровне;
        • предложена логико-функциональная структура и принципиальная схема функционирования механизма управле­ния развитием ресурсного потен­циала в регионе (МУРРП), рассматриваемого в системе механизмов ре­гиональ­ного развития. На базе обобщения разра­боток отечественных ав­торов и сравнительной оценки принятых мер в сфере эко­номиче­ского стимули­рования развития ресурсной базы аграр­ного сектора Ка­ли­нин­град­ской области за 1992-2007 гг. систематизиро­ваны факторы развития и выяв­лены требуемые инструменты воздейст­вия регио­нальной эконо­мической политики (РЭП), влияющие на уровень и эффективность ис­пользова­ния ресурсного потенциала;
        • разработана модель регионального меха­низма управления развитием ре­сурсного потенциала региона по направлению эффективного использова­ния ресурсов в отдельном секторе экономики – по­сред­ст­вом осущест­вления частно-государ­ственных вложений в сис­тему экономического обо­рота земель сельско­хозяйственного назначения;
        • разработана типовая сетевая модель рабочей программы ресурсной под­держки регионального развития, предполагающая включение ее в качестве подпрограммы в принятый правительством области про­граммно-стратеги­ческий комплекс «Основные направле­ния разви­тия агро­промышлен­ного ком­плекса Ка­линин­градской об­ласти на 2007-2016 годы».

По специализации «АПК и сельское хозяйство»:

        • разработан методический аппарат комплексной оценки ресурсно-инвести­ционной привлекательности, представленный мето­дикой дина­мической оценки ресурсно-инвестицион­ного потенциала и матрицей многофакторного SWOT-анализа ресурсного потенциала от­расли. Дан­ные инструменты анализа апробированы применительно к аграрному сектору региона в целом и ведущим сельхозпредприятиям Калининград­ской области. Методика имеет сравнительные преимущества в ряду ана­логичных разработок других авторов (совмещение индикативно-индекс­ного подхода, достаточная репрезентативность показателей) и позволяет оценить перспективы пред­приятий с точки зрения получения компенса­ционных выплат;
        • обосновано применение на региональном уровне управления новаций из зарубежного опыта осуществления ресурсной поддержки в сельском хо­зяйстве (методология инвестицион­ного заказа; фондовый принцип орга­низации вложений; опыт функцио­нирования строительно-сберега­тель­ных касс; кондуитная форма рефи­нансирования закладных по ипо­теч­ным обязательствам);
        • выработан и расчётно обоснован авторский вариант количественной оценки вели­чины и уровня необходимых вложений из государст­венных источников в агро­сектор Ка­лининград­ской об­ласти (в рамках методики определения нормати­ва стимулирования), выра­жающихся в виде погектар­ных выплат и осуществляемых с учетом обоснованной в работе системы показателей финансово-хозяйст­венной деятель­но­сти ­пред­прия­тий.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключа­ется в сле­дующем:

1) применение разработанного механизма управления ресурсным по­тен­циалом позволит эффективно использовать земли сельскохозяйственного на­значения, сохранить их плодородие и целевое назначение. Наряду с этим, ре­шается задача повышения продовольственной безопасности, занятости и благо­состоя­ния сельского населения региона;

2) практическая значимость исследования состоит в возможности ап­ро­бации разра­ботанных научно-методических подходов при планировании ежегод­ных объемов государ­ственных вложений в развитие одного из при­ори­тетных секторов региональной экономики – аграрного сектора;

3) результаты и основные выводы диссертационного исследования могут быть использованы органами власти Калининградской области для уточнения и корректировки ме­роприя­тий действую­щей регио­наль­ной про­граммы развития АПК на период до 2016 года;

4) материалы диссертационного исследования использованы при под­готовке учебных курсов по стратегическому менеджменту и ре­гио­нальной эко­но­мике на кафедре экономики и предпринимательства ФГОУ ВПО «КГТУ».

Научная апробация работы. Результаты диссертационного исследо­ва­ния ре­гу­лярно докладывались автором на различных научно-практических кон­ференциях и семина­рах международного и регионального статуса. Всего диссер­тантом опубликовано 30 научных работ, в том числе по теме дис­сертации 13 научных статей и тезисов докладов, объемом более 7 печ.л. Резуль­таты диссертации одобрены в ре­гио­нальном Министер­стве сель­ского хо­зяйства и рыболовства. Авторские предложения включены в планы дея­тельности управ­лений сельского хозяйства отдельных муниципальных обра­зований Кали­нинград­ской области на 2009 год.

Структура диссертационного исследования. Диссертационная работа со­стоит из введения, трех глав, заключения и выводов, списка использован­ной литера­туры из 199 ис­точников и 29 приложений и со­держит 24 таблицы и 28 рисунков. Логика диссертационного исследо­вания представлена на рис.1.

Примечание. Римскими цифрами на схеме показаны базисные элементы структуризации МУРРП

Рис. 1. Схематическое представление логики формирования

диссертационного исследования

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе диссертационного исследования проведена системати­за­ция катего­риаль­ного и понятийного аппарата, определяющего сущность техно­логии организации и функционирования механизма управления ресурс­ным по­тенциалом в регионе. Оп­ределено содержание и место МУРП в сис­теме экономических меха­низмов: установлено, что меха­низм управления РП на мезоуровне агрегирует в себе методологические основы функ­циониро­ва­ния национального хозяйствен­ного механизма, юридического механизма управления экономической деятель­ностью, экономического механизма в от­расли и инве­стиционного механизма регионального (отраслевого) развития.

Ресурсный потенциал региона охарактеризован в работе в разрезе эле­мен­тов и с позиции управляемого участия в его развитии. Изучение трактовок других авторов позво­лило выделить следующие взгляды и подходы к опреде­лению места РП в системе потенциа­лов:

  • РП есть базисная характеристика экономического развития региона, при оценке кото­рого учитываются прочие ресурсные и общеэкономические показатели, а в со­ставе ва­ловых ресурсных возможностей региона зна­чится ресурсно-сырьевая составляю­щая как одна из перечня факто­ров – трудовых, информаци­онных, ин­ституциональных и пр. Иначе, РП пред­ставляет упо­рядо­ченную совокупность ресурсных воз­можностей и ресурс­но­обу­словленных характеристик социально-экономи­ческого раз­ви­тия тер­ритории.
  • РП как элементная, но не равнозначная характеристика региона, наряду с трудо­вой, производствен­ной, экономико-географической, демографиче­ской, со­циально-инфраструк­турной составляющими. При этом часть из них отождествляется с собственно ресур­сами региона (например, при­родно-ре­сурсный и демографический потенциал), другие же способствуют реализации базовых потенциа­лов (трудо­вой, произ­водственный).
  • Ресурсно-производственные возможности региона представляют самостоя­тельную компоненту его инвестицион­ного потен­циала.

Ресурсный потенциал отрасли определен – как с точки зрения ресур­сов, сочетаемых с воз­можностями по их эффективному свя­зыванию в рамках механизма управления (т.е. с инвести­циями), так и в качестве компоненты производствен­ного потенциала (ПП). Сформулиро­ваны следующие дефи­ни­ции потенциа­лов, требующие комплекс­ного рассмотрения:

1. Произ­водственный потенциал представляет совокупность ресурсных и прочих формирую­щих потенциал отраслевого развития инве­стици­онно обусловленных факторов, детермини­рованных ус­ловиями осуществления про­изводственного процесса, а также институ­циональ­ных предпо­сылок по­вышения эффективности воспроизвод­ства хозяйст­венной системы.

2. Ресурс­ный потен­циал есть совокупность всех имею­щихся ре­сурсов, ор­ганизованных и согласо­ванных на принципах их упорядочения и суммиро­ва­ния в организа­ционно-экономические взаимосвязи, имеющие значе­ние в обес­печении производственных процессов при реализации целей экономического развития отрасли или региона. Иначе, ре­сурсный потенциал – это объек­тива­ция коли­чест­венно-ка­чествен­ных показа­телей ис­пользования ресур­сов, их со­стояния, потенциала управле­ния ими с точки зрения перспектив «расширения» воспроизводства, отражающая базисные ус­ловия и уровень ин­тен­сивности, а не содержание и назначение про­цесса про­из­вод­ства.

Анализ механизмов управления развитием РП на уровне от­раслей и предприятий, рассматриваемых в научных исследо­ваниях, позволил детерми­нировать следующие блоки-подсистемы МУРП – со­образно функцио­наль­ному содержанию инст­рументария регулирования (рис. 2). Согласно этой ло­гике, МУРП имеет трёхзвенную структуру уровней воздей­ст­вия (срез функ­ционального самоопределения).

Рис. 2. Логико-функциональная структура МУРП

Базис МУРП (1-ый уровень) – форми­рование механизма вос­производ­ства РП, регулирование кото­рого ле­жит преимущественно в плос­кости феде­ральной экономиче­ской политики и ориен­тировано на созда­ние ин­ституцио­нальных предпосылок к реализации эффективного вос­производ­ства ре­сурсов. Блоки 2 и 3 – функциональные блоки стимулирую­щего внешне­зави­симого участия в управлении РП на мезоуровне (за счет осуществ­ления вло­жений и пред­принима­тельских усилий). Нами обосновано выделение меха­низма управления развитием и по­вышением эффективности использования ресурсного по­тенциала, представ­ляю­щего функциональную подсистему управления ресурсно-про­из­вод­ст­вен­ным потенциалом в кон­тексте регулиро­вания воспроизвод­ст­вен­ных (инвестици­онных) процессов в региональном и отраслевом приложении (собственно МУРРП).

В работе раскрыто структурно-функциональное и процесс­ное выраже­ния содержания МУРП на мезоуровне (рис. 3). Функциональный срез – от­ражает природу управляющего воздействия на объектную систему (при­родно-ресурсный потенциал региона и ресурсные возможно­сти отдель­ных комплексов и отраслевых систем) и характеризует МУРП в качестве триеди­ной структуры управляющего участия, представленной подсистемами управ­ле­ния: воспроизводством ресурсов (выражает принципиальные основы формиро­вания потенциала ресурсов и функционирования механизма их использова­ния), раз­витием и эффектив­ной эксплуатацией, а также рациональным ис­пользова­нием (экономичным и эффективным с точки зре­ния смежных эффек­тов – эко­логического, социального, производственного).

Структурное выражение есть следствие системного и инструментар­ного подхода на природу механизма в экономике. В соответствии с ним, каждый блок МУРРП, рассматриваемый во взаимосвязи и в совокупности с другими бло­ками, отве­чает за последовательное, своевременное, экономически обоснован­ное оп­ре­деление процедуры реализации управляющего участия в развитии объ­ектной сис­темы. Так, если речь идет о развитии и эффективном использовании, то оп­реде­ляющий потенциал раз­вития РП лежит в плоскости активизации внешних воз­можностей, создания условий экономиче­ского стимулирования экономиче­ских эффек­тов от эксплуатации ресурсов.

Процессное представление МУРП в сущности вытекает из двух пер­вых сре­зов. В соответствии с ним, для блока функциональной подсистемы со своим структур­ным вы­ражением (функционально-структурного содержания МУРП) предусмотрена техно­логия реализации – совокупность системно свя­занных ме­тодических и инстру­ментарных разработок, расчетных и экспери­ментальных доказательств, реализуемых с целью генерации на выходе систем­ного эффекта от структуризации организационно-экономи­ческого ме­ханизма управления. Другими словами, это поэтапная схематиза­ция испол­нительной и функцио­нальной фаз МУРП, основанная на экономи­ческом обос­новании и расчетном подтверждении направления, интенсивности и про­должи­тельности управляю­щего воздействия при решении конкретной задачи стратегического разви­тия региона.

В этой связи механизм управления развитием ресурсного потенциала имеет значение мобилизации фак­торных (управ­ляющих) возможностей регу­лирования уровня и качества ресур­сов, представ­ляет процесс­ную организа­цию системы стимулирующих мер и средств генерации до­полнительных ре­сурсных возможностей роста ПП отрасли или сектора региона.

В разрезе функций управления экономическое содержание МУРРП в ре­гионе выглядит следующим образом: планирование – разработка системы обосно­ванных показателей на плановый период реализации на основе установленных критериев и нормативов поддержки; организация – детализированное описание инструментарной фазы механизма; мотивация – обоснование форм и критериев участия в механизме регулятора, инвесторов и предприятий; контроль – разра­ботка исполнительной фазы МУРРП.

Рис 3. Структуризация экономического содержания механизма управления ресурсным по­тенциалом на мезоуровне

Практические основы управления ресурсным потенциалом состоят в выстраивании на региональном (отраслевом) уровне системы стратегического (оперативного) управления ресурсными возможностями. Механизм управле­ния занимает центральное место в системе и в сущности является ключевым процессным звеном в достижении экономиче­ского результата.

По итогам определения элементной структуры и уточнения функцио­наль­ного содержа­ния МУРП установлено двухаспектное функцио­нально-смы­словое со­держа­ние (словоупотребление) механизма управления разви­тием РП:

  • МУРРП в качестве системы организационно-экономических связей и взаимодействий в целях реали­зации установки РЭП на развитие РП (механизм как сис­тема отно­шений со своим внутренним структурно-информацион­ным содер­жанием) (1);
  • МУРРП как процессно-организационная основа регулирования в рамках проводимой региональной эконо­миче­ской политики (2).

В развитие первой локализации, МУРРП охарактеризован в каче­стве под­системы, обес­пе­чи­вающей орга­низацию и функциони­рование сис­темы эконо­мического ме­ханизма регионального агрокомплекса. Механизм управ­ления раз­витием РП формируется в рам­ках взаимодействия двух фаз (подсис­тем) – функциональной (или инструментарной) и исполни­тельной, пред­став­ленной процессным бло­ком организации, исполнения и кон­троля. Функцио­наль­ная фаза предпола­гает поэлементное взаимодействие с процесс­ным бло­ком ме­ханизма и пред­ставляет систему взаимосвязанных ком­понен­тов – конъюнк­турной над­стройки, опосре­дующей влияние и степень про­явле­ния функцио­нальной фазы; ме­тодоло­гии и мотивационной компоненты, фор­ми­рующих базис ме­ханизма, а также поли­тической воли и фи­нансо­вой со­став­ляющей, допол­няющих базис в рамках инстру­мента­рия МУРРП (рис. 4).

В отношении функционального содержания механизма управления раз­витием в ходе определения места и значения МУРРП в сис­теме эко­номиче­ских механизмов регионального развития выявлены две по­зиции:

1) сторонников т.н. воспроизвод­ственного подхода (МУРРП у них определяется как система внут­ри­хозяйственных форм реализации процессов «восстанов­ления» израсхо­дован­ных в процессе производства факторов производства);

2) процедурно-механические интерпретации механизма развития РП (исходящие из установления взаимосвязей, взаимодействия ресурсов в про­цессе управления ходом и качеством производственного процесса на пред­при­ятиях).

С учетом синтеза обозначенных подходов автором предлагается со­вмещенное (воспроизводственно-ресурсноуправляе­мое) по­нимание сущно­сти МУРРП, когда целью механизма является не только восста­новление ситуа­ци­онно необходимого и достаточного уровня развития потен­циала внутрихо­зяйственными средствами, но и изы­скание дополнительных внешних воз­можно­стей и выработка организаци­онно-экономических мероприятий, ори­ентированных на приумножение потенциала (воспроизводство ре­сурсов).

С точки зрения характеристики форм участия государства в по­вышении ресурсного потен­циала региона проведена детализация инструментария ре­гиональной экономической политики в разрезе организационно-экономиче­ских мер и средств воз­действия на ресурсную базу регионального развития. Установлено, что ос­новопола­гающий инструментарий развития ресурсного потенциала лежит в пределах совместного действия структурного и инвести­ционного направлений РЭП.

Именно инвестици­онные вложения, в условиях ограниченных возмож­ностей са­мофинансиро­вания субъектов хозяй­ствования в регионе, форми­руют опре­деляющий потенциал сил (источ­ник развития) ре­сурсной компо­ненты, в ре­зультате чего процесс произ­вод­ства обеспечивается ресур­сами и происходит увеличение результативности (отдачи) от их использования.

Рис. 4. Принципиальная схема функционирования механизма управления развитием ре­сурсного потен­циала экономики региона (структурный срез)

Примечание. ОС – механизм обратной связи как составная часть

процессного структурного блока МУРРП.

В ис­следовании реализован комплексный подход к выработке меха­низма разви­тия земельно-фондового потенциала в качестве базисной объ­ектно-управляемой сферы регионального управления ресурсным потенциа­лом. Соци­альная поли­тика в этой связи представляет дополняющий комплекс мер с ак­центом на акти­визацию тру­дового фактора и повышение его эффек­тивности, рассматриваемого во взаимосвязи с экс­плуата­цией прочих ресур­сов.

В развитие второй смысловой локализации МУРРП определены место и роль механизма хозяйственного управления РП в сис­теме регионального экономиче­ского планирования. В контексте управления агроресурсным по­тенциалом данная модель предполагает следую­щие последо­вательно реали­зуемые этапы (с детализацией их по проце­дурам и мероприя­тиям):

  1. Разработка стратегии социально-экономического развития региона.
  2. Подготовка концепции (стратегии) экономического развития АПК с опре­де­лением основных направлений развития хозяйственного меха­низма комплекса в разрезе важнейших блоков: «Структурные преобра­зования в АПК», «Активизация инвестиционной деятельности», «Разви­тие ресурс­ной базы аграрного сектора», «Решение кадровой проблемы на селе».
  3. Формирование секторальной инвестиционной стратегии развития.
  4. Проведение структурно-инвестиционной и социальной политики в от­расли.
  5. Разработка МУРРП в сельхозпроизводстве.
  6. Реализация механизма управления развитием РП агросектора.
  7. Процесс мониторинга и отладки параметров структурно-инвестицион­ной стратегии (ре­гиона и отрасли), оценка критериев эффективности исполне­ния субъектами хозяйствования (участниками МУРРП) пара­метров участия.

В контексте методологии функционирования МУРРП подробно охарак­те­ризована категория «вложения в развитие ресурсного потенциала». По­след­ние представляют систему долгосрочных платежей/выплат, имеющих це­лью развитие потенциала отрасли, организо­ванных на прин­ципах обеспечения сис­темного экономического (социо-эколого-иннова­цион­ного) эффекта по всем со­ставляющим ресурсного потенциала при усло­вии обес­печения расширенного воспроизводства.

Вложения от собственно ин­вестиций отличаются:

  • обязательным участием государства как регулятора и инвестора в од­ном лице;
  • обусловленными спецификой ведения сельского хозяйства – характери­стиками объектов вложений, сроками окупаемости, содер­жанием экономического эффекта от эксплуатации инвестиций.

Ко­нечной целью развиваемого механизма вложений яв­ляется «расши­рение» вос­произ­водства за счет повыше­ния эффек­тивности ис­пользо­вания земель как ос­новного средства производ­ства в сельском хозяйстве.

В главе 2 на основе комплексной оценки социально-эконо­мического по­ложения и инвестици­онного климата региона проанализирована ресурсно-инве­стиционная привлекательность аграрного сектора Калининградской об­ласти, выяв­лены базисные факторы (угрозы и возможности), влияющие на ее вариа­бельность во вре­мени. В ходе обзора норма­тивной правовой базы в об­ласти поддержки раз­вития АПК за период с 1992 г. по 2007 г. установ­лено, что в ин­ст­рументарии экономического стимулирования Ка­ли­нинград­ской об­ласти пре­обладают мероприятия крат­косрочного ха­рак­тера, с акцентом на бюд­жетное льготирование инве­стици­онно-финансо­вых по­требно­стей. По ре­зультатам проведенного ана­лиза отмечается выраженный крен в пользу средств бюд­жетно-налого­вого блока, что подчеркивает неотъ­емлемость гос­уча­стия в реше­нии насущ­ных структурных проблем данного сектора экономики.

Тем более это актуально исходя из полученных результатов комплекс­ной ха­рактеристики земельной, фондовой и трудовой компонент РП. Стати­стически и на базе проведенных расчетов под­тверждено, что интенсивность сокращения площади пашни в Калининград­ской об­ласти (по сравнению с 1991 г.) выше, чем в целом по России (доля ежегодно выводимой из экономи­ческого обо­рота пашни в области 13% вместо российского показателя 4,9%). Как и в России, в Ка­лининградской об­ласти необрабатываемые сельскохо­зяй­ственные угодья – огромный ре­сурс недо­использования мощностей развития АПК и важнейший ингибитор привлечения инвестиций в сельхозпроизвод­ство и дестабилизатор социального развития села.

Анализ инвестиционных процессов в аграрном секторе Ка­лининград­ской области дает основание полагать, что процесс обновления устаревших ос­новных фондов отстает от их выбы­тия. В результате ис­пользо­вания ав­тор­ской методо­логии расчета индекса со­поставимо­сти величин инве­стиций в ос­новной капитал агросектора Калинин­градской области за 1990-2006 гг., учи­тывающей динамику цен на сельхозпро­дукцию и инвестици­онные ре­сурсы для сельского хозяйства, а также уровень обработки пашни, можно сде­лать вывод о недостаточном объеме вло­жений в сельскохозяйст­венное произ­вод­ство. Для достижения показателя привлечения инвести­ций уровня 1990 г. требуется обеспечить ежегод­ный объем вложений в сек­тор из расчета 2,4-2,5 млрд руб. в фактических ценах, а также выйти на процент используе­мых зе­мель под зерновыми в размере 90-95% к уровню 1989-1991 гг.

Существуют пока неразрешимые диспропорции на социальном направ­лении. Доля занятых в сельском хозяйстве от общего числа занятых в эконо­мике сокращается (8,4% в 2006 г. вместо 12,3% в 2001 г.). Уровень оплаты труда в отрасли в 2000-2006 гг. стабильно держится на достаточно низком уровне (около 60% от средней зарплаты в целом по экономике области).

Состояние ресурсной базы обуславливает сравнительно благоприятную ситуацию, если говорить о межрегиональных сравнениях параметров произ­вод­ственной деятельности. Так, Калининградский регион по ин­дикаторам продук­тив­ности молока, мяса, кар­тофеля значительно превосхо­дит средне­российские по­казатели и находится в середине рейтинга субъектов СЗФО. Однако регио­наль­ный АПК пока не поддерживает общероссийские тренды в абсолютных зна­чениях, так как за соот­ветст­вующие годы имеет место более выраженная ди­на­мика сокраще­ния объемов валового производства мо­лока, мяса КРС и птицы.

В соответствии с выявленным проблемно-задачным «полем» в управ­лении РП агросектора в главе 2 дано подробное описание структурных бло­ков МУРРП применительно к аграрному сектору эксклавного региона.

Проведенная в исследовании оценка формирования и функционирова­ния системы управления ресурсами в мезоэкономическом анализе позволила структурировать ее в следующие функционально связанные подсистемы: 1) количественное определение результатов воздействия и качественный ана­лиз средовых факторов и условий, обуславливающих тенденции и перспек­тивы улучшения, оптимизации, увеличения ресурсного потенциала; 2) оценка фак­тического состояния ресурсной базы; 3) сопряжение ресурсных возмож­ностей и целевых ориентиров регионального развития посредством формиро­вания программно-стратегических инструментов планирования финансово-инве­стиционных расходов на цели воспроизводства и рационального исполь­зова­ния ресурсной базы; 4) формирование эффективного механизма реализа­ции ресурсных возможностей отрасли, достаточных и необходимых для ре­шения задач регионального развития (опреде­ляется организованный набор инстру­ментарных средств, ресурсов, мето­дов регу­лирования, мотивационных рыча­гов, институциональных возможно­стей); 5) мониторинг ситуации и контроль за источниками развития (средст­вами), про­цессом восполнения потребностей региона в воспроизводстве ре­сурсов раз­вития, выработкой мер по своевре­менному институциональному регулирова­нию и стимулированию решений в области управления развитием ресурсной базой.

В рамках каждой из подсистем могут быть детализированы блоки про­цессных реакций, что реализовано в главе 3 диссертации.

С целью уточнения параметров необходимого управляющего воздейст­вия на структурные процессы в сельскохозяйственной отрасли, имеющие це­лью наращивание ресурсного потенциала, нами разработан методический аппарат комплексной оценки ресурсно-инвестиционной привлекательности аг­росек­тора. Методика основана на расчете двух блоков показателей, учитываю­щих то пред­положение автора, что потенциал вложений в отрасль изме­няется в зави­симости от: 1 – динамики и со­стоя­ния источников финансирования вло­же­ний; 2 – состояния и качества использования ресурсов на успешных пред­при­ятиях отрасли. Про­веденная динамическая оценка ресурсно-инвести­цион­ной привлека­тель­ности позволила обо­значить «про­блемные зоны» и пер­спек­тивные на­правления развития РП в отрасли. По резуль­та­там вы­полненных рас­четов выяв­лены пред­приятия, имеющие сравни­тельно высо­кую и низ­кую степень ре­сурсно-инвестиционной привлекатель­но­сти по отно­шению к среднеот­рас­левому и ме­жобъектным показателям (табл. 1).

Хозяйства-«лидеры», занимающие места с 1-ого по 6-ое (с рейтингом выше среднего по отрасли, составившего 1,882), обладают благоприятным ресурсно-социальным фоном (РСФ) и устойчивым по­тенциалом привлечения инвестиций по каналам бан­ковского кредитования (диапазон индекса кре­дит­ного потенциала инвести­ций – 1,75 и выше; для ре­сурсно-социального фона – 1,23 и выше). В то же время для данной группы хо­зяйств характерна сравни­тельно высокая степень авто­но­мии от бюджетных ре­сурсов (в среднем инди­катор финансирования не превышает 0,9 и он сопоста­вим с аналогичным по­казателем для группы хо­зяйств, занимающих места с 7-ого по 12-ое). В группе неблагополучных хо­зяйств (7-12-ое места) – слабовыражен­ный РСФ сочетается с недоста­точно высокой кредитной активностью (в какой-то мере «закредитованностью») и по­ниженным потенциалом само­финан­сирования.

Оценка РИП лежит в основе системы планирования объемов и выра­ботки критериев осуществления вложений в развитие ресурсных возможно­стей мезоэкономических систем. На базе этого блока формируется контин­гент участников и «программное поле» их перспектив – стабильно и эффек­тивно участвовать в механизмах ресурсной поддержки, реализуемых в регионе. Ранжи­рование предприятий по уровню инвестиционной актив­но­сти поло­жено в основу рас­чета регрессионных моделей, под­твер­ждающих допус­тимость использо­вания укрупненных нормативов финанси­рования отрасле­вых по­требно­стей в финансовых средствах.

С целью выбора и обоснования эффективной модели механизма вложе­ний, решающего отмеченные проблемы, проанали­зированы имеющиеся ис­следовательские ра­боты по агроинвестиционной те­матике, описывающие ме­ханизмы пере­распре­деления и координации вложе­ний. Часть инстру­мен­тов (земельный за­логовый фонд, лизинго-трастовая корпора­ция) замы­ка­ются на решении орга­низаци­онно-правовых проблем. Большой массив бюд­жетно-на­логовых рыча­гов со­стоит исключительно в эф­фектив­ном планирова­нии бюд­жетных ресур­сов (управлении финансовым компонен­том), но в разрыве с прочими мерами экономиче­ского порядка и мо­тивообразую­щими средствами.

Таблица 1

Расчёт рейтинга ресурсно-инвестиционной привлекательности

сельхозпредприятий Калининградской области за 2003/2006 гг.

Ме­сто в рей­тинге

Предприятия

Место по объ­ему вало­вой про­дукции в 2006 г.

Показатели ресурсно-инвестиционного потенциала предприятия за 2003-2006 гг.

Инте­граль­ный

Индикатор бюджетного финансирова­ния инвести­ций

Потенциал самофи­нансирова­ния

Потенциал фи­нансирования инвестиций

за счет заемных средств

Ресурсно-социаль­ный фон

1

2

3

4

5

6

7

8

1

ЗАО «Залесское молоко»

1

3,081

1,25

0,94

1,75

2,009

2

ЗАО «Победин­ское»

4

2,626

0,75

1,31

2,0

1,510

3

СХПК «Узловое»

3

2,625

1,13

0,88

2,0

1,525

4

ЗАО «Страж Бал­тики»

11

2,401

0,75

0,50

2,0

1,488

5

ЗАО «Нестеров­ское»

2

2,384

0,94

0,88

1,75

1,405

6

ЗАО «Погранич­ник»

6

2,177

0,50

0,88

2,0

1,233

7

СПК «Янтарь»

7

1,790

1,31

0,63

1,25

0,930

8

ЗАО «Садовое»

5

1,695

0,75

1,31

2,0

0,580

9

ЗАО «Зорино»



Pages:   || 2 |
 





 
© 2013 www.dislib.ru - «Авторефераты диссертаций - бесплатно»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.